13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 10«1234567910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Столкновение (Ден Браун нервно курит в уголке! рейтинг - R, фандом - ГП.)
Столкновение
13-stationДата: Пятница, 10.04.2009, 22:11 | Сообщение # 21
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 13


Человек лишь там чего-то добивается,
где он верит в свои силы.
Людвиг Фейербах

США, штат Массачусетс.
Закрытый научно-исследовательский
Институт “Whistler-Random”.
11 октября 2004 года.
15 часов 45 минут по местному времени.

Темно-синий “Ford-Escort” остановился на одном из парковочных мест внешней автостоянки Института, двигатель машины затих, и из салона вышли два человека. Джейсон Пек, закрыв дверь с водительской стороны, подождал, пока его спутник сделает то же самое, а затем нажал кнопку на своем брелоке, активируя противоугонную систему. Делал он это скорее по привычке, чем из-за реальной необходимости: сомневаться в безопасности автомобиля на закрытой территории не приходилось.
- Итак, Джейсон, надеюсь, что причина, по которой ты вызвал меня сюда, является чертовски важной, - раздраженно заявил спутник Пека, его заместитель Дуэйн Палмер, поправляя галстук. – У меня очень много работы, ты же знаешь…
- Я все знаю, Дуэйн, - перебил его шеф. – Я ведь сам тебя загружал. Но поверь, то, зачем мы здесь, стоит того. Это убедит тебя, что я не такой уж сумасшедший придурок, каким все меня считают.
- Джейсон, тебя не считают таким, - ответил Палмер, - просто твои методы решения проблем…
- Не стоит, давай называть вещи своими именами. Я понимаю их и понимаю тебя: все, что я делаю действительно с первого взгляда напоминает бесцельное разбазаривание бюджетных средств. Но, на самом деле, это не так, и сегодня ты убедишься в этом.
- Я не совсем понял, Джейсон. Тебе не надо мне ничего доказывать, - с недовольством произнес Палмер. – Ты же мой босс, ты можешь просто отдать приказ, и я его выполню, ты же знаешь. Просто я не всегда согласен с тобой по некоторым вопросам.
- Вот как раз твое согласие и поддержка мне сейчас и нужны, - глубоко вздохнув, сказал Джейсон и, подойдя к двери из плексигласа, приложил свою идентификационную карточку к сканеру. Устройство мигнуло зеленым индикатором, пропуская посетителей внутрь. Быстро пройдя проверку металлодетектором и получив добро на проход от охраны, мужчины двинулись вглубь здания. Спустившись на лифте вниз, они оказались перед массивной металлической дверью.
- Вот мы и пришли, - проговорил Пек и вновь воспользовался своей карточкой; толстая стальная плита отодвинулась вбок, открывая дорогу. За дверью, как оказалось, кипела жизнь: то в одну, то в другую сторону проходили люди в белых халатах, в некоторых закрытых камерах техники проводили какие-то работы в защитных костюмах. Джейсон, не обращая внимания на оживление вокруг, двигался дальше; наконец они достигли своей цели: обширного бокса, отделенного от остальных еще одной достаточно мощной дверью, окна помещения были закрыты специальными ставнями. Пропуск Пека в очередной раз сработал, и он вместе со своим заместителем оказался в просторной лаборатории, заполненной современным оборудованием. Их сразу же встретил Картер Кросс, пожавший коллегам руки.
- Вы как раз вовремя, - улыбаясь, произнес он. – Мы все подготовили, и у меня есть сюрприз даже для тебя, Джей-Пи.
Пек насторожился: в последнее время слово «сюрприз», сказанное его другом, прочно ассоциировалось у него со словом «неприятности» или еще чем-то подобным, поэтому решил уточнить:
- Какой конкретно сюрприз, Картер?
- Увидишь, - уклончиво ответил его друг. – Поверь, тебе понравится. Про тебя, Дуэйн, я вообще молчу: ты будешь в восторге от увиденного!
Кросс отошел в сторону и начал регулировку аппаратуры, Джейсон же повернулся к своему заместителю и сказал:
- Дуэйн, сейчас я хочу продемонстрировать тебе то, над чем мы работали непрерывно на протяжении последних пяти лет. Дело в том, что мы, в обстановке строжайшей секретности разрабатывали новый тип вооружения, намного опередивший свое время; это оружие должно помочь нам выиграть в битве, которая несомненно скоро разразится. Я держал это в тайне даже от тебя, потому что данное изобретение имеет слишком большое значение, если о нем узнают военные… В общем, я хотел бы, чтобы ты дал слово молчать обо всем, что увидишь здесь.
Палмер растерянно посмотрел на шефа: он явно не ожидал услышать нечто подобное. Однако он быстро справился с собой, вспомнив о том, что в вопросах работы Пек никогда не шутил и не преувеличивал. После небольшой паузы заместитель кивнул и сказал:
- Я даю тебе слово, Джейсон. Но по твоим словам выходит, что передо мной предстанет действительно нечто экстраординарное и … невиданное.
- Так и есть, - улыбнувшись, сказал Пек. – Обернись.
Палмер выполнил просьбу и застыл на месте, не в силах произнести ни слова: на его глазах посреди помещения материализовался экземпляр GF – 500…
… - Он похож на маленького ребенка, которому подарили новую игрушку, - заметил Картер, кивая в сторону Дуэйна Палмера, с интересом слушающего рассказ пилота-испытателя Джона Гейтса о скафандре. – Ты сделал правильно, рассказав ему, Джей-Пи.
- Я тоже так думаю, - ответил Джейсон, сжав виски кончиками пальцев. – Сейчас мне, как никогда, нужны надежные союзники.
- Что, тяжелые настали времена? – с участием поинтересовался Кросс.
- Еще бы! Ты наверняка слышал о вчерашней атаке на Сеть, верно?
- Краем уха, но полной информацией не владею. Что там произошло?
- Кто-то нанес удар по всем корневым DNS-серверам страны, фактически полностью отрубив нас от Интернета. И знаешь, хотя меня в правительстве не очень жалуют и не балуют информацией, мне кажется, что другие страны также подверглись нападению. – Пек постучал костяшками пальцев по крышке стола. – Это уже очень крупное дело.
- Ты думаешь, это ОН постарался? – спросил Картер.
- А кто же еще! Ни одна организация, ни одно государство в мире не имеет таких технических средств, чтобы осуществить атаку такого масштаба в такой короткий срок. Точнее, с нашей техникой это просто невозможно. Единственное, чего я до сих пор не понимаю – зачем ему это? Почему он нападает на нас? Заметь, в магическом мире крупных нападений пока не регистрировалось; что все это значит, интересно?
- Если честно, не знаю, но мне вся эта ситуация явно не нравится. Ребята в правительстве могут решить, что это начало интервенции или еще чего-нибудь в этом духе, и тогда… Мало никому не покажется.
- Да уж, - вздохнул Пек и обернулся к Кроссу, вспомнив, с чего начинался разговор. - Кстати, что ты там говорил про какой-то сюрприз?
- А, конечно! – просиял Картер и поманил Джейсона за собой, в другой конец лаборатории, где на тестовом стенде находился еще один скафандр. Подходя ближе, Пек заметил, что выглядит он как-то странно: на «спине», чуть правее центра крепился армированный блок непонятного назначения, странное утолщение появилось на правом плече. И вообще, сам костюм выглядел … массивнее, что ли; казалось, что его мощь еще выше, чем у моделей третьего поколения.
- Неплохо смотрится, - одобрительно покивав головой, сообщил Джейсон и обратился к своему товарищу. – Что за новинки?
- Это штука, по сравнению с которой взрывные заклинания будут похожи на китайские петарды, - ухмыльнувшись, заявил Картер, подходя к пульту управления в углу комнаты. Нажав пару кнопок, он вновь повернулся к стенду: костюм ожил. Странное утолщение на «плече» раскрылось, явив на свет устройство, напоминавшее ствол какого-то орудия, оно было соединено изолированным кабелем с интегрированным в конструкцию блоком.
- Это, мой дорогой друг, образец номер один – боевой плазменный генератор, штука, которой я обещал припечатать нашего общего знакомого и его лысину.
Кросс торжествующе посмотрел на своего друга, любуясь произведенным эффектом. Пек же, не находя слов, смотрел на миниатюрное устройство, которое им так долго не удавалось довести до рабочего образца, и спрашивал себя, не является ли все происходящее просто сном.
- Картер… Ты смог… Смог это сделать?
- Еще бы. А ты сомневался?
- Конечно, нет, черт побери! – Джейсон порывисто обнял друга и вновь принялся рассматривать аппарат. – Как?
- Все оказалось очень просто. – Кросс явно был доволен собой. – Смотри.
Он пригласил Пека к ноутбуку, стоявшему на тестовом столе и вывел на дисплей схему.
- В общем виде все выглядит следующим образом: штука, которая висит сзади – это генератор. Там находится электролит, под действием сильного электрического заряда создается мощное вихревое поле, куда в большом количестве затягиваются электроны. Образуется достаточно устойчивая структура. – Картер вывел на экран компьютерную модель, описывающую происходящее. – Вот такая. Она состоит из ядра, которое находится в вакууме и оболочки, изолирующей ядро от атмосферы. В ядре находится система конденсаторов, представляющих собой кольца из движущихся релятивистских электронов, вокруг которых по круговым орбитам движутся протоны; такая энергетическая конструкция сделала возможным устойчивое существование системы в течение нескольких минут, а энергия, запасаемая в ней, составляет порядка десяти в десятой степени Джоулей на кубический метр. После этого все разгоняется переменным электромагнитным полем и направляется к цели. Короче, мы создаем нечто наподобие боевой шаровой молнии, которая отправит в лучший мир любой объект, с которым встретится! Ну, это вкратце.
Джейсон с восхищением посмотрел на своего друга и хлопнул его по плечу.
- Это ты называешь – просто?! Картер, если я когда-нибудь усомнюсь в том, что ты гений, приложи меня чем-нибудь потяжелее, ладно. Один вопрос: я так понимаю, что для этой схемы требуется огромная энергия, где вы ее берете?
Кросс тут же заметно сник, закрыл ноутбук и, тяжело вздохнув, ответил:
- Если честно, Джей-Пи, с этим пока проблемы. Источник энергии, который обладал бы размерами, подходящими для установки на GF – 500, у нас нет, самый «миниатюрный» весит, чуть ли не полтонны. Это - единственное препятствие на пути к успеху, и, если честно, я позвал тебя сегодня не только для того, чтобы показать разработку, но и надеясь на твою помощь.
- Ты думаешь, я смогу предложить что-то дельное? – рассмеялся Пек. – Много лет назад я удивлялся, как ты взял меня к себе в команду, а теперь такое… Я не уверен.
- Джейсон. – Кросс взглянул другу в глаза. – Тогда я увидел в тебе большой потенциал, я вижу его и сейчас. Ты должен верить в себя, особенно теперь. Парень жив, и наши шансы повысились, не так ли?
- Именно так, Картер, - твердо произнес Пек, вновь осматривая новое оружие. – И мы используем их в полной мере.

