13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 10123910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Столкновение (Ден Браун нервно курит в уголке! рейтинг - R, фандом - ГП.)
Столкновение
13-stationДата: Понедельник, 06.04.2009, 17:01 | Сообщение # 1
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
автор - CrossFire
размер - макси
рейтинг - R

Столкновение

Пролог

Ночь была поистине ужасной. Сильнейшие порывы ветра превращали шедший не переставая ливень в мельчайшую, режущую как стекло пыль, которая с огромной силой врезалась в похолодевшую землю. Тяжелые свинцовые тучи заволокли небо целиком, оставив лишь мрак, непроглядную темноту. Казалось, что все живое старается спрятаться, укрыться подальше от страшной бури, дождаться момента, когда снова выглянет солнце и круговорот жизни возобновится с новой силой…
Однако, похоже, не всем живым существам был по душе подобный план. Посреди равнины, открытая всем ветрам, стояла одинокая темная фигура: высокий худой человек в плаще с капюшоном. Он стоял неподвижно, не обращая внимания на царящий вокруг хаос, и тихо бормотал себе под нос какие-то слова, иногда прерываясь и обводя взглядом сооружение, окружавшее его. Несколько десятков огромных камней образовывали окружность, в центре которой стоял неизвестный; огромные глыбы, неподвластные стихиям и времени, наследие древних, вечно напоминающее о них живущим…
- Мой Лорд, - неожиданно раздался из-за одного из каменных истуканов молящий, едва слышный женский голос,- это невыносимо!.. То, что здесь обитает,…Я не могу… сдерживать его. Помогите! Здесь нельзя оставаться!..
Казалось, что с каждым словом силы покидают говорящего; звуки стали глуше, словно проходя через невидимую преграду.
-Успокойся, Белла, - прозвучал ответ незнакомца. Его холодный, безжизненный голос, казалось, нисколько не ослаб под влиянием неумолимой бури; неизвестный говорил, не прилагая усилий. – Скоро, уже скоро все закончится…
Женщина затихла, а ее спутник продолжил свой безмолвный диалог с пустотой, изредка проводя рукой вдоль шершавой поверхности глыб вокруг него. Через некоторое время стало слышно его бормотание: «Что-то не так… Он должен быть здесь, больше негде…»
-Да! Я нашел! – неожиданно разорвал воздух торжествующий вопль, а за ним последовали слова, которые ни Беллатрикс Лестрейндж, сжавшаяся в комок за одним из камней, ни кто-либо другой из живущих никогда бы не понял. Слова давно умершего языка…
-Восстань, ты, дарующий жизнь и приносящий смерть!- продолжал человек в черном.- Приди вновь на эту землю, помоги мне продолжить твое великое дело!
Его призывы, по-видимому, были услышаны. Ветер усилился, превращаясь в настоящий ураган, воздух засветился ярко-красным огнем, зашипели испаряющиеся прямо в воздухе капли дождя. В следующее мгновение дрогнула земля, и из ее недр вырвался сметающий все на своем пути огненный вихрь, в мгновение ока поглотивший стоящего человека. Крик Беллы был заглушен ревом пылающего смерча…
Тому Риддлу казалось, что огонь сжигает его заживо, настолько сильной, невыносимой была боль. Адское пламя выжигало легкие, не оставляя сил даже на крик. И вот посреди этого вихря, совместного творения Плутона и Нептуна, раздался громовой голос:
-Кто ты?
-Мое имя Лорд Волдеморт, - прохрипел темный маг, и его тело тут же пронзила новая волна боли, заставившая его упасть на колени.
-Не лги мне, – продолжила пустота, и в ее словах было столько силы и власти, что даже тот, которого боялись называть вслух, задрожал от страха. Неизвестная сила была повсюду, и спрятаться от нее не представлялось возможным. – Это не твое имя.
-Да… Риддл. Я Том Риддл.
-Верно, - согласился невидимка.- Что тебе нужно?
-Я пришел освободить тебя. Я надеялся, что смогу помочь тебе продолжить то, что ты начал много веков назад…
-Ты уверен, что способен на это? – спросило пламя, и Риддлу даже не понадобилось отвечать: он почувствовал, как невидимая рука достает из его памяти воспоминания. - Твои деяния, быть может, сеют страх в этом мире, но для меня твоя сила – ничто.
И, словно в подтверждение этих слов, Риддла подбросило в воздух и с силой впечатало в грунт, затвердевший от высокой температуры. Агония была ужасна, но Волдеморт все же смог подняться на ноги и выпрямиться.
- Да, ты намного сильнее меня, - с трудом проговорил он. – Но даже ты не сможешь остаться в этом мире без моей помощи. Слишком многое поменялось, теперь расстановка сил другая. Если будешь один, то проиграешь.
Сказав это, Риддл затих, ожидая своей участи. Он не сомневался, что за подобную дерзость древний дух мгновенно испепелит его и развеет прах по ветру. Однако реакция оказалась совершенно другой…
– Ты сильнее, чем кажешься на первый взгляд. – Огонь, окружавший мага, немного утих. - Что ж, возможно остались все-таки на земле еще достойные волшебники. Ты освободил меня и хочешь помочь? Да будет так!
После этих слов раздался взрыв, выбросивший в небо огромный столб пламени, от которого отделилась темная фигура и медленно спустилась вниз, мягко приземлившись на землю.
-Белла? – позвал Волдеморт, оглядываясь.
Он увидел ее, лежащую без сознания на том же месте, где и оставил. Подойдя к ней, маг поднял ее на руки и развернулся, собираясь уходить.
-Теперь наши судьбы неразделимы, - прошипело нечто в сознании Риддла. – Если выиграю я, выиграешь и ты, но запомни, провал будет твоим концом.
- Я не подведу тебя, - произнес Волдеморт вслух и, легко оттолкнувшись, взмыл в небо, через секунду растворившись во вспышке пламени…

США. Вашингтон, округ Колумбия
Штаб-квартира Национального Разведывательного Управления
13 июня 2004 года.
22 часа 30 минут по местному времени

Джейсон Пек медленно шел по узкому коридору, чуть освещенному светом галогеновых ламп, по направлению к выходу из здания управления. Честно говоря, день у главы Центра Контроля над Альтернативными Угрозами не задался с самого начала. Сначала совещание по бюджету, на котором ему пришлось вновь яростно отстаивать жизнеспособность своего отдела перед кучкой безмозглых идиотов, которые дальше своего носа ничего не видят и считают своим долгом угробить его проект с целью экономии средств, затем ссора по этому же поводу со своим заместителем Дуэйном Палмером, и под конец - окончательно испортившее настроение сообщение о новых технических проблемах при реализации программы спутникового слежения «Атлант». «И все же, за что мне такая жизнь?» - думал Джейсон, проходя процедуру идентификации на выходе из недр штаб-квартиры НРУ. – «Интересно, а что дальше: мне позвонят и скажут, что к Земле летит огромный астероид, и мы все погибнем? Нет в этом, конечно, есть свои плюсы, я хотя бы не увижу этих кретинов…» С такими «веселыми» мыслями Пек прошел через КПП и отправился к своей машине.
Открыв дверь «Форда» и сев за руль, Джейсон пристегнулся и собирался уже тронуться с места, как вдруг его сотовый телефон подал признаки жизни, оповещая хозяина о том, что кто-то изъявил желание с ним поговорить.
-Наверное, астероид, - усмехнулся мужчина, но тут же посерьезнел, обратив внимание на номер, высветившийся на дисплее аппарата. Осознав, кто именно добивается его внимания, Джейсон быстро подключил мобильный к бортовой сети автомобиля, включил систему шифрования и перевел сигнал на встроенный в подголовник водительского кресла наушник. Первые несколько секунд из динамика раздавалось только тихое шипение и треск – система шифрования переговоров, разработанная компанией «E-Systems», синхронизировала каналы, заполняя их помехами таким образом, чтобы прослушивание было невозможным. Затем послышался голос собеседника.
-Сэр, у нас серьезные проблемы, - сообщил он Пеку
-Это я уже понял, - резко ответил Джейсон. – Что конкретно?
-Это вязано со «Сталкером».
Сказанное заставило Джейсона похолодеть. У него перед глазами калейдоскопом пронеслось все, связанное с этим проектом: бесконечные споры с представителями комитета по бюджету, трения с руководством АНБ, красноречивые взгляды коллег, говорившие нечто в духе «Ну все, окончательно с катушек съехал». И все это для того, чтобы было дано согласие на установку некоего нового оборудования на разведывательный спутник Агентства Национальной Безопасности под названием «Кассиопея». Оборудования, которое, как надеялся Пек, никогда не понадобится. Оборудования, которое несведущие люди в правительстве считали ненужным барахлом. Оборудования, про которое он знал одно – если от него придет сигнал, это не будет сулить ничего хорошего.
-Несколько минут назад в Англии был зафиксирован чрезвычайно мощный выброс магической энергии. Вероятнее всего, остальные, обычные системы ничего не засекли, хотя утверждать не берусь, возможно, действо сопровождалось термической активностью. В общем, наши коллеги из НРУ могут и наделать шуму. Точные координаты скоро будут, но приблизительно могу сказать и сейчас…
- Не надо, - оборвал собеседника Джейсон. – Мощность?
- Уровень пять.
- Боже… - выдохнул Пек. Такого на его памяти еще не случалось. – Мы… Нужно срочно выяснить, что это означает и кто или что за этим стоит.
- Ну, на второй вопрос мы легко найдем ответ, хотя над терминами «кто» или «что» я бы серьезно подумал. Волдеморт. – Джейсон вновь вздрогнул. – И в свете этого факта, я не думаю, что ответ на первый вопрос нам понравится…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 06.04.2009, 17:03 | Сообщение # 2
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 1.

Меня больше нет,
Все то, что со мною уйдет
Весь страх потеряет смысл,
Этот мир ничто не спасет.

Amatory

Великобритания, окрестности Стоунхенджа.
9 июля 2004 года
20 часов 30 минут по местному времени.

