13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 9«126789»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Двуликий (Жизнь с двумя лицами, рейтинг - PG-13, фандом - ГП.)
Двуликий
13-stationДата: Суббота, 14.03.2009, 02:19 | Сообщение # 36
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 36.

Погода стояла отвратительная. Дождь не прекращался ни на минуту, и в течение пяти суток вся прилегающая к озеру территория стала напоминать болото.
Ученики Хогвартса, в большинстве своем засели за книги и учебники, стараясь выучить как можно больше заклинаний и проклятий. Все понимали, что всё решит последний бой, который произойдет под стенами Школы Чародейства и Волшебства, и если они проиграют, то оплакивать их вскоре будет некому.
Антуан бродил по школе как приведение, воспоминания, прорывающиеся через блоки, делали его жизнь почти невыносимой, чтобы не ощущать себя жалким теоретиком он взялся помогать Снейпу вести занятия фехтования, и что? Чуть не убил его, при очередном «прорыве», слава всевышнему, что кто-то из учеников додумался что что-то идет не так, и оглушил преподавателя ЗОТС.
Уроки он вел в кампании одного, двух преподавателей которые следили за безопасностью студентов и при малейших симптомах «прорыва» оглушали Антуана и отравляли либо в подземелья к Снейпу, либо в больничное крыло к мадам Пемфри.
Гарри отлично понимал, что является лишь обузой для учеников, учителей, для директора и даже для Северуса, но заставить себя тихо сесть в угол, молчать в тряпочку и никому не мешать не мог. Он каждый день упрямо шел на уроки и учил детей.
Однако на них Антуан отрывался по полной, задавал огромные домашние задания, состоящие в основном из освоения и отработки заклинаний, гонял, как не гоняют даже пожиратели авроров, и нередко срывался на тех, кто смел ему перечить, причем доставалось не только Слизеринцам.
ЗОТС у первых, вторых, третьих и четвертых курсов вел один из Аврор, их не решились доверить «бешеному Снейпу»
Седьмые выли как белуги после каждого занятия, но ходили, учили, терпели.
Шестые старались не отставать от седьмых
Пятые с завидной периодичностью, почти в полном составе, оказывались в больничном крыле, то с неприятными последствиями от заклинаний, то с истощением магических сил, а некоторые и с воспалением хитрости.
Каждый день Гарри подолгу стоял у окна, смотрел на небо, затянутое тучами, на землю, размытую дождями и злорадствовал над теми пожирателям, что сейчас шлялись по Запретному лесу. Неудачники.

Но долго так продолжаться не могло. Постоянное ожидание нападения выматывало сильнее, чем подготовка к его отражению. Поэтому когда на опушке Запретного леса появилась огромная толпа Пожирателей, многие вздохнули с облегчением.
Антуан, буквально за день до этого перенесший один из тяжелейших из приступов, с помощью недовольной мадам Пемфри добрался до северной башни и с печалью и сожалением глядел на развернувшуюся панораму. Больше всего его угнетало то, что он не мог им помочь, не подвергнув еще более сильной опасности в его лице. Лорд Вольдеморт отсутствовал, видимо у него были более важные дела, нежели штурм главного оплота света.
Какой-то пожиратель усилив заклинанием свой голос принялся диктовать условия оборонявшимся. Никто его даже слушать не стал, а сразу забросали заклинаниями. Атака началась.
Неприятным сюрпризом для слуг лорда стали многочисленные «сувениры» от близнецов Уизли, закопанные в землю. Стоило пожирателю наступить на «подарочек» как из-под земли била струя пламени и мгновенно сжигала неудачника.
Первыми из ворот замка были выпущены выведенные лесничим соплохвосты, надо отдать им должное паники они наделали много, чтобы сразить это чудовище требовалось метко стрелять и довольно быстро передвигаться по полю, чтобы не стать завтраком для другого соплохвоста.
После них из замка ровным строем вышли доспехи, ментально поддерживаемые Дамблдором, МакГонагол и еще несколькими аврорами. Более сотни слуг Лорда погибли от их мечей, пока, наконец, железных воинов просто не развеяли по ветру.
Младшие ученики, стоящие на стенах замка, в это время забрасывали пожирателей колбами с зельями. Северус Снейп тяжело переносил такое издевательство над своими многочасовыми трудами, но признавал, что если метко кинуть склянку, то можно и убить кого-нибудь. Ученики постарше с помощью ведра яда и заклинания левитации соединенного с заклинанием распыления, создали маленький, ядовитый дождик, который унес не одну подлую пожирательскую душонку в ад.
Однако как не прискорбно, но факт оставался фактом — пожирателей не уменьшалось.
«Штампуют их где-то что ли?» — мрачно размышлял Поттер, сидя на холодном, каменном полу северной башни.
Пока жертвы были лишь со стороны слуг Лорда, но они еще не дошли до замка, а ворота, хоть над их укреплением трудились всю ночь, разлетятся в щепки при первом же, достаточно сильном проклятии. Надежда постепенно покидала сердца учеников и учителей, на ее месте появлялась пустота и желание забрать как можно больше пожирателей на тот свет.
«Странно — Гарри усмехнулся, — но за все эти дня истерик практически никто не устраивал».
Конечно, можно было предположить, что ученики Хогвартса сильны духом и все такое, но скорее это Снейп был силен в зельеварении, а домовики сильны в искусстве незаметно добавлять успокаивающее зелье в еду. Но нельзя не признать, что эта мера являлась необходимой, сейчас каждый человек был на вес золота, даже первокурсники, которые толком и делать ничего не умели, бегали по поручениям, и передавали информацию от преподавателей к ученикам и обратно.
Однако Пожиратели не теряли времени зря, и уже отдельные представители слуг красноглазого, вплотную подобрались к стенам Хогвартса. Где и были встречены семикурсниками, только что покинувшими относительно безопасный двор замка, спустя минуту к ним присоединились авроры и большая часть преподавателей, а еще через минуту в воздух поднялись фесталы, с третьекурсниками различных факультетов на спине.
Атака с воздуха выбила слуг Лорда из колеи, но не надолго.
Вскоре появились и первые потери со стороны оборонявшихся, один из третьекурсников пытаясь увернуться от заклинания, не удержался на спине фестала, и кулем свалился на землю, смерть наступила мгновенно. Вторым был аврор, в которого попало взрывающее заклинание, третьей, стала Лаванда, четвертым Дин, пятым какой-то шестикурсник… а потом и считать перестали.
Поттер мерил шагами смотровую площадку Северной башни, изредка останавливаясь и посматривая на сражение. Пожиратели брали и количеством и опытом, однако Гарри с гордостью замечал, что те, кто усердно занимался на его уроках, мало в чем им уступали, пожалуй, лишь в жестокости, подлости и нежелании угомониться. Гарри своими глазами видел, как полумертвый пожиратель тянется к своей палочке, вряд ли со смиренным желанием просто умереть с оружием в руках, к счастью в него попала колба с ядом и он затих…
Поттер прикрыл глаза и потер лоб, голова немилосердно болела, хотелось напиться и хоть на время забыть об этой глупой войне, о тех, кто умер и скоро умрет, хотелось просто проснуться, проснуться и понять что это был всего лишь сон, что нет никакой войны, что нет никакого Вольдеморта, а тем более Черного Феникса, что все живы и счастливы…
Как же он устал от этих войн, постоянных попыток спасти мир магии. Они были глупыми, неразумными детьми, отчаянно жаждущими власти и могущества, теперь они могущественны, власть? бери, не хочу, однако теперь они хотят покоя.
Не помнить прошлое, не знать будущее, не желать власти, да, именно этого он хочет, жить как обычный волшебник, не зная, что скоро может наступить конец для всего волшебного мира. Но он выбрал иной путь, путь боли и одиночества. Все кого он любил, умирали, всех кого он ненавидел, умирали еще быстрее, и он тоже умирал, но помнил.
Голова закружилась, колени подогнулись, Антуан тяжело дыша, упал на каменный пол башни и попытался побороть подступающий «приступ»
«Не сейчас, — мысленно молил он, — только не сейчас!»
Сознание помутилось, благоразумие подло спряталось, картины прошлого мелькали перед глазами, словно вынуждая идти и принять бой, Гарри боролся с подступающим безумием из последних сил и… проиграл.
Спустя мгновение его губы искривила мрачная усмешка, и он исчез…