Месяц, последовавший за чудесным исцелением Избранного, не был ознаменован какими-либо чрезвычайными происшествиями, поэтому Гарри удалось, наконец, вплотную заняться наиболее важными для него делами, а именно учебой и попытками подчинить Знания контролю. Надо сказать, что в первом начинании юноша весьма преуспел: многочисленные дополнительные занятия и огромное количество информации, полученной благодаря Альтаиру, позволили Поттеру значительно улучшить свои успехи и даже выйти в лидеры по некоторым предметам. В частности, ему стала удаваться трансфигурация – раздел магической науки, который он практически не понимал раньше и даже на зельеварении Снейп уже не придирался к нему через каждые две минуты, сократив период до десяти. Гарри также добился успеха в тестировании своей, модифицированной версии заклинания “Stupefy”: после проделанной им с Гермионой работы четыре красных луча исправно поражали свои цели в любой ситуации, а во время одного из испытаний Поттеру удалось увеличить их количество до шести. Параллельно он пытался доработать другое интересное усовершенствование – ослепляющее заклинание, усиленный вариант “Lumos”, но ввиду недостатка времени решил отложить его на потом.
Когда выдавалась свободная минутка, Гарри вспоминал прочитанное им во время пленения в ловушке Локки, надеясь выудить из памяти еще что-нибудь полезное для себя, и все чаще и чаще перед его мысленным взором появлялся раздел книги «Разработка и модификация заклятий», посвященный использованию магловских предметов. Перебирая в памяти строки этой части книги, юноша с удивлением узнал, что многие вещи, изобретенные людьми, можно модифицировать, сделав их магическими. Например, GPS-приемники могли быть переработаны в волшебные поисковые средства, позволяющие находить магов без применения специальных заклинаний. Однако наибольший интерес вызвала у Поттера возможность приспосабливать различное оружие под боевые артефакты: оказалось, что с помощью довольно сложных расчетов и нескольких заклинаний обычный автомат можно превратить в систему залпового огня смертельными проклятиями. Гарри в тот момент невольно представил себе, как Темного Лорда убивают с помощью заклятья “Avada Kedavra”, пущенного из АК-74, и еле сдержался, чтобы не рассмеяться, однако запомнил данный раздел, как довольно интересный.
Плюс ко всему этому, ситуация в школе разительно отличалась от прошлогодней: не было больше недоверия к рассказам Гарри, не было страха или ненависти. Большинство учеников Хогвартса, за исключением, конечно же, слизеринцев, уважали Поттера и считали его единственной надеждой на победу в войне с Тем, Кто Не Должен Быть Назван, очень большую поддержку оказывал ему родной факультет. Но, что было еще важнее: отношения Гарри со своими лучшими друзьями стали теплее и ближе, чем когда-либо: они почти все время проводили вместе, делая уроки, рассуждая о ситуации в стране или просто расслабляясь в редкие минуты отдыха. Общими усилиями Гарри и Гермионы Рону также удалось значительно улучшить свои оценки по предметам, и хотя ребятам часто приходилось выслушивать ворчание Уизли о том, что они его безжалостно эксплуатируют, он был благодарен своим друзьям.
С Гермионой Гарри сблизился еще больше, чем с Роном: теперь их можно было часто видеть вдвоем в библиотеке, в гостиной за выполнением домашних заданий, девушка также продолжала помогать Поттеру с модификациями заклинаний, нередко указывая ему на ошибки. Юноше было легко с ней, она как будто знала, когда ему нужна поддержка, а когда хочется побыть одному, она была рядом с ним, всегда готовая помочь, за что Гарри был бесконечно ей благодарен. Рон частенько подозрительно поглядывал на них с Гермионой и иногда, ехидно усмехаясь, спрашивал Гарри, не зашли ли их отношения несколько дальше простой дружбы, на что Поттер сначала не обращал внимания, а затем пригрозил Уизли испробовать на нем какое-нибудь из своих новых заклинаний.
- Да ладно тебе, Гарри, я же пошутил, - отходя на всякий случай подальше, сказал тогда Рональд. – Должны же быть в этой жизни праздники, верно?
Все было бы великолепно, если бы не пара обстоятельств, портящих дело: во-первых, Гарри довольно скоро почувствовал, что не сможет долго выдерживать темп, который он сам себе задал в течение этого месяца. У него вновь появилось чувство усталости, которое не пропадало даже после сна, он часто ловил себя на том, что не может сосредоточиться на работе, прочитанный параграф учебника или выученное заклинание плохо запоминались, что на фоне свободного обращения с теоретическими Знаниями выглядело достаточно странно. В общем, Гарри чувствовал, что, если не принять каких-нибудь экстренных мер, он скоро сломается, и тогда о контроле над Силой можно будет забыть.
Вторым обстоятельством, на фоне которого, по мнению Поттера, меркли все его достижения, являлось то, что пресловутая Сила так и не желала подчиняться воле хозяина: у юноши не разу не получилось заставить ее работать тогда, когда ему было нужно. Она проявлялась, в основном, в минуты сильных эмоциональных взрывов; например, несколько дней назад, когда Малфой вновь принялся оскорблять Рона и Гермиону, сознание неожиданно подбросило Гарри очень хороший способ его заткнуть – заклинание “Annihilate Initio”. Оно представляло собой подобие микроволнового излучателя, оно заставляло атомы вещества совершать колебательные движения около положения равновесия, частота этих колебаний постепенно увеличивалась, разрушая молекулярную структуру объекта. Применение этого средства сулило жертве страшную гибель: она просто распадалась заживо. В тот момент Гарри огромным усилием воли смог сдержаться от того, чтобы произнести заклятье и распылить слизеринского принца ко всем чертям. После этого вопрос о контроле Знаний встал перед парнем особенно остро, и он решил, что единственным выходом в данной ситуации будет забросить на некоторое время другие учебные предметы и сосредоточиться на тренировках в овладении Силой. За первой идеей сразу же пришла вторая: лучше всего осуществить такой план в рамках занятий в Отряде Дамблдора. Именно поэтому он попросил Гермиону оповестить всех с помощью контактных галеонов, которые должны были сохраниться, и назначил собрание на середину недели.
- Итак, ребята, как вы все знаете, ситуация сейчас достаточно угрожающая, - обратился Гарри к членам ОД, когда все они в назначенный день собрались в Комнате по Желанию. Поттер заметил, что Чжоу и ее подружки среди собравшихся не было, что его, если честно, порадовало. – В связи с этим мы посчитали, что дополнительные занятия нам не помешают, в частности, я хотел бы обратить внимание на Защиту От Темных Искусств, успехи по которой у всех нас, в том числе, и у меня, не очень хорошие. Вы согласны?
Дружный хор голосов, очевидно, означал, что возражений ни у кого не имеется, поэтому Гарри, оглядев присутствующих, предложил посвятить первое занятие отработке реверсивного проклятья, выполнить которое не удалось еще никому на курсе. Ученики разбились на пары и принялись пробовать отразить атаки друг друга.
- Если у кого-нибудь получится, сразу сообщите, мы посмотрим, как это сделать, - попросил Гарри и повернулся к стоящей напротив него Гермионе. – Ну что, начнем?
Девушка неуверенно кивнула и приготовилась к отражению удара: Гарри первым проверял на прочность ее защиту. Поттер не хотел ненароком причинить подруге вред, поэтому выпустил самое слабое заклятье, имевшееся в его арсенале; серый луч был способен лишь на небольшой толчок. Однако, произнесенное Гермионой заклинание “Reversio” не подействовало даже в этом случае, луч легко прошел сквозь блок, нанеся девушке слабый удар.
- Все нормально? - участливо поинтересовался Гарри, подавая подруге руку и помогая подняться. – Прости.
- Да ладно, все в норме, - улыбнулась она. – Я сама виновата, давай теперь ты попробуешь.
- Можно тебя кое о чем попросить? – спросил Поттер, отходя от подруги и готовясь к выполнению упражнения.
- Конечно.
- Используй “Stupefy”.
Гермиона обеспокоено посмотрела на друга, затем почему-то на свою палочку.
- Гарри, я… Может не стоит?
- Пожалуйста, - твердо продолжил Гарри и встал в боевую стойку. – Это важно.
Девушка, кажется, смирилась и приготовилась пустить заклятье, Гарри же сосредоточился, пытаясь призвать Силу на помощь и защититься. «Ну, давай же, давай!» - повторял он про себя, вот он представил, как магическая энергия концентрируется в его палочке, накапливается для решающего рывка. Он заметил, как Гермиона начинает произносить заклинание.
«Давай же!!!» - крикнул он сам себе и в следующую секунду произнес:
- Reversio!
Красный луч пробил защиту и ударил в грудь Поттера, парень отлетел назад, больно ударившись о стену: заклятье получилось мощным.
- Гарри! – прозвучал взволнованный голос подруги. – Боже, Гарри, прости меня, пожалуйста, я не хотела. Ты в порядке?
- Да, - прохрипел он и почувствовал, что вся та злость, что копилась в нем целый месяц, тщательно подавляемая ярость, направленная на самого себя и свою неспособность обуздать Силу, вырывается наружу, открывая второе дыхание и заставляя каменеть мышцы. Он посмотрел девушке прямо в глаза и добавил. – Повтори.
- Что? – опешила та, пораженно глядя на своего друга. – Зачем?
- Я должен сделать это. – Гарри встал на ноги и, слегка шатаясь, вернулся на место. – Начинай.
Он не заметил, что многие ученики в этот момент перестали заниматься отработкой заклятий и устремили свои взгляды на него и Гермиону. Девушка неуверенно подошла к точке и, повернувшись к Гарри, спросила:
- Ты уверен?
- Да, - кротко бросил он и встал в боевую стойку. В воздухе мелькнул красный луч, но на этот раз последствия оказались серьезнее: перед Поттером возникла сероватая оболочка, наподобие той, что получилась на первом уроке Защиты, заклятье ударило в нее, и парень, не удержавшись на ногах, сломал небольшой столик, неудачно оказавшийся на пути. Испуганная Гермиона выронила палочку и бросилась к нему, ее примеру последовали еще несколько человек, однако, к тому моменту, как они добрались до места, перед ними уже стоял на ногах Гарри Поттер, с огромным усилием сжимающий в руке волшебную палочку. На его лице застыло выражение упрямой решительности и дикой ярости, которую он на этот раз даже не пытался подавлять.
- Еще раз! – резко бросил он и двинулся на место, но Гермиона кинулась к нему и схватила его за рукав мантии.
- Гарри, нет! Хватит! Зачем ты это делаешь? Просто подожди, пока кто-нибудь сможет выполнить заклинание, и мы все узнаем…
- Нет! – Гарри уже почти кричал. – Ты не понимаешь, никто не понимает! Я должен это сделать!
Гермиона попыталась возразить, тогда Гарри прошел мимо нее и обратился к другим своим товарищам.
- Кто-нибудь, помогите мне. Нужно всего лишь выпустить в меня заклинание, давайте.
Ученики неуверенно замялись, Поттер, видя это, с все возрастающей злостью в голосе произнес:
- Что, неужели нет человека, который сможет просто попасть в меня заклятьем? Давайте же, черт возьми! Покажите себя!
- Гарри, пожалуйста, перестань! – Гермиона чуть ли не плакала. В этот момент Рон вышел из группы однокурсников.
- Я готов, Гарри.
- Спасибо, - кивнул Поттер. – Я знал, что на тебя можно положиться. Начинай.
Рон встал напротив Гарри, держа палочку наготове, когда Избранный заявил:
- Используй ударное проклятье.
Вздох ужаса пронесся по комнате: все ученики, собравшиеся вокруг Гарри, отступили на шаг, исключение составили только Джинни и Невилл.
- Что ты делаешь, Гарри? – спросил Невилл, подходя к Поттеру ближе. – Это ведь очень опасно…
- Мне плевать, - отрезал тот. – Заклинание должно быть мощным, может тогда я смогу выполнить реверс…
- Боже, да ты сошел с ума! – воскликнула Джинни. – А в следующий раз: попросишь пыточным проклятьем в тебя попасть? Не глупи, Гарри, ты угробишь себя.
Поттер, не обратив внимания на эту реплику, смотрел Рону в глаза, сжимая оружие все крепче.
- Рон, спрашиваю в последний раз: ты сделаешь то, о чем я тебя прошу? Если нет, я найду кого-нибудь еще…
- Я все сделаю, - подтвердил Уизли, становясь в боевую стойку. То, что произошло дальше, Гермиона наблюдала, как в замедленной съемке: вот с палочки Рона срывается яркий синий луч и несется к Гарри, тот выкрикивает формулу, но … что-то вновь идет не так, и юноша под действием удара огромной силы вновь отлетает назад, сшибая несколько тренировочных фигур. Вскрикнув, девушка бросилась к нему, собираясь помочь, но Поттер, будто не чувствуя боли вскочил на ноги и с яростным воплем ударил оставшийся стоять манекен кулаком так, что на его поверхности осталась вмятина. Затем на фигуру обрушился очередной удар, потом еще и еще: казалось, что Гарри вымещает всю накопившуюся в нем злость и обиду на первом попавшемся объекте.
- Идиот! Никчемный кретин! – выкрикивал он, нанося все новые удары. – Ни на что не годный слабак!
Никто не решался остановить его: создавалось впечатление, что юноша уничтожит любого, вставшего в этот миг у него на пути. Гермиона с ужасом наблюдала за своим другом, не узнавая его, Рон стоял без движения и, не мигая, наблюдал за разрушениями.
- Что же вы стоите? – воскликнула Джинни. – Остановите его кто-нибудь, он же себя покалечит!
Словно очнувшись, товарищи Поттера стали медленно подтягиваться, намереваясь успокоить его, но в этот момент он повернулся к ним, и члены ОД замерли, не решаясь продолжить движение из-за открывшегося им зрелища. Тело Гарри окутывала густая сеть электрических разрядов, то появляющихся, то пропадающих со звонким потрескиванием, его зрачки расширились до предела, закрывая радужную оболочку и делая его глаза полностью черными. Парень медленно обвел взглядом присутствующих, на секунду задержавшись на Гермионе, затем резко повернулся к все еще стоящему манекену. Тут же, словно повинуясь неведомому приказу, от его торса отделилась молния, осветив мощной вспышкой помещение, и превратила свою цель в пыль, осевшую на пол. Комната превратилась в подобие электрофорной машины: голубые искры стали проскакивать между концами палочек учеников, цепи разрядов окутали стены и тренировочные стенды. Однако все это закончилось так же неожиданно, как и началось, спустя полминуты глаза Гарри вернулись в нормальное состояние, а сам он опустился на пол, устало привалившись к стене.
- Я думаю, на сегодня хватит, - сказал, нарушив царившую несколько минут тишину Рон. – Расходимся, ребята, о дате следующего собрания мы сообщим.
Студенты Хогвартса стали потихоньку покидать помещение, бросая на Гарри сочувственные взгляды. Вскоре в Комнате по Желанию не осталось никого кроме Рона, Гермионы и Гарри. Девушка присела рядом с другом и, аккуратно обняв его за плечи, спросила:
- Как ты?
- Да, друг, ты нас здорово напугал. Опять, - добавил Рональд, присаживаясь с другой стороны. – Что с тобой такое?
Гарри поднял на друзей взгляд, в котором на сей раз не было ничего, кроме смертельной усталости, затем, закрыв лицо руками, произнес:
- Я обладаю Силой. Большой, можно даже сказать огромной силой, которую до сих пор не могу контролировать, несмотря на все мои старания. Если мне не удастся управлять ею, Волдеморт одержит победу, которая будет дорого стоить волшебному миру.
Он затих, обессиленный этим монологом; Рон, все еще не до конца понимая происходящее, просто смотрел на друга, Гермиона же, немного подумав, уточнила:
- Это связано с пророчеством, так?
Гарри кивнул, а Уизли вопросительно посмотрел на подругу.
- Пророчество? То, которое разбилось в Отделе Тайн?
Гермиона коснулась щеки Гарри, словно спрашивая его разрешения, Поттер, тяжело вздохнув, кивнул, и девушка, повернувшись к Рону, начала рассказ.
- Дело в том, что текст пророчества не был утрачен…

Япония, 40 километров от побережья Японского моря.
Атомная электростанция “ABR”.
4 ноября 2004 года.
3 часа утра по местному времени.