Гарри бежал изо всех сил, сжимая в руке палочку. Он не обращал внимания ни на постоянно попадающиеся ему под ноги кочки и выбоины, плохо видимые из-за наступающей темноты, ни на пронизывающий холодный ветер, ни на крики своего лучшего друга Рона Уизли, отставшего от него метров на двадцать. Доводы рассудка о том, что его затея – самое настоящее самоубийство были начисто вытеснены одной единственной мыслью: «Она не умрет. Только не она. Ты ее не получишь, Риддл».
А ведь это лето изначально не предвещало никаких неприятностей. Более того, Дамблдор, понимая, что парню приходится несладко после смерти Сириуса Блэка, дал свое согласие на его временное переселение в штаб-квартиру Ордена Феникса – дом, который согласно завещанию крестного принадлежал Гарри. Тот, в свою очередь, был рад любой возможности покинуть своих тетю и дядю, и с радостью принял предложение директора, несмотря на то, что вид мрачного здания по адресу Площадь Гриммо, 12 вызывал множество негативных воспоминаний. Рон и Гермиона старались помочь, как могли: часто писали Поттеру письма, в которых уверяли, что в скором времени приедут, и ему, Гарри, не придется больше скучать в полупустом доме. Так и случилось – за два месяца до конца каникул лучшие друзья Малчьика-Который-Выжил сумели-таки уговорить родителей отпустить их проведать друга, и в один прекрасный день вместе появилось в штабе. Сказать, что Гарри был рад – значит ничего не сказать: они смогли наконец отвлечь его от мыслей о гибели крестного и о пророчестве, которое тяжким грузом легло на плечи юноше. Дни напролет ребята проводили вместе, болтая о всяких пустяках, прогоняя мысли о войне, которая так или иначе должна была вскоре разразиться.
Так и случилось; гораздо раньше, чем Орден успел подготовиться, Волдеморт нанес удар. Целью Темного Лорда стала Гермиона: она просто исчезла из дома, надежно охранявшегося защитными заклятиями и самыми сильными светлыми магами, и никто не мог найти ее. В тот день сам Дамблдор, Люпин и Грюм ели смогли удержать Поттера от того, чтобы отправиться на поиски подруги самостоятельно – в конце концов, им пришлось его оглушить, причем для этого им потребовалось дважды использовать заклятие Stupefy. После того, как парень пришел в себя, Рон рассказал ему, что на поиски Гермионы брошено множество элитных отрядов Авроров по всей стране, на что сам Гарри только недобро усмехнулся: «Они не сладят с Волдемортом, даже если он сам с поднятыми руками придет в Министерство сдаваться!» и подкрепил свое мнение парочкой непечатных выражений, в чем Рональд его от души поддержал.
Мысль о том, что ему приходится сидеть, сложа руки, выводила Гарри из себя. Он точно знал, что, а вернее, кто нужен Темному Лорду, и с каждым днем все больше склонялся к мысли, что действовать придется самостоятельно. Волдеморт, по-видимому, думал так же…
«Темнота окружала со всех сторон… Палочки с собой не было, и осветить путь не представлялось возможным, поэтому Гарри брел по полю, абсолютно не представляя, куда держит путь. Его не покидало впечатление, что он находится в каком-то другом мире, где физические законы действуют несколько по-другому: окружающий воздух, казалось, стал плотнее обычного в несколько раз; пространство напоминало русло реки, давящее мощным течением. Парня до костей пронизывал холод, сразу напоминавший о дементорах, ему показалось, что он вновь начинает слышать крики родителей, какие-то взрывы и свист ветра. Неожиданно прямо перед ним сверкнула яркая вспышка, и Гарри почувствовал, что не может пошевелиться, словно на нем применили Petrificus Totalus. Попытки двинуться не привели ни к чему, ощущение беспомощности только усилилось.
- Гарри Поттер, - раздалось из темноты, и перед мальчиком из ничего появилось лицо его заклятого врага. – Я ведь предупреждал тебя…
Этот голос наполнил Гарри яростью, которая придала силы: парень дернулся в своих неосязаемых кандалах, сжигаемый одним желанием – уничтожить, растерзать мерзкую тварь, стоящую прямо перед ним.
- Хватит! – крикнул он – Где она?
- Я вижу, ты предпочитаешь перейти к делу, хорошо, - кивнул темный маг, и его лицо стало прозрачным, уступая место другой картине. Гарри увидел Гермиону – она находилась внутри какого-то странного купола в центре странного вида сооружения, которое показалось Поттеру смутно знакомым. Он попытался вспомнить, где мог его видеть, но его размышления прервал голос Волдеморта.
- Я уверен, что ты понял, где меня искать, - сказал он. – Я жду тебя. И запомни, даже если с тобой будет полк Авроров, я справлюсь, а девчонка умрет. Так что не разочаровывай меня. До встречи…
Сверкнула новая вспышка, еще мощнее первой…»
Гарри проснулся в холодном поту и мгновенно вскочил с кровати. Теперь, не видя перед собой убийцу своих родителей, он разу же вспомнил постройку, которую видел во сне – это был Стоунхендж. Мельком глянув на спящего Рона, гриффиндорец быстро оделся, взял волшебную палочку и вышел из комнаты. Он не имел ни малейшего понятия, ни о том, как выбраться из дома, не притащив за собой хвост из подразделений мракоборцев, ни о том, как добраться до цели: его уже учили аппартированию, но он сильно сомневался, что сможет переместиться на такое значительное расстояние. Однако, несмотря на это, Гарри собирался исполнить свой долг и спасти подругу. Для себя он уже решил, что тому, кто попытается ему помешать, сильно не повезет.
-Гарри? Что это ты делаешь?
Поттер вздрогнул: из спальни спускался заспанный Рон, которому, впрочем, хватило одного взгляда на друга, чтобы понять, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Он в одно мгновение оказался рядом с товарищем.
- В чем дело, друг? Куда ты собрался? Ты что-то знаешь, да?
Гарри стоял, не зная, что предпринять. Он прекрасно понимал, что Рон, хотя и переживает за Гермиону не меньше него самого, никогда не позволит ему осуществить задуманное. Либо сам попробует остановить, либо поднимет шум и тогда… Мальчик-Который_Выжил не хотел даже думать о возможном исходе.
- Да, Рон, знаю. Но…
-Я с тобой, - твердо сказал Рональд Уизли, сжав кулаки. Его глаза загорелись, и он развернулся, собираясь идти за одеждой. Секунду или чуть дольше Гарри стоял, переваривая услышанное, затем выхватил из кармана палочку и направил ее на друга.
-Рон, я не могу этого позволить, прости…
Договорить он не успел: тяжелый удар обрушился на его скулу, и Поттер упал в оказавшееся рядом кресло, ошеломленно глядя на нависшего над ним парня, весь вид которого говорил о готовности идти до конца.
- Если не хочешь повстречаться с мракоборцами, давай двигать отсюда быстрее. Аппартировать будем, верно?..

«Так мы и оказались здесь. Мы…»- мелькнула у Гарри мысль, после того как картинки нескольких прошлых дней калейдоскопом пронеслись перед глазами, когда он несся по направлению к группе огромных камней, величественно возвышавшихся над землей.
- Гарри, стой! Стой, черт тебя возьми! – кричал сзади Рон, - Я не успеваю за тобой!
«Это и хорошо - подумал Поттер, ускоряясь. – Он вообще не должен здесь быть!» Но, словно в ответ на эти мысли, Рон догнал друга и схватил за плечо, разворачивая к себе.
- Мы идем вместе, ты не забыл? Я хочу пасти ее, так же как и ты, слышишь! И я буду тобой до конца! – Уизли уже кричал.
Гарри посмотрел на него и коротко кивнул, после чего они вновь со всех ног кинулись к своей цели…
Стоунхендж встретил юношей гробовой тишиной, изредка нарушаемой лишь шелестом травы, гнущейся под легким ветерком. Им сначала даже показалось, что на самом деле здесь никого нет, но их сразу же разубедил в этом тихий, но от этого не становящийся менее зловещим голос:
- Приветствую тебя Гарри Поттер.
Гриффиндорцы резко развернулись в сторону говорившего, но в то же мгновение их палочки вылетели у них из рук и исчезли в темноте, а сами они поднялись в воздух и зависли в нескольких над травой.
- Гарри, Гарри, я ведь предупреждал тебя, что не стоит пытаться помешать мне, - проговорил Волдеморт, подходя ближе. Если бы Поттер не был уверен в обратном, он бы подумал, что в этот момент тот ухмыляется. «Спокойно, только спокойно, - подумал он, стараясь не дать нахлынувшей на него волне ярости потерять над собой контроль. – Если я сейчас сорвусь, нам всем конец. Нужно отвлечь его, дать Рону и Гермионе возможность уйти».
- Итак, ты получил, что хотел, верно? – проговорил Поттер, глядя прямо в глаза волшебнику, стоящему перед ним. – Ну, так давай же, отпусти меня, дай мне мою палочку и закончим с этим.
- До чего же ты предсказуем, Гарри Поттер, - медленно, словно растягивая удовольствие от этого момента, ответил на этот выпад Темный Лорд. – Воистину, вот настоящее благородство – пожертвовать собой ради спасения друзей. Только вот ты упускаешь один момент: твое самопожертвование их не спасет. Они умрут вслед за тобой…
«Да говори, говори, большой В., - несознательно спародировал Гарри свое обычное обращение к сыну своих тети и дяди по отношению к Волдеморту. – Чем дольше ты тянешь…»
- Но что-то я отвлекся, - опомнился темный маг. – Пора бы уже и начать наше веселье.
Гарри успел только подумать, что эти слова даже для Волдеморта были несколько странными, когда тот повернулся к Уизли и прошипел: «Crucio». Крик Рона был ужасен, он извивался в своих магических путах, мышцы напряглись так, что, казалось, готовы лопнуть. Гарри, испытавший это заклятие на себе, знал, что чувствует его друг, и также рванулся, пытаясь освободиться и помочь.
- Нет!!! Не трогай его, слышишь! Не смей! – Гарри знал, что по его щекам текут слезы бессилия, но ничего не мог с этим поделать. – Тебе ведь нужен я! Я здесь, и если ты не трус, то выйдешь на бой против меня!!
Но Волдеморт не обращал внимания на крики юноши; продолжая пытку, он даже не смотрел в его сторону.
- СМОТРИ НА МЕНЯ!!! – Гарри даже не узнал свой собственный голос: столько ярости и боли было в нем. Все его чувства исчезли, осталась только жгучая смесь гнева и страха за жизни своих друзей, которая действовала на парня как катализатор. Он вдруг почувствовал, что невидимые веревки, охватывающие его тело, ослабли, и смог одним резким рывком сбросить их с себя, после чего подлетел к Волдеморту и, за неимением лучшего способа, со всей силы ударил того кулаком в лицо. Маг в изумлении отшатнулся и, потеряв концентрацию, опустил палочку. Рон упал на землю с высоты нескольких метров и остался лежать без движения, а в следующее мгновение Гарри, решивший было, что все закончилось, понял, что жестоко ошибся. Мальчик поднялся в воздух, но уже без помощи магии – рука Волдеморта сомкнулась у него на горле так стремительно, что он даже не успел осознать, что произошло. Стало трудно дышать, мир перед глазами завертелся и смазался, шею, словно зажали в тиски. Сквозь глухой шум в ушах к юноше пробился яростный шепот Темного Лорда:
- Сейчас ты умрешь! – хватка усилилась и Гарри, уже теряя сознание, поразился неожиданной силе Риддла. «Раньше за ним такого не наблюдалось – подумал Поттер. – Черт, наверное, это из-за удушья. Я уже заговариваюсь. Стоило столько раз переносить проклятия, чтобы быть задушенным…»
В этот момент все неожиданно прекратилось; в легкие живительной струей ворвался воздух, и парень, закашлявшись, осел на землю. Загадка таинственного спасения разрешилась довольно быстро: замелькали лучи заклинаний, посланных прибывшими членами Ордена Феникса, среди которых были Дамблдор, Тонкс, Люпин, Грозный Глаз; оставшуюся часть группы составляли оперативники Министерства Магии.
- Оставь мальчика, Том. – Дамблдор нацелил палочку на Риддла, дав остальным сигнал рассредоточиться. Волшебники немедленно стали окружать Темного Лорда, не выпуская его из виду, а Грюм быстро установил антиаппартационный барьер. Волдеморт в этот момент рассмеялся, причем на удивление начавшего постепенно приходить в себя Гарри, довольно искренне.
- Ты думаешь, что ты и твои приспешники можете остановить меня? Правда? – темный маг явно веселился. – Старик, ты явно теряешь хватку. Если бы ты хоть отдаленно представлял, с чем имеешь дело, то взял бы с собой полк Авроров, а не этих никчемных идиотов. Ваша разведка раньше работала гораздо лучше. Смотри!
Гарри огляделся, пытаясь понять, где палочка Волдеморта и предугадать, что произойдет дальше, но Риддл и не думал ею пользоваться; сделав сложное движение кистью, он выпустил яркий огненно-красный луч, который со свистом понесся в сторону Дамблдора.
Из памяти Гарри еще не стерлись воспоминания о битве двух этих магов в Отделе Таин, поэтому он со страхом ждал реакции директора Хогвартса: сможет ли он отбить атаку? Альбус же, вместо того, чтобы поставить щит, направил навстречу свое заклинание: синий переливающийся шар. Два заклятья столкнулись в воздухе, взорвавшись с оглушительным грохотом, а последовавшая за взрывом мощная ударная волна сбила с ног всех, находившихся поблизости волшебников, включая Дамблдора. И… только Волдеморт остался стоять, даже не шелохнувшись.
- Неплохо, неплохо, - скривив рот в чем-то наподобие улыбки, проговорил он. – Но таким образом ты даже не сможешь прикоснуться ко мне. Вот пример подходящего средства.
С этими словами Темный Лорд взмахнул неизвестно откуда взявшейся палочкой, и ревущее пламя охватило двух Авроров из Министерства. Они не успели даже вскрикнуть, мгновенно превратившись в пепел, подхваченный ветром и осевший на остывающие под воздействием ночной прохлады камни Стоунхенджа.
- Мерзкая тварь! – закричал Люпин и с огромной скоростью послал в Волдеморта три заклятья подряд, которые тот, нисколько не напрягаясь, отразил. Двое Авроров, стоявших рядом с ним, последовали его примеру, но темный маг в ответ произнес всего два слова: “Avada Kedavra”. Из его палочки одновременно вылетели два зеленых луча, настигших атаковавших его волшебников. Люпин чудом ушел с пути смертельного сгустка энергии.
- Что-то мне стало скучно с вами, - покачал головой Волдеморт, опуская оружие. – У меня есть более важные дела. И да, кстати, - он повернулся к сидящему на земле Поттеру, – Ты ведь за ней пришел, верно? Не буду лишать вас возможности повеселиться еще немного.
Сверкнула яркая вспышка, Риддла окружил огненный вихрь, который через секунду исчез. Темный Лорд покинул поле боя, и на том месте, где он только что стоял, Гарри увидел Гермиону. В памяти сразу же возникла картинка из сна: ее окружал какой-то энергетический купол в виде полусферы темно-синего цвета, радиус которой составлял около двух метров и, насколько Гарри мог судить, постепенно уменьшался. Девушка была сильно испугана, но цела, и в данный момент это было важнее всего. Поттер с облегчением вздохнул, но, вспомнив о Роне, мгновенно развернулся и подбежал к поредевшему отряду мракоборцев.
- Где Рон? – выкрикнул он – Что с ним?
- Я здесь. – Хриплый голос друга раздался сбоку, и Гарри увидел Рона, которого поддерживала Тонкс. – Я в порядке.
- По тебе не скажешь, - нервно усмехнулся Гарри – естественная реакция организма в попытке сбросить напряжение. – Выглядишь ты не очень здорово.
- На себя посмотри, огрызнулся Уизли, но все же через силу улыбнулся.
-Чувство юмора на месте – значит, жить будет, - произнес Грозный Глаз, подходя ближе к друзьям. – Хотя ставить на это я бы не стал: с вами еще предстоит серьезно поговорить и разобраться, какого черта вы опять полезли искать неприятности на свои…
Высказать свое мнение по поводу поведения юношей Грюму не дал Ремус Люпин. Он прервал начавшего закипать Аврора:
-Аластор, я думаю, у нас еще будет время на это. Пока у нас другие проблемы: необходимо вызволить Гермиону и уходить отсюда. У тебя есть идеи насчет этой штуки. – Бывший преподаватель Защиты указал на купол.
- Не имею представления, что это, - ответил Грюм, и остальные работники Министерства кивнули, выражая свою солидарность в данном вопросе. После этого все, как по команде, повернулись к Альбусу Дамблдору, и в этот момент Гарри похолодел от ужаса. Он увидел на лице старца выражение полной растерянности – чувства, которого, как полагал Поттер, директор никогда не испытывал. Если быть до конца честным, в сознании мальчика укоренилась мысль, что если Дамблдор не знает чего-то о магическом мире, то этого просто не существует.
- Альбус? – обратился к Дамблдору Люпин.
- Я не знаю… - еле слышно прозвучал ответ. – Не знаю, что это.
Гарри увидел, как вздрогнул Рон, как побелели от напряжения пальцы сжимающей его плечо Тонкс.
- Я не ослышался? – прохрипел Грозный Глаз.
- Нет. – Дамблдор опустил голову. – Я действительно не знаю. Впервые вижу подобное.
- Откуда у Того-Кого-Нельзя-Называть такая сила? – спросила Тонкс. – У него даже дыхание не сбилось…
- Это неважно, - резко прервал ее Гарри и перевел взгляд на директора. – Вы правда ничего не сможете сделать?
Дамблдор посмотрел на юношу, затем на перепуганную Гермиону.
- Я попробую.- С этими словами он подошел к куполу и стал произносить различные заклинания, многие из которых, судя по виду стоявших поблизости Авроров, были очень редкими и малоизвестными. Купол, возвышавшийся над Гермионой, окутало что-то наподобие тумана, который светился ярким белым светом; он сгущался над поверхностью полусферы, будто пытаясь проникнуть сквозь ее оболочку, но тут же отступал: видимо темная сила, поддерживающая стену, блокировала попытки Дамблдора. Гарри с замиранием сердца следил за его действиями, и с каждой минутой надежда таяла, уступая место отчаянию. Однако рассудок не сдавался, подбрасывая мысль за мыслью, и когда обессиленный Дамблдор вернулся к ожидавшим его волшебникам, Поттер уже знал, что делать.
- Я не смог, - проговорил Альбус. Создавалось впечатление, что ему приходится буквально выталкивать слова из себя.
- Возможно, нам следует вызвать специалистов из Отдела Тайн? – начала Тонкс.
- На это нет времени, - оборвал ее Грюм. – Чертов купол уменьшается и, зная Темного Лорда, смею утверждать, что ничем хорошим это не закончится.
- Нимфадора права, - сказал Дамблдор. – Нужна помощь министерства, мы здесь бессильны.
- Нет, профессор. – Все повернулись на голос. Гарри Поттер неподвижно стоял, сжимая в руках волшебную палочку и не сводя глаз с купола. – При всем уважении… Тут вы ошибаетесь…