Пожиратели наступали, под их натиском ученики все ближе и ближе подходили к воротам, времени на то, чтобы подобрать раненых товарищей не было, как и не было ни малейшего сомнения в то, что Хогвартс после нескольких таких боев, падет к ногам Темного Лорда.
На опушке темного леса появились дементоры, они взяли школу в кольцо, но пока не предпринимали попыток вступить в бой, хотя само их присутствие сильно нервировало оборонявшихся.
Антуан насвистывая какой-то легкомысленный мотивчик, появился на поле битвы, врезал кому-то в ухо, едва не получил авадой в затылок, но вовремя увернулся, обернулся, погрозил кулаком меткому пожирателю и исчез.
Потом через минуту вновь появился, погрозил пожирателям пальцем и сказав что-то вроде.
— Что за люди пошли? Проходу не дают, фейерверки устраивают, орут во все горло. Непорядок.
И врезав ближайшему пожирателю, вновь исчез.
— Он сошел с ума — обреченно заметил Снейп, после того как Антуан появился на поле с книгой «История Хогвартса» в руках, хихикнув ударил ей по голове одного из командующих армией Темного Лорда и крикнув «Не поймаешь, не поймаешь» снова исчез.
— По крайней мере, все не настолько плохо — сам себя утешил Мастер Зелий, — он вроде бы безобидный псих, — Северус краем глаза заметил как его «братец», появился рядом с дементорами и подпалив мантию одного из них, дико хохоча куда-то убежал, — ну почти безобидный… — пробурчал алхимик.
— Северус, что он творит? — крикнул Дамблдор, пробиваясь к Мастеру Зелий
— Мне кажется Альбус, что он сошел с ума, — честно ответил Снейп, уворачиваясь от сногсшибателя, — по крайней мере, он вроде не очень опасен…
— Даже не надейся, — как-то не очень радостно сказал директор, — у людей с психическими отклонениями настроение меняется очень быстро…
Оба мужчины вздрогнули, представив, что может натворить Черный Феникс в гневе, алхимик, знающий больше чем Дамблдор, вдобавок сильно побледнел.
— Мне кажется, что он различает, где свои, а где чужие, — не очень уверенно откликнулся Рон, отбивая летящее в него проклятие.
— Я в это надеюсь, мистер Уизли, не хочу получить Историей Хогвартса по голове.
— А он уже без книги, — вытянув шею отрапортовал Рон, — но кажется…ой, он снял браслет…
Спустя пару мгновений Черный Феникс во всей своей красе, появился перед раздраженными пожирателями.
— Ну что малыши? Поиграем в солдатики? — с угрозой в голосе спросил он, вытаскивая оружие из ножен, — всем занять свои позиции, выстроится в три ряда, гоним этих ребятишек к мамочкам! — проорал он.
И все ученики, учителя, авроры и даже директор потеряли контроль над своими телами.
Словно издалека они наблюдали, как их тела подчиняясь четким приказам Феникса, то отступали, то меняли местами ряды, то вновь наступали, они дрались как неживые, не чувствуя боли и даже смерти.
Пожиратели, напуганные таким напором, поспешили отступить.
Первый бой закончен. Оборонявшиеся медленно приходили в себя, они смотрели на свои руки, двигали пальцами, словно пытаясь увериться, что их тела снова им подчиняются, ходили по полю боя и искали своих друзей. Увы, были и те, кто не смог пережить это насильственное подчинение разума, они либо умерли, либо сошли с ума, другие умерли во время боя, но поддерживаемые магией Черного Феникса они продолжали бой до тех пор, пока сила, питавшая их, не исчезла.
В этот день погибло более сотни человек со стороны света и около трехсот со стороны Темного лорда. Черный феникс с хмурой миной ходил и что-то искал в траве, ученики кидали на него опасливые взгляды и обходили стороной, никому не хотелось связываться с магом, способным на ТАКОЕ. Вот он нагнулся, что-то поднял с земли, покрутил в руках и, хмыкнув, бросил обратно, браслет был сломан.
— Полагаю, все вы понимаете, что сегодня нас спасло лишь чудо — поднявшись со своего места, заявил Дамблдор, обводя выживших пристальным взглядом, на мгновенье дольше остановив свой взор на Черном Фениксе, который подперев рукой щеку, скучающе смотрел на еду, — думаю, все вы поняли что война это отнюдь не веселое занятие и готовиться к нему надо соответственно. Я решил провести сегодняшнее собрание здесь, в большом зале, потому что не имею больше возможности скрывать от вас правду, да и глупо бы это было после того как вы, сами приняли участие в этой войне, и видели смерть ваших друзей и знакомых. Как вы уже успели заметить Антуан Снейп, преподаватель ЗОТС, не совсем тот за кого себя выдавал, а… хотя думаю, он в представлении не нуждается. Черный Феникс любезно согласился на мое предложение стать преподавателем, и если того потребует нужда, защитником Хогвартса, к сожалению как вы знаете в результате дуэли с Вольдемортом он получил травму и долгое время не мог колдовать, к счастью сегодня он поборол не только свою болезнь, но и пожирателей. Феникс, не знаю, как ты это сделал, но я преклоняюсь перед твоей силой, и счастлив, что ты здесь, с нами. Ты сумел подарить нам надежду на то, что мы выиграем эту войну. К сожалению жертв сегодня было немало, нас покинуло много хороших волшебников и этот бокал я поднимаю за тех, кого сейчас уже нет с нами.
Все встали и, подняв кубки, немного отпили.
— Однако времени горевать у нас нет, — продолжал директор, — пожиратели наверняка предпримут вторую попытку к наступлению, поэтому, я бы хотел услышать от Черного Феникса рассказ о том что произошло с нами во время боя.
Все уставились на бывшего Снейпа, тот с флегматичной миной на лице изучал свою тарелку с едой. Все молчали. Наконец поняв, что от него просто так не отстанут, Поттер, испытывая потребность сказать какую-нибудь гадость, не очень громко, не отрывая глаз от тарелки, заявил.
— То, что я к вам применил, очень опасно для жизни и рассудка. Я удивлен, что так много человек выжило.
Почти все вздрогнули.
— Судя по тому, что тех, кого в принципе убили, продолжали бой, я предполагаю, что это из раздела некромантии? — попытался еще раз директор но удостоившись пристального, слегка раздраженного взгляда огненных глаз, понял, что выбрал не самое лучшее время для допроса.
— Альбус, у меня плохое настроение, я устал и не хочу, и даже не собираюсь рассказывать вам про те вещи, про которые вам знать не положено, а тем более их повторять. Как я уже сказал я удивлен, что большая часть выжила, это не шутка, и не попытка доказать всем, что я брат Северуса, или вашей преподавательницы по предсказаниям, — раздались слабые смешки — То, что сегодня было сделано, я сделал неосознанно, потому что был… слегка не в себе, и вообще я хочу спать, отвалите.
Черный Феникс исчез.
— Весьма содержательно, — буркнул зельевар.
Больше комментариев не последовало.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Суббота, 14.03.2009, 02:20 | Сообщение # 37
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 37.

Занятия были возобновлены, лишь на третий день, после первой попытки Пожирателей захватить Хогвартс. Но никаких Древних рун, Нумерологии, Предсказаний, были только ЗОТС, Трансфигурация и Заклинания. В свободное от уроков время, студенты либо помогали преподавателям укреплять замок, либо проводили дуэли между собой, стараясь создавать заклинания как можно быстрее и сильнее и затрачивая как можно меньше усилий.
Наверное, никогда, со времен раздора между Основателями, факультеты не были так сплочены. Даже Слизеринцы, большую часть которых составляли дети Пожирателей, трудились наравне со всеми, и даже предлагали весьма неплохие идеи по укреплению замка. Хотя не исключено, что облагоразумились они после того, как Черный Феникс, не скупясь в выражениях и угрозах объявил во время обеда, что любой кто будет отлынивать от «общественных работ», или еще хуже «пытаться пакостить, или передавать информацию пожирателям» будет считаться предателем и дезертиром и убиваться лично Черным Фениксом, вне основной очереди.
Слизеринцы помнящие, что у Антуана Снейпа, слова с делом до сих пор не расходились, не решались открыто выражать свое возмущение и недовольство. Лишь по ночам, они собирались в гостиной своего факультета, и шепотом обсуждали сложившуюся ситуацию. Было явно видно, что Дамблдор практически полностью отошел от дел. Все основные вопросы решал Черный Феникс, он же занимался укреплением замка, обучением студентов, и слежением за пожирателями. При всем, при этом он точно знал, кто, где из обитателей замка, сейчас находится. Куда, зачем и во сколько ходил. Почему не сделал домашнее задание, и о чем думает. Надо ли говорить, что подобная осведомленность пугала не только студентов, но и преподавателей? Дабы не смущать учителей, Гарри завтракал, обедал и ужинал в своем кабинете, иногда компанию ему составляли профессор Снейп, и изредка Дамблдор. Естественно от учеников не укрылись дружеские отношения между «маньяком-убийцей» и «пожирателем смерти». Многие посмеивались и утверждали, что две родственных души, друг друга нашли. Другие, например Слизеринцы, утверждали, что Снейп как работал шпионом, так и сейчас работает, а вся эта история с его разоблачением ни что иное, как хитроумная манипуляция директора Хогвартса, который поняв, что Черный Феникс, та еще пташка, приблизил к нему своего человека, чтобы следить, а по возможности и контролировать неожиданного и кровожадного союзника. Третьи, в основном Гриффиндорцы, с большей частью которых у Антуана успели установиться дружеские отношения, утверждали что Снейп, хоть и бяка и бука, в одном лице, но он единственный человек, чья «безупречная репутация» и жизненный опыт, позволяли общаться с Черным Фениксом на равных. Кто сумеет найти общий язык, как не два человека с темным прошлым и огромным количеством скелетов в многочисленных шкафах? Ну а в том, что у Феникса темное прошлое, никто не сомневался…
Однако находились люди, психическое состояние которых, зельевар оценивал как крайне тяжелое. Они восхищенными глазами смотрели на Поттера, стараясь не пропускать ни одного сказанного им слова. Иногда клянчили автографы, пользуясь тем, что в военное время своих не убивают, и восторженно попискивали, когда удавалось раздобыть фотографию или вырезки из старых газет где фигурировало имя Черного Феникса. От назойливых поклонников репутация маньяка-убийцы, не спасала, она наоборот, лишь усугубляла ситуацию, придавая образу «мрачного полуотрицательного героя», некоторую особую пикантность и притягательность.
Многие девушки томно смотрели на своего преподавателя и очаровательно улыбались, однако благоразумно этим и ограничивались, памятуя о непредсказуемом характере Феникса, и его не совсем адекватном поведении, которое хоть и изменилось после боя под стенами Хогвартса, но в какую сторону было не понятно. Слишком уж пугала эта необычайная осведомленность, вряд ли кому-нибудь понравится, если его будут читать как открытую книгу.

Так или иначе, а жизнь продолжалась тех, кто погибли, похоронили, а те, кто выжили, готовились к новой битве.
Наконец-то была установлена связь с министерством, правда заградительный щит, установленный Вольдемортом, пришлось преодолевать на своих двоих, что стоило лишних десяти минут Поттеру и жизни троим пожирателям, решившим было покарать нарушителя границы.
Уже через неделю, отряд численностью в пятьсот человек, состоящий в основном из аврор и добровольцев решивших помочь спасти детей, сумели прорвать кольцо оцепления и пробиться в Хогвартс. После чего началась «генеральная уборка» запретного леса.
Министр, решивший было присвоить эту небольшую победу себе, был убит в своем кабинете на следующий же день после выхода заказанной им статьи. И что самое смешное сделано это было по приказу Вольдеморта. Все естественно решили, что это очередная попытка посеять панику, но были и те, кто качали головой и крутили пальцем у виска. Нужно быть самоубийцей, или полным кретином, чтобы делать подобные заявления, все-таки у Темного Лорда тоже есть гордость, а подобная статья, скорее всего, была расценена как оскорбление.
Вскоре щит, который Вольдеморт установил вокруг Хогвартса, был разрушен, и многие родители поспешили забрать своих чад из школы, опасаясь повторения штурма, и многие поспешили уехать. Однако были и те, кто решили остаться, считая своим долгом быть рядом с директором и защищать замок от посягательств врага. Таких было немного, естественно большую часть составляли гриффиндорцы.
Штаб квартира ордена феникса была перенесена в Хогвартс, и теперь в большом зале постоянно ошивалась целая толпа народа, разной степени угрюмости и потрепанности. Иногда доставляли раненых, иногда убитых, но жизнь бурлила, словно лава в кратере вулкана, и времени на то, чтобы оплакать очередной труп, просто не было.
Уроки были отменены, хотя какие уроки, когда учеников наберется едва ли тридцать человек? Как ни странно единственным кто следил за студентами, был Снейп, который по одному ему известной причине взялся их опекать. Большую часть времени они проводили в подземельях, где зельевар заставлял варить их зелья для лазарета, но вместо того чтобы сопровождать сей процесс привычными язвительными комментариями, алхимик либо угрюмо молчал, либо рассказывал о заклинаниях, зельях и свойствах трав.
Черный феникс сразу после разрушения "отражающего щита" установленного Вольдемортом, куда-то исчез и не подавал признаков жизни. Дамблдор было предложил его поискать, но Снейп категорически запретил это делать.
"Во-первых, это бесполезно, он хорошо умеет прятаться. Во-вторых, если он не появляется, то наверняка занят чем-нибудь важным. А в третьих он жив-здоров и вполне адекватен. Нагуляется, придет"
Директор не стал спрашивать, откуда у алхимика, такая информация, очевидно, решил, что феникс иногда присылает весточки другу. Естественно никаких весточек не было, но как хранитель Северус действительно чувствовал, что с его «подопечным» все в порядке, да и что может случиться с магом обладающим подобным могуществом? Как он понял из скупых рассказов Поттера, единственным кто мог причинить ему вред, был Вольдеморт, но по уверению Черного Феникса, тот лучше позволит отрезать себе руку, чем убьет собрата. Руку и отрастить, при желании можно, а вот исправить баланс магии в мире…