Строгие, с минимумом плавных линий, обводы здания одной из самых современных японских АЭС, обрамленные большим количеством ярких огней, отчетливо выделялись в темноте ночи. Станция ABR имела энергетическую установку последнего поколения – реактор-размножитель или бридер огромной мощности, в котором радиоактивный изотоп урана с атомным числом 238 использовался для получения дополнительного топлива. Реакторам такого типа не требовались теплоносители и ограничители, их роль выполнял уран-238, запасы топлива использовались значительно экономнее, что позволяло резко повысить КПД установки. Данный объект по праву считался гордостью японской технической мысли…
Внутри, около огромного, десять метров в высоту, корпуса реактора работали инженеры станции, следившие за состоянием показателей контрольной аппаратуры, которая также являлась продуктом деятельности новейших отраслей промышленности Японии. Компьютеры непрерывно проверяли температуру и множество других важных параметров в рабочей зоне, обеспечивая безопасность использования станции. Этой же цели служил мощный двухслойный корпус установки, выдерживавший избыточное давление в 0,5 атмосферы или вакуум в 0,05 атмосферы: разработчики сделали все, чтобы избежать непредвиденных ситуаций.
Неожиданно один из терминалов издал надрывный писк, оповещая о том, что значение какого-то из параметров перестало соответствовать нормальному диапазону, светодиоды замигали красным светом, отбрасывая зловещие тени на защитные костюмы техников. Несколько человек мгновенно оказались рядом с дисплеем контрольной системы, пытаясь выяснить, что произошло.
- Внимание! Резкое повышение температуры в рабочей зоне реактора! – сообщил один из инженеров, быстро набирая команды на клавиатуре терминала. – Превышено нормальное давление на стенки!
- Но как?! Это невозможно!
- Сами посмотрите! – техник уступил место у экрана старшему специалисту, тот бегло просмотрел отчет системы и дал приказ об аварийной остановке реактора. Сразу же была активирована система защиты, была дана команда опустить в рабочую зону контрольные стержни, изготовленные из сплава кадмия и бора, активно поглощающие нейтроны и приостанавливающие реакцию деления ядер. Однако в этот раз что-то пошло не так: снова замигала сирена, говорившая о том, что возникли какие-то неполадки со стержнями, температура внутри корпуса продолжила повышаться. Вскоре стенки не выдержали огромного давления, жидкий натрий, использовавшийся в качестве проводника тепловой энергии, разлился в узком проеме, мгновенно воспламенившись и создав вакуумную полость. Внешний корпус реактора все еще держался, но долго это продолжаться не могло.
- Внимание всем! Немедленная эвакуация! – разнесся по станции электронный голос аппаратуры оповещения, но было уже слишком поздно: стенка установки, которая должна была выдержать значительно дольше, окончательно расплавилась, реакция вышла из-под контроля. Через несколько секунд на месте атомной станции полыхало яростное пламя ядерного пожара…

- Я уверен, что ты его сделаешь! – заявил Рон, дослушав рассказ Гермионы о пророчестве. Друзья до сих пор находились в Комнате по Желанию, сидя на полу рядом с Гарри.
- Мне бы твою уверенность, - горько усмехнулся Поттер, разминая пострадавшую после сегодняшних ударов шею.
- Гарри, я тоже верю в это, - серьезно сказала Гермиона, сжимая ладонь парня в своей. – Он не смог убить тебя в детстве, столько его попыток провалилось раньше… Ты сможешь одолеть его. Главное – помни, что мы с тобой, мы никогда не бросим тебя, что бы ни случилось.
Гарри благодарно посмотрел на подругу, а Рон в это время добавил:
- Гарри, я, возможно, не очень хорош в чарах и так далее, но в волшебниках я разбираюсь. Ты действительно один из великих, и мне кажется, Волдеморт это тоже знает. И боится тебя. Ты справишься.
- Спасибо, - тихо проговорил Гарри. – Спасибо, вам, ребята.
Они продолжали сидеть в тишине, и в какой-то момент Гарри вдруг понял, в чем была его ошибка при выполнении реверсивного заклинания. Он удивленно посмотрел на Рона, который неподвижно сидел рядом с ним, на Гермиону, положившую голову ему на плечо, и вдруг осознал, какой именно стимул был ему нужен. «Мои друзья – это мой главный повод жить, - подумал он. – Я должен овладеть Силой … ради них. И на сей раз никто и ничто меня не остановит».


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Пятница, 10.04.2009, 22:14 | Сообщение # 22
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 14