США. Вашингтон, округ Колумбия.
Станция слежения Центра Контроля над Альтернативными Угрозами.
9 июля 2004 года.
20 часов 45 минут.

Патрик О’Нил сидел в операторной и со скукой поглядывал на мониторы слежения, на которые стекалась практически вся информация от разведывательного оборудования центра. Несмотря на немилость вышестоящих чиновников, его было все еще довольно много. Их ведомство имело ограниченный доступ почти ко всем техническим средствам АНБ, включая самолеты ДРЛО E-3 “Sentry”, станции радиолокационного и акустического слежения и даже спутниковые системы, наподобие недавно запущенного “Сталкера”. В связи этим приборов контроля в данном здании было более чем достаточно, и в этот вечер именно Патрику приходилось с ними управляться. Двое его напарников в данный момент спали в комнате отдыха: их смена закончилась два часа назад.
Перед О’Нилом постоянно мелькали знакомые до рези в глазах картины: термографические снимки, спектрограммы сигналов, цифровые последовательности, описывающие, по словам его начальника Джейсона Пека, некие процессы, имеющие стратегическое значение для безопасности государства. Сам Патрик, впрочем, никогда энтузиазма шефа не разделял, однако не показывал этого явно и всегда исправно выполнял возложенные на него поручения. Пек был человеком со странностями, но говорить о нем, как о плохом руководителе ни у кого не повернулся бы язык: так долго отстаивать жизнеспособность отдела, на котором остальные уже давно поставили крест смог бы далеко не каждый. Именно за это О’Нил уважал директора.
Этот вечер, как и большинство других, не предвещал ничего интересного, поэтому внимание Патрика было рассеяно. Если быть точным, он почти что спал, и только негромкая музыка, льющаяся из радиоприемника, не давала ему полностью потерять контроль над собой.
- Черт, ну и скука, - проговорил он, потягиваясь в крутящемся кресле. – Наверное, как раз на такой работе люди становятся алкоголиками.
Мужчина встал и принялся ходить по небольшому помещению, разминая затекшие мышцы. Затем приготовил себе чашку кофе и, отпив немного, вернулся за пульт. За время его отсутствия ничего заслуживающего внимания не произошло: на мониторах по-прежнему отображалась дежурная информация. Чтобы хоть как-то развлечься Патрик запустил профилактическое тестирование системы, которое завершилось через несколько минут рапортом об отсутствии ошибок. «Хоть бы неисправность какая-нибудь вылезла что ли, - подумал про себя О’Нил и, усмехнувшись, поставил чашку с кофе на стол. Пять минут спустя он уже задремал…
… Писк терминала заставил Патрика поднять голову с клавиатуры компьютера и, с усилием разлепив веки, взглянуть на монитор. Увиденное мгновенно прогнало остатки сна; О’Нил резко вскочил, опрокинув кресло, и запросил систему дать дополнительные сведения на основной экран. На большом, в половину стены, дисплее возникло изображение Британских островов, на территории которых была выделена красным цветом небольшая точка. Рядом появилась колонка цифр, несущих предварительную информацию о происшествии. Патрик знал, что аппаратура центра в реальном времени анализирует поток данных, прогоняет образец поступившего сигнала через спектральные анализаторы и фильтры, и чуть позже даст более подробную картину произошедшего, однако и предварительной оценки хватило, чтобы сделать вывод: было зафиксировано то-то из ряда вон выходящее.
- Джон, Альфред, давайте быстро сюда! – крикнул О’Нил, включая сигнал оповещения. – У нас тут, похоже, нечто серьезное!
Уже через полчаса от тишины и спокойствия станции ничего не осталось: люди напряженно всматривались в экраны, шуршали жесткие диски компьютеров, на которые записывалась все новая информация, звонили телефоны. Казалось, что такая обстановка была постоянно – так быстро все изменилось.
Джейсон Пек прибыл спустя тридцать пять минут после получения сигнала.
- Что здесь? – коротко спросил он, подойдя к основному дисплею.
- Сэр, у нас чрезвычайно мощный выброс энергии, - отрапортовал Альфред Брайс, один из операторов центра. - Излучение только в кси-диапазоне, уровень четыре, не классифицирован.
- Местоположение?
Вместо ответа Брайс вывел на экран картинку, полученную со спутника, увидев которую Пек похолодел: то же самое место, что и месяц назад! Первый случай прошел незамеченным, но если волшебные катаклизмы будут и дальше происходить с такой частотой все так или иначе выплывет наружу. О последствиях Джейсон боялся даже думать.
- Анализ уже проведен? – продолжил он вслух.
- Да, сэр, - доложили ему техники, и на главном дисплее появилось изображение спектральной картины. У Пека уже был некоторый опыт работы с магическими сигналами, поэтому кое-что ему удалось понять сразу же: происшествие было вызвано темными силами. «Волдеморт!» - это имя первым пришло в голову Джейсону еще до того, как его сознание смогло переработать полученную информацию. – «Это может быть только он. Вызвать выброс четвертого уровня это ведь не «Lumos» наколдовывать».
- Вы уверены, что обычная аппаратура не сможет засечь это?
- На сто процентов, - заверил Пека О’Нил, сверяясь с показаниями приборов. – Излучение было очень мощным, но остальные частоты не затронуло…
Не успел оператор закончить, как система оповещения снова сработала, предупреждая об активности в наблюдаемой области. Брайс сразу же склонился над монитором, и его глаза расширились от удивления и … страха. Именно это чувство проявилось на его лице, пока он смотрел на данные, выдаваемые машиной.
- Боже мой, сэр! – его голос чуть ли не срывался на крик. – Новый всплеск излучения, уровень пять! Проникновение в соседние диапазоны!
- Резкий скачок интенсивности в инфракрасной сигнатуры! – сообщил О’Нил, побледнев, как полотно и стер пот с лица. Его пальцы сжимали стакан с остывшим кофе.
- Активный фоновый шум в КВ и УКВ диапазонах! Сильные помехи в радиосвязи! Напряженность магнитного поля увеличилась в несколько раз! – доклады понеслись непрерывным потоком, который грозил утопить ошеломленного Джейсона Пека, который в данный момент думал только об одном: «Что же там, черт возьми, происходит?!»

Великобритания, окрестности Стоунхенджа.
9 июля 2004 года.
То же время.

– При всем уважении… Тут вы ошибаетесь…
- О чем ты говоришь, Гарри? – Дамблдор вопросительно посмотрел на юношу, но тот, словно не слыша вопроса, отвернулся и взглянул на купол. Он действительно уменьшался; Гермионе пришлось сесть на землю, чтобы не соприкоснуться с его поверхностью.
- У нас нет времени ждать кого-либо, - сказал он. – К тому моменту как прибудет помощь, Гермиона уже умрет.
- Ну и что ты предлагаешь? – спросил Грозный Глаз.
- Не дать ей погибнуть, - прошептал Гарри, и прежде, чем окружающие его волшебники сумели среагировать, выхватил палочку, направил ее на себя и произнес заклинание. Яркий серебристо-белый луч ударил в его грудь, парень упал на колени.
- Гарри, нет!!! – это был крик Дамблдора. Люпин вздрогнул: ему никогда не приходилось видеть директора Хогвартса таким испуганным, и он понял, что произошло что-то действительно страшное. Альбус тем временем присел рядом с Гарри и схватил его за руку.
- Зачем, Гарри, зачем ты это сделал? – спросил Дамблдор, и подошедшие ближе Ремус, Грюм и Тонкс увидели выступившие у него на глазах слезы.
- Альбус, что происходит? – дрожащим от напряжения голосом спросила Тонкс.
- Я не дам ей погибнуть, - слабым голосом отозвался Гарри. Он уже пришел в себя после удара луча и медленно поднялся на ноги, поддерживаемый Дамблдором.
- Профессор, я могу попросить у вас помощи? – Поттера посмотрел на директора.
- Да, конечно. Гарри, я…
- Нет, профессор, не нужно. Я уже сделал свой выбор, и вы знаете, что ничего не изменишь.
- Может кто-нибудь все же объяснит нам, что все-таки происходит? – раздраженно спросил Аластор Грюм. – Альбус, что парень с собой сотворил?
- Это заклинание Абсолютного Света, - голосом человека, идущего на эшафот, ответил Дамблдор. – Очень редкое и очень мощное. Произнесший его волшебник на некоторое время получает возможность пользоваться огромной силой, но… Такое волшебство очень опасно и если маг не прошел специальную подготовку, последствия могут быть непредсказуемыми и… - старец запнулся, подбирая слова.
- То есть… - Люпин побледнел.
- Я умру, - тихо произнес Гарри.
Эта фраза заставила всех вздрогнуть: Альбус бессильно оперся на плечо стоявшего рядом Грюма, испуганно выдохнула Тонкс, сжал кулаки Рон.
- Нет, - пробормотал Ремус. – Этого не может быть…
- Теперь, когда все знают, - продолжил Гарри,- я хотел, чтобы вы, профессор выполнили мою последнюю просьбу. Удержите их от попыток остановить меня, и, то бы не случилось, не вмешивайтесь. Моя судьба решена, а силу, которая еще осталась, надо использовать с умом.
Гарри повернулся к куполу, но его остановил Грозный Глаз.
- Ты что, хочешь сказать, что из-за этой девчонки готов пожертвовать собой и оставить волшебный мир на съедение Волдеморту? - зло прокричал он. – Неужели она так дорога тебе?
- Мои друзья – все, что держит меня в этом мире, - прошипел в ответ Поттер, смерив Грюма яростным взглядом. – Они спасали меня столько раз, что я и посчитать не могу. Нет уж, Аластор, слишком со многими смертями мне пришлось смириться. Это закончится. Закончится здесь и сейчас.
- Ты спятил! – заорал Аврор и кинулся вперед, намереваясь остановить Поттера, но налетел на невидимую стену: Дамблдор исполнил обещание. Гарри улыбнулся директору и, развернувшись к полусфере, двинулся, было вперед, но неожиданно остановился и повернулся к Рону.
- Позаботься о ней, хорошо? – попросил он. – Ей понадобится твоя помощь.
- Хорошо, - проговорил Рон не своим голосом. – Гарри…
- Все в порядке, дружище, - губы Поттера тронула легкая улыбка. – Спасибо тебе за все. Мне пора…
И с этими словами он пошел вперед, мысленно усмехаясь: «Ну что, Волдеморт, посмотрим, на что ты способен»…