Он объявился через три недели, после смерти министра. Возник посреди большого зала, во время очередного совещания и игнорируя нацеленные на него палочки, кивнул директору.
— Ну наконец-то, — Дамблдор приветливо улыбнулся, и привстав с кресла, сообщил всем присутствующим — рад представить вам господа, нашего неожиданного союзника. Думаю, что большая часть ордена с ним уже знакома, но тем, кто не в курсе, поясняю, Черный Феникс связался со мной в конце прошлого года и предложил свою помощь в борьбе с Вольдемортом. — Гарри скривился от подобной формулировки, но промолчал, — Этот год он, под личиной Антуана Снейпа, брата Северуса, преподавал ЗОТС, и во время штурма школы, именно он был тем человеком, что нас спас. А теперь Антуан, если у тебя нет срочных дел, присоединяйся, мы тут как раз обсуждаем, как нам обезопасить больницу Св. Мунго от пожирателей.
— Это не потребуется, — туманно отозвался бывший Снейп, — я за Северусом пришел, можно его забрать на пару часов?
— Конечно, — немного недоуменно отозвался директор, — стой, — неожиданно встрепенулся он, — почему не потребуется?
— Да так — туманно отозвался Феникс, — Северус пойдем, поговорить надо!
Алхимик хмуро поглядел на «братишку» и тяжело вздохнув, поднялся с кресла. Сам виноват, знал с кем связывался.

— Ну? и где ты шлялся столько времени? — с интересом вопросил он, прикрывая дверь своего кабинета.
— Где только не шлялся, — немного устало отозвался Поттер, он уже успел занять место Зельевара, и теперь с удобством располагал ноги на письменном столе, — В Индии был, в России был, в Китае был, даже в Африке несколько стран посетил.
— Ну и?
Но Поттер лишь отмахнулся
— Ничего особого. Я в прочем и не надеялся особо. В принципе без согласия Тома все равно ничего не получится, а он наверняка заартачится… Просто замкнутый круг какой-то, чувствую себя белкой, которую поместили в колесо. Бегаю, бегаю, а все попусту. Все время одно и то же.
— У любого начала есть конец — рассудительно заметил Алхимик, — чай будешь?
— Конец говоришь? — неожиданно вызверился Феникс, он резко вскочил с кресла и «наградил» зельевара таким взглядом, что тот сам того не осознавая вжался в стену. — Хочешь знать, какой конец вас всех ожидает? — голос Поттера слегка подрагивал от едва сдерживаемой ярости, а глаза горели, словно два факела, — я тебе скажу. Перво-наперво исчезнут маги, потом все маглы, потому что ничтожная толика магии присутствует в любом существе, потом погибнет эта планета, она превратиться в необитаемую пустыню. Да я, к чертовой матери, даже не уверен, что все ограничится нашей планетой. Возможно, что после того как мы с Томом выпьем из нее всю энергию, она рассыплется на тысячи маленьких кусочков, и соответственно возрождаться нам будет негде, но магическая энергия будет поддерживать наше сознание и будем мы с Вольдемортом бороздить пространства вселенной, как бестелесные, но могущественные духи. Думаю, именно так появляются боги, — последняя фраза была произнесена едва слышным шепотом.
Огненные глаза начали потухать, пока не приобрели практически нормальный, по человеческим меркам, темно коричневый оттенок, испугавший алхимика гораздо больше, чем все, что было до этого.
— Но если погибнут все люди, то, как вы будете возрождаться? — Снейп старался говорить спокойно и размеренно, надеясь что его вопрос не вызовет никаких непредсказуемых реакций. Ему повезло.
— Когда меня сбросили в арку смерти — медленно, словно нехотя начал Феникс, — я долгое время считал, что я падаю. Словно летишь в бездонный колодец, но нет ни света, ни стен. И через какое-то время, ты начинаешь страстно желать одного — упасть, и умереть. Разбиться в лепешку, лишь бы больше не чувствовать этого непрерывного падения, — он надолго замолчал, но зельевар не стал его торопить. — Я даже не знаю, сколько прошло времени, для меня этот полет длился целую вечность, но однажды я увидел свет и понял, что на самом деле никуда не падаю, а неподвижно вишу, если можно так конечно выразиться, ведь никакого тела у меня не было. Пройдя сквозь этот свет, я оказался в привычном для меня мире, но меня никто не видел, поскольку я опять же не имел материального воплощения. Были люди, которые ощущали мое присутствие и с которыми я мог общаться. Они называли меня богом. Они верили в меня, и я постепенно становился все сильнее и сильнее, и эта сила была другой, потому что ее не сковывали никакие рамки. А потом меня просто напросто вышвырнуло. Словно кто-то дернул за веревочку, и я вновь оказался в человеческом теле.
— И этот кто-то Вольдеморт? — полувопросительно заметил Снейп
— Да. Мы с ним связаны гораздо сильнее, чем я предполагал.
— А вдвоем прыгать в арку вы не пробовали?
— Нет. Когда меня кинули в эту арку, магическая энергия высвободилась и разрушила место, где проходила казнь. Арку засыпало. Том сумел погасить волну, и она не стала разрушительной настолько, насколько могла стать. Следующие несколько жизней я на него обижался и порывался отомстить. Потом арка затерялась... А сейчас я даже боюсь представить, что станет с миром, если мы вдвоем войдем в эту арку. Это будет апокалипсис.
— Я уверен, что волну можно будет как-нибудь погасить, — задумчиво заметил Снейп, в мире есть места, где можно творить магию, не опасаясь, что ее отголоски выйдут за пределы круга…
— Ты имеешь в виду Стоунхендж? Возможно, если поставить арку в центр круга… Но опять же есть небольшая проблема и ее зовут Том. Он меня убьет, как только я заикнусь об очередном эксперименте.
— Ты же говорил, что он не станет тебя убивать, — слегка нахмурился алхимик.
— Значит покалечит, — не сдавался Феникс.
— Ты просто ленишься
— Нахал! я можно сказать ночи не сплю, все думаю, как мир спасти…
— Ты думать прекращай, — прервал его словоизлияния зельевар, — делом займись.
От подобной наглости Черный Феникс опешил и минут пять пораженно молчал, пока посмеивающийся алхимик создавал чай и пирожные.
— Может ты и прав — неожиданно злым тоном, сказал Поттер, и в его глазах вновь начало разгораться пламя. Выглядело это довольно жутко, создавалось впечатление, что в его голове, вместо мозгов, была одна большая топка. — Я бы даже сказал наверняка. Вместо того чтобы сидеть тут, и гонять чаи, нужно сходить к Тому и поговорить с ним, может он что дельное посоветует… Если директор будет спрашивать, скажи что я вернусь и все объясню. Передавай привет всем, и не скучай, может, я еще загляну…
— Стой, а что ты насчет св. Мунго говорил? Ну, насчет того что защита не потребуется? — спохватился Снейп
— А больницы больше нет. Я пришел слишком поздно, там уже камня на камне не осталось. Да не стоит так нервничать Северус, рано или поздно это должно было произойти, наверняка Дамблдору уже сообщили, пока мы тут с тобой сидели. Ладно, я пошел. Пожелай мне удачи.
— Удачи, — пробормотал алхимик.
И его подопечный вновь исчез, оставив после себя лишь горстку пепла.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Суббота, 14.03.2009, 02:21 | Сообщение # 38
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 38.

В зале, где очутился Поттер, было темно и тихо, и лишь толпа безликих и недвижимых, словно статуи, Пожирателей, указывала на то, что здесь в данный момент проходит собрание. Вторжение чужака не осталось незамеченным: толпа мгновенно ощетинилась палочками, и, очевидно, собиралась использовать их по назначению, но Черный феникс благоразумно юркнул за трон Вольдеморта, откуда недовольно возвестил:
— Вот так всегда! Стоит придти поговорить, а тебе уже угрожают. Между прочим, я не драться пришел, но если вы настаиваете…
— Заткнись! — рявкнул Темный Лорд, рывком вставая с кресла, и с яростью глядя на два огненных глаза, взирающих на него поверх спинки трона. — Что тебе надо?
— Я же сказал: поговорить пришел, но вижу, ты занят… и вообще, не кричи на меня!
Темный Лорд моргнул, но следующую фразу произнес почти спокойно:
— Ты не вовремя.
— Да я уже понял, — Феникс досадливо посмотрел на пожирателей, пожал плечами и осторожно спросил. — Ты когда освободишься?
— У тебя что-то серьезное, или просто пообщаться не с кем? — саркастически вопросил Вольдеморт, задумчиво оглядывая ряды своих приспешников.
— Хм, ну как сказать? — задумался Поттер. — Мне не горит, но хотелось бы поскорее обсудить кое-что с тобой.
— Если ты собираешься просить меня прекратить военные действия, то можешь сразу уходить.
— Да воюй сколько влезет, если еще не наигрался, — отмахнулся феникс. — У меня есть еще одна идея… ну ты понимаешь, о чем я. И мне хотелось бы обсудить ее с тобой…
— ЧТО? — взревел Темный Лорд, выхватывая палочку, — Я ЖЕ СКАЗАЛ: БОЛЬШЕ НИКАКИХ ИДЕЙ!
— Поэтому то я и хочу сначала обсудить ее с тобой, — пояснил Поттер, — заметь какой я хороший — я не похищаю тебя и не тащу сразу на заклание! Ну ладно, я зайду через часик. Пока! — он помахал ручкой Лорду, и, посмотрев на Пожирателей, подленько улыбнулся. — Счастливо оставаться! — его голос был полон ехидства. Напоследок он гаденько хихикнул и исчез.
А бедные Пожиратели Смерти, расширившимися от ужаса глазами смотрели на взбешенного Темного Лорда, судорожно сжимающего в руке палочку…