Мелькнувшая в полумраке неясная тень
страшнее появившегося в открытую врага…

- Сразу хочу предупредить вас, что сегодняшнее задание на урок будет очень сложным, - вещала Макгонагалл, прохаживаясь между рядов парт. – Заклинание, которое вы попробуете выполнить, относится к области высшей трансфигурации и требует полной сосредоточенности. Его магическая формула – “Transform”, как видите, довольно легко запомнить. Оно позволяет превращать волшебную палочку в любой другой предмет, размеры которого удовлетворяют вот этой формуле.
Декан Гриффиндора обратила внимание учеников на доску, где была записана формула, связывающая размеры волшебной палочки с габаритами получаемого предмета; по классу, где в данный момент находились гриффиндорцы и слизеринцы, пронесся легкий оживленный шепоток. Все сразу же принялись обсуждать, что они выберут для превращения.
- Рано радуетесь, ребята, - усмехнувшись, произнесла Минерва, - поверьте, не многим удастся сделать это. Итак, заклятье действует следующим образом: вы должны произнести его, а затем мысленно сформулировать свой приказ, назвать вещь, которую вы хотите получить. Сложность заключается именно в том, чтобы сосредоточиться только на нужном предмете и не думать ни о чем другом, посторонние мысли не дадут вам выполнить задание. Более того, если вы попробуете нарушить правило связи с габаритами, ваша палочка может быть испорчена, поэтому, пожалуйста, будьте аккуратны. Можете начинать, если возникнут вопросы, я помогу.
- Профессор, - подняла руку Гермиона, - вы не могли бы продемонстрировать, как оно работает?
- Конечно, мисс Грейнджер, - ответила Макгонагалл и, сделав сложное движение палочкой, произнесла заклинание. В тот же миг ее оружие окутала бледно-голубая дымка, и мгновением позже в руках профессора находилась красивая белая роза. – Это, конечно, практического применения не имеет, но я и не требую от вас сложных превращений, ваша задача - организовать свое мышление должным образом, освободиться от посторонних мыслей. Если вы сможете это сделать, то можно считать, что половина пути уже пройдена.
Раздались первые слога заклятья: ученики пробовали превратить свои палочки во что-нибудь другое. Рон с усилием гипнотизировал свою, похоже, надеясь, что это поможет ему сосредоточиться на нужном объекте, Гермиона что-то записывала на листе пергамента, вероятно, продумывая образ действий. Гарри, посмотрев на друзей, вернулся к заданию: необходимость отбросить все ненужные мысли не вызвала у него затруднений, учитывая, сколько времени он провел в попытках таким образом подчинить Силу, но проблема возникла в другом: Гарри не мог придумать, во что ему превратить палочку. Сначала он хотел использовать первое, что придет в голову, но потом решил, что так заклинание выполнить не получится. Зная об огромном влиянии эмоций на магические силы, Гарри подумал, что предмет для превращения должен быть реально необходим волшебнику. «Так, на чем легче всего сосредоточиться? – спросил он сам себя. – О чем я думаю все время?» Ответ пришел достаточно быстро: все его мысли в последние месяцы занимали Знания, но Поттер не совсем понимал, как использовать это для выполнения задания. В конце концов, юноше надоело строить планы, он сосредоточился на розе, подобной той, что наколдовала Макгонагалл, и произнес заклинание. Эффект превзошел все ожидания: его волшебная палочка сразу же вспыхнула синим огнем, напомнившим ему о процедуре инициации, парень почувствовал, как увеличивается масса того, что находится в его руках. «Черт, похоже, это будет не роза», - испугался Гарри, но через секунду пламя погасло, и весь класс восторженно ахнул: в руках Поттер держал необыкновенной красоты меч. Сам Гарри был удивлен не меньше остальных, так как сразу же узнал оружие Альтаира; длинное острое лезвие с гравировкой, неизвестные иероглифы на рукоятке – все это говорило о том, что ошибки быть не может, и он каким-то образом материализовал меч своего наставника.
- Браво, мистер Поттер! – воскликнула Макгонагалл, подходя к его парте, где он сидел вместе с Невиллом. – У вас получилось с первого раза, это очень хорошо. Двадцать баллов Гриффиндору, и еще, не могли бы вы поделиться с классом своим опытом и рассказать, как у вас получилось?
Гарри нервно кивнул, не совсем понимая, что ему сказать товарищам: не мог же он заявить, что думал о простом цветке, а в итоге получил клинок Хранителя Знаний. Кашлянув, он сказал:
- Ну… Я просто достаточно хорошо сосредоточился на выбранном объекте, и … все получилось. Главное – не позволять себе отвлекаться.
- Спасибо, мистер Поттер, - Макгонагалл посадила его на место. – Попробуйте повторить и превратить палочку во что-нибудь другое. Обратное превращение осуществляется с помощью заклинания “Finite Agro”.
Гарри сделал свою палочку прежней и снова попытался выполнить трансформацию, снова сосредоточившись на цветке, однако на этот раз у него почему-то ничего не вышло. В итоге, к концу урока ему удалось еще дважды превратить свое оружие в меч, но проделать это с каким-либо другим предметом так и не удалось, вследствие чего он, наряду со всеми, не был освобожден от домашнего задания.
- Слушай, дружище, это, конечно, было эффектно, но что ты зациклился на этом мече? – спросил Рон, когда они вышли из кабинета трансфигурации. – Надо было еще что-нибудь сотворить.
- Да я бы рад, но дело в том, что я понятия не имею, как у меня получилось вызвать меч, - вздохнув, ответил Гарри. – Я не смог превратить палочку ни во что другое.
- Ничего, Гарри, мы во всем разберемся, - сказала Гермиона. – Ты ведь все-таки сделал это. Я, например, вообще не смогла даже приблизиться к превращению.
- У тебя все получиться, - улыбнувшись подруге, проговорил Гарри. – Я в этом не сомневаюсь.
… По пути к кабинету Защиты от Темных Искусств Поттер ненадолго оставил друзей, сославшись на плохое самочувствие и сказав, что ему нужно немного освежиться. Убедив Рона и Гермиону в том, что ничего экстраординарного в этом нет, он отправился в туалет; войдя внутрь, он подошел к умывальнику и плеснул в лицо холодной воды. Дело было в том, что в конце урока с деканом он почувствовал жжение в глазах – эффект, который юноша мог бы принять за простое перенапряжение, если бы не тот факт, что урок был первым и так утомиться он вряд ли бы смог. Прохлада на некоторое время усмирила боль, но вскоре та вернулась, еще более сильная, чем прежде. Поттер вновь промыл глаза, но на этот раз даже временного эффекта не последовало: создавалось впечатление, что на слизистую оболочку попало какое-то едкое вещество, вызывающее резкие болевые ощущения. «Что на этот раз?!» – мелькнула у Гарри отстраненная мысль, а в следующий миг он чуть было не упал на колени: настолько сильной была новая вспышка боли в глазницах. Парень уже собирался позвать на помощь, когда пытка неожиданно прекратилась, жжение ушло, словно его и не было, и Гарри, медленно облокотившись на раковину, открыл глаза, ожидая увидеть свое отражение, но… Увиденное было совершенно неожиданным: мир вокруг него преобразился, ослепляя гаммой разнообразных красок, среди которых преобладали оттенки красного цвета; в зеркале отражалась его фигура, но она тоже ярко светилась, причем интенсивность света постепенно менялась в зависимости от того, на какую часть своего тела он обращал внимание. Осознание происходящего пришло достаточно быстро, Гарри понял, что каким-то непостижимым образом его зрение «переключилось» на восприятие тепла, излучаемого различными телами, и нельзя сказать, что открытие его обрадовало. «Я же теперь даже в лицо никого узнать не смогу! - со страхом подумал юноша, но вскоре успокоился. – Так, ладно, и не такое бывало, прорвемся». На ощупь приведя себя в порядок, он отправился к своим однокурсникам, которые все еще находились рядом с кабинетом Зашиты.
- А вот и он, - произнес Рон, увидев, что Гарри направляется к ним. – Ты чего так долго, скоро профессор подойдет и… Бог мой, что у тебя с глазами?!
Поттер бегло оглянулся: понять что-либо было довольно трудно, так как лиц он не различал, но, судя по отсутствию движения в их сторону, возглас Уизли остался без должного внимания.
- Тише ты! – зло прошептал Гарри. – Еще не хватало, чтобы все сбежались посмотреть. Что со мной?
- У тебя… У тебя глаза абсолютно черные, - ответила Гермиона, которая также заметила перемену во внешности друга. – Прямо как в тот раз, ну, с молниями.
- Зараза! – ругнулся Избранный и, понизив голос, сообщил друзьям о том, что с ним случилось.
- То есть ты теперь видишь тепло, излучаемое объектами? – уточнила Гермиона, когда он закончил.
- Именно так, - подтвердил Поттер. – И самое обидное – в том, что я не знаю, как это прекратить. Я ведь даже заниматься не смогу.
- Ты должен обратиться к учителям, - предложила его подруга. – Или даже к Дамблдору, он ведь в курсе всех … событий. Вдруг это важно.
- Ты права, - кивнул Гарри и, собираясь уходить, попросил Рона:
- Прикроешь меня как-нибудь, ладно?
- Без проблем. Я уж придумаю… - хитро прищурился Уизли, но Гермиона его перебила:
- Да, точно, ты придумаешь такого, что… Не волнуйся, Гарри, мы все сделаем.
Поттер уже направлялся в сторону кабинета Дамблдора, когда его остановил насмешливый голос Малфоя.
- Так, так, наш ненаглядный Поттер, я смотрю, смывается с занятий, нехорошо. – Слизеринцы засмеялись, поддерживая своего лидера. – А как же учеба? Или ты уже смирился с тем, что скоро сдохнешь, подобно твоим родителям?
До этого момента Гарри хотел сдержаться и продолжить путь, но последняя фраза Малфоя заставила его остановиться. «А все-таки, Avada – неплохое заклятье», - безучастно подумал он, поднимаю палочку и направляя ее на слизеринца. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы вовремя не появился профессор Аллен.
- Прошу всех в класс, - сказал он, предотвратив тем самым настоящее побоище, которое непременно разразилось бы в его отсутствие. Гарри отправился внутрь вслед за всеми.
- Что ты делаешь? – Гермиона придержала его за рукав мантии. – Ты же собирался…
- Неважно, - перебил Гарри, на лице которого блуждала хищная улыбка, в данный момент больше напоминавшая звериный оскал. – Я этого так не оставлю. Малфой поплатится за свои слова. Прямо здесь и прямо сейчас.
Гермиона не стала спорить, видя состояние друга и сказав самой себе, что, для своего же блага, ему лучше сейчас не перечить. Профессор, рассадив всех, заявил, что сегодня урок будет совмещать в себе повторение пройденного материала с изучением нового заклинания.
- Оно называется “Vortex Encarta” и представляет собой образец одного из самых мощных боевых заклятий, применяемых Аврорами для поражения своих целей, его особенность – в достаточно сложном и точном движении палочкой, которое требуется для его исполнения. Смотрите внимательно. – Профессор повернулся к стоявшему неподалеку манекену и, встав в боевую стойку, начал произносить формулу, Гарри изо всех сил всматривался в движение его рук, пытаясь сразу же уяснить, что и как необходимо делать. Надо сказать, что тепловое зрение нисколько ему в этом не помешало, даже наоборот, так как он мог наблюдать малейшие изменения в термоструктуре тела профессора и, таким образом, уловить общий смысл действий. «Так, сначала круговое движение, потом резкий взмах, - повторял Поттер про себя, наблюдая за профессором Алленом. – Затем … что-то наподобие восьмерки в воздухе, отлично!» Пол, тем временем застыл на месте, держа руки в том же положении, в котором они оставались после завершающего движения. Гарри увидел, как в пространство между его немного разведенными ладонями из окружающего пространства начинает втягиваться воздух, формируя прозрачную плотную сферу.
- Энергию данного заклинания можно накапливать, - говорил Аллен, поддерживая сферу. – Чем дольше вы его так держите, тем сильнее получится удар по цели.
С этими словами он резким движением отправил шар к манекену, тот оказался мгновенно впечатан в стену так, что оставил после себя глубокую вмятину, окруженную глубокими трещинами. Ален усмехнулся.
- Надеюсь, Альбус не будет злиться на меня за порчу казенного имущества. Ладно, а теперь, приступим к занятию. Сегодня будем работать в парах, проведем небольшие дуэли, если можно так выразиться, с целью закрепления пройденного и отработки нового заклинания. Сразу предупреждаю – в полную силу не бить, тот, кто нарушит это правило, будет наказан. Я буду страховать вас.
Ален щелкнул пальцами и к нему по воздуху подлетел список учеников двух факультетов; он пробежал его глазами и, спустя секунду, произнес:
- Мистер Малфой!
Драко встал с места и с опаской подошел к профессору, помня о своем полете в день первого знакомства с ним. Гарри с презрением оглядел тепловое изображение своего врага и поднял руку, обращаясь к профессору и при этом стараясь, чтобы его тон не выдал намерений. (Глаза подвести его уже не могли; Гермиона немного поколдовала над его очками, сделав их стекла темными настолько, что они скрывали аномальный черный цвет.)
- Профессор, разрешите мне попробовать свои силы.
Ален подозрительно посмотрел на своего ученика и после недолгого раздумья кивнул, не подозревая о том, что Гарри намеревался сделать. Если бы Поттер мог сейчас различить черты лица Малфоя, он бы увидел, как мелькнуло в его глазах плохо скрытое выражение страха.
- Итак, прошу вас, приступайте. Помните, ваша цель – не победа, а проверка своих знаний.
«Конечно же!» - мысленно фыркнул Гарри и тут же выставил щитовые чары, так как Малфой запустил в него каким-то заклятьем даже раньше, чем Пол закончил речь. Возмущенные возгласы послышались со стороны гриффиндорцев, но Поттер не обращал на них внимания, сосредоточившись на отражении атак. Знания почему-то не спешили проявляться. Тепловое зрение не позволяло определять тип проклятья, поэтому он старался больше уклоняться, а не ставить щиты, боясь, что выберет неподходящий. Однако долго так продолжаться не могло, и, в конце концов, какое-то неизвестное юноше заклинание, пущенное Малфоем, попало Гарри прямо в лицо, заставив охнуть всех его сокурсников. Поттер уже решил, было, что ему крышка, но попадание почему-то не повлекло за собой никаких последствий, поэтому он поспешил сделать свой ход: выполнив отвлекающий маневр свободной рукой, он выпустил два сногсшибателя подряд. Как он и ожидал, Малфой отразил их, но к следующему выпаду уже не был готов.
- Silensio! – выкрикнул Гарри, луч попал в его противника, лишив того возможности говорить вслух. Таким образом, Поттеру можно было праздновать победу, так как его оппонент не мог колдовать не вербально, однако Избранный еще не выполнил свой план.
- Vortex Encarta! – Он повторил движение палочкой и почувствовал, как в его ладонях концентрируется энергия. Гарри вкладывал в ее сбор всю ту злость, которая долго зрела в нем, готовясь размазать Малфоя. Буквально через две секунды он ощутил движение воздуха вокруг себя.
- Мистер Поттер, вы сделали заклятье слишком мощным! – послышался предостерегающий оклик Алена. – Не вздумайте запускать его, это убьет Драко!
- Да? – Голос Поттера выражал живейший интерес к сказанному. – Интересно, правда, Малфой? Какой неожиданный поворот событий!
Гарри видел, как тепловая тень Малфоя отступает назад, вот упала на пол его палочка, судя по всему, сам он тоже должен был там оказаться.
- Мистер Поттер! Гарри! – Аллен уже кричал. Малфой упал на пол, вероятно, потеряв сознание; утверждать этого Гарри не мог. Он опустил руки, перестав поддерживать сферу, которая сразу же растворилась в воздухе с легким шипением.
- Все в порядке, профессор, - сказал Поттер, отступая. – Малфой слишком нервный для дуэлей, ему надо бы в больничное крыло.
Когда Гарри шел на свое место, вокруг царила гробовая тишина, нарушаемая лишь действиями Крэбба и Гойла, пытающихся отнести своего лидера в Больничное Крыло; Избранный присел за парту, судорожно пытаясь успокоить сбившееся дыхание. Вскоре молчание нарушил голос Пола:
- Ну что ж … продолжим, пожалуй. Надеюсь, все сделали выводы из случившегося. Мистер Поттер, после урока останьтесь.
«Еще бы! - усмехнулся про себя Гарри и потер пальцами виски, понимая, что за такую выходку обычным взысканием он не отделается. – Но, все равно, это того стоило!»
Время тянулось для него чрезвычайно медленно, он просто сидел, не обращая ни на что внимания, пока, наконец, не прозвучал голос профессора, возвестивший о том, что занятие окончено. Гарри с трудом собрал свои вещи, некоторые из которых были плохо видны в инфракрасном диапазоне, и подошел к Полу. Тот выждал, пока все остальные выйдут из кабинета, и обратился к Поттеру.
- Гарри, объясни мне, что это было? Ты чуть не убил его …
- Нет, профессор, - перебил Аллена Гарри. – Я контролировал себя и, как видите, вовремя остановил сферу. Вы не знаете… В общем, так было нужно.
- Нет, уж, так не пойдет! – Голос профессора стал жестче. – Ты обладаешь большой силой, Гарри, и я не позволю тебе на моих уроках решать, когда ее применять, а когда – нет. Ты понял меня? Я повторяю: ты понял?
- Да, сэр, - кивнул Гарри. – Такое больше не повториться, сэр.
- Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора, в понедельник на отработку, - сказал Аллен, поворачиваясь к нему спиной. В этот момент глазницы Поттера вновь обожгла боль, он резко выдохнул и схватился за парту, чтобы не упасть.
- Гарри? В чем дело? – спросил Пол, подходя к парню.
- Нет, я… - Боль вновь, как и в первый раз, отступила, и Гарри взглянул на мир обычным зрением, увидев перед собой обеспокоенное лицо своего преподавателя. – Все в порядке, просто глаза что-то болят.
- Да, кстати, - поинтересовался Аллен, - как ты смог сражаться, когда Малфой попал в тебя ослепляющим заклинанием. Я думал, что ты проиграешь.
Поттер похолодел: так вот, значит, что это было. Тогда становилось понятно, почему он не прореагировал, так как это заклинание, наверное, не действовало на тепловое зрение. Однако это открытие не избавляло парня от необходимости объясниться, и, к счастью, оправдание вскоре нашлось.
- У меня были заколдованы очки, сэр, - сказал он. – Я ожидал чего-то подобного и решил подготовиться.
Аллен подозрительно посмотрел на ученика, но, похоже, поверил в его предусмотрительность.
- Ладно, можешь идти, и постарайся держать свои планы мести при себе.
Облегченно вздохнув, Гарри вышел из кабинета.
США, Вашингтон, округ Колумбия.
Штаб-квартира Центра Контроля над
Альтернативными Угрозами.
4 ноября 2004 года.
9 часов 30 минут по местному времени.

Дверь кабинета резко распахнулась, и Джейсон Пек, отбросив в сторону толстую папку, которую держал в руках, откинулся во вращающемся кресле за рабочим столом, сжав подлокотники. Нет, мир определенно сошел с ума: Волдеморт подкидывал все новые сюрпризы, причем его действия на первый взгляд не поддавались никакой логике. Было от чего хвататься за голову.
Картер Кросс, сидевший напротив Джейсона, тихо спросил:
- Что на этот раз, Джей-Пи?
Пек глубоко вздохнул, поднял затуманенные из-за недостатка сна глаза на друга и проговорил:
- Несколько часов назад наш разведывательный спутник KN-13 засек на территории Японии мощнейший термический выброс энергии, как раз в том месте, где находилась их атомная электростанция ABR. Наши эксперты все поняли правильно еще до официального заявления: станция уничтожена. Взрыв реактора, который считался самым надежным в мире.
Картер поднялся с кресла и с ужасом взглянул на Джейсона.
- Жертвы? – хрипло продолжил он.
- Весь персонал АЭС погиб, про заражение я вообще молчу. Более двух тысяч человек окажутся под ударом и, вероятнее всего, умрут от лучевой болезни в ближайшее время. – Джейсон положил локти на стол и сжал пальцами виски. – Боже, Картер, какого черта ОН делает? Зачем ему это нужно, ведь эти действия не имеют смысла!
- Мы не можем этого знать. Быть может, у него своя логика…
- Какая, к дьяволу, логика?! – Ощущение собственного бессилия постепенно поглощало Пека, не давая рационально мыслить, заменяя расчет эмоциями. – Эти атаки абсолютно бессистемны, будто он хочет специально обратить на себя внимание, показать свою мощь. Для него это как игра, чертов мерзавец!
Джейсон с силой стукнул кулаком по столу, чуть не сбив с его поверхности свой ноутбук, а затем снова откинулся на спинку кресла.
- Знаешь, - продолжил он, - иногда мне кажется, что мы никогда не поймем, в чем его план. Или поймем, но будет уже поздно. Вроде так: мы опоздали на начало спектакля и теперь силимся понять, о чем речь, черт!
- Джей-Пи… - Голос Кросса был настолько искажен, что Пек сразу обратил на своего друга внимание: его лицо было мертвенно бледным.
- Что, Картер, в чем дело?
- Ты говоришь, что его атаки не имеют смысла, что он показывает свою мощь. Возможно, в этом и заключается его план.
- В смысле.
- Сам подумай, если государства мира поймут, что все эти катастрофы связаны между собой, они будут…
- Искать виновника… - продолжил мысль друга Джейсон, сам ужаснувшись этой идее. Внезапно тактика Волдеморта перестала казаться бессмысленной и обрела новое, пугающее значение. – Это надо остановить. Боевой вариант PAR готов?
- Почти. Твоя схема оказалась очень удачной, - похвалил Картер. – Думаю, что можно будет испытать четвертый GF через несколько дней.
- Да, Картер, это просто необходимо сделать. Иначе, если мы правы насчет него, нас ждет настоящий ад…