Гермионе, с тех пор как она пришла в себя после похищения (а это произошло как раз в тот момент, когда Гарри и Рон прибыли прямо в ловушку Волдеморта), пришлось многое пережить. Страх за друзей, вступивших в схватку с самым сильным темным магом мира, радость, когда им на подмогу прибыл Орден Феникса, ужас, порожденный новой силой Темного Лорда. Но все это не шло ни в какое сравнение с тем, что она испытывала сейчас. Девушка уже готова была смириться со своей участью, но тут на ее глазах Гарри поразил себя каким-то неизвестным ей заклинанием. Она увидела испуганное лицо Дамблдора, ярость Грозного Глаза, прощание с Роном и все поняла. Ее друг собрался пожертвовать собой ради нее! Отдать свою жизнь… Сознание заметалось подобно раненой птице, пытаясь найти выход. «Нет, этого нельзя допустить! – подумала Гермиона. – Я не могу позволить ему сделать это». Она кинулась на стену купола, но на прикосновение тот ответил такой сильной болью, что, вскрикнув, девушка упала на землю, успев увидеть, как Гарри рванулся вперед.
- Нет… - успела сказать Гермиона, но в этот момент юноша коснулся поверхности полусферы. Спустя мгновение нечеловеческий крик разрезал воздух…

… Гарри казалось, что неведомая сила терзает его и заживо режет на кусочки. Невыносимая боль пронзила все тело насквозь, парализуя, лишая возможности сопротивляться. По сравнению с действием этой сферы пыточное проклятье было сродни щекотке. Купол, до этого момента стоявший неподвижно, дрогнул, по его поверхности пошли волны, наталкиваясь друг на друга и образуя причудливую картину. Неизвестное детище Темного Лорда реагировало подобно хищнику, заполучившему добычу: оно боролось с Поттером, стараясь сломить его, уничтожить, растерзать…
Гарри, почти теряя сознание, успел заметить, что энергетическая структура полусферы изменилась: из ее поверхности появились многочисленные отростки, напоминающие щупальца, и потянулись к нему. Перехватило дыхание – одно из щупалец обвилось вокруг горла и со страшной силой сдавило его, два других обхватили торс так, что в их объятьях затрещали ребра. Последнее, сделав резкий рывок, вонзилось в плечо юноши, пробив его насквозь. Хлынула кровь, мгновенно окрасившая траву в красный цвет. Извивающийся Гарри взмыл в воздух; подброшенный невидимой силой, распятый мощными щупальцами, он кричал, а купол, словно питаясь его болью, стал нападать еще яростнее.
- Гарри, нет!!! Пожалуйста! – Гермиона, рыдая, билась о поверхность сферы, не обращая внимания ее сопротивление. – Помогите ему, кто-нибудь!!! ГАРРИ!!!
В это время волшебники пытались прорваться к куполу через Дамблдора.
- Альбус, что ты делаешь?! – вопил Люпин, обезумевшим взглядом наблюдая за тем, как гибнет сын его лучших друзей. – Он же погибнет!!!
- Пусти нас к нему! Мы сможем помочь! – плакала Тонкс.
Авроры тоже попытались воззвать к разуму директора, но тот не реагировал: он просто стоял неподвижно и глазами, полными слез смотрел на своего ученика.
- Этот старый маразматик окончательно сошел с ума! – завопил Грюм и послал в него сногсшибатель, стараясь снять защиту. Дамблдор не отреагировал: заклятье просто отскочило от него, а Грозный Глаз взвыл от бессильной злобы.
- Ну, все… - начал он, но его прервал возглас Рона.
- Смотрите!
Все одновременно повернулись к куполу, не веря своим глазам. Гарри, секунду назад безжизненно висевший в смертельном объятии щупалец снова закричал. Но это не был крик боли: вид парня говорил о том, что он пытается сопротивляться темной силе Волдеморта.
- Он пытается воспользоваться силой Света, - прошептал Дамблдор, но его никто не услышал. Все заворожено смотрели на Гарри, который отбивался от смертельных энергетических щупалец, и, в какой-то момент, до них донеся его возглас:
- ГЕРМИОНА!!!
Девушка под куполом вздрогнула, услышав свое имя и не веря своим ушам. Она посмотрела на Гарри, фигуру которого окутало белое свечение; резко дернувшись, он освободился от пары щупалец и одним ударом перерубил два других. Упав на землю, он кинулся к куполу и голыми руками стал прорываться сквозь его оболочку. Яркий свет, сконцентрировавшийся вокруг него, атаковал вместе с ним – полусфера, до этого момента стоявшая неподвижно, прогнулась под их совместным напором.
- Давай же, друг, потерпи, - шептал в пустоту Рон, сжав кулаки. – Эта тварь не выдержит.
Гарри атаковал все яростнее, но через минуту оказалось, что заклятье Света отнимает его силы гораздо быстрее, чем нужно. Он начал уставать, свинцовая тяжесть налила ноги и руки, сковывая движения, свет стал постепенно угасать…
- ГАРРИ, НЕТ!!!
Он поднял глаза и встретился взглядом с Гермионой. Подруга пыталась со своей стороны прорваться к нему, и, несмотря на то, что купол, по-видимому, причинял ей не меньшую боль, не останавливалась. Ветер донес до Гарри ее слова.
- Гарри, пожалуйста, не умирай! Не надо, брось меня, уходи! Я не могу… Пожалуйста!
«Нет, Гермиона, это я не могу. Не могу тебя бросить. Не выйдет, Волдеморт, мы еще поборемся!» Юноша собрал все свои силы, всю свою волю в кулак и, глядя в глаза Гермионе, вновь ударил по куполу. Неожиданно он поддался, и Гарри, прорвавшись внутрь, схватил подругу за руку.
- Гермиона, держись! – закричал он.
Купол, похоже, понял, что добыча ускользает, и усилил натиск. Новые щупальца появились из него; устремившись к Гарри, они обвились вокруг его тела и потянули прочь, однако теперь, когда он держал руку Гермионы, его уже ничто не могло остановить. Он тянул ее к себе изо всех сил, и, наконец, полусфера выпустила ее из себя.
- Беги! – закричал Гарри.
- А как же ты?
- Я за тобой …
В этот момент одно из щупалец, оказавшееся позади Гарри, нанесло удар, пробив его грудь, из которой ударил фонтан крови. Другие отростки пришли на помощь первому и затащили парня внутрь купола.
- НЕТ!!! ГАРРИ!!! – Гермиона кинулась обратно, но ее остановили члены Ордена Феникса, которых Дамблдор выпустил, как только Гарри выполнил задуманное.
- Мы должны помочь ему! – Люпин уже посылал в полусферу заклятье за заклятием, к нему присоединились Дамблдор, Тонкс, Грюм и Рон. Однако купол не реагировал, борьба внутри него продолжалась…
… Гарри смутно воспринимал происходящее вокруг. После удара, нанесенного щупальцем, он на некоторое время потерял сознание, но быстро очнулся и обнаружил себя внутри купола. «Вот мне и конец, - совершенно спокойно констатировал он про себя. – Волдеморт достал-таки меня. Ну что ж, Гермиона в безопасности, и это главное». Он через силу поднял голову и увидел своих друзей. Настоящих друзей, которые дали ему дом, тепло и заботу, принявших его в трудные времена. Рон, Гермиона, Дамблдор, Люпин, Грюм, Тонкс – все они стали его семьей, той, которой у него никогда не было. И за это он был им бесконечно благодарен. «Так, ладно, хватит рассиживаться, Поттер, - обратился он сам к себе. – Нельзя дать Волдеморту порадоваться. Пусть он меня сделал, но я заберу эту чертову штуковину с собой»…
… Находившиеся снаружи увидели, как Гарри поднялся внутри купола во весь рост, словно и не было зияющей раны у него в груди. В его глазах пылала ярость. Он поднял руки и, сжав кулаки, закричал, но это был боевой клич.
- ВОЛДЕМОРТ!!! – имя главного темного мага вырвалось из-под купола. Свет снова хлынул из тела Гарри бурным потоком, заставив Авроров зажмуриться; раздался взрыв, по полю пронеслась ударная волна. В небо ударил столб яркого белого огня и спустя несколько секунд погас, оставив после себя только выгоревший круг почвы и группу ошеломленных волшебников. Дамблдор медленно поднялся и огляделся вокруг.
- Гарри… - еле слышно прошептала Гермиона, пытаясь встать на ноги. – Где он?
Рядом с ней Люпин упал на колени и зарыдал, Тонкс присела рядом с ним, пытаясь успокоить, но, в то же время, понимая, что сделать ничего нельзя. Грюм устало прислонился к огромной глыбе.
- Да, этот парень стоил целого полка Авроров… - про


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Четверг, 09.04.2009, 23:41 | Сообщение # 3
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
- Да, этот парень стоил целого полка Авроров… - пробормотал он.
- Гарри! – снова позвала Гермиона. Она уже поднялась с земли с помощью Рона и теперь умоляюще смотрела на директора.
- Профессор, пожалуйста, скажите, что он жив. Что с ним все хорошо…
- Гермиона… - Дамблдор посмотрел на нее, не в силах ответить. Но это было и не нужно – девушка уткнулась в плечо Рону и заплакала, осознав, что произошло. Рон обнял ее и со слезами на газах посмотрел на то место, где Гарри в очередной раз победил Волдеморта. В последний раз…
- Прощай друг, - прошептал он. – Мы никогда не забудем тебя …
Легкий ветерок тихонько колыхал траву вокруг громадных каменных глыб Стоунхенджа. В наступившей темноте прозвучало несколько хлопков аппартации, после чего все стихло. Ночь вступила в свои права…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Четверг, 09.04.2009, 23:43 | Сообщение # 4
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 2

События имеют тенденцию развиваться от
плохого к худшему.
Закон Мерфи.