— Сделал гадость — на сердце радость! — счастливо возвестил Поттер, появляясь посреди кабинета Зельевара. Снейпа там не оказалось, зато обнаружились оставшиеся в школе дети. Большая их часть, с воплями ужаса, отскочила к двери, остальная же сплотилась вокруг преподавателя по Защите.
— Ты жив! — счастливо взвизгнув, Джинни повисла на шее у Черного феникса, ни на секунду не прекращая говорить. — Мы так волновались! Директор ничего не рассказывает, а Снейп как заведенный твердит, что это не нашего ума дело. Мы уже начали думать, что с тобой что-то случилось, и они не хотят нас расстраивать.
— Профессор Снейп, мисс Уизли, — Гарри хитро прищурил глаза и, искренне улыбнувшись, заявил. — Можешь мне поверить, я сам рад, что со мной ничего не случилось. Ну-ка дай-ка я на тебя полюбуюсь, — он отстранил девушку, внимательно осмотрел ее, и восхищенно округлил глаза. — Три недели прошло, а так изменилась! Похорошела, посерьезнела. Повезет твоему избраннику! — он весело подмигнул покрасневшей девушке, и протянул руку Рону.
— Я рад, что с тобой все в порядке — серьезно сказал тот, пожимая протянутую ладонь — в следующий раз, когда вздумаешь пропасть, предупреждай нас, ладно?
— Обещаю! А где Гермиона?
— Она, как самая умная, готовит более сложные зелья в лаборатории профессора Снейпа, — пояснил Невил, нерешительно улыбаясь.
— А Северус где?
— Мы не знаем, мы как раз подходили к кабинету, когда он выбежал отсюда как ошпаренный. Наверное, он у Директора.
— Жаль, жаль — Гарри задумчиво покрутил головой, прикусил губу, нахмурился, фыркнул, махнул рукой и спросил, — а вы-то как тут оказались? Неужто Северус за вами приглядывает? — увидев утвердительные кивки, он растеряно протянул — Во дела! А я то думал, что кроме меня он ни с кем не общается. Я то и сдачи могу дать, если что, а вы как справляетесь?
— Он редко на нас обращает внимание, ему тоже дел хватает — к нам присоединилась целая куча оборотней, да и некоторым раненым требуются сложные зелья, так что он с утра до вечера их готовит.
— Зелья это хорошо, — кивнул Черный Феникс, задумчиво посмотрев на других учеников, которые, немного отойдя от испуга, вновь занялись своими делами. — Ладно, — наконец решил он, — пойду я, значит, Северуса поищу, вдруг где-нибудь какой-нибудь завалялся…
— Зайдешь еще к нам? — осторожно поинтересовалась Джинни, умоляюще глядя на преподавателя ЗОТС. — Мы сидим тут как в камере! Нам никто ничего не рассказывает. На нас никто не обращает внимания. Даже тренироваться в заклинаниях запрещают!
— Это почему же? — всполошился Поттер, растеряно моргнув.
— Потому что боятся, что мы сбежим и пойдем драться! — обижено пояснил Невил. — У нас даже палочки отбирают, когда некому за нами следить!
Все наперебой начали жаловаться. Оказывается, палочки им иногда не возвращали по несколько дней. Практически все домовики были заняты в больничном крыле. В большом зале постоянно проходили собрания Ордена. Туда никого не пускали, и если бы у Снейпа не было собственной кухни в подземельях, то бедные дети умерли бы с голода!
Правая бровь Черного Феникса по мере описания этих страданий медленно, но верно, ползла вверх.
— Ну дела, — ошарашено протянул он. Потом поправился — Вернее, что это за дела! — он тряхнул головой, зло сверкнул глазами и пулей вылетел из кабинета.

В кабинете у Директора сидело девять человек: Дамблдор, Грозный Глаз, Артур Уизли Тонкс, Снейп и еще несколько Авроров. Все были хмуры и подавлены. Еще бы: была разрушена больница св. Мунго, одно из трех стратегически важных зданий, причем все произошло так быстро, что никто ничего не успел ни предпринять, ни сообщить аврорам о нападении. Каких то десять минут и больницы нет…
— Как такое вообще возможно? — шептал Артур, его покрасневшие глаза были сфокусированы на чернильнице, стоящей на директорском столе. Кожа была не просто бледна, а отдавала в синеву, руки сильно тряслись.
Все молчали, понимая, что сказать нечего. Молли уже не вернешь, как и Билла, что был недавно убит во время очередной стычки с Пожирателями. Сочувствовать? Глупо. Это война, где ежедневно погибают сотни людей. Просто нет времени оплакивать потери. Говорить, что справедливость восторжествует и те, кто сделал зло, поплатятся? Еще глупее!
— Что я скажу детям? — шептали дрожащие губы.
Директор устало откинулся на спинку кресла, его мысли были более глобальны, но отнюдь не менее печальны. Он винил себя за все эти смерти. Если бы он раньше понял что представляет собой Том, он бы… он бы что-нибудь обязательно сделал. И не было бы этой глупой войны.
Если бы да кабы… старик обреченно прикрыл глаза.
Внезапно дверь распахнулась с такой силой, что портрет, висящий на стене, упал на пол. В кабинет буквально влетел Черный Феникс. Желтые глаза пылали яростным огнем, мантия за спиной развевалась, словно огромные черные крылья, а руки то и дело сжимались в кулаки. Оглядел всех, он немного стушевался и посмотрел на Артура. На секунду прикрыл глаза, чтобы никто не заметил мелькнувшую в них боль, от пришедшего извне знания, и подошел к мужчине.
— Мне жаль, — прошептал он, опуская голову, — я не смог придти вовремя.
Гарри ожидал всего, что угодно: криков, слез, обвинений, упреков.… Но мистер Уизли лишь прерывисто вздохнул и с болью в глазах посмотрел на Феникса.
— Ты сделал все, что мог, — его голос был тих и печален, — я не в праве никого винить. Мы все знали, на что идем, вступая в орден. Ты много раз спасал нас, и если бы не ты, мы бы уже давно все погибли. Но… — его голос сорвался, а на глазах выступили слезы, — я не знаю, что скажу детям!
Черный Феникс и сам стушевался. Он умел убивать, он умел побеждать, он умел сражаться, но утешать? Его ладонь нежно опустилась на затылок убитого горем мужчины, и тот обмяк, погрузившись в глубокий сон.
У него есть всего полчаса до встречи с Темным Лордом, времени, на то чтобы утешать кого-то, нет. Даже если это Артур Уизли, человек который относился к Гарри Поттеру, как к собственному сыну.
— Я полагаю, что мистеру Уизли место в Больничном крыле, — ни к кому конкретно не обращаясь, заметил Феникс. — Я думаю, его надо туда доставить, да господа Авроры? — его взгляд весьма красноречиво прошелся по каждому из четверки мужчин, и те, кинув косой взгляд на Дамблдора, поспешили убраться из кабинета, прихватив с собой спящего Артура и упирающуюся Тонкс. Просто так, от греха подальше.
Директор Хогвартса недоуменно посмотрел им вслед и перевел взгляд на Черного Феникса, который вновь принял жутко злой и рассерженный вид.
— Я многое вам прощаю Дамблдор, и на многие ошибки не обращаю внимания, — начал он тихим, вкрадчивым голосом, постепенно, шаг за шагом приближаясь к старику. — Я понимаю, что вы, возможно, самая лучшая кандидатура, которая могла возглавить Орден. Единственный, кого боится Том, — его голос был полон сарказма, понятного лишь ему и Снейпу, — но, раз вы решили вступить в игру, то следовало лучше подготовиться к войне. Почему вы не послали кого-то следить за больницей? Почему вы не поставили оповещающие заклинания? Почему, Дамблдор?! Почему вы скрываете от детей правду? Неужели инциденты с Гарри Поттером ничему вас не научили? — Гарри оперся руками о стол и долгим, немигающим, страшным взглядом посмотрел на Директора. Огонь, горящий в его глазах, начал светлеть, пока не приобрел светло желтый оттенок, что, очевидно, подразумевало крайнюю степень бешенства. — Гарри всю свою жизнь прожил в неведении. Из-за вас Дамблдор. Если бы вы были осмотрительнее, то он был бы жив. Однако, я не ставлю вам это в вину, понимаю, что вы хотели сохранить у него хотя бы относительную иллюзию детства. Я виню вас в том, что вы скрываете от его друзей правду! Вы считаете, что они недостойны узнать всей правды? Думаете, испугаются или побегут убивать Вольдеморта?
Улыбка, появившаяся на лице Черного Феникса, была такова, что Дамблдор, который внимательно и с пониманием отнесся к выплеску отрицательных эмоций соратника, чуть не свалился со стула. Однако он быстро взял себя в руки и, поправив очки-половинки, предложил:
— Может чаю?
С огромным трудом Гарри удалось побороть желание изувечить старика, и загнать гнев вглубь своего сознания. Однако смотреть на него стало по настоящему страшно, потому что огненные глаза, обычно сверкавшие насмешкой, пониманием и ехидством, приобрели слепящий, белоснежный оттенок, в котором терялся даже зрачок. В этих глазах таилась смерть. Зельевар, почувствовавший это раньше всех, подошел к своему подопечному и вцепился ему в плечо правой рукой.
— Возьми себя в руки! — гаркнул он.
Феникс мгновенно развернулся. Черные глаза встретились с белыми. Беспокойство и страх столкнулись с яростью и бешенством.
— Не беспокойся, Северус, — Гарри мягко улыбнулся своему другу и Хранителю, и успокаивающе похлопал его по руке. — Я не собираюсь причинять ему вреда, и я достаточно хорошо себя контролирую. У меня было достаточно времени, для того чтобы этому научиться. Сядь.
Зельевар послушно сел в кресло. Правда, в то, что было поближе. С таким расчетом, чтобы успеть встать между этими двумя, если вдруг они решат подраться. За Поттера Снейп не волновался, однако Дамблдору он задолжал свою жизнь, и не собирался смотреть, как с ним делают что-нибудь нехорошее.
— Антуан, — начал Альбус. Потом нерешительно посмотрел на соратника, — я могу тебя называть этим именем?
— Можете.
— Антуан, — Директор встал со своего кресла, строго посмотрел на Черного Феникса и, скрестив руки на груди, заявил, — будь благоразумен. Это дети, они пережили много больше, чем выпадало большинству взрослых. Они достаточно умны, но слишком горячи и молоды. У них нет опыта, требующегося, для того чтобы выжить. Я просто хочу, чтобы они жили! Если уж я не смог уберечь Гарри, то их я уберегу любой ценой. Даже если мне придется запереть их в подземельях! Это моя война, моя и Тома.
— Вы идиот, Дамблдор, простите за прямоту. Вы так наивно считаете, что живы до сих пор лишь благодаря счастливому случаю и удачливости? — Феникс слегка наклонил голову к левому плечу, усмехнулся, и, насмешливо прищурив глаза, развел руки в стороны. — Расскажу вам страшную тайну: Том никогда не старался вас убить, уничтожить Орден Феникса и Министерство. Все, что он делал — это стравливал волшебников. Можете произвести расчеты, за последние два года по вине пожирателей погибло около двух тысяч волшебников и всего сто маглов. Из этих двух тысяч всего триста магглорожденных — остальные полукровки и чистокровные. Можете мне поверить на слово, Хогвартс он бы своим слугам захватить не дал. Только если численность учеников немного поубавить. Даже Поттера он не очень то стремился убивать, только если на пути попадался, хотя причина вроде бы была. Просто ему нужен противник, тот, кто возглавит людей. Тот, против кого можно будет бороться.
— О чем ты говоришь? — изумленно пророкотал Хмури, привставая с кресла.
— Неужели еще не дошло? — Черный феникс расхохотался, и театрально воздев руки к потолку, провозгласил — Вы все участвуете в грандиозном спектакле, разыгранном Томом, господа. Он придумал эту войну, чтобы сократить численность магов. Вы же ему в этом помогаете. В идеале я должен был занять ваше место, Дамблдор, возглавить воинство света. А пока вы все сражались, мы бы с Томом пили чай и травили анекдоты. Меня эта роль не прельстила. Простите Директор, но вы всего лишь ребенок по сравнению с ним, как по возрасту, так и по силе. Все ваши гениальные планы ему по барабану, даже если вы сможете его убить, он вернется, еще сильнее, еще могущественней лет эдак через сорок. Но вы меня не можете понять, просто потому, что ничего на самом деле не знаете.
В отличие от вас я могу закончить эту войну. И я собираюсь это сделать. В ваших интересах мне помочь, а не пытаться ставить палки в колеса. Через пять минут у меня назначена встреча с Томом, и если все пройдет гладко, то в течение месяца вы избавитесь от него, меня и целой толпы Пожирателей, а следующие поколения волшебников будут необычайно могущественны.
Это я все к тому, что, на мой взгляд, вы не сильно отличаетесь по опыту и могуществу от тех детей, что практически целый день безвылазно сидят в подземелье, и не имеют возможности даже нормально питаться, не говоря уж о том, чтобы набираться опыта. У вас не такая уж большая разница в возрасте Дамблдор, подумаешь сотня лет. Это не тысячи отделяющие вас от Тома.
Ладно, мне пора на встречу и не дай Мерлин, я услышу, что вы забираете у них палочки. Это не ваша война Дамблдор, это война моя и Тома. Хотя это не война, это, как я уже сказал, спектакль. Северус, — Черный Феникс подошел к зельевару и положил руку ему на плечо, — я прошу тебя проследить за ребятами. Займи их так, чтобы они выли от нагрузок. Учи всему, что может помочь. Полагаю, что большинство из них станет новыми членами Министерства Магии. Все мне пора. Прощайте. — Поттер на мгновение замешкался, но все же решил договорить, подошел к столу недобро посматривая на директора и продолжил — И последнее, Дамблдор, мне пофигу на то, каким тяжелым было ваше детство, это не должно мешать вам мыслить здраво и вести себя по отношению к Рону, Гермионе, Джинни и остальным, как подобает дальновидному лидеру, то есть с уважением и пониманием. Вы довольно неплохо воспитали Поттера, хоть это и стоило вам немало крови, однако эта ваша детская закомплексованность здорово мешала. Как я понимаю, сердобольные люди вас с детства растили как убийцу Гриндевальда и вы решили оградить Гарри от подобной перспективы, поскольку были уверены, что Том жив, и рано или поздно эти двое встретятся. И вы посчитали, что лучше поздно, чем рано.
— Но пророчество… — слабым голосом начал старый маг, буквально падая в кресло.
— Пророчество сбудется. Рано или поздно, так или иначе. Мне пора. Думаю, у вас будет возможность поговорить с тем, кто все это затеял. Прощайте. — И Черный Феникс исчез.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Суббота, 14.03.2009, 02:26 | Сообщение # 39
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 39.