… Зверь быстро перемещался по темным коридорам затихшего Хогвартса, наслаждаясь своей почти первобытной силой и ловкостью. Он периодически совершал длинные прыжки, отталкиваясь во всю мощь своих когтистых лап, и продолжал свой бег по стенам или потолку: скорость и постоянное изменение ориентации в пространстве доставляли ему огромное удовольствие. Он знал, что в это время в коридорах не бывает никого, кроме патрулей, поэтому совершенно не опасался быть пойманным, весь замок в темное время суток принадлежал ему. Единственное, чего не хватало зверю, это добычи.
Неожиданно до него донеслись какие-то посторонние звуки, которых явно не должно было быть здесь в это время. Попробовав воздух на вкус своим длинным раздвоенным языком, зверь уловил присутствие людей, совсем рядом с ним; он затаился в тени, ожидая момента, когда они покажутся. Вскоре он услышал обрывки разговора.
- Нет, я же сказала, хватит, - шепнула девушка, тихо смеясь. – Да тише ты, нас услышат, потом неприятностей не оберешься…
- Мне плевать, - послышался в ответ мужской голос. – Я хочу быть с тобой.
В поле зрения зверя попали двое: парень и девушка, идущие по пустующему коридору в обнимку, они явно рассчитывали скрыться от Филча и пробраться в свою гостиную. Их надеждам не суждено было сбыться: зверь, следивший за ними из тени, почувствовал, как в нем пробуждается охотничий инстинкт…
- Патрик, черт возьми, мы так точно попадемся, - отталкивая парня, произнесла девушка. – Держи себя в руках.
- О, обожаю, когда ты злишься, Рейч, - проговорил на это юноша и потянулся к губам подруги, но та вновь оттолкнула его, на сей раз, ее голос был настороженным и даже испуганным.
- Ты ничего не слышал? – спросила она.
- Что конкретно? Патруль?
Тут Патрик и сам уловил этот звук: странное клокотание, напоминавшее горловые рыки какого-то страшного зверя, раздавалось откуда-то сверху.
- Пойдем быстрее, - потянула его за собой Рейчел, и он послушно двинулся за ней, держа девушку за руку. Они успели пройти уже несколько десятков шагов, Патрик начал думать, что ему показалось, но в этот момент сзади них на пол коридора приземлилось что-то тяжелое, сразу после этого молодые люди услышали легкий топот.
- Бежим! – выдохнул Патрик, и они сорвались с места, спасаясь от преследователя. Сзади них раздалось грозное рычание, которое быстро приближалось.
- Боже, оно нас догоняет! – воскликнула Рейчел. – Кто-нибудь помогите!
- Помогите! – поддержал возглас подруги ее парень, понимая, что столкновение с патрулем было бы сейчас самым лучшим вариантом, но внезапно осекся, поперхнувшись. Рейчел по инерции пробежала несколько шагов, но, почувствовав, что Патрик остался позади, остановилась и повернулась к нему, воскликнула:
- Что ты стоишь, надо…
Она не договорила: в следующую секунду ее душераздирающий крик пронесся по коридорам школы волшебства. Тело ее возлюбленного, мелко дрожа, поднялось в воздух, из его груди торчал странного вида зазубренный извивающийся отросток. Его глаза, в которых неотвратимо угасала жизнь, последний раз взглянули на Рейчел, послышался хриплый шепот:
- Беги…
После этого Патрик исчез в темноте, откуда на перепуганную до смерти девушку взглянули желтые, с вертикальными прорезями зрачков, глаза. Глаза зверя…

- Гарри, вставай! Вставай, слышишь меня? – Рон, не переставая, тряс друга за плечо, явно вознамерившись, во что бы то ни стало разбудить его. Зная характер Уизли, Гарри повернулся к нему и проговорил.
- Все, все, сейчас встаю.
- Ты мне это десять минут назад уже говорил! – возмутился Рональд и буквально сдернул товарища с кровати. Тот, чертыхаясь, встал и направился в ванную. Чувствовал Поттер себя не очень хорошо: все тело болело так, словно вчера он провел день на поле для квиддича, чего, конечно же, быть не могло, так как сражение за кубок школы в этом году было отменено в свете последних событий. Плеснув себе в лицо холодной воды, Гарри взглянул в зеркало и, усмехнувшись, сообщил своему отражению:
- Паршиво выглядишь, приятель.
Примерно через десять минут они спустились в гостиную, где застали своих однокурсников в каком-то странном состоянии: все тревожно переговаривались между собой и выглядели так, словно только что случилось нечто ужасное. Гарри, которого одолевало нехорошее предчувствие, нашел среди гриффиндорцев Гермиону, отметив про себя, что подруга бледна, как смерть.
- Гермиона, что случилось? – обеспокоено спросил он. В это время подоспел Рон и встал рядом с ним.
- Ребята… - тихо проговорила она. – Сегодня ночью произошло убийство…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Пятница, 10.04.2009, 22:20 | Сообщение # 23
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 15

Цель определяет калибр.
Ф. Ницше

- Северус, мы должны это сделать, - твердо сказал Дамблдор, направляясь в Больничное Крыло Хогвартса. Закутанная в обычную черную мантию фигура профессора зельеварения неотступно следовала за директором.
- Альбус, ты должен понимать, чем это может грозить девушке! – послышался резкий голос Снейпа. – Она в шоковом состоянии…
- Вот именно, - прервал своего коллегу Дамблдор, - девочка в шоке и связного рассказа мы сейчас от нее не добьемся. Кроме того, проникновение в ее разум может дать даже больше информации, ты же понимаешь.
- Да, - подтвердил зельевар, - но я не понимаю другого: почему прямо сейчас, когда ее разум очень уязвим. Одно неосторожное движение – и рассудок мисс Крейг может быть серьезно нарушен.
- Поэтому я и попросил о помощи тебя, Северус. – Дамблдор взглянул преподавателю в глаза. – Я знаю, что ты не будешь делать неосторожных движений. Ты – лучший в этой области.
Вскоре волшебники вошли в Больничное Крыло, где их сразу же встретила мадам Помфри. Очевидно, ей не очень нравилась идея о проникновении в воспоминания пациентки, но противостоять воле директора она не могла, поэтому она молча указала им на нужное место.
- Поппи, не беспокойся, - мягко обратился к ней Дамблдор, - мы будем очень осторожны. Это необходимо для обеспечения безопасности школы, всех детей.
Медсестра коротко кивнула и отошла в сторону. Снейп подошел на постели, на которой лежала Рейчел Крейг, и бегло осмотрел девушку: внешних повреждений на ее теле не почти наблюдалось, исключение составляли несколько царапин на правом запястье, но, несмотря на этот факт, она лежала без движения, смотря в одну точку на потолке.
- Надо приступать, Северус, - поторопил Дамблдор. Снейп поморщился, но, не став спорить, вытащил из кармана волшебную палочку и произнес заклинание. В следующую секунду перед его глазами пронеслись воспоминания о последних днях, он продвинулся чуть дальше, чтобы ухватить нужный ему момент. И вот, перед ним промелькнула прогулка с этим парнем по ночному Хогвартсу, странный звук, доносящийся из темноты, погоня, страшная сцена гибели Патрика. Снейп постарался как можно точнее уловить хотя бы силуэт нападавшего, чтобы впоследствии понять, кто это был; смотря глазами Рейчел, он смог разглядеть острый копьеобразный отросток, пробивший грудь юноши, массивную фигуру в темном углу и горящие первобытной яростью глаза.
- Альбус, она видела его мельком, поэтому сложно сказать наверняка. Одно позволю себе утверждать – это не человек…
- Используй более высокий уровень проникновения, - спокойно сказал Альбус.
Снейп со страхом посмотрел на Дамблдора, пытаясь понять, не шутит ли он, однако на лице старца не было ни следа улыбки, очевидно, он действительно хотел это сделать.
- Нет, послушай…
- Северус, - Дамблдор положил руку на плечо зельевару, - ситуация чрезвычайная, и мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы защитить остальных детей. Пожалуйста.
Снейп глубоко вздохнул и вновь повернулся к пациентке. На сей раз, ему действительно удалось заметить гораздо больше подробностей: смазанные контуры тела неизвестного сложились в темный, но более различимый рисунок. Туловище нападавшего по строению напоминало человеческое, но было гораздо массивнее и мощнее, лапы были вооружены острыми зазубренными когтями. Голову зверя рассмотреть так и не получилось, но это было и не нужно, профессор уже составил свое мнение об этом существе.
- Эта штука напоминает мне какого-то ящера, - сообщил Северус, когда они уходили из Больничного Крыла, оставив девушку на руках мадам Помфри. – По крайней мере, его строение позволяет говорить об этом с определенной долей уверенности. Однако, в таком случае, я нахожусь в тупике относительно происхождения этой твари. Динозавр в Хогвартсе – не слишком ли напоминает бред сумасшедшего?
- Нет, Северус, это не бред, - ответил Дамблдор. Он был чрезвычайно серьезен и сосредоточен. – Ты что-нибудь слышал о криттерах?
Изумленный таким поворотом разговора Снейп помотал головой и спросил:
- И кто же это?
Дамблдор поднял глаза на преподавателя и, выдохнув, произнес:
- Точнее было бы спросить: что…

- Итак, все наверняка уже слышали о том, что произошло сегодня в школе, - вещал Гарри, окруженный членами Отряда Дамблдора, стоя в одном из коридоров. Собрание перекрывало большую его часть, вызывая недовольство со стороны других учеников, но Поттер решил, что они потерпят, так как, во-первых, причина была очень важной, а во-вторых, встреча не должна была продлиться долго. – В связи с этим, мы решили ввести особый режим, если можно так выразиться. До тех пор, пока эта ситуация не будет разрешена, никто из вас, повторяю – никто не должен передвигаться по Хогвартсу в одиночку. Старайтесь по возможности удерживать от этого людей, не входящих в состав ОД. В случае нападения активируйте свои галеоны, Гермиона модифицировала их так, что они стали действовать намного быстрее, всем; кто получит послание, сразу же найти кого-нибудь из учителей, они поднимут тревогу. Никакого геройства, если увидите его, кто бы это ни был, в бой не вступать! Всем ясно?
Группа ребят дружно подтвердила, что план им понятен.
- Отлично, - произнес Гарри. – Тогда всем пока, удачи и … будьте осторожны.
Отряд Дамблдора разошелся, а Гарри, Рон и Гермиона продолжили свой путь к кабинету, где должно было проходить занятие по Чарам.
- Как, думаете, что это все-таки было? – спросил Рон, когда трио уже было на месте.
- Не знаю, - задумчиво проговорил Поттер. – Могу только сказать, что все это мне жутко не нравиться: то нападения на магловские информационные системы, то атака на школу…
Посмотрев на друзей, Гарри вспомнил, что они не знают о его связи с Альтаиром, поэтому слегка удивлены его осведомленностью.
- Слышал где-то, - оправдался он, заметив, что Гермиона ему не очень-то поверила. – Только надеюсь, что все будут осторожны и наш план сработает.
- Лучше бы никому не пришлось действовать в его рамках… - произнесла Гермиона, ребята согласно кивнули.
- Ты, конечно, в курсе, Северус, что Министерство очень тщательно следит за всеми анимагами и ведет их учет. – Дамблдор сидел за столом в своем кабинете, Снейп устроился напротив него, внимательно слушая рассказ директора. – Так вот, это делается не только по причине того, что незарегистрированный волшебник имеет очень большие возможности, но и из-за опасностей овладения данной наукой.
- Что же, помимо неудачных превращений, может грозить неудавшемуся анимагу? – задал вопрос Снейп.
- Последствия такого рода экспериментов могут быть ужасными: волшебник становится чем-то вроде оборотня, таких и называют криттерами, но его поведение не зависит от лунного цикла. Оно вообще ни от чего не зависит, жертва может прожить целую жизнь, ни о чем не подозревая, а потом, в один «прекрасный» момент перевоплотиться…
- Во что? – уточнил заинтригованный этой информацией Снейп.
- В том и дело, что определить с точностью нельзя, - ответил Дамблдор, сцепляя пальцы в замок. – Это зависит от очень многих факторов: животного, в которое должен был превратиться маг, его ошибок в расчетах, и так далее. В общем, Северус, по Хогвартсу бродит жертва анимагического эксперимента, и одному Мерлину известно, кто она в обычной жизни и с чем конкретно нам придется столкнуться.
- Что ж, думаю, предположение о том, что наш анимаг хотел стать хомячком, можно смело отбросить, - зло усмехнувшись, произнес Снейп …

Атлантический океан, 340 километров
западнее побережья Великобритании.
Авианосное ударное соединение № 14 ВМФ США.
10 ноября 2004 года.
6 часов утра по Гринвичу.