- Итак, что мы имеем? – спросил, оглядев собравшихся, Альбус Дамблдор.
В течение двух дней с момента исчезновения Гарри Поттера в штаб-квартире Ордена Феникса царила пустота и безмолвие, что впрочем, не говорило о бездействии членов организации. Наоборот, все структурные подразделения активизировались, исполняя заранее подготовленный план на случай чрезвычайной ситуации: агенты приостановили передачу информации (Дамблдор понимал, что это не самое хорошее решение, но не хотел рисковать жизнями своих людей), количество собраний свели к минимуму, опасаясь ударов Пожирателей Смерти, был резко усилен уровень безопасности на стратегически важных объектах. Из-за принятых мер, направленных на сохранение имеющихся сил, Орден фактически лишился зрения и слуха. Единственным источником новых сведений стали донесения из Министерства: Фадж оказался достаточно умен для того, чтобы признать свою ошибку, и начал сотрудничать с Дамблдором в борьбе против Темного Лорда, предоставив директору Хогвартса практически неограниченные полномочия. В общем и целом действия, предпринимаемые силами Света, были весьма логичны и последовательны, но одно все же настораживало – реакция Волдеморта и его окружения, а точнее, ее отсутствие. Создавалось ошибочное впечатление, что все идет своим чередом, однако на самом деле весь волшебный мир стоял перед чертой, за которой начинался хаос, и грозил ее переступить…
- Аластор, что скажешь? – обратился Дамблдор, к сидевшему справа от него Грозному Глазу. – Есть что-нибудь новое?
- Нет, Альбус, абсолютно ничего, - ответил Грюм. – Такое чувство, что все Пожиратели во главе с Волдемортом провалились сквозь землю. Никаких нападений, убийств, взрывов. А ведь им и заниматься-то больше нечем.
Расположившийся на другом конце стола Северус Снейп поднял голову и недобро посмотрел на Аврора.
- Ладно, не кипятись, я знаю, что в отличие от них, у тебя дел полно, - усмехнулся Грюм и, возвращаясь к теме разговора, продолжил. – Мы поддерживаем контакт с нашими коллегами в США, но и у них ничего нет по нашему вопросу. Если вам угодно знать мое мнение, это все неспроста. Темный Лорд что-то задумал…
- Да уж, Аластор, чтобы сделать такой вывод специалистом по темным силам быть не нужно,- съязвил Снейп, постукивая костяшками пальцев по поверхности стола.
- Северус, тебе удалось что-нибудь узнать? – прервал уже готовую начаться ссору Дамблдор.
- Нет, Альбус, с моей стороны все по-старому. – Профессор зельеварения мгновенно переключился на директора, забыв о Грюме. - Я не слышал ничего, что говорило бы о подготовке Пожирателей к атаке, даже в Ближнем Круге, и если честно, меня это удивляет. Среди них нет даже признака безудержного веселья, которое, несомненно, должно было последовать за таким важным для Лорда событием, как смерть Поттера …
Эти слова заставили вздрогнуть еще одного находившегося в комнате человека – Люпина. Оборотень с ненавистью взглянул на Снейпа, сжав кулаки, но уже через секунду снова погрузился в свои мысли. С того момента, как Гарри исчез в яркой энергетической вспышке, бывший хогвартский профессор находился в каком-то ступоре, потеряв интерес к работе и не реагируя на попытки товарищей отвлечь его от мрачных дум. Дамблдор даже подумывал о том, чтобы отстранить его от выполнения служебных обязанностей, но не решился на такой шаг, понимая, что сделает только хуже.
- Северус, мы все еще не уверены в том, что Гарри погиб… - начал Дамблдор, но Снейп прервал его.
- Боже, Альбус, сейчас не время для безосновательных надежд! Вы слишком долго полагались на этого мальчишку, и на основе чего? Предсказания Трелони, которая за всю жизнь ни разу не оказалась права. Может быть, парень и мог нам чем-то помочь, в чем я, например, искренне сомневаюсь, но теперь уже поздно. Темный Лорд не будет ждать, пока мы убедимся в гибели Поттера, он нанесет удар, причем в самое ближайшее время.
- С чего ты это взял? – спросил Грозный Глаз, злобно глядя на Снейпа.
- Здравый смысл, - огрызнулся тот в ответ. – Время самое подходящее: люди в панике от пропажи надежды волшебного мира, доверие к властям уже давно подорвано. Ему нужно ударить по-настоящему всего один раз, оказать давление на средства массовой информации. Будь я на его месте…
- Может, ты этого и хочешь… - тихо проговорил Люпин. – Быть на его месте…
- Что?!
Раздался грохот: опрокинув стул, Снейп вскочил на ноги, доставая волшебную палочку, и спустя какие-то доли секунды уже стоял в боевой стойке.
- Ты сошел с ума, - прошипел он сквозь зубы, сверля вервольфа взглядом. – Как ты смеешь?!
Люпин, несмотря на свое плачевное состояние, довольно быстро оказался перед своим оппонентом, приготовив к бою палочку, с которой уже сыпались искры. В его глазах загорелся огонек безумия: было очевидно, что он не остановится перед нанесением Снейпу телесных повреждений, если не хуже.
- Хватит! – громовой голос Дамблдора остановил готовых броситься в драку волшебников. – Неужели вы не понимаете? Волдеморт этого и добивается: хочет разделить нас, заставить погрязнуть в спорах между собой, и в итоге сдаться без борьбы. Вы оба нужны Ордену, поэтому извольте прекратить нападать друг на друга и занимайтесь тем, что требует от вас долг. Сядь, Северус.
Снейп присел, убирая палочку, но в душе все же надеясь при случае поквитаться за нанесенное оскорбление. Дамблдор же повернулся к Люпину.
- Ремус, я понимаю, что ты переживаешь из-за Гарри, но это не должно влиять на твою объективность. Сейчас нам как никогда нужно быть очень осторожными и мыслить здраво. Ты согласен?
В ответ оборотень кивнул и тоже сел, спрятав лицо в ладонях; палочка упала рядом с его стулом.
- Итак, в свете того, что новых данных у нас до их пор нет, - продолжил прерванное обсуждение Дамблдор, - предлагаю продолжать действовать по старой схеме. Необходимо еще усилить плотность охраны наших главных опорных пунктов. Аластор, это твоя забота.
- Понял, - ответил Аврор. – Я подключу ребят из Министерства, они помогут с госпиталем Святого Мунго и государственными объектами. Пусть Пожиратели только сунутся - мы им покажем, на что способен Аврорат Англии.
- Северус, твое задание остается прежним. Контакты с нами сейчас для тебя очень опасны, поэтому доклады будешь производить лишь в исключительных случаях.
- Может мне наоборот следует проявить активность, попытаться задать некоторые вопросы? – предложил Снейп. – Информация из первых рук нам бы не повредила.
- Ни в коем случае, - отрезал Дамблдор. – Как я уже сказал, это слишком опасно. Мы не можем потерять тебя, только не сейчас – слишком многое поставлено на карту.
Снейп мрачно кивнул.
- Люпин, вся наша агентура завязана на тебя, поэтому будь бдителен и сразу же докладывай мне в случае непредвиденных обстоятельств… Люпин… Ты слышишь?
Ремус поднял затуманенный взгляд на Альбуса и хрипло проговорил:
- Я понял.
- Хорошо, на этом, я думаю, мы закончим, - объявил Дамблдор, вставая из-за стола и разминая мышцы. Остальные маги последовали его примеру. – Наши шансы невелики, но они не нулевые, и мы сделаем все, чтобы спасти волшебный мир.
- Слушай, Альбус, только честно, - обратился к нему Грюм, - ты сам веришь в то, что мы сможем победить?
Воцарилось молчание, во время которого глаза всех находившихся в комнате были прикованы к директору Хогвартса. Тот ответил не сразу.
- Честно, Аластор? – начал Дамблдор после паузы. – Я не знаю. Но в одном я уверен на сто процентов: я постараюсь сделать так, чтобы Волдеморт ответил за все то зло, которое уже совершил. И чтобы не совершил новое…
Волшебники покинули дом на площади Гриммо, в пыльной пустой комнате остался один Дамблдор. Оглядев голые обшарпанные стены, он тяжело вздохнул и пробормотал;
- Да, Том, ты ответишь за все… Ответишь за Гарри…
Раздался хлопок: маг исчез, и дом вновь погрузился во мрак.

Великобритания, Нора.
15 июля 2004 года.

Никогда еще атмосфера в Норе не была столь пугающе напряженной и печальной, как в дни этих летних каникул. Недавние события наложили отпечаток на всех ее обитателей: Артур Уизли с тех пор почти все время проводил на работе, покидая дом ранним утром и возвращаясь около полуночи. На все вопросы о ситуации в стране он отвечал уклончиво, ссылаясь на секретность данных сведений, однако было понятно, что ему просто нечего сообщить: о том, что Пожиратели Смерти исчезли практически из всех графств, было известно всем. Уже больше недели никто не наблюдал их деятельности, и магическому сообществу оставалось только ждать…
…Джинни, помогая матери накрывать на стол, вновь заметила ее быстрый взгляд, украдкой брошенный на часы. После случая с Гарри Молли Уизли постоянно наблюдала за волшебным предметом, показывающим состояние членов семьи, и молилась о том, чтобы стрелки не остановились в положении «Смертельная опасность». Она постоянно напоминала детям о необходимости соблюдать осторожность, получая в ответ очередную порцию успокоительных слов от дочери, недовольные выражения лиц близнецов и краткий кивок от Рона, штудирующего очередную книгу по боевым заклятьям. Он начал изучать их после того рокового дня…
…Пропажу Гарри и Рона обнаружили достаточно быстро. Оказалось, что Дамблдор, ожидая чего-то подобного, применил специальное заклинание – маяк, позволивший проследить путь юношей. Орден Феникса в спешке снарядил ударную группу, понимая, кто может выступить против них, и отправились на помощь. В течение следующего часа никто в Норе не находил себе места: Молли вздрагивала от каждого шороха, надеясь увидеть вернувшихся магов, и убеждаясь в том, что это была всего лишь иллюзия, опускалась в кресло, сотрясаясь от беззвучных рыданий; Артур тщетно пытался успокоить жену, боясь известий не меньше ее. Даже Фред и Джордж, всегда готовые встретить любую напасть шуткой, молча сидели перед камином, сквозь зубы ругая Дамблдора за то, что он не позволил им сопровождать отряд. Наконец в прихожей раздались хлопки аппартации; Джинни, первой подоспевшая на место, облегченно вздохнула, увидев Рона и Гермиону живыми и здоровыми, но в этот же момент тяжелый ком подкатил к горлу, перекрывая кислород – Гарри с ними не было…
Рассказ директора Джинни почти не слышала: ее взгляд был прикован к брату и Гермионе. На них было страшно смотреть: Рон выглядел так, словно на нем применили пыточное проклятье, Гермиона была смертельно бледна и, казалось, не реагировала на происходящее вокруг, лишь упоминание о Гарри отзывалось невыразимой болью на ее лице…
…Джинни тряхнула головой, прогоняя наваждение – слишком яркими были воспоминания, чтобы выкинуть их из головы.
- Привет, - раздался тихий голос у нее за спиной. Резко обернувшись, она увидела Гермиону. – Извини, что напугала. Ты не знаешь где Рон?
Гермионе, несомненно, приходилось труднее всех; Джинни поняла это, как только узнала обо всех подробностях сражения с Волдемортом. Несмотря на то, что смерть Гарри стала ударом для всех, несмотря на слова Дамблдора и других членов Ордена Феникса, Гермиона винила себя в случившемся, и это чувство отражалось в каждом ее движении, в каждом жесте. Вот и сейчас Джинни смотрела на подругу и не узнавала ее, гадая, куда же подевалась веселая, способная найти ответ на любой вопрос девушка, от которой осталась всего лишь тень…
- Нет, я его уже давно не видела. Он вообще нечасто на людях появляется в последнее время.
Гермиона кивнула и вышла из комнаты, а Джинни приняла решение. Это должно закончиться, так или иначе…
Ужин проходил в традиционной для последнего времени молчаливой манере – близнецы быстро ретировались, сославшись на некие дела; Рон во время еды бормотал про себя магические формулы, Гермиона сидела неподвижно, глядя в одну точку, даже не притронувшись к своей порции. И тут тишину за столом нарушил громкий возглас Джинни:
- Все, с меня хватит! Это уже невозможно выносить!
Артур и Молли с удивлением взглянули на дочь, не понимая, что конкретно она имеет в виду.
- О чем ты?.. – начал, было, мистер Уизли, но Джинни не дала ему закончить вопрос, обратившись к Гермионе.
- Послушай, ты не должна так мучить себя! Ты ни в чем не виновата, это же Волдеморт, его ловушка! Я не могу видеть, как ты таешь на глазах!
- Джинни, - попыталась прервать дочь миссис Уизли, но не тут-то было.
- А вы?! Почему вы позволяете ей винить себя? Неужели вы не видите, что происходит?
- Джинни, не стоит… - слабым голосом возразила Гермиона.
- Нет уж! Я, конечно, понимаю, как тебе тяжело, но… - Тут Джинни прервалась самостоятельно, заметив выражение лица подруги и осознав, что безучастное выражение исчезло с ее лица,… уступив место ярости. Гермиона медленно встала на ноги и, глядя Джинни прямо в глаза, проговорила:
- Понимаешь? Ты? Ничего подобного, ни черта ты не понимаешь! – девушка сорвалась на крик. – Ты даже понятия не имеешь, что это такое – видеть, как твой друг умирает у тебя на глазах и не иметь возможности помочь ему! Ты когда-нибудь видела схватку с Волдемортом?! Нет! Ты не знаешь…
У Гермионы на глазах выступили слезы, но она продолжала, не обращая на это внимания. Джинни же мысленно ругала себя; ей хотелось одного – оказаться сейчас в любом другом месте, только не здесь.
- Я только теперь осознала, что значат слова Гарри, которые он сказал нам с Роном на пятом курсе! Он говорил, что мы понятия не имеем, что такое – сражаться с Темным Лордом, и он был прав! Во всем прав! – Гермиона вновь зло взглянула на младшую Уизли. – Так что не смей говорить об этом так, будто ты сама все пережила, слышишь?! И не смей мне указывать!
С этими словами Гермиона выбежала из комнаты; за столом повисло гробовое молчание. «Какая же я дура! – думала про себя Джинни. – Как я могла? Я ведь и правда не могу понять, что она чувствует… Боже» От невеселых мыслей сестру отвлек Рон: он подошел к ней, положил руку на плечо и сказал:
- Это было глупо. Очень глупо, - медленно проговорил он. - Но все же ты права. Пойдем, будем исправлять ошибки…
… Гермиона сидела на кровати в своей комнате, обхватив голову руками, грудь сдавил ледяной обруч, ее душили рыдания, мешая нормально вздохнуть. «Какого черта… Она ничего, ничего не знает… Никто не знает…» - обрывки мыслей проносились в сознании девушки, не желая складываться в единую картину. Она не знала, сколько просидела без движения – минуту или час, и тут дверь в комнату приоткрылась, судя по звуку шагов, посетитель подошел ближе.
- Уходи… - прошептала Гермиона, думая, что это Джинни пришла извиняться.
- Это вряд ли, - прозвучал в ответ голос Рона. - Надо поговорить.
Гермиона медленно подняла голову и взглянула на своего друга, который, не мигая, смотрел на нее. В его лице она увидела отражение своей собственной боли, горечи, тоски и поняла, что на самом деле не хочет, чтобы он уходил.
- Рон, я…
- Джинни еще маленькая и глупая, - сказал тот, - но она абсолютно права. Ты не должна винить себя. Гарри не хотел бы этого.
Упоминание о Гарри вызвало новую волну боли и ярости; Гермиона уже готова была высказать Рону все, что она думает по этому поводу, но слова застряли в горле, когда Рон продолжил:
- Я знаю, ты хочешь сказать мне то же самое, что и моей сестренке, но в этот раз ты не по адресу. Я тоже был там, Гарри прощался со мной, идя на верную гибель, я стоял в двух шагах от него и не мог ничего сделать. Ты не имеешь права говорить, что я не понимаю твоих чувств…
В его голосе не было обиды или злости, только усталость и некая покорность. Гермиона в ужасе посмотрела на Рона.
- Нет, я не хотела…
- Я знаю, - перебил ее Рон. – И не обижаюсь. Пойми, ты на самом деле не виновата. Это же Гарри, наш Гарри, он бы пошел спасать тебя или меня, даже если бы его держали все Пожиратели вместе взятые. Он не мог поступить иначе.
- Но… Теперь Волдеморт захватит власть… Как же мы… Гарри мог бы…
- Да, мог. Я не сомневаюсь в этом. Но теперь нам, по всей видимости, придется справляться самим. Такова жизнь, Гермиона. Ничего не изменишь. Не убивай сама себя, ты нужна этому миру. Нужна нам всем. – Рон посмотрел ей в глаза. – Пожалуйста, я не вынесу, если и с тобой что-нибудь случится.
В этот момент Гермиона поняла: нет никакого смысла жалеть себя, война продолжается, и всем, в том числе и ей придется вложить все в дело победы. Иначе весь мир, все, что она знала и любила в нем исчезнет навсегда. Это нужно будет сделать хотя бы… ради Гарри, его памяти. И, ели повезет, ради мести…
- Ты прав, Рон, прости меня, - сказала она, обнимая друга. – Теперь я поняла…
На пороге комнаты стояла Джинни и улыбалась. Так или иначе, ее план удался…