Комната, где он оказался, была оформлена в черно-багровых тонах. Несколько портретов на стенах, два кресла у камина и множество бутылок на столике у стены, придавали помещению образ эдакого места отдыха от рутины жизни.
— Добро пожаловать, присоединяйся, — сидящий в кресле Темный Лорд отсалютовал прибывшему стаканом с вином и вновь уставился недвижимым взглядом на огонь в камине.
— Благодарю, — Гарри подошел к столику, покопался в бутылках, и, налив себе немного вина, сел в кресло, с удовольствием вытянув гудящие от усталости ноги.
Некоторое время они сидели молча, наслаждаясь кратковременным покоем и отдыхом, потом Вольдеморт вздохнул, и одним глотком осушив бокал, швырнул его в камин.
— О чем ты хотел поговорить? — его голос звучал устало и безразлично.
— У меня появилась идея. Не сказать, что блещет оригинальностью, но есть реальный шанс, что на сей раз получится.
— Ты каждый раз так говоришь, — махнул рукой Темный Лорд
— Слушай, — Черный феникс кинул косой взгляд на Тома, — я прекрасно понимаю, что у нас нет права на ошибку, но впервые появилась действительно реальная возможность все прекратить, и у меня есть доказательства. У тебя найдется где-нибудь поблизости омут памяти?
— Зачем тебе?
— Потому, что я могу тебе показать. Однажды я это пережил, но ты вытянул меня обратно в этот мир. Поверь это абсолютно уникальная возможность. Я сомневаюсь, что мы обретем покой, в том смысле, на который надеемся но, по крайней мере, мы не будем угрожать этому миру.
— Не будем… — эхом отозвался Вольдеморт. Он встал с кресла и насмешливо посмотрел на Гарри, — Поттер если это очередная шутка, то я не знаю, что с тобой сделаю.
— Не убьешь и то ладно, — весело оскалился Черный феникс.
— Ну, тогда пойдем. Как там Дамблдор?
— О… маразм прогрессирует, я ему только что головомойку устроил, а то заколебал уже. Видел бы ты его лицо… — усмехнулся Гарри, следуя за Лордом по узким коридорам подземелий.
— Ты ему рассказал правду?
— Часть. Не хватало мне еще перед ним оправдываться. Но того, что я рассказал, хватит, чтобы он задумался и переосмыслил всю свою жизнь.
— Надеюсь, он с честью выдержал знание, что мир вращается вовсе не вокруг него? Инфаркта не предвидится?
— Хм… — Черный феникс почесал висок и неуверенно пожал плечами, — я за этим как-то не следил, но он вроде бодренький старикашка, выдержит. Я Северуса там оставил, если что он его с того света вытащит.
— Кстати, насчет Северуса, — Вольдеморт кинул заинтересованный взгляд на Поттера, — как тебе удалось его завербовать? Насколько я помню, он тебя на дух не переносил?
— Ну… На самом деле он сам предложил мне помощь, конечно он не знал кто я. Ты не представляешь, сколько крику было, когда он узнал… — гриффиндорец мечтательно покачал головой, и рассмеялся.
Несколько раз мимо них проходили Пожиратели, Феникс, не сдерживаясь, хохотал над выражениями их лиц, когда до них доходило, кто идет рядом с Лордом.
— Лицевые мускулы у них на удивление подвижны, — чуть ли не рыдал от смеха Гарри, — ох Том, ты где их набрал? В цирке? Ты видел, как того громилу перекосило? А тот, ну с которым мы на повороте столкнулись? Глядя на него, я сразу поверил, что наши предки обезьяны! Ха!
— Прекрати глупо ржать! — беззлобно шикнул на него Вольдеморт. — А то всех распугаешь!
— Ох, — Черный феникс тряхнул головой и ладонью потер слезящиеся глаза, — знаешь, еще пара таких рож, и тебе придется меня тащить, потому что ноги мне откажут! Давно я так не смеялся!
— Правда? — наигранно удивился Лорд, — а мне казалось, что ты все время только и делаешь что веселишься.
— Жалкий поклеп! В последнее время я жутко серьезен, и даже устраиваю скандалы, вот у Дамблдора спроси, он тебе докажет!
— Шут!
— Сноб!
— Идиот!
— Не правда!
— Докажи!
— Иди ты в баню, тугодум красноглазый. Я по делу пришел, а ты меня обзываешь! Я требую уважения к своей персоне! Вот! — Феникс остановился посреди коридора, скрестил руки на груди и с неприступным видом уставился в потолок.
— А больше ты ничего не требуешь? — вкрадчиво поинтересовался Темный Лорд.
— Ну… раз ты спросил — Гарри начал загибать пальцы на правой руке — значит так, хочу большой замок где-нибудь на берегу моря, целую кучу шикарных машин, мира во всем мире и еще…
— Все хватит, — Вольдеморт настойчиво подтолкнул Поттера в спину, — пойдем!
— Ты сам спросил, так что будь добр, выслушай!
— Не заставляй меня накладывать на тебя заклинание, я сейчас не расположен, шутки шутить! — сквозь зубы поцедил Том, с усилием продвигая Черного феникса по коридору, упираясь руками в его спину, тот сопротивлялся. — Да ну тебя! Буду я с тобой еще нянчится и ждать пока ваша светлость соблаговолит одарить меня своим вниманием, — внезапно заявил Темный Лорд и резко отскочил в сторону. Лишившись опоры, Поттер упал на пол, затейливо выругался и, поднявшись, отряхнулся. Выглядел он при этом страшно недовольным.
— Бяка ты! — Гарри обижено посмотрел на Лорда, тот сделал вид, что не понимает о чем речь. — Ладно, — Поттер нехорошо улыбнулся и зло прищурил глаза, — ладно, пойдем, но я тебе отомщу, жди и трепещи!
— Трепло! — заключил Вольдеморт и, не дожидаясь Черного Феникса, пошел вперед.
— Зануда! — почти радостно завопил ему вслед Гарри.