Огромный корпус американского авианосца «Рональд Рейган» длиной 327 метров быстро рассекал поверхность воды, оставляя за собой ослепительно белый пенистый след, постепенно расширяющийся по мере движения. Корабль, имеющий индекс CVN-76, был одним из наиболее мощных боевых единиц флота США. Имея двухсекционную атомную силовую установку, состоящую из реакторов Westinghouse A4W суммарной мощностью в 260000 лошадиных сил, обладая парком в 100 самолетов и вертолетов различных типов, а также наиболее совершенными огневыми средствами, он был способен отразить или совершить любое нападение. В данный момент «Рейган» находился на плановых учениях, отрабатывая действия в составе ударного соединения, которое состояло еще из четырех кораблей: крейсеров «Вирджиния» и «Анкоридж», эсминца «Рассел» и ударной подводной лодки «Омаха» класса «Лос-Анджелес».
На верхней палубе корабля прозвучал сигнал, оповещающий о том, что к взлету готовится очередная партия самолетов, заступающих на дежурство. Послышался глухой звук транспортеров: со второй, ангарной палубы на взлетную полосу поднимались два многофункциональных истребителя F-14 «Tomcat», их экипажи уже находились в кабинах, готовясь поднять крылатые машины в воздух. Обслуживающий персонал приготовился к выводу самолетов на стартовый стол.
- Ну что, ребятки, посоревнуемся сегодня? – активировав систему звеньевой радиосвязи, весело поинтересовался пилот истребителя с бортовым номером 89.76.2 Шон Перри.
- Непременно! – саркастично отозвался его друг, Билл Пауэрс, пилотирующий вторую машину. Своему летчику сразу же оказал поддержку штурман бота 56.76.1, Сэм Чейни.
- Мы вас определенно сделаем, Шон. По количеству напуганных птиц мы всегда впереди! Что скажешь, Тедди?
Тед Прайс, штурман Шона, лишь усмехнулся и ответил:
- Хватит пустой бравады, Сэмюель, лучше покажите себя в воздухе.
- Черт бы тебя побрал, Прайс! Я же говорил, не называй меня полным именем, я терпеть этого не могу!
- Я знаю, - засмеявшись, ответил Тед и, отключая приемник, произнес. – Конец связи.
- Да, классно ты его, приятель, - похвалил Шон, плавно регулируя положение рукоятки управления двигателем. – Он теперь злой, как черт.
- На это я и рассчитывал, - заявил штурман. – Теперь психологическое преимущество на нашей стороне.
Тем временем, самолеты оказались на верхней палубе и стали выруливать к заранее подготовленным катапультам. Шон опустил фонарь кабины и жестом дал понять техникам, что все в порядке и можно стартовать, затем еще раз проверил показания приборов и состояние вооружения. Номенклатура боевого запаса F-14 была стандартной: четыре ракеты большой дальности AIM-54 «Феникс», две ракеты ближнего боя AIM-9 «Sidewinder» и 20 миллиметровая пушка «Вулкан» для «громкого веселья», как часто любил говорить Пауэрс.
- «Шарк-1», это контрольная башня, как слышите меня? – ожила радиостанция в кабине истребителя. Говорил диспетчер авиагруппы, располагающийся в палубной надстройке по правому борту авианосца. Помимо этого там располагался мостик, командный и оперативный центры, а также комплекс высокоэффективных радарных установок фирмы “Marconi”. Тед подрегулировал тумблер, улучшая качество передачи речи, и ответил:
- Контроль, это «Шарк-1», слышим вас хорошо. К взлету готовы, ждем разрешения.
- Вас понял. Взлет разрешаю.
- Ну что ж, друг мой, как говориться, погнали! – проговорил Шон в интерком и резко увеличил обороты мощного двигателя General Electric; самолет, разогнанный паровой катапультой, сначала немного спустился к воде, а затем, набирая скорость, начал быстро удаляться от корабля. Перри знал, что Билл последует за ним спустя где-то полминуты.

- У нас осталось не так много времени до конца урока, зелье, которое вы сегодня начали готовить, надо сдать на следующем занятии, поэтому сейчас мы познакомимся с одним весьма любопытным экземпляром. – Снейп, как обычно, прошел вдоль рядов парт и остановился рядом со своим столом, при этом выражение его лица Гарри по какой-то причине определенно не понравилось. – Кто-нибудь может сказать, что это за зелье?
С этими словами он достал из небольшого шкафчика склянку с жидкостью, при взгляде на которую, Поттер чуть не упал со стула: он сразу же узнал вещество, которое никак не ожидал увидеть на уроке у грозы слизеринских подземелий. Пораженный этим открытием, он даже не поднял руку – пробел, который, впрочем, быстро восполнила Гермиона. Снейп, видя, что никто кроме нее отвечать, похоже, не собирается, снизошел до того, что дал девушке слово.
- Это «Амортения», самое мощное из известных любовных зелий, - спокойно сказала она; кажется, появление его в качестве, как выразился зельевар, экземпляра нисколько ее не удивило. – Относится к категории условно разрешенных Министерством продуктов из-за большой силы воздействия на принявшего его мага. Состав этого зелья включает…
- Думаю, достаточно, мисс Грейнджер, - остановил ее Снейп и снял крышку сосуда с зельем. – Сказанное вами не совсем верно, это модернизированный вариант названного зелья. Как вы помните, «Амортении» для работы была необходима частица того, кто собирается его использовать, данный экземпляр основывается на визуальных раздражителях или, проще говоря, действует так, что жертву одолевает навязчивая идея о человеке, которого он первым увидит после приема средства. Целью данного знакомства будет показать вам, что случается с людьми, когда они подвергаются действию подобных снадобий. Вы должны понять, что если зелье не относится к числу черномагических, это отнюдь не означает, что оно безопасно. Мистер Поттер!
«Типа, сюрприз, да? Странно, почему я не удивлен?» - усмехнулся про себя Гарри, поднимаясь с места и оглядываясь на друзей. Гермиона смотрела на него сочувственно, Рон делал выражение лица, не сулившее преподавателю ничего хорошего, создавалось впечатление, что друг уже начал готовить план мести. Слизеринцы, у которых урок, как водится, проходил в то же самое время, ехидно ухмылялись, предчувствуя веселье. Лицо Малфоя прямо-таки светилось счастьем. Поттер подошел к Снейпу и в ожидании посмотрел на него, тот, в свою очередь, извлек откуда-то черную повязку и быстрым движением приспособил ее на голове ученика, закрывая ему глаза.
- Не будем портить сюрприз, мистер Поттер, - проговорил зельевар, давая юноше в руку сосуд с зельем. – Пейте, здесь достаточно безопасная доза. После этого мы выберем вам партнершу.
По классу прошел тихий издевательский смешок, который, однако, быстро затих под взглядом профессора. Гарри выпил содержимое склянки, почувствовав, как приятное тепло разливается по пищеводу. «Что ж, по крайней мере, он сказал, что подыщет мне партнершу, значит, это хотя бы будет девушка», - подумал Гарри и стал ждать, к чему же в итоге придет изобретательный зельевар.
- Мисс Грейнджер, - произнес неожиданно Снейп голосом, способным сообщить как минимум о том, что его обладатель вдруг стал наследником огромного состояния, - будьте добры, подойдите сюда.
«Нет, он дождется, что я его как-нибудь прибью! – Гарри резко повернулся в ту сторону, где, по его предположению, должен был стоять их преподаватель. – Черт, мог ведь кого угодно поднять, так нет: надо выбрать мою лучшую подругу! Да Гермиона меня прибьет потом. Черт!»
Гермиона, тем временем, встала из-за парты и подошла к Снейпу, который, в свою очередь, направил ее к Гарри. Она в нерешительности застыла перед другом, и, надо сказать, мысли ее текли примерно в том же направлении, что и у него:
«Снейп просто невозможен! – думала она, переводя взгляд с преподавателя на Гарри и обратно. – Ему жизненно необходимо достать Гарри, и он пользуется всеми доступными средствами! Ужас просто!»
- Мисс Грейнджер, не волнуйтесь, вам делать ничего не придется. – Голос Снейпа так и светился радостью. – Мистер Поттер возьмет на себя инициативу…
С этими словами он сдернул с Гарри повязку, тот, не ожидавший такого действия в этот момент, не успел ничего предпринять и оказался лицом к лицу с Гермионой. В тот момент, когда он взглянул ей в глаза, ему показалось, что нестерпимый жар охватывает все его внутренности, класс и находящиеся в нем люди перестали существовать для Гарри, осталась лишь Гермиона. Мысли парня мгновенно потеряли структурированность, превратившись в немыслимую кашу, из которой обрывками выделялись только воспоминания о девушке, стоящей перед ним.
- Гермиона… - прошептал он, подходя ближе, его голос звучал так, что слизеринцы в полном составе засмеялись, не помог даже мрачный взгляд Снейпа.
- Теперь мы поняли, что на Грейнджер парни клюют только под действием любовного зелья помощнее, - громким шепотом заявил Малфой, заставив своих однокурсников изо всех сил сдерживаться, чтобы не продолжить веселье в полный голос. Гарри, однако, ничего этого не замечал, и не хотел замечать; продолжая, не отрываясь, смотреть подруге в глаза, он положил руки ей на плечи, притягивая ее к себе. Стоило Гарри коснуться Гермионы, пустота в его сознании неожиданно заполнилась целым хором голосов, на него обрушился поток информации, содержавший магические формулы, составы зелий, нумерологические схемы и многое другое, он сразу же узнал проявление Знаний. Воля юноши, до этого полностью парализованная действием любовного эликсира, вновь ожила, он попытался противиться напитку, но зелье недаром было известно, как наиболее мощное в своем классе: у него ничего не вышло. «Я должен прекратить это!» - подумал он, и сознание, словно отвечая на это требование, подкинуло ему решение…
«Нужно действовать! Сейчас!» - эти мысли вихрем пронеслись у него в голове, так как его губы уже находились в считанных сантиметрах от губ Гермионы, и он, собрав волю в кулак, прошептал заклинание:
- Amortenium Revelius…
- Что?.. – Приглушенный, еле слышный шепот подруги в ответ.
Гарри почувствовал, что больше не подвластен напитку, и, решив поставить, наконец, Снейпа на место, нарочито медленно отодвинулся от Гермионы и посмотрел на преподавателя.
- Прошу прощения, профессор, но вы уверены, что с этим зельем все в порядке? Я не думаю, что вы его сами готовили, так как сомневаюсь, что вы допустили бы ошибку… - Поттер откровенно издевался, зная, что ведет беспроигрышную игру. – Я думаю, не следует доверять вашему источнику.
Гарри закончил свой монолог, любуясь произведенным эффектом. А посмотреть было на что: выражение лица Снейпа просто не поддавалось описанию, точно так же, как и у учеников Гриффиндора и Слизерина. Поттер мельком взглянул на Гермиону, в глазах которой читалось искреннее изумление и … разочарование? «С чего бы это? – подумал, было, Гарри, но быстро переключился обратно на зельевара. – Наверное, показалось».
Снейп все-таки пришел в себя и, зло посмотрев на Поттера, сказал:
- Что ж, я проверю зелье. Спасибо за помощь …
Весь вид профессора говорил о том, что он многое бы отдал за то, чтобы находиться в каком-нибудь другом месте, а не здесь.
- Все свободны.
Гарри с чувством исполненного долга вышел из кабинета зельеварения и сразу же услышал голос Малфоя, стоявшего в окружении группы слизеринцев. Увидев Поттера, Драко специально повысил голос, чтобы исключить возможность того, что информация не дойдет до адресата.
- Знаете, я признаю, что ошибся. Я сказал, что парни обращают на Грейнджер внимание только под воздействием зелья, но это неправда. На нее даже в этом случае никто не позарится, да Поттер?
Гарри уже вознамерился применить Силу, всплеск которой только что позволил ему избавиться от влияния Амортении, но в этот момент его остановил Рон.
- Гарри, где Гермиона?
Поттер оглядел своих однокурсников, но подруги среди них не обнаружил; его стало одолевать нехорошее предчувствие.
- Только не говори мне, что она слышала Малфоя.
- Судя по всему, именно так и произошло, - вздохнув, ответил Рон. – Нужно найти ее.
- Конечно! – вскинулся Гарри. – Черт, все из-за меня! Я просто самоуверенный идиот, Рон, пожалуйста, напоминай мне об этом каждый раз, когда мне в голову приходит какая-нибудь «гениальная» идея.
- Без проблем, друг, - усмехнулся Уизли. – Но сначала надо исправить последствия этой. В твою защиту могу только сказать, что шоу было действительно классное…

Воздушное пространство над Атлантическим океаном,
50 километров северо-восточнее авианосца «Рональд Рейган».
10 ноября 2004 года.
6 часов 30 минут утра по Гринвичу.