США, Вашингтон, Округ Колумбия.
Штаб-квартира Центра Контроля над Альтернативными Угрозами.
15 июля 2004 года.
19 часов вечера по местному времени.

Несмотря на то, что вечернее солнце, уже начавшее свой путь к горизонту, ярко освещало фасад неприметного двухэтажного здания на границе «правительственной зоны» Вашингтона, в кабинете Джейсона Пека царил полумрак. Свет, льющийся через окно, разделялся на сотни тонких лучиков, проходя через ткань полупрозрачных занавесок, и почти не освещал помещение. Хозяин кабинета сидел за письменным столом, просматривая отчеты на дисплее своего ноутбука, рядом с ним стояла пепельница со стопкой дымящихся окурков; этот факт удивил бы любого человека, хорошо знавшего Пека, ведь Джейсон с большим трудом смог отказаться от курения несколько лет назад. Но сейчас ему было все равно: любое средство, способное упокоить разгоряченный рассудок и принести хотя бы временное облегчение, было бы принято им на ура: слишком многое навалилось на него в течение прошлой недели.
Как он и опасался, происшествие в Англии не было оставлено без внимания. Мощнейшую вспышку и помехи заметили все средства слежения, находившиеся в зоне приема, это вызвало страшный переполох в разведывательных управлениях мира. Дошло до того, что какой-то умник из АНБ высказал мнение, что случившееся напоминает по своему действию взрыв тактической ядерной боеголовки. Пек, конечно, понимал – к такому заявлению в наше время не могут отнестись серьезно, но сама мысль о том, что кто-то может заподозрить применение оружия массового поражения, приводила его в ужас. Однако эти события являлись не единственной и не самой неразрешимой проблемой главы Центра…
Гарри Поттер мертв – такое донесение пришло от одного из агентов несколько дней назад. Этого известия Пек ожидал и боялся с тех самых пор, когда узнал об Избранном: он весьма скептически относился к идее выставить против Волдеморта несовершеннолетнего волшебника, даже такого достойного. «Будь моя воля, обязательно бы поговорил по душам с директором их школы, как ее там… - думал Пек, пролистывая с помощью сенсорной панели очередную страницу документа. – А, неважно!» Теперь наступил период, когда возникла опасность, что внутренние проблемы волшебного мира вырвутся на свободу и проникнут в общество обычных людей – а это, в свою очередь, грозило еще более тяжкими последствиями…
Размышления Джейсона прервала распахнувшаяся настежь дверь. Пек вздрогнул, но в следующую секунду упокоился, узнав характерную манеру: во всем мире только один человек мог быть столь бесцеремонным.
- Ну и что ты тут расселся? - спросил Картер Кросс, с ходу усаживаясь в просторное вращающееся кресло напротив Джейсона. Увидев пепельницу, он присвистнул и, с притворным негодованием глядя на шефа, продолжил, - Ну ты даешь! А дальше что? Алкоголь? Наркотики? Да, под ЛСД тебе будет думаться гораздо лучше.
- И тебе привет, - слабо улыбнувшись, ответил Пек, оценив попытку друга подбодрить его. – Спасибо, что поддерживаешь…
- Я? Черта с два! Я просто не хочу, чтобы ты отбросил коньки в столь ответственный момент, и вся работа свалилась на меня. Я уже не в том возрасте для управления этим сараем, который ты гордо зовешь своим управлением.
Джейсон рассмеялся. Да, с Картером было гораздо легче справляться со всем этим. Впрочем, они всегда помогали друг другу…
Кроссу было пятьдесят два года, они познакомились в то время, когда Джейсон только окончил Массачусетский Технологический Университет. Имея высшие баллы по всем предметам, будучи специалистом по физике высоких энергий и являясь сыном крупного правительственного чиновника, Пек без особых проблем получил должность в святая святых научно-промышленного комплекса Америки – Центре Ядерных Исследований. Там он и попал в группу известного ученого Картера Кросса…
Тот год был, возможно, самым счастливым в жизни Джейсона: любимая работа, хорошие друзья, прекрасные результаты экспериментов. Но все это закончилось в тот самый день, когда зеленый луч, вылетевший из установки, убил доктора Кроуфорд – их коллегу и невесту Джейсона. Именно тогда и был открыт кси-диапазон…
- Что скажешь, Джей - Пи, - отвлек Пека от мыслей голос Кросса. Он уже был абсолютно серьезен. – Новости есть?
- Есть, да вот только из них впору эпитафию человечеству составлять, - буркнул Джейсон и тут же понял, что это прозвучало как-то слишком пессимистично. – Ну, то есть, все пока по-старому. Наш общий «друг» куда-то подевался и не показывается на широкой публике.
- А мальчик? Он действительно?..
- Боюсь, что да. Черт, ну и влипли же мы. Я всю прошлую неделю пытался убедить ребят в Белом Доме, что Третья Мировая война еще не началась. Кстати, спасибо, что прикрыл. Твое объяснение отвлекло их ненадолго, - высказался Пек, вспомнив официальное заявление Картера, якобы объяснявшее случившееся.
- Да ладно, этот бред с легкостью развеял бы любой лаборант, если бы кто-нибудь удосужился проверить, - отмахнулся Кросс. – Здесь сыграл мой авторитет, и в этом нам реально повезло. Но вот вопрос: что мы дальше делать будем? Вряд ли это конец.
- Да уж, - согласился Джейсон. – Картер, если честно, я вообще не представляю, что можно предпринять в данной ситуации…
- Тогда, думаю, моя идея будет весьма к месту. Я считаю, что нам хватит пассивно наблюдать. Время пришло, Джей – Пи. Не зря же мы работали над GF – 500…
Джейсон вскинул голову, ожидая увидеть обычную ухмылку на лице друга, сопровождающую все его подколки, но тот и не думал улыбаться.
- Ты… Ты серьезно? Но это огромный риск. Костюм еще не готов, еще столько тестов…
- Сейчас не время! – отрезал Кросс. – Мы на пороге катастрофы, и ты это знаешь не хуже меня. У нас есть реальный шанс вмешаться и не дать Вол… тьфу, черт, нашему знакомому уничтожить их. Догадайся с трех раз, за кого он примется потом?
- Он хочет власти над магией, зачем ему мы? – спросил Пек, на самом деле зная ответ.
- Власти никогда не бывает достаточно. Он не остановится. По крайней мере, самостоятельно. Думаю, ему нужно помочь.
Джейсон задумался. Вытаскивать на свет сверхсекретный «Анубис» казалось безумием: о нем могли узнать военные и тогда все – он станет орудием пострашнее бомб и снарядов. Но… у них действительно не оставалось другого выхода.
- Тест систем жизнеобеспечения все равно нужно провести…
- Молодец, друг, - казал Картер. – Ты сделал правильный выбор. Теперь у нас, возможно, появился шанс…
Шанс. Пек усмехнулся: с точки зрения классического определения вероятности это наверняка была цифра порядка 10 в минус двенадцатой степени.
- Размышляешь о том, как призрачны наши надежды? – ухмыльнувшись, уточнил Кросс. – Я тебе вот что скажу, пусть этот лысый урод будет хоть трижды вместилищем этой силы… как ты там ее называл? Мне плевать. Я не умру, пока не выпущу заряд из плазменного генератора ему в морду!
Пек рассмеялся – впервые за последнее время…

8000 над Атлантическим океаном,
Воздушная трасса № 503.
15 июля 2004 года
20 часов 30 минут по Гринвичу.

Пассажирский «Боинг – 767» авиакомпании British Airways совершал свой обычный рейс по маршруту Нью-Йорк – Лондон. На борту в данный момент находилось чуть более сотни пассажиров, и первый пилот лайнера Джефри Гордон надеялся, что оставшееся время в полете пройдет успешно и без происшествий. Он еще раз проверил показания основного и погодного радаров, систему оповещения – все было в норме.
- Как там дела, Джеф, - спросил вернувшийся в кабину второй пилот Кайл Бреди.
- Все нормально, - ответил Джефри, разминая пальцы рук, немного онемевшие от многочасового пребывания за штурвалом. – Думаю, что…
Закончить мысль ему не дал писк радара: на экране появилось странное размытое пятно, двигающееся в сторону самолета. Кайл склонился над дисплеем.
- Что за чертовщина? – удивленно спросил он.
- Не знаю, в нашем районе не должно никого быть. Ладно, я уточню у диспетчера, а ты попытайся связаться с ними.
С этими словами Гордон настроился на частоту диспетчерской и… ничего не услышал кроме треска помех.
- Какого?.. – начал он, но его прервал Бреди.
- Смотри, он движется прямо к нам. Его скорость… боже, судя по показаниям, не меньше 2 100 миль в час.
- Но… С такой скоростью могут летать только боевые самолеты, да и то единицы, - воскликнул Гордон. – Ты смог связаться с ним?
- Нет, система связи не работает… Я не понимаю…
- Может оборудование подавления?..
- Зачем кому-то использовать против нас РЭБ?
Тут свет в кабине погас. Сразу же вслед за этим потухли экраны систем оповещения и слежения, только основной радар остался в рабочем состоянии, оповещая о неотвратимом приближении неизвестного объекта.
- Кайл, маневр уклонения! – крикнул Гордон, его руки вцепились в штурвал, но тот не реагировал, словно его заклинило.
- Включаю аварийные маяки…
- Внимание всем! – проговорил Джефри в микрофон рации, надеясь, что кто-нибудь все же услышит его призыв. – Говорит борт номер 563.2, мы терпим бедствие, наши координаты…
- Джефри… - послышался неестественно хриплый голос второго пилота.
Гордон посмотрел вперед и обомлел: сквозь стекло кабины он увидел летящий к самолету на огромной скорости сгусток огня… Нет, не сгусток, а огромный огненный шар, закрывающий половину неба…
- Боже… - только и успел произнести капитан. – Нет!!!
Его голос потонул в оглушительном взрыве и вспышке пламени – гигантский лайнер буквально рассыпался на части, которые попадали в негостеприимные воды океана, на лету рассыпаясь в прах…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Четверг, 09.04.2009, 23:45 | Сообщение # 5
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 3

Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.
Ницше.