После детального исследования памяти Черного феникса Том выглядел как человек внезапно открывший для себя, новую истину, задумчивым и обнадеженным.
— Это меняет все! — Темный Лорд носился по комнате возбужденно размахивая руками, выглядел он при этом довольно комично, и Гарри не сдерживаясь хихикал, развалившись на огромной кровати.
Внезапно Том остановился рядом и грозно зашипел:
— Прекрати ржать и слезь с моей кровати! Додумался в сапогах забраться! Ты еще ноги на подушку положи свинья!
— Можешь не переживать за меня, мне и так удобно — отмахнулся Поттер — ты не отвлекайся, думай, у тебя это хорошо получается! — он на секунду замолк, потом философски заметил — по крайней мере иногда. Эй ты что делаешь?! А ну положи подушку на место и прекрати меня бить! А потом еще меня ребенком называешь! Я же сказал положи подушку и не бей меня по голове, прическу испортишь!
Хитроумным маневром Черный феникс отвоевал подушки и чтобы у Тома не возникало желания взять реванш спрятал их под одеяло и улегся сверху.
Темный Лорд обижено фыркнул, и это было так непривычно, что Гарри не удержался от нервного смешка. Если бы кто год назад сказал ему, что Вольдеморт будет пытаться избить его подушкой, а потом будет дуться на него как малое дитя, самое малое что ждало этого человека это койка в больнице св. Мунго. Но Гарри Поттер и лорд Вольдеморт это лишь верхушка айсберга, и разве можно всерьез дуться на человека, что прошел с тобой практически все круги ада? Да у них возникали конфликты, да они воевали между собой и даже иногда убивали друг друга, но дружба зародившаяся в их первой жизни и закалившаяся в таких экстремальных условиях была гораздо крепче самолюбия и глупой гордыни.
Сколько жизней, сколько попыток. Удивительно, что они сохранили хоть какие-то остатки здравого смысла и не сошли с ума, хотя, если подумать, врят ли их можно назвать психически нормальными, все эти перерождения сильно повлияли на психику. Какая уж тут нормальность когда зачастую на вопрос — кто ты? Не знаешь что ответить? А действительно кто? Разве можно утверждать, что-то определенное когда ты одновременно являешься несколькими десятками отдельных личностей и каждая из них обладает своими странностями и привычками? Кто посмотрев на Черного феникса скажет что он больше всего на свете желает покоя? Все видят в нем жизнерадостного война. Живое воплощение огня — подвижный, веселый, легко воспламеняющийся, готовый как безвозмездно дарить тепло друзьям так и беспощадно сжигать врагов без долгих размышлений и последующих угрызений совести. Но это лишь мастерская игра одного актера, который оттачивая свое мастерство пронес этот образ через все воплощения.
Том выбрал другой путь, он всегда был более серьезным нежели его друг, и роль шута его не прельщала. Легких путей он не искал и не подводил под каждой своей личностью общую черту одного образа, наоборот он подчеркивал индивидуальность каждого воплощения, старался полнее раскрыть, и сыграть свою роль на отлично. Сейчас он Лорд Вольдеморт тот кого боятся и ненавидят, он выбрал соответствующую внешность, и теперь внушает страх одним своим видом.
— Не делай такое задумчивое лицо, ты меня пугаешь. — Темный Лорд аккуратно присел на краешек кровати, даже сейчас он не вышел из образа, спина прямая как будто за место позвоночника железный лом, в глазах величие и чувство собственного достоинства, а весь облик просто кричит о силе, могуществе и гордости. Ну не мог этот человек только что драться подушкой и дуться как ребенок.
— Это ты меня пугаешь, — тяжело вздохнув признался феникс. — Вот смотрю и пугаюсь. Может сделаешь лицо попроще, а то такое ощущение, что с манекеном разговариваю. Расслабь лицевые мускулы. Кстати что делать то будем?
— Сухари сушить — огрызнулся Темный лорд — вдруг за аркой не кормят.
— Я же серьезно — обиделся Гарри.
— Это надо решать не только нам, — Том лег на спину и скрестил руки за головой, — кто будет нас страховать?
— М-м-м, — Гарри принялся загибать пальцы — ну Дамблдор наверное, Снейп, может Грюм. Врят-ли твои пожиратели захотят участвовать в этом мероприятии, но можно рассчитывать на аврор, они будут счастливы избавиться от меня и тем более тебя.
— Вот с ними и надо обсуждать.
— Как ты себе это представляешь? — язвительно поинтересовался Поттер — мы приходим в министерство, все такие крутые, служащие сразу рассредатачиваются по стеночкам, дабы мы не дай Мерлин не зашибли кого случайно. Вытаскиваем министра из туалета, где он старается просочиться в канализацию, чтобы избежать встречи с нами, и требуем выделить отряд аврор чтобы они нас упокоили?
— В любом случае договариваться будешь ты, и не спорь, если я появлюсь в министерстве, то сильно сомневаюсь что кто-то будет с тобой разговаривать.
— Может с Дамблдором сначала? Пускай он и разруливает ситуацию.
— Флаг тебе в руки.
— А с пожирателями что? Наверняка потребуют ликвидировать их.
— Только когда мы будем уверены, что нас "упокоят" должным образом, с торжественными похоронами и слезливыми проводами.
Поттер фыркнул и иронично заметил:
— Насчет слезливых проводов можешь не волноваться, весь магический мир будет просто рыдать от счастья. А насчет торжественных похорон, не уверен. Хоронить то будет нечего, да и мы врят-ли сможем оценить.
— Ага, вместо похорон они устроят грандиозный праздник — саркастически заметил Вольдеморт.
— Ну и пускай празднуют, тебе жалко что ли?
— Не знаю как ты, а я не хочу чтобы моим последним воспоминанием в этой жизни был торжественный рев толпы, фанфары и взрывы фейерверков, — невесело усмехнулся Темный лорд.
— Ты слишком серьезно все это воспринимаешь. Будь проще...
— Сказала амеба инфузории туфельке, — с каменным лицом закончил за него Вольдеморт.
— Ну наконец-то я услышал хоть какое-то жалкое подобие шутки! — обрадовался Гарри, он скатился с кровати, встал на колени и воздев руки к потолку провозгласил: — счастье то какое, наконец то наш любимый и уважаемый Лорд Вольдеморт перестал строить из себя флегмачного пессемиста! Это стоит...
Договорить он не успел, метко пущенная подушка угодила ему в лицо. Сила снаряда была такова, что неудачливого оратора "уронило" на пол, впрочем ненадолго, он вскочил и отправил подушку в обратный полет, Том предвидя подобную ответную реакцию скатился на пол, отгородившись от возмущенного друга кроватью.
— Ух хулиган — возмущенно завопил Феникс потрясая в воздухе кулаком. Он запрыгнул на кровать, и попытался добраться до обидчика, однако споткнулся об оставшуюся под одеялом подушку и с ужасающим воплем кувырком полетел прямо на Темного Лорда. К сожалению долетело только тело, голова же пребольно стукнулась о деревянное основание кровати, и по ощущениям была готова расколоться минимум на три части.
В этот момент в дверь кто-то робко постучал, Великий Лорд, Вершитель судеб а если короче просто Вольдеморт с тяжелым вздохом, ползком выбрался из под ругающегося Черного Феникса, поднялся, и придерживая спину рукой, как закоренелый ревматик, поплелся к двери.
За дверью, в раболепном поклоне застыл никто иной как Хвост.
— Господин… — взвыл он дурным голосом.
Вольдеморт шикнул на него, и кинул косой взгляд через плечо, в сторону кровати, где сейчас затаился Поттер. К несчастью для Питера Черный Феникс его услышал и опознал, очень медленно, черноволосая, вихрастая голова высунулась из укрытия, в огненных глазах царило предвкушение скорой расправы над предателем, Том фыркнул, уж больно сейчас его друг походил на затаившегося крокодила, увидевшего жертву.
— Господин, — повторил Хвост — плохие новости Господин!
— Что случилось? — холодно спросил Лорд.
— Господин, все кто участвовал в нападении на больницу Святого Мунго погибли! — Хвост упал на колени и уткнулся носом в пол.
— Вы выяснили кто это сделал? — обманчиво мягко спросил Темный Лорд, с презрением глядя на трясущееся от ужаса тело у своих ног.
— М-м-мой Лорд, мы только узнали о том что они погибли, но мы подозреваем, что это был…
— Я. — Черный Феникс возник за спиной Темного Лорда, и слегка подвинув его протиснулся в коридор, присел на корточки рядом с Питером с брезгливым интересом рассматривая побелевшее от страха лицо. Потом перевел виноватый взгляд на Лорда и законючил:
— Дяденька, а дяденька, не ругай меня. Меня дедушка Дамблдор обидел, и я был так обижен, так обижен, что просто не смог удержаться. Ты же меня простишь, я знаю ты добрый! Ну прости меня-я-я. А то я сейчас схвачу тебя за ногу и буду плакать, пока ты меня не простишь, а если нет затоплю весь замок своими слезами, слюнями и соплями! Так что прости меня, дешевле отделаешься. Вот.
— Это что шантаж? — немного удивленно спросил Вольдеморт, прислоняясь к косяку двери, и скрещивая руки на груди.
— Ну… — Поттер задумчиво обозрел коридор, и спустя секунду закивал головой как китайский болванчик.
Темный Лорд немного подумал, а потом просто заржал.
— Что я сказал смешного? — возмутился Гарри
— Ох! Я просто представил эту картину! Представляешь, как бы суетились мои Пожиратели? Ха! — и грозный Вольдеморт согнулся пополам от хохота. — Им бедненьким пришлось бы тебя утешать, двое утирают тебе нюни, двое суют погремушки, трое отдирают тебя от меня, остальные убирают устроенный тобой потоп! — Выдавил он через душивший его смех.
Поттер тоже начал хихикать. Только Хвост переводил полные ужаса и непонимания глаза с Темного Лорда на Черного Феникса, чем только подогревал веселье.
— Т-о-о-о-м…
— Чего тебе изверг?
— А ты мне его отдашь?
— Кого?
— Не прикидывайся придурком, здесь присутствует только один человек с которым я желаю «побеседовать» — последнее слово было сказано таким тоном, что становилось сразу понятно что под ним подразумевалось.
Вольдеморт кинул задумчивый взгляд на Хвоста, которого от страха трясло так, будто он схватился за высоковольтные провода. На Черного Феникса, который уселся в позе лотоса прямо на холодном каменном полу, и по-птичьи наклонив голову серьезно, с едва различимым напряжением в глазах смотрел на друга. Еще раз посмотрел на Хвоста, и тяжело вздохнул.
— Ты же все равно поступишь по-своему, даже если я скажу нет, не так ли? Тебя никогда не смущало отсутствие разрешения… Что ж, то что он жив, действительно немного не справедливо к тем моим слугам, кто уже умер. Забирай.
— Мой господин!!! — заскулил Питер, пытаясь дотянуться дрожащими руками до края мантии Лорда, — Господин, пожалуйста! Прошу вас!
Черный Феникс одним слитным движением поднялся на ноги, и схватив предателя за воротник мантии, приподнял над полом безвольное тело.
— Слушай тварь, — с обманчивой мягкостью в голосе начал он, — я дам тебе сутки форы. Ты можешь перемещаться, колдовать, превращаться в крысу. Ровно через 24 часа я начну погоню. У тебя есть небольшой шанс выжить, — он с силой отшвырнул от себя скулящего пожирателя, тот ударился об стену и на четвереньках пополз к лестнице, а в след ему неслось — так воспользуйся же им тварь!
— Решил устроить себе разминку? — немного насмешливо вопросил Темный Лорд.
— Ага, — Феникс сделал шаг в сторону комнаты и тут раздался громкий визг и грохот.
Два самых великих мага застыли на месте, озадачено посмотрели друг на друга. И хоть и так все было понятно, подошли к лестнице, и с интересом посмотрели вниз, на мертвое тело предателя.
На Феникса было жалко смотреть, казалось, были разбиты его самые заветные мечты.
— А я столько всего понапридумывал! — пожаловался он Вольдеморту, тот лишь покачал головой. — Нет, ну это просто подлость, — продолжал изливать душу Гарри, — я можно сказать жил ради этого момента с третьего курса, хотел ему такие крысиные бега устроить, а он…
— Пойдем, нечего тут стоять, — Том сделал сложный взмах палочкой, и тело Питера Петигрю исчезло, — в конце концов, — продолжил он, уже в комнате, — он как был крысой, так ей и остался. По-моему такая глупая смерть, в самый раз для такого человека.
— Может ты и прав — в голосе Феникса слышалось понятное сомнение, — но он был такой крысой, что мне бы доставило необычайное удовлетворение что-нибудь с ним сделать собственноручно.
Несколько минут они посидели молча, наслаждаясь тишиной и покоем, потом Поттер встал и потянулся.
— Уже уходишь?
— Да, надо разобраться с делами, а то мне признаться, все это здорово надоело.
— Не тебя одному, — невесело усмехнулся Темный Лорд, — сообщи мне новости, когда поговоришь с Дамблдором.
— Обязательно. А ты пока подумай о своих пожирателях. Кого надо за решетку, кого можно отпустить погулять, кого лучше сразу убить. Ладно, я пойду, надо разобраться с нашим Великим Волшебником, надо послать его на пост министра. К детям его определенно допускать нельзя.
— Да иди уж, трепло, — беззлобно ругнулся Вольдеморт.
— Прогоняешь? — обижено спросил Гарри.
— Да.
— Ну и ладно. Я еще припомню, и как прогонял, и как подушками бил… — Феникс резко отскочил в сторону, и небольшая статуэтка пролетела в нескольких сантиметрах от головы, — и как тяжелыми вещами швырялся! — закончил он, и исчез.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Суббота, 14.03.2009, 02:27 | Сообщение # 40
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 40.