Тяжелые свинцовые облака плотным непроницаемым покровом повисли над водной поверхностью, закрывая горизонт и не давая визуально ориентироваться в пространстве. Однако это, естественно, не являлось препятствием для двух многофункциональных истребителей-перехватчиков F-14, импульсно-доплеровские радиолокационные станции которых пронзали своим взором облачную завесу на дальность в 170 километров. Аккуратные вытянутые фигуры самолетов быстро перемещались вдоль границы зоны патрулирования авиагруппы авианосца, держа скорость в 700 километров в час, их крылья с изменяемой геометрией находились в крайнем переднем, экономичном положении.
- «Шарк-2», это «Шарк-1», как слышишь меня? Ребята, как там у вас дела? - спросил Шон Перри, обращаясь ко второму номеру в группе – Биллу Пауэрсу.
- Это «Шарк-2», слышу тебя, Шон. У нас тут все тихо, даже искомых чаек совсем не видно.
- Еще бы, черт побери! – вклинился в разговор штурман «двойки», Сэм Чейни. – Погода вне кабины просто отвратная, и чайки это хорошо понимают. В отличие от нас.
- Говори за себя, дружище, - ответил на эту реплику Тед Прайс, проверяя показания воздушного радара, который вот уже пятнадцать минут был практически девственно чист, показывая лишь отметку соседнего самолета. – Я гораздо лучшего мнения о своих умственных способностях.
Сэм явно собирался каким-либо образом парировать данное утверждение, но в этот момент ожила линия связи с контрольной башней на «Рейгане».
- Группа «Шарк», прием, это контроль. Как слышите меня?
- Четко и ясно, контроль, - ответил Шон. – Это «Шарк-1», в чем дело?
- С «Анкориджа» только что поступило сообщение о неизвестном воздушном объекте, попавшем в зону их охвата. Они пока ведут наблюдение. Будьте бдительны, докладывайте в случае изменения обстановки.
- Вас понял, контроль. – Шон машинально взглянул на жидкокристаллический дисплей перед ним, который содержал показания РЛС «Хьюз». Небо по-прежнему оставалось чистым, но сообщение с ордера явно прибавило миссии интереса.
- Вы слышали это, «двойка»? – спросил Прайс по системе звеньевой связи. – Кажется, небеса нас услышали и добавили драйва в нашу рутину.
- Я бы не стал надеяться на это, - скептически отозвался Билл, переводя станцию слежения за поверхностью в обзорный режим. – По мне, так это какой-нибудь чартер, залетевший не туда, куда надо…
Тут же, словно в ответ на его реплику, пискнул датчик обнаружения, оповещая о том, что некий объект вошел в зону действия РЛС истребителей, на экране радара появилось странное размытое пятно, которое продолжило движение в сторону самолетов.
- Так, Шон, похоже, у нас гости, - сообщил Сэм, вглядываясь в дисплей и пытаясь определить тип нарушителя. – Вы видите его?
- Вижу, - ответил Тед. – Необычная характеристика отклика, как считаешь, Сэмми?
- Согласен. – На глазах Чейни цель вдруг исчезла из поля зрения радара, чтобы через секунду появиться вновь. Ее скорость явно возросла. – Что бы это ни было, ЭПР у него небольшая … вроде бы.
- Что же это такое? – задумчиво поинтересовался Шон и связался с авианосцем. – Контроль, это «Шарк-1», у нас тут неопознанная цель в зоне охвата, приближается к нам со скоростью примерно в 60 узлов, как поняли, прием.
- Вас понял, «Шарк-1». – В сообщении последовала пауза, затем диспетчер продолжил. – Слушайте меня внимательно, неизвестный объект только что исчез с радаров «Анкориджа», он был на расстоянии в 55 километров. Вы переходите на усиленный режим патрулирования, мы высылаем дополнительные силы. Продолжайте наблюдение.
- Принято, - коротко ответил Шон и, переключившись на звеньевую частоту, серьезно сказал:
- Так, друзья мои, на сегодня беспечная жизнь закончена. Переходим на усиленный режим.
В кабине своего истребителя Билл, среагировав на сообщение, бегло проверил систему управления вооружением и сдвинул крылья назад, уменьшая сопротивление воздуха. Сзади него Сэм продолжал следить за непрошенным гостем, который по-прежнему двигался прямо к группе F-14.
- Знаете, ребята, эта штука как-то не собирается поворачивать, - произнес он после нескольких минут. – Такое впечатление, что она идет специально, видит нас.
- И что же это, по-твоему, такое? – поинтересовался Прайс.
- А, дьявол его разберет… - начал Чейни, но не договорил: еще раз пискнув, детектор обнаружения замолк, пятно исчезло с экрана. – Эта штука пропала!
- Вот зараза! – выругался Билл, события явно стали принимать дурной характер. – Надо подготовиться к встрече, на всякий случай.
- Да уж, - согласился Шон и вновь связался с контрольной башней. – Контроль, это снова «Шарк-1», объект исчез с экранов радаров, наши действия?
Когда последовал ответ от диспетчера, Шон мгновенно, еще до того, как он начал говорить, понял, что ситуация обострилась: таким напряженным казался его голос.
- «Шарк-1», на «Анкоридж» совершено нападение, это не учебная тревога, повторяю, не учебная тревога! Вы – в боевом режиме, разрешено применять бортовое вооружение, как поняли?
- Вас понял, - ответил Шон, переваривая полученную информацию. Только что произошло, как ему казалось, невозможное: кто-то напал на корабль ВМФ США, переведя все соединение в боевой режим. Если бы кто-нибудь сказал ему нечто подобное перед вылетом, он посоветовал бы рассказчику провериться у психиатра.
- Твою мать! – выругался Билл и, щелкнув тумблерами, активировал артиллерийскую и ракетную системы истребителя. – Сэм, ты видишь нашего гостя?
- Нет, как сквозь землю провалился, - нервно отозвался Чейни, посылая несколько узких РЛС-импульсов в разные стороны, надеясь таким образом поймать неизвестный летающий объект. Через полминуты вновь раздался писк: гость появился на экране.
- Я поймал его! - сказал Сэм. – Черт, он в 20 километрах от нас!
- Как это возможно? С такой скоростью … - начал Билл.
- Да знаю я! – огрызнулся Сэм, и после его фразы количество меток на экране увеличилось: теперь к группе двигалось два объекта. – С ним напарник! Он, вероятно, прошел в мертвой зоне.
- Неважно! – резко проговорил Шон, увеличивая тягу двигателя. – К бою! Это зашло слишком далеко.
Самолеты вошли в разворот, оказываясь «лицом» к пока что невидимому противнику, Шон активировал систему управления огнем, готовя ракету дальнего действия к запуску.
- Цель определена, - сообщил Прайс, глядя на дисплей состояния. – На автосопровождении.
- Тогда начнем, - выдохнул Перри и нажал кнопку на рукоятке управления. Первый «Феникс», шипя рассерженной коброй, сорвался с узла подвески и пропал среди облаков, двигаясь по отраженному от цели электромагнитному лучу. Пилот следил за его полетом с помощью радара, маленькая точка, показывающая положение управляемого снаряда неотвратимо сближалась с неизвестным объектом. Вот расстояние сократилось до трех километров… уже два … один… Наконец, две метки на экране радара слились в одну, затем пропали, но в следующую секунду непрошенный гость, по видимому, целый и невредимый, вновь возник в поле зрения и взял курс на сближение со звеном истребителей.
- Какого черта, Шон!!! – воскликнул Тед, недоуменно взирая на дисплей. – Что это было?
- Мы промазали, - сквозь зубы сообщил пилот, активируя артиллерийский порт. – Теперь это будет уже ближняя схватка…
Объект был в 5 километрах, когда его отметка вновь пропала с экрана радара, пилоты звена резко снизились, стремясь получить лучший обзор, так как облачная завеса вокруг них не позволяла полагаться на зрение. Билл уже подходил к нижней границе непроницаемого покрова, когда индикатор оповещения бешено заверещал, сообщая об опасной близости самолета к некоторому объекту.
- Боже мой… - прохрипел Билл, бросая самолет вбок и уходя вниз, сразу же после этого из облаков в то место, где секунду назад находился F-14, ударил столб пламени; расширяясь, он расчистил небо от серой дымки, и в образовавшемся просвете Билли и Сэм увидели то, что их атакует…
- Не может быть… - проговорил Чейни, поднимая стекло шлема. – Я в это не верю!
- Сэмми, Билл, что с вами? Ответьте, черт бы вас побрал! – Взволнованный голос Теда раздался из динамиков системы связи. Билл, маневрируя с целью избежать встречи со страшным созданием, которое до сих пор преследовало машину, ответил:
- Мы в норме … пока. Шон, будь осторожен, эта тварь в облаках, она плюется огнем. Маневрируй и смотри в оба.
- Что?! – первой мыслью Перри было то, что его друг сошел с ума. – Что ты несешь?
- Шон, посмотри… - не своим голосом произнес штурман первого экипажа, указывая куда-то в бок. Пилот посмотрел в том направлении и обомлел: Билл был абсолютно адекватен, когда описывал угрозу. Из облаков метрах в пятистах от F-14 показался огромный летающий ящер, словно сошедший со страниц сказочных книг о драконах; рассекая воздух мощными взмахами кожистых перепончатых крыльев, зверь быстро двигался наперерез самолету, его глаза, не отрываясь, следили за перемещениями машины. Шон резко увеличил тягу двигателя, легко оторвавшись от монстра; затем вошел в разворот, оказываясь с ним лицом к лицу.
- Что ты задумал? – спросил его Тед.
- Устроим твари веселую жизнь, - медленно проговорил Шон, включая прицельную систему и ИЛС, а затем кладя руку на гашетку…
…Биллу повезло меньше: он не успел вовремя снизиться и выйти из облачного покрова, во время снижения вновь заработала система предупреждения о столкновении. До отказа вытянув рукоятку управления на себя, пилот выровнял машину как раз в тот момент, когда, пронзив дымчатую завесу, у него на хвосте повис второй ящер. Чейни сумел мельком рассмотреть его; этот дракон немного отличался от первого цветом и наличием длинных роговых образований на голове, хотя на характер это, похоже, не повлияло: увидев перед собой истребитель, монстр выдохнул струю пламени, которая рассыпалась искрами в считанных метрах от хвоста F-14.
- Давай, Билли, у нас скорость гораздо больше, мы легко оторвемся, - говорил Сэм, внимательно следя за показаниями радара. – Где там Шон и Тед?
- Сейчас узнаем, - отозвался пилот и попытался вызвать своего напарника. – Шон, ты слышишь меня?
- Извини, я сейчас немного занят! – сообщил Перри…
…Дистанция до зверя неумолимо сокращалась, но Шон не торопился, намереваясь ударить наверняка. Дракон ускорился и раскрыл полную зубов пасть, видя перед собой потенциальную добычу.
- Черта с два, игуана-переросток, - прошипел Перри и надавил на спуск. Шестиствольная пушка, установленная в основании кабины самолета, протяжно заревела, крупнокалиберные снаряды прошили крылья ящера, лишив его несущей поверхности, и он, издав злобный рык, упал вниз и скрылся в волнах океана.
- Да! – воскликнул Шон. – Мы сделали эту тварь, Билл, слышишь меня? Билли…
- На связи, приятель, - ответил Билл, показываясь из облаков и пристраиваясь бок о бок с товарищем. – Мы видели твою стрельбу, не снайпер, конечно, но…
- Пошел ты! – весело отозвался Шон. – Сам бы попробовал. Кстати, а где твой?
- Черт его знает. – Билл прервался на секунду, затем продолжил. – Я оторвался от него.
- Ладно, забудем о нем, надо возвращаться. Похоже, не мы одни встретились с монстрами.
Истребители увеличили скорость до 1200 километров в час и направились к авианосцу, не заметив, как позади них объявился второй, уцелевший дракон, и принялся догонять своих противников.

Крейсер «Виржиния», то же время.

Капитан первого ранга Макс Фримэн, командир корабля, был в замешательстве, возможно, в первый раз за время службы на флоте. И было отчего растеряться: сначала на радарах появился какой-то объект, которого явно не должно было быть в районе учений, затем он пропал без следа и сразу же после этого поступил сигнал об атаке с «Анкориджа». Причем то, что сообщили с крейсера, не поддавалось логическому объяснению, Макс никак не мог забыть срывающийся на крик возглас радиста, ведущего передачу:
- Внимание всем, говорит «Анкоридж»! На нас совершено нападение … черт! Эти твари сжигают все подчистую, кто-нибудь, помогите! Боже, оно ломает стенку мостика …
На этом сообщение прервалось, динамики оказались забиты помехами. Фримэн, помедлив секунду, отдал приказ:
- Боевая тревога! Передайте, что это не учения, подготовить зенитные и противокорабельные орудийные комплексы!
По всем помещениям корабля разнесся протяжный вой сирены, отработанный до автоматизма механизм подготовки к боевой операций работал четко и слаженно, матросы занимали свои места, быстро перестраивая крейсер в боевой режим. Стволы 20 миллиметровых зенитных установок «Вулкан-Фаланкс» угрожающе поднялись в небо, откинулись предохранительные крышки пусковых установок ракетного комплекса SR-1M “Standard”. Наводчики «главного калибра» «Вирджинии» - 127 миллиметровой пушки MK.45 готовили орудие к стрельбе…
- Сэр, контакт! – крикнул оператор радарной установки, его возглас говорил о том, что ситуация очень серьезная. – Цель прямо над нами, быстро снижается!
- Зенитная артиллерия, огонь! – молниеносно скомандовал капитан, за его словами, с задержкой не более секунды, последовала настоящая канонада: два шестиствольных орудия обрушили шквал огня на невидимую пока что мишень, вертикально в небо взвилась зенитная ракета. Ее полуактивная головка самонаведения мгновенно захватила мишень, и в дракона, появившегося над кораблем вонзились 400 вольфрамовых стержней, разогнанных до околозвуковой скорости подрывом 30-килограммовой боевой части снаряда. Монстр протяжно заревел и рухнул в воду, подняв мощную волну.
- Что это такое? Какого… - раздалось на мостике, но неуместные восклицания прервал Фримэн, довольно быстро справившийся с собой.
- Прекратить! – крикнул он. – Всем сохранять спокойствие! Что бы это ни было, мы его уничтожили, но бдительность не ослаблять, неизвестно, сколько их.
Его слова оказались пророческими, оператор воздушного радара доложил:
- Сэр, новые сигналы. Он пришел не один.