…Вставай… Очнись… Ты должен…
Гарри поморщился. Неизвестный голос донимал его уже где-то десять минут, с каждой фразой становясь все настойчивее. Вставать Поттеру категорически не хотелось: странное ощущение отсутствия контроля над своим телом отнюдь не способствовало каким бы то ни было активным действиям, и поэтому юноша твердо решил не обращать на надоедливого невидимого собеседника внимания…
…Вставай… Не время… Вставай…
«Нет уж, эта штука меня не заставит!»
…Вставай… Да вставай же, какого дьявола ты тут разлегся!
Последние слова были произнесены уже не тем вкрадчивым шепотом, который сопровождал Гарри после его пробуждения; создалось впечатление, что говоривший, потеряв надежду добиться от парня реакции, воспользовался мегафоном. Контраст был настолько силен, что Поттер от неожиданности резко подскочил и рывком сел, оглядываясь вокруг. Делать этого, как оказалось, не следовало: голова взорвалась дикой болью, в онемевшие конечности (Гарри не представлял, сколько времени пролежал без движения) словно вонзили несколько десятков ножей. Юноша, вскрикнув, повалился на землю, достаточно сильно ударившись головой, и остался лежать без движения, давая организму возможность нормально отреагировать на резко возросший в связи с активностью болевых рецепторов уровень адреналина в крови.
Минут через пять, когда приступ прошел, и к Гарри вернулась способность более-менее ясно мыслить, он понял, что так или иначе ему придется попытаться подняться, хотя бы для того, чтобы узнать, где он находится. В тот же момент яркой вспышкой пронеслись в мозгу воспоминания – Стоунхендж, Орден, Волдеморт, Гермиона… Рука помимо воли потянулась к груди, рассчитывая наткнуться на обугленные края страшной раны, нанесенной куполом Темного Лорда, но кроме прожженной рубашки никаких аномалий обнаружить Поттеру не удалось. Вообще, насколько он мог судить, никаких видимых повреждений на его теле не было, что было достаточно странным, учитывая обстоятельства, при которых Гарри сюда попал.
«Сюда? А куда, собственно, сюда? Я до сих пор понятия не имею, что это за место, - подумал Гарри и, осторожно приподнявшись на локте, осмотрелся. Никаких выводов сделать не удалось, так как его окружал странного вида серый туман, видимость в котором приближалась к нулю: вытянув вперед руку, парень сразу же потерял ее из виду.
«Так, значит все-таки надо встать, - принял решение Гарри и начал медленно, стараясь не делать резких движений, подниматься на ноги. Несмотря на все опасения, данная операция прошла успешно, и, вытянувшись во весь рост, Поттер вновь оглядел незнакомую местность. Надо сказать, что информации нисколько не прибавилось: дымка наседала со всех сторон, не давая сориентироваться в пространстве; более того, крикнув несколько раз, Гарри убедился, что она полностью глушит звуки, давая им пройти от силы несколько метров. Убедившись, что, стоя на месте, он ничего не добьется, юноша потянулся, было, за волшебной палочкой, чтобы осветить себе путь, но обнаружил, то ее при нем нет. «Вероятно, потерял во время разборки с этим идиотским куполом, - подумал Гарри. – Просто великолепно! Называется, день удался!» Выбора не оставалось, и он осторожно двинулся вперед, справедливо полагая, что лучше потерять немного времени на обследование поверхности впереди себя, чем упасть в какую-нибудь некстати подвернувшуюся пропасть…
…- Да что же это такое! Ну, Лорд, клянусь, ты мне за это ответишь, дай только выберусь отсюда. – После часа блужданий в тумане Гарри ни на миллиметр не приблизился к разгадке тайны странного места: казалось, что оно простирается бесконечно долго во все стороны. Единственное, чего он добился, так это того, что к ноющей головной боли, преследовавшей его с того момента, как он очнулся, прибавилась боль в ногах, утомленных длительной ходьбой. Остановившись, Гарри еще раз, уже ни на что не надеясь, огляделся и, тяжело вздохнув, проговорил:
- Черт! Куда же я все-таки попал?
- Вопрос не в том, куда, - неожиданно раздался голос у него за спиной, - а в том как.
Поттер мгновенно развернулся, одновременно готовясь в случае атаки быстро сменить позицию, но тут же остановился, услышав:
- Эй, парень, спокойней, я не причиню тебе вреда. Ты же хотел узнать, куда ты попал, верно? Видит Бог, я бы многое отдал, чтобы это выяснить…
Туман, словно повинуясь воле неведомой силы, расступился, и Гарри увидел говорившего: высокого мужчину, закутанного в ослепительно белый плащ с капюшоном. На вид незнакомцу было лет сорок; выглядел он … обычно – единственное подходящее определение его чертам, которое пришло Гарри в голову. Взгляд не задерживался на нем надолго, будто соскальзывая, не давая рассмотреть подробно; Поттер рассудил, что подобный эффект вызван какими-то особыми характеристиками местной магии.
- Это случайно не твое? – спросил, тем временем неизвестный и продемонстрировал волшебную палочку Гарри.
- Да, это моя палочка,- подтвердил Гарри. – А как она у вас оказалась? Я думал, что где-то ее обронил…
«Поттер, ты что, совсем рехнулся? – издевательски прошептал он про себя. – Ты что творишь? Глупее вопроса, наверное, просто придумать нельзя! Или у тебя времени было мало, может, еще пару часиков побродишь?»
- Не увлекайся разговорами с самим собой, молодой человек, - сказал незнакомец, скептически оглядев юношу. Гарри настороженно посмотрел на своего новоявленного собеседника: неужели телепат?
- Нет, читать мысли я не умею, - продолжил тот, вновь раскрывая рассуждения Гарри и заставляя его сомневаться в искренности подобного заявления. – Я все понял по твоему лицу. Запомни, это необычное место: здесь надо быть очень осторожным со своими мыслями и желаниями, иначе…
- Прошу прощения, но вы не могли бы сказать, где я нахожусь? – прервал неизвестного Гарри.
- Чертовски хороший вопрос! – в сердцах ответил тот, и в этот момент парню показалось, что неизвестные чары, скрывающие лицо мужчины несколько ослабли, словно спала некая завеса, впрочем, тут же вернувшаяся на место. – Я этого не знаю. Не знаю, хотя сам нахожусь здесь уже очень и очень давно. Но сейчас это не главное: скажи лучше, как ты сюда попал.
Гарри растерялся: с одной стороны, будь незнакомец Пожирателем Смерти, он уже давно бы напал, с другой, к человеку, которого видишь первый раз в жизни, да еще при таких обстоятельствах, сложно сразу же проникнуться доверием.
- Да, кстати, возьми свою палочку, - резкий взмах руки, и оружие Гарри оказалось снова при нем. Почувствовав себя намного увереннее, получив возможность использовать весь свой арсенал заклинаний, он решил провести разведку.
- Ну, насчет того, как я здесь оказался… Это длинная история, мистер…
- Думаю, нам стоит поговорить в более располагающей к этому обстановке, не так ли? – с этими словами мужчина щелкнул пальцами. Окружающая действительность мгновенно исказилась и поменяла очертания: туманная завеса исчезла, словно ее и не было, бесконечное пространство сменилось достаточно просторным, но все же имеющим конечные размеры, кабинетом. Ярко запылал камин, отбрасывая причудливые тени на изысканный письменный стол из красного дерева и многочисленные стеллажи с книгами. Гарри в изумлении наблюдал за результатами этого удивительного преобразования, совершенного даже без помощи палочки, в голову пришла совершенно неуместная мысль: «Такого на трансфигурации не проходят…». Вслух же он спросил:
- Как вы это сделали? Тем более без палочки, это ведь требует огромной силы…
- Которой я и обладаю, - улыбнулся неизвестный, сбрасывая с головы капюшон. В тот же миг чары, скрывающие его лицо, спали и Гарри смог, наконец, рассмотреть своего нового знакомого в подробностях. Сияющий белый плащ скрывал легкую кольчугу, сделанную из неизвестного юноше материала и меч в красиво украшенных ножнах, висящих на поясе. Рукоять меча была испещрена ярко-красными символами, принадлежность которых к какому-либо алфавиту Гарри определить не удалось.
- Итак, начнем. Мое имя Альтаир, - представился мужчина, протягивая руку для приветствия. Гарри, после недолгого колебания, пожал ее.
- А я Гарри. Гарри Поттер.
- Поттер? – с удивлением переспросил Альтаир. – Неплохой поворот… Думаю, что не ошибусь, предположив, что твое появление здесь как-то связано с Волдемортом.
- Точно, - грустно усмехнулся Гарри и тут же похолодел, пронзенный неожиданной догадкой. – А вы не…
- Хочешь узнать, не призрак ли я? – мужчина хохотнул, хлопнув Гарри по плечу. – Отвечу: нет, и я могу дать тебе гарантию, что ты тоже все еще жив. Угадал?
- Вообще-то да, - ответил юноша, в очередной раз поразившись умению собеседника угадывать чужие мысли, и замолчал, обдумывая свои дальнейшие действия. Он еще не решил, может ли доверять этому человеку.
- Послушай, Гарри. Я прекрасно тебя понимаю, у тебя нет никаких оснований верить мне, - после небольшой паузы произнес Альтаир. – И если честно, я никак не смогу доказать свою непричастность к темным силам, за исключением призыва к твоему здравому смыслу: если бы я работал на Волдеморта, мы бы вряд ли сидели и так мило беседовали. Но, несмотря на это, я все же вынужден просить тебя о доверии. Видишь ли, дело в том, что произошедшие события могут иметь куда большее значение, чем кажется на первый взгляд. У нас может быть не так много времени…
После секундного раздумья Гарри легко кивнул и начал рассказ. Альтаир слушал его очень внимательно, и, когда юноша добрался в своем рассказе до купола, вздрогнул и напрягся. Поттер ясно увидел вспыхнувший в его глазах огонек: смесь ненависти и страха.
- Купол, говоришь? Такая иссиня-черная энергетическая сфера с щупальцами?
- Да именно так, - подтвердил Гарри. – Кстати, одно из них пробило мне грудь, а когда я очнулся, раны уже и в помине не было.
- Да… Такое могло случиться… - пробормотал мужчина. Было видно, что в данный момент этот феномен волнует его меньше всего. – Значит так, Гарри. Сейчас я прошу тебя быть очень внимательным и ничего не упустить. От твоего рассказа зависит очень многое… Скажи, когда ты дрался с Темным Лордом, ты не заметил ничего странного в нем? Силы, поведение или еще что-нибудь в этом духе…
- Да. Заметил. – Гарри поежился, вспомнив стальную хватку Волдеморта и его смех. – Его силы многократно возросли. Он был атакован несколькими сильными магами, среди которых Альбус Дамблдор и без каких-либо проблем выстоял. Да, и еще… Он за один раз выпустил два Смертельных проклятья. Я думал, это невозможно.
- Возможно, - хрипло проговорил Альтаир. – Если он восстал… Катастрофа…
- О чем вы? – обеспокоено спросил Гарри. Тон собеседника насторожил его. – Вы знаете, в чем дело?
- Да, Гарри, знаю. Я должен кое-что тебе рассказать, и боюсь, то, что ты услышишь тебе не понравиться. Если все обстоит так, как я думаю, то наше время может быть на исходе…

США, штат Невада,
Испытательный полигон «World Vertex»
Центра Контроля над Альтернативными Угрозами.
19 июля 2004 года.
18 часов 30 минут по местному времени.