Магический мир был потрясен.
Магический мир был поражен.
Волшебники и волшебницы всего мира, в нетерпении ждали сов, чтобы своими глазами увидеть и прочитать статью, расположенную на первой странице практически всех газет:
«Благодаря некому анониму, аврорами был обнаружен один из крупнейших тайников Темного Лорда! Полученные там сведенья помогли отыскать более десятка тайных мест и задержать более трех сотен Пожирателей Смерти. К сожалению авроры так и не смогли обнаружить Того-кого-нельзя-называть, но Нимфадора Тонкс — элитный аврор и член Ордена феникса, заявила, что ОН сейчас очень занят, и в данный момент опасности не представляет. Всех пойманных пожирателей допрашивали с помощью сыворотки правды, после чего было задержано еще двести человек. В данный момент все они помещены в Азкабан. Завтра в министерстве будет решаться их дальнейшая судьба».
— Странно, — Черный феникс сложил газету, и швырнул ее на пол, — я думал, что эту новость преподнесут более торжественно что ли… — он закинул ноги на стол, откинулся на спинку стула и занялся изучением потолка, в голосе его слышалось возмущение смешанное с обидой — а тут всего пять строк, никаких дифирамбов и полное отсутствие красочных эпитетов. Интересно почему? Неужто министр запретил раньше времени писать про геройство аврор и необычайную мудрость руководства?
— Да нет, — Вольдеморт на секунду перестал читать, и снисходительно посмотрев на друга, пояснил — просто, после одной статьи, корреспондентов и журналистов я приказал убивать в первую очередь. После министра естественно. — И он вновь уткнулся в свиток.
— А, — Гарри растеряно кивнул, и закручинился, — я то надеялся завтра узнать о себе много нового, кто ж теперь меня прославлять будет?
— Если дело только в желании потешить свое самолюбие, то иди и заплати кому надо.
— Ну-у-у, это тоже никуда не годится, — Поттер зевнул и посмотрел на часы. — Сейчас без десяти шесть, пора, наверное… их там больше пятисот. Легче весь Азкабан взорвать, чем по камерам их вылавливать. Может, поможешь?
— Ага, — Темный Лорд расчетливо посмотрел на Феникса и предложил, — тогда ты займешься расчетами и подготовкой.
— Ага! — возмутился Гарри, вставая со стула, — я что, на дурака похож? Фигу тебе, сам со своей макулатурой разбирайся, я вообще против этих расчетов! Один с пятьюстами справлюсь. И пусть тебе будет стыдно! Вот! — и он гордо подняв голову, походкой глубоко оскорбленного человека, вышел из комнаты, провожаемый насмешливым взглядом Лорда Тьмы.

Альбус Дамблдор после разговора с Черным Фениксом два дня не показывался на людях. Лишь изредка к нему в кабинет заходили Снейп и Грозный Глаз, о чем они говорили не известно, на вопросы членов Ордена они не отвечали. Однако по школе все же пополз слух, что директор и Черный Феникс что-то затевают, что-то такое, что коренным образом изменит ход войны. И они были правы.
На следующую ночь, после того как Дамблдор сел в кресло министра магии, в Азкабане произошли страшные по своей безжалостности убийства. Кто-то проник в тюрьму и хладнокровно вырезал практически всех пожирателей, посаженых туда на днях.
Министр Магии никак этот случай не прокомментировал, лишь печально прищурил глаза под очками-полумесяцами и предложил журналистам лимонных долек.
— Туда им всем и дорога! — громыхнул Грюм, в ответ на прямо поставленный вопрос. При этом его волшебный глаз так бешено крутился в глазнице, что у молоденького репортера сдали нервы, и он был отправлен в больницу.
За всеми этими потрясениями как-то заметно прошло назначение Северуса Снейпа директором Хогвартса, хотя, несомненно, в определенных кругах эта новость вызвала бурю отрицательных эмоций. Феникс тоже здорово удивился, когда Дамблдор предложил кандидатуру зельевара.
— Я думал, что директором станет тетушка Магги! — искренне изумился Гарри.
— Антуан, — и столько укора было в голосе старика, что Поттер невольно смутился. — Я же просил, не называть так Минерву!
— Простите, — Черный феникс сделал вид, что ему стыдно, и несколько раз несильно ударил себя ладонью по губам, — о мой болтливый язык! — трагически взвыл он, — как ты смеешь сравнивать несравненную Минерву МакГонагл с бульонными кубиками!? Ата-та тебе!
— Антуан! — похоже, Дамблдору было не до смеха, — прекрати дурачиться! Я и сам не прочь пошутить, но не стоит превращать в комедию все, что происходит вокруг тебя!
— Ах Альбус, — Гарри театрально упал на стул и принялся заламывать руки, со слезами на глазах он смотрел на Дамблдора, — как вы думаете она простит меня? — плаксиво вопросил он, — Альбус, не молчите, скажите мне правду как бы горька она не была!
Старый волшебник прокашлялся в бороду, поправил очки и серьезно заметил:
— Знаешь Антуан, я сомневаюсь, что Минерва в полной мере может оценить твою иронию, поскольку она не знает что такое бульонные кубики.
— Вот блин! — искренне возмутился Гарри, — что-то я об этом не подумал. Ну и ладно, не очень то и надо. Так что там с Северусом? Вы думаете, что это разумно?
Дамблдор довольно погладил бороду, празднуя маленькую победу.
— А вот ты мне и скажи, разумно или нет, все же ты его друг. Сможет он стать хорошим директором?
— Ну, это, несомненно, сложный и очень многогранный вопрос — начал Гарри, — но полагаю Северус справиться, хотя сомневаюсь, что он будет предлагать всем лимонные дольки, это несомненный минус...
— Антуан, — директор снял очки и начал протирать стекла полой мантии, выглядел он при этом страшно уставшим, словно этот разговор его сильно вымотал, — если ты считаешь, что это важно, то не лучше ли сделать директором домового эльфа?
— Нет, — Феникс покачал головой, сделав вид, что действительно обдумывает это предложение, — это будет слишком. Слизеринцы никогда не будут учиться в школе, где всем руководит домовой эльф. Но идея, несомненно, интересная... Полагаю, всех правонарушителей будут закармливать до смерти! С другой стороны, если директором станет Северус, ученики сами почувствуют себя домовиками. Ну, в общем, выбирая между ними, я выберу Северуса, — немного скомкано закончил он под печальным взглядом Дамблдора.
— Антуан, ты хоть когда-нибудь бываешь серьезным? — вопрос был задан таким тоном, что Гарри впервые решил ответить коротко и по существу.
— Поверьте Альбус, — огненные глаза опасно посветлели, — день, когда я стану серьезным, проклянет весь мир!
Что-то, в его словах, заставило старого волшебника совершенно иначе посмотреть на неожиданного соратника, не как на молодого, решительного, необычайно смешливого мага, а как на невероятно могущественное существо, способное беспрепятственно проникать в тщательно охраняемые помещения, подчинять своей воле опытных в легилименции и оклюменции магов, убивать без лишних сомнений и добиваться своих целей не считаясь ни с чем.
— Полагаю Северус действительно наилучшая кандидатура, — как ни в чем не бывало, продолжил Гарри, — думаю, многие ваши недоброжелатели заткнуться в тряпочку и будут умолять вас вернуться, после общения с ним. Ха, они-то бедняги думают, что вы, хитрый жук, пускай теперь пообщаются с ужасом Хогвартских подземелий, владыкой колб и склянок, повелителем ядов и химикатов, неподражаемым и неповторимым Северусом Снейпом!
— То есть, ты одобряешь? — пытливо уточнил Дамблдор, решив, что пока не время уточнять, какой смысл молодой маг вкладывал в свои слова. Для начала следовало разобраться с делами насущными, а потом, когда будет время всласть поломать голову над загадочной фразой, и не только над ней.
— Конечно одобряю! — важно кивнул головой Гарри, — еще как одобряю, но сомневаюсь, что он одобрит, он-то, бедняга, с незапамятных времен мечтает занять должность преподавателя по защите...
— Каждый должен чем-то жертвовать, — философски заметил директор, по мне так кресла в министерстве излишне жесткие...
— Не то что в Хогвартсе, — не то посочувствовал, не то позлорадствовал Феникс.
— Действительно, — согласился Дамблдор, — но, мне кажется, мы отклонились от темы. Что от меня требуется, кроме установки арки в Стоунхендже?