- Авианосное ударное соединение №14, говорит капитан «Вирджинии». Враг идентифицирован, нас атакует группа неизвестных летающих существ. Звучит как бред, я знаю, но они похожи на драконов, изрыгают пламя. Не имею понятия, откуда они взялись, но они здесь и пытались нас поджарить. Их тактика: они подходят сверху пикируют на корабль и пытаются сжечь надстройки, поэтому держите зенитные средства наготове. «Анкоридж», судя по всему, погиб, но они успели нас предупредить. Будьте бдительны.
Фримэн закончил сообщение и из динамиков сразу же послышался голос капитана второго ранга Джерри Райта, управлявшего «Расселом».
- Макс, ты серьезно? Все это как-то … да, слово «бред» подойдет лучше всего.
- Джерри, эти твари на подходе к моему кораблю, - тихо сказал Макс, облокотившись о главную контрольную панель мостика. – Я понимаю, как это звучит, но, если хочешь вернуться из этого похода живым, следуй моим советам.
- Понял тебя, Макс. Я все сделаю.

…С борта «Рональда Рейгана» один за другим взлетали самолеты, отправляясь на помощь кораблям соединения. Перехватчики F-14 и истребители F/A – 18E “Hornet”, полностью укомплектованные вооружением, готовились к сражению с неизвестными тварями, атаковавшими их товарищей. Вскоре первые экипажи, подлетавшие к «Вирджинии», увидели десяток монстров, круживших вокруг корабля, пилот ведущего самолета первого ударного звена связался с остальными:
- Ну что, парни, покажем уродам? Рассыпаться!
От истребителей к летающим ящерам потянулись дымные следы от пущенных ракет AIM – 9, два дракона были буквально разорваны в клочья попаданиями управляемых снарядов. Оставшиеся бросились в атаку на противника. Вскоре первые потери понесли и силы соединения: несколько самолетов было сбито струями пламени и ударами мощных хвостов, самолеты имели огромное преимущество в скорости, но по маневренности сильно уступали зверям, которые молниеносно поворачивались и меняли цели для своих атак.
- Рокки, берегись! – прозвучал призыв по системе звеньевой связи, но было поздно: один F-14 исчез в столбе огня, мгновенно превратившись в груду обломков.
- Мразь! – выкрикнул пилот истребителя, находившегося рядом и обрушил на чешуйчатого монстра огонь бортовой пушки, ящер с пробитой 20-миллиметровыми снарядами головой скрылся под поверхностью воды.
«Вирджиния» продолжала довольно успешно противостоять нападавшим, от г


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Пятница, 10.04.2009, 22:25 | Сообщение # 24
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
- Машинное, двигатель на полную! – взревел Макс Фримэн, поднимаясь с пола командной рубки, куда он был сбит чудовищным давлением пламени. – Курс 060, уходим отсюда!
«Вирджиния», продолжая поливать преследовавших ее ящеров огнем, стала отходить…

Подлодка «Омаха», класс «Лос-Анджелес».
Глубина: 70 метров.

- Акустик, доклад, - скомандовал капитан «Омахи», Джим Корнуолл, стоя на мостике лодки. Офицер, дежуривший по посту прослушивания, приник к наушникам и через несколько секунд ответил:
- Сложно сказать что-то определенное, многочисленные фоновые шумы, вероятно, бой на поверхности идет очень ожесточенный. Слышу ослабленные разрывы ракет и всплески, возможно, это монстры.
- Сэр, впереди быстро перемещающийся объект, - сказал дежурный по сонару, вглядываясь в дисплей. – Глубина – 50 метров, расстояние – 1 клик. Идет на сближение.
- Черт, эти твари что и под водой способны доставлять неприятности?! – воскликнул Корнуолл и, подумав, отдал команду:
- Поворот, новый курс – два, ноль, ноль, деферент на корму пять градусов, увеличить скорость до двадцати узлов.
- Есть, курс два, ноль, ноль, деферент на корму пять градусов, скорость – двадцать узлов, - повторили его указания. Капитан, тем временем, продолжил:
- Торпедные аппараты 1 и 2, готовьтесь к пуску. Размажем этого переростка!
Через двадцать секунд последовал доклад от торпедных отсеков о готовности к пуску.
- Сонар, дальность, - спросил Джим, поворачиваясь к большому экрану в центре мостика.
- 500 метров, сэр, - последовал ответ.
- Первый и второй торпедные аппараты, пуск!
Две торпеды калибра 533 миллиметра со свистом вышли из аппаратов и устремились к цели. Акустический пост непрерывно вел наблюдение за обстановкой. Система наведения снарядов на удалении в 100 метров от подлодки перешла в режим активного поиска цели и практически мгновенно взяла на прицел массивную фигуру плывущего в толще воды дракона. Через несколько секунд корпус корабля ощутимо дрогнул, акустик, оторвавшись от наушников, доложил:
- Слышу взрывы сэр и, похоже, рев этой твари. Мы попали в нее!
- Отлично, господа! – улыбнулся Корнуолл. – Пусть знают, как …
- Сэр, сигнал со стороны кормы! – прервал его речь оператор сонара. – Расстояние – полтора клика, быстро приближается.
- Кормовой торпедный отсек, готовность к пуску, - сказал Джим. – Доклад по завершении.
- Сэр, слышу сильный всплеск, - сообщил взволнованным голосом акустик. – Похоже, поверхность пробило что-то тяжелое.
- Есть сигнал от системы бокового обзора, - добавили с поста наблюдения. – Монстр погружается почти вертикально, идет к нам!
- Черт! – выругался Корнуолл и, выпрямившись, произнес. – Машинное отделение, полный вперед, новый курс один, ноль, один, идем поближе к «Рейгану». Кормовой торпедный, что у вас?
- Готовы к пуску, сэр.
- Огонь! – дал команду капитан и тихо прибавил. – Да поможет нам Бог…

Авианосец «Рональд Рейган», то же время.

С борта авианосца взлетала группа противолодочных самолетов S-3 “Orion”, призванных помочь кораблям соединения в борьбе с тварями, погрузившимися под воду. Вооруженные глубинными бомбами и противолодочными ракетами, они должны были уничтожить или хотя бы оглушить монстров до того, как они смогут причинить какой-нибудь вред. Два S-3 оставались рядом с кораблем для его прикрытия.
Радары «Рейгана» засекли непрошенных гостей вовремя: в небо взвились ракеты “Sea Sparrow” и трассы снарядов, выпущенных «Вулканами». Два дракона упали, не успев даже выдохнуть пламя, третий выпустил один залп и был сражен шквальным огнем корабля.
В этот момент из-под воды вынырнули еще три монстра, которые неизвестным образом подобрались близко, не будучи обнаруженными. Однако даже, несмотря на внезапность атаки, военные смогли дать отпор: на зверей обрушился огонь нескольких истребителей и пулеметов “Minigun”, установленных на «Орионах». Пламя опалило взлетную полосу авианосца и уничтожило с десяток стоявших там самолетов, после чего драконы были уничтожены. Затем поступил сигнал от «Омахи», хотя темп атакующих явно снизился, экипажу срочно требовалась помощь…

Подлодка «Омаха», то же время.

- Сэр, к нам движется «Орион», они возьмут на себя хотя бы одну из тварей.
- Отлично, - Корнуолл шумно выдохнул. – Сонар, информация!
- Монстры нас по-прежнему преследуют, сэр, - последовал доклад. – Расстояние – 400 метров и сокращается.
- Кормовой торпедный отсек, приготовить торпеду! – приказал Джим. – Огонь по команде.
- Сэр, самолет начал атаку, - сообщили с поста связи, и сразу же после этого подал голос акустик:
- Слышу всплеск, кажется, это противоракета. Идет на сближение.
Вскоре с экрана сонара исчез один из зверей, после чего капитан приказал открыть по оставшейся твари огонь. Торпеда устремилась к цели, но дракон оказался хитрее предыдущего, он увернулся и, извиваясь всем телом, двинулся к кораблю.
- Сэр, промах! – воскликнул оператор сонара. – Он идет к нам!
- Полный ход, рули на всплытие!
В этот момент корпус лодки потряс страшный удар, за которым сразу же последовал шум воды, затапливающей отсеки. «Омаха», получив пробоину, все же продолжала всплывать, но, как показывал сонар, дракон собирался нанести еще один удар, выдержать который не представлялось возможным. Однако зверь вдруг исчез, так же внезапно, как и появился, дисплей сонара очистился. Последовали доклады о повреждениях. Поднявшись с пола, Джим Корнуолл оглядел своих подчиненных и проговорил:
- Приготовиться к эвакуации, как только всплывем - всем покинуть корабль…

…Так или иначе, нападение было отражено. Соединение потеряло один из крейсеров и подлодку, с которой эвакуировали экипаж, почти все драконы были истреблены, оставшиеся в живых исчезли, не оставив следов. К месту схватки уже стягивались суда других стран, в том числе и коммерческие, чтобы помочь пострадавшим…

…Картер Кросс проснулся оттого, что рядом с ним на тумбочке звонил телефон. Нехотя повернувшись, ученый взял трубку и пробормотал:
- Алло, кто это.
- Картер, это я, - послышался в трубке голос Джейсона Пека. – У нас проблемы.
- Какие проблемы в такую рань, Джей-Пи, сегодня у меня выходной, - недовольно буркнул Кросс.
- Боюсь, что он отменен, друг, - мрачно заметил Джейсон. – Совершено нападение на нашу авианосную тактическую группу. Это война, Картер…

…В Больничном крыле Хогвартса Рейчел Крейг слабо пошевелилась и открыла желтые, с вертикальными прорезями зрачков глаза. Глаза зверя…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Пятница, 10.04.2009, 22:29 | Сообщение # 25
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 16

Искренность в небольших дозах опасна,
А в больших она смертельна.

Гарри возвращался из библиотеки, где рассчитывал найти Гермиону и поговорить с ней насчет произошедшего на зельеварении; его поиски там не увенчались успехом, поэтому он был несказанно рад, когда в коридоре, ведущем в сторону гостиной Гриффиндора, заметил мелькнувшую фигуру подруги. Ускорившись, он быстро догнал ее.
- Гермиона, подожди. – Он поравнялся с девушкой и взглянул ей в глаза. – Нам нужно поговорить.
- Гарри, все в порядке, правда. – Гермиона слегка улыбнулась юноше, но это не могло его обмануть, он прекрасно видел, что слова Малфоя ее задели.
- Ну уж нет, пойдем со мной. Это необходимо. – Гарри взял подругу за руку и не сильно, но настойчиво потянул за собой; девушка, вздохнув, двинулась за ним, зная, что если Поттер что-то задумал, то остановить его также сложно, как движущийся на полной скорости курьерский поезд. Через некоторое время они достигли Комнаты по Желанию, открывшееся перед ребятами помещение очень сильно напоминало родную гостиную: потрескивали горящие поленья в камине, в свете пламени мягкие кресла и другие предметы отбрасывали на стены причудливые тени, закрывая от взора гобелены и украшающие комнату статуи. Гарри присел на диван, увлекая подругу за собой, и, взяв ее за руку, сказал:
- Гермиона, я прошу у тебя прощения за свой поступок, я так хотел приструнить Снейпа, что … не мог думать ни о чем другом в тот момент. Понимаешь, я … произнес заклинание, которое позволило мне избавиться от действия зелья. Вот и … Малфой просто придурок, я вообще склоняюсь к тому, что мне надо было тогда запустить в него Vortex. Не вздумай слушать его … Ну, в общем … прости меня.
Юноша умоляюще посмотрел подруге в глаза, та улыбнулась в ответ, слегка сжимая ладонь Гарри.
- Тебе не нужно было извиняться передо мной, Гарри, ведь я нисколько на тебя не сержусь. Ты ни в чем не виноват, Снейп вновь пытался поиздеваться над тобой, и ты смог ему достойно ответить. – Глаза Гермионы азартно сверкнули, губы тронула ехидная улыбка. – Такого лица я у него никогда не видела, то еще шоу вышло!
Она засмеялась, Поттер последовал ее примеру. Однако, буквально через несколько секунд девушка серьезно посмотрела на Гарри, радостное выражение исчезло с ее лица, как будто его и не было.
- Но, знаешь, Гарри, насчет Малфоя … Я иногда