Испытательный центр с пафосным названием «Вершина Мира», принадлежащий Центру, представлял собой довольно больших размеров ангар с несколькими дополнительными служебными постройками, затерянный посреди пустыни. В теории, объект подразделения, являющегося частью АНБ, должен был стать неприступной крепостью, надежно защищенной от чужих глаз, но тяжелая ситуация вокруг этого отделения, убежденность в полной бесперспективности проводимых исследований и удаленность от цивилизации сыграли свою роль – для охраны было привлечено всего около двух взводов солдат. Однако не стоило все же думать, что полигон был беззащитен: электронные системы безопасности, установленные там могли дать сто очков вперед самым передовым мировым образцам. Не говоря уже о том, что командование даже не представляло, какое страшное оружие хранится в недрах комплекса…
- Внимание, всем приготовиться, начинаем тест, - сказал Картер Кросс в микрофон, подсоединенный к сети интеркома. – Активировать полосу препятствий.
- Полоса готова, - последовал доклад. – Контрольные системы включены, начинаем запись.
- Отлично, - проговорил Кросс и продолжил, переключившись на другую частоту. – Джонни, готов?
Пилот-испытатель Джон Гейтс никогда прежде так не волновался, как перед этим испытанием. Конечно, он знал, что костюм безупречен, он много раз тренировался с ним, но этот тест был решающим, от него зависело очень многое, и Джон собирался делать все, чтобы не оплошать.
- Я готов, можно начинать, - сказал он и активировал GF – 500. Через мгновение после включения он почувствовал, как начинают действовать био-усилители – необыкновенная легкость во всем теле дала ясно понять, что активизировалась биомеханическая система скафандра. На дисплее боевого шлема появилась дежурная информация, говорящая об исправности оборудования.
- Пост-диагностика проведена, все показатели в норме, - сообщил Гейтс.
- Поехали, Джонни.
Джон крепче сжал в руках штурмовую винтовку и шагнул к входу в испытательную секцию…
…Первый сюрприз ожидал его сразу за дверью – в помещении царила абсолютная темнота. Фотоэлементы, встроенные в костюм немедленно прореагировали на это, активировав приборы ночного видения и плавно подстроив яркость картинки до нужного уровня. Мир вокруг Гейтса преобразился, окрасившись в светло-синий цвет: ПНВ поколения 3+, использованные при разработке GF – 500, были настроены на такую цветовую гамму вместо обычно применяемой зеленой, так как было установлено, что это способствует лучшей обработке сигнала от активно отражающих поверхностей. В тот же момент акустические датчики костюма сообщили о приближении опасности справа. Джон оттолкнулся от пола, совершил длинный прыжок в сторону и в мгновение ока очутился под прикрытием нескольких стоявших в комнате ящиков. Едва он это сделал, как на то место, где он недавно стоял, обрушился град пуль, Гейтс успел заметить, что атакующих было четверо. Решение нашлось быстро: Джон выхватил из подсумка светозвуковую гранату и метнул ее в нужном направлении. Яркая магниевая вспышка озарила помещение, вслед за ней прошла звуковая волна. Выждав две секунды, Джон вышел из своего укрытия. Как он и полагал, нападавшие попались в ловушку: они были неспособны к сопротивлению, что изрядно огорчило испытателя: умения костюма пока не удалось применить на практике. Впрочем, оказалось, что это не совсем соответствовало истине, так как один из атакующих смог прийти в себя и открыл огонь из автомата. Джон метнулся в сторону, к стене, оттолкнулся от нее и выстрелил в прыжке. Несколько имитационных пуль из его винтовки G-36 попали в незадачливого стрелка и отбросили его в сторону. Джон подошел к нему и похлопал по плечу, собираясь узнать, как у того дела. Человек кивнул, подтверждая, что все в порядке, и Гейтс продолжил путь, по пути взглянув на оружие, которым его атаковали. Это оказались малогабаритные пистолеты-пулеметы P-90 бельгийской фирмы «Fabric Nacional», обладавшие поразительной скорострельностью. Их пули, имевшие калибр 5,7 миллиметра, имея специальный термоупрочненный сердечник и огромную начальную скорость, могли с легкостью пробивать почти любые бронежилеты. «Что ж, это лишний повод для гордости», - подумал Джон и двинулся дальше…
…Свет вспыхнул неожиданно и нестерпимо ярко. Любой другой на месте Гейтса уже вышел бы из строя, но автоматика скафандра реагировала молниеносно: включились светофильтры, понижающие яркость светового потока, Джон изготовился к бою. Новый противник оказался неожиданным – к пилоту на полном ходу приближался боевой робот MULE – модель, разработанная военными для ведения боевых действий в городских условиях. Машина имела шесть колес, систему управляемого полного привода, была оснащена двумя пулеметами M134E «Minigun» и пусковой установкой противотанковых снарядов «Tou». Последняя довеска в данном случае, похоже, отсутствовала: видимо ребята из центра решили не превращать испытательный полигон в реальное поле боя.
Однако, несмотря на это, MULE был грозным противником. Была и другая трудность: Джону не сказали, каковы пределы его самообороны, то есть он не представлял, что ему делать с роботом: избежать его или сражаться.
- Джонни, - послышался в наушниках глосс Картера Кросса, - он твой. Разделай его к чертям!
Джон мысленно улыбнулся: он знал, что делать. Робот мог действовать автономно или по команде оператора, но ни в одном, ни в другом случае он не сумеет правильно интерпретировать происходящее. Подождав, пока машина приблизится, Гейтс метнул дымовую шашку. Через несколько секунд робота окутало облако густого черного дыма, распространившись затем по всему помещению. Джон переключил режим приборов наблюдения в инфракрасный режим и сразу же увидел своего оппонента: моторное отделение давало достаточно тепла. Конечно, он знал, что термические приборы наблюдения на роботе тоже есть, но он знал и то, что в данной ситуации от них не будет толка…
Оператор MULE уже с минуту тщетно пытался найти цель в дыму: Джон словно сквозь землю провалился. Инфракрасные сканеры были включены сразу же после взрыва шашки, но пока ничего кроме единичных источников активности от расположенных поблизости труб ничего не было видно. И тут… Оператору показалось, что нечто мелькнуло справа от робота: камеры повернулись, фокусируя изображение и… да, точно, прямо к машине на большой скорости двигался источник тепловой энергии.
- Вот ты и попался, - тихо проговорил человек за пультом управления и нажал кнопку. Шестиствольные пулеметы заревели, изрыгая шквал убийственного огня…
Джон усмехнулся про себя: он попался. Отвлекающий маневр удался на славу – ложная тепловая мишень сбила робота с толку. Джона он заметить никак не мог, по причине того, что костюм не был видим для инфракрасной аппаратуры… Поливающий огнем помещение MULE, стал легкой добычей: Гейтс просто запрыгнул на него и одним ударом снес блок с аппаратурой слежения, лишив оппонента зрения и слуха. Дуэль была выиграна…
В контрольном центре Картер Кросс улыбнулся, глядя на мониторы. «Анубис» работает… и будет работать еще лучше после некоторой доработки. Нужно только протестировать его в условиях, для которых он создавался…

- Очень давно, Гарри, примерно две тысячи лет назад, во времена зарождения магической науки, перед верховными магами встала одна важная проблема, – начал свой рассказ Альтаир. – Как ты думаешь, какое количество знаний было накоплено волшебниками с тех времен?
- Даже представить сложно, - ответил Гарри. – Наверное, огромное количество.
- Совершенно верно, - кивнул собеседник. – Проблема была следующего характера: как сделать так, чтобы ничто из накопленного никогда не затерялось, не стало недоступным для будущих поколений?
- Что-то вроде такой магической базы данных?
- Вроде того. Как ответ на данный вопрос был придуман обряд Хранителя Знаний. Для него отбирались самые достойные волшебники, чтобы быть допущенным, надо было пройти множество испытаний, рассчитанных на то, чтобы вычислить магов, рассчитывающих получить от инициации выгоду.
- Какую именно? – спросил Гарри.
- О, преимущества, несомненно, были, - усмехнулся Альтаир. – Дело в том, что после обряда выбранный маг становился вместилищем всех, абсолютно всех магических знаний.
Гарри удивленно уставился на Альтаира: шутит он что ли?
- Но это ведь невозможно. Ни один бы не выдержал такого…
- Ты недооцениваешь расчетливость основателей, Гарри, - продолжил Альтаир. – Они все предусмотрели. Знания хранились у выбранного мага, нисколько его не затрудняя, пополняясь по мере того, как расширялись познания волшебников мира, но в случае, если Хранителю угрожала смертельная опасность, они активировались, и горе тому, кто встал бы в тот момент у него на пути. Ты должен оценить задумку: Хранитель просто не мог использовать знания в своих целях, так как они были ему недоступны, но и силой их у него никто выведать бы не смог: даже армии магов это было бы не под силу.
Гарри действительно отдал должное предусмотрительности волшебников того времени: схема представлялась ему достаточно логичной и продуманной.
- И что, это работало? – спросил он.
- Да, работало, и весьма неплохо. Но на втором Хранителе возникла проблема…
- Уже на втором? – усмехнулся Гарри. – Что-то слабовато.
Теперь пришла очередь Альтаира усмехаться.
- Гарри, второй цикл начался всего триста лет назад. Первые два Хранителя просуществовали тысячу семьсот лет.
- Но… - новые сведения стали прибывать слишком быстро, чтобы Гарри удалось их переварить.
- Должны же у такой зверской работы быть какие-то преимущества, верно? – засмеялся Альтаир, затем, посерьезнев, продолжил рассказ. – Так вот, со вторым Хранителем возникла проблема. Видишь ли, их было двое – один Светлый, другой – Темный. Между силами Света и Тьмы был заключен пакт, согласно которому, никто не будет пытаться напасть на них. Он исполнялся до некоторого времени, а потом на арену вышел Локки. Вы же изучали демонологию?
Гарри смущенно потупился: предмет у них действительно был, но сказать, что он уделял ему много времени, было нельзя.
- Так вот, - Альтаир не заметил смущения юноши. – Локки был демоном огня, злобным и коварным существом, для которого главной целью в существовании было разрушение. Ему каким-то образом удалось обмануть Темного Хранителя и забрать его силу, которая, в комбинации с духом проклятого пламени сделала его практически неуязвимым. Мир оказался на грани войны… И тут в дело вступил второй, Светлый Хранитель – единственный маг, способный противостоять Локки…
- Простите, - прервал Альтаира Гарри, который уже начал кое о чем догадываться. – Светлый Хранитель – это вы?
- Да, - кивнул его собеседник. – Я сразился с Локки. Убить его мне не удалось, но я смог запечатать его от мира. Как мне казалось, навеки.
- А как же вы оказались здесь?
- Он успел послать в меня последнее заклятье, которое и отправило меня сюда – в место, где я нахожусь уже три сотни лет. До сих пор я так и не понял, как мне выйти отсюда.
- Ясно. – Гарри взглянул на мага. – Но вот еще что. Как все это связано с Волдемортом?
- Это и есть самое страшное, - тяжело вздохнул Альтаир. – Я думаю, что ему каким-то образом удалось освободить Локки из заточения и объединиться с ним.
- Что?! – Гарри похолодел. Перспектива встретиться с сильнейшим темным магом мира, наделенным, к тому же абсолютными знаниями – это было слишком. – То есть, вы хотите сказать, что Волдеморт теперь помимо своих сил обладает еще и силами Локки?
- Пока да. Видишь ли, Волдеморт, конечно, хитер, но до Локки ему далеко. Дух рано или поздно поглотит его сущность и тогда… Я не знаю, что будет тогда, и если честно, даже думать об этом боюсь.
- Но… Что же тогда делать? Если теперь он непобедим…
- Нет, непобедимым он не является. Светлый Хранитель может сразить его.
- Тогда нужно найти способ, как вытащить вас отсюда. – Гарри сжал кулаки. – Я помогу вам.
- Нет Гарри, я не выберусь отсюда.
Поттер в изумлении посмотрел на Альтаира, не веря своим ушам.
- Что?
- Я уже искал способ, но так и не смог найти. Ты думаешь, что с твоей помощью дело пойдет быстрее?
Гарри опустил голову. Да, если маг, обладающий всеми знаниями мира не смог это сделать, то он, конечно же, тоже не преуспеет.
- Именно поэтому, Гарри, я и говорил, что твое прибытие имеет глубокое значение, - продолжил Альтаир. – Кое-чего эта парочка так и не учла. Я не знаю, как выбраться отсюда самому, вероятно, Локки предусмотрел все возможные варианты. Но на тебя он не рассчитывал.
Гарри машинально кивнул, но тут до него дошел смысл сказанного и он ужаснулся.
- Постойте, то есть вы хотите…
- Именно так, Гарри. Ты станешь Хранителем вместо меня. Мы дадим волшебному миру шанс.
- Но я не готов… Это же огромная ответственность… Вы же говорили, что волшебники, призванные стать Хранителями, проходили испытания…
- Да, говорил, - Альтаир подошел к Гарри и положил руку ему на плечо. – Но, спасая Гермиону из плена купола, ты уже прошел испытание, которое не всякий взрослый маг выдержал бы на твоем месте. Ты - достоин! Но запомни, ты должен быть лучшим, Гарри Поттер. Иначе твоему миру придет конец…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Столкновение (Ден Браун нервно курит в уголке! рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 1 из 10123910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017