Так или иначе, маги, узнав, что министром стал Дамблдор, вздохнули с облегчением. Наконец-то появился человек, который возьмет власть в свои руки и даст достойный отпор Тому-чье-имя-нельзя-называть!
Все конечно громко возмущались безжалостностью убийцы, оборвавшего жизни заключенных в тюрьму Пожирателей Смерти, но тихо, между собой, маги одобряли этот поступок. Люди верили в Дамблдора, а благодаря столь радикальным методам борьбы, ведь никто не сомневался, что любитель лимонных долек узнал об убийствах раньше смотрителей Азкабана, люди поверили в победу. Исчезла атмосфера всеобщего испуга, исчезла подавленность. В Хогвартс начали возвращаться ученики, и Дамблдор официально заявил, что с мага известного под именем Черный Феникс, снимаются все обвинения. На вопросы журналистов министр таинственно ответил, что во время войны все средства хороши. Особенно когда война идет на два фронта, и бороться приходится не только против силы, но и против глупости.
Кто-то в этом заявлении услышал упрек, кто-то предупреждение, а кто-то угрозу. Какие-то гении провели параллели, и в мир вышла статья, в которой рассказывалось о "особом оружии" Альбуса Дамблдора, под именем Черный Феникс. Естественно сам Феникс был не в восторге от внезапно возросшей популярности, что незамедлительно доказал всем прокляв особо настырных поклонников, недоброжелателей и журналистов. А после того, как он прилюдно признался, что идея о ликвидации Пожирателей родилась в его голове, и он лично ее осуществил, желающих пообщаться с ним резко убавилось, впрочем, желающих подружиться тоже. Никому не хотелось становиться врагом мага, способного на такое, да что врагом, никто не хотел лишний раз попадаться ему на глаза, чтобы не дай Мерлин не вызвать его неудовольствие.
Через неделю, после того как министром стал Альбус Дамблдор маги решившие посетить Косой или Лютый переулки имели редкую возможность увидеть как по улице на огромной скорости, уворачиваясь от проклятий преследователя, мчится Черный феникс с абсолютно дикой улыбкой на лице, а за ним с криками:
— А ну стой мошенник гребаный! — бежит неизвестный темноволосый аристократ.
Как ни странно никто из прохожих не пострадал: никто не был сбит, никто не попал под проклятье, ни одна витрина не была разбита. Как будто бежали не люди, а призраки.
Когда на место происшествия прибыли авроры догонялки уже превратились в полноценную дуэль, правда словесную.
— Жулик! — рычал неизвестный мужчина, грозно потрясая пускающей искры, палочкой.
— Да как ты смеешь называть меня жуликом, мошенник! — с неизмеримым энтузиазмом кричал в ответ Феникс, стараясь чтобы расстояние между ним и "мошенником" не сокращалось.
— Что!? — возмущению мага не было предела, — ты еще имеешь наглость называть меня мошенником? бессовестный!
— Ты не прав, еще какой совестливый, просто не буду же я молча слушать, как ты на меня орешь. Отсюда следует вывод, чтобы принять активное участие в скандале нужно начать обвинять тебя, не важно в чем! Логично? Логично! — заговорчески подмигнув другу, ответил Гарри.
Том Реддл, а это был именно он, правда в своем человеческом обличье, зло рыкнул, явно выражая свое несогласие со словами Поттера, и левой рукой изобразил не совсем приличный жест, ясно дающий понять собеседнику, что он думает о нем и его логике.
— Фи, как вульгарно — хихикнул Феникс.
— Зато ясно, коротко и искренне! — гневно заметил Темный Лорд.
— Это кого ты назвал болтуном? — возмутился Гарри
Авроры, узнав в одном из главных героев, любимчика Дамблдора, поспешили связаться со своим руководством. Прибывший на Место происшествия Аластор Грюм смачно сплюнув на дорогу, отправил гонца к министру. Тот в свою очередь, в момент прибытия посланца обсуждавший с новым директором Хогвартса вопросы спонсирования школы, прихватив с собой Снейпа, без промедления отправился на место происшествия.
Маги почтительно расступились перед министром, пропуская его к аврорам, сиротливо стоящим у стены.
— Аластор? Кто это с ним? — немного удивленно вопросил Дамблдор, пристально вглядываясь в лицо "незнакомого" мага.
Северус Снейп мрачно хмыкнул, стараясь скрыть самодовольную усмешку, так и норовившую выползти на лицо. Он-то знал, КТО и с КЕМ сейчас ругались, и не сомневался, что сейчас и Альбус опознает в этом, уже не молодом мужчине, своего бывшего ученика. Однозначно, ради того, чтобы посмотреть на лица Дамблдора и Грюма когда до них дойдет, что перед ними Темный Лорд, стоило прожить эту жизнь!
И вот момент прозрения наступил!
— Быть не может! — изумленно пробормотал Дамблдор, судорожным движением поправляя очки. — Мерлин мой, да это же Том!
— Том? — вопросительно пророкотал Грюм, — погоди, — изуродованное шрамами лицо сильно перекосилось, а магический глаз перестал вращаться в глазнице, — ты хочешь сказать, что это Том Реддл?
— Тот-кого-нельзя-называть!? — ахнул кто-то из аврор.
Новость распространилась за считанные секунды, началась паника, маги спешно покидали место, где выясняли отношения два великих мага. Альбус Дамблдор и Аластор Грюм, застыли, не в силах поверить в то, что видели их глаза.
— Ты просто завидуешь моему таланту складно излагать свои мысли! — гневно вопил Феникс.
— Мысли? — расхохотался Темный Лорд, — под мыслями, ты имеешь в виду ту ерунду, что посещает твою голову? Единственное, что ты умеешь, так это складно врать, если к твоим паклам прицепить бубенчики, то ты будешь похож на того, кем в действительности являешься! Тебе следовало это сделать сразу, как появился, чтобы люди не обольщались на твой счет!
— Да ты на себя посмотри, червяк слизеринский! — не оставался в долгу Гарри, — побрил голову налысо, срезал нос, вставил в глаза фонарики и еще что-то про меня говорит!
— Это кто тут насчет фонариков в глазах заикнулся? — вскипел Вольдеморт.
— Брать надо! — с фанатичным блеском в глазах прошептал Грозный Глаз.
— Обоих?— уточнили авроры.
— Вам что, жизнь надоела? — Снейп с непередаваемым презрением покосился на окружающих его идиотов, — вы себя кем возомнили? Обоих… — последнее слово было сказано с такой издевкой, что покраснел даже Грюм, — суньтесь к ним, и от вас мокрого места не останется!
— Северус прав, — спокойно кивнул министр.
— Но Вольдеморт… Такой хороший шанс, здесь и Феникс, и я, и ты, мы втроем с ним легко справимся!
— Нет Аластор, — Дамблдор кинул на разгоряченного друга печальный взгляд, — вспомни, что говорил Антуан, неужели ты не понял, что они друг друга давно знают? Если мы сейчас нападем, не сомневаюсь, Феникс, встанет на его сторону.
— Но… — Грюм насупился
— Сэр, мы поставили противоаппартационный барьер, что дальше? — отрапортовали авроры.
— Ничего, — безмятежно отозвался министр, вытаскивая из кармана пакетик с лимонными дольками, — угощайтесь. И господа авроры, я настоятельно советую забыть, то, что вы тут увидите, в этой истории даже я ничего не понимаю.
— Но, что их связывает? — растеряно пророкотал Грозный Глаз. — Феникс… Он же боролся против Вольдеморта.
— Не против Вольдеморта, а за себя, — поправил его Снейп, — и… я не имею права раскрывать его тайны, но одно скажу, он сильно изменился после битвы за Хогвартс. Именно тогда он окончательно сформировался…
— Гм, — Дамблдор задумчиво кивнул, словно подтверждая свои мысли — значит сформировался… И после этого они с Томом нашли общий язык… Как ни странно это слышать, но сейчас они ругаются как хорошие друзья.
— Так и есть, — спокойно подтвердил Снейп.
В это время словесная дуэль перешла в новую стадию. Ни на секунду не прекращая ругаться, Темный Лорд и Черный феникс начали перекидываться заклятиями, причем такой силы, что даже министр почувствовал себя не в своей тарелке. Итогом стал вымокший до нитки Вольдеморт и позеленевший Черный Феникс.
— Гм, на чем мы остановились? — немного неуверенно спросил Поттер.
— Не помню, — пожал плечами Том Реддл, — но предлагаю прерваться, лично я проголодался.
— Пожалуй ты прав, — согласился Гарри, — я что-то тоже есть хочу. Предлагаю быстренько смотаться к тебе за вином, в Хогвартс за едой, и поесть, где-нибудь на природе, я даже знаю где.
— Хорошая идея, — согласился Темный Лорд, — только надеюсь не как в прошлый раз, когда мы угодили в зыбучие пески?
— Так это когда было? — возмутился Гарри, подхватывая Вольдеморта под локоток, — тем более ничего страшного не произошло.
— Ага, а мне пришлось поднимать в воздух чертову уйму песка, чтобы тебя откапать!
— Зато весело провели время, и увидели песчаного дракона!
— Ну для кого как… — проворчал Риддл, — сомневаюсь, что дракону было весело, ты так вцепился ему в хвост, что бедняга наверняка до конца жизни его поджимал.
И странная парочка исчезла, оставив аврор в совершенном недоумении.
— Но мы же поставили барьер, — вслух удивился один из них.
— Да насрать ему на вас, и на ваш барьер! — зло рыкнул на них Грюм, — убирайтесь отсюда, и что б ни слова никому, понятно?
— Да сэр! — без энтузиазма ответили авроры, и поспешили скрыться.
Директор Хогвартса, Министр магии и Глава аврориата молча покосились друг на друга.
— Может чайку? — нейтральным тоном предложил Дамблдор.
— Было бы неплохо, — согласился Снейп
Грюм угрюмо кивнул.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Двуликий (Жизнь с двумя лицами, рейтинг - PG-13, фандом - ГП.)
Страница 8 из 9«126789»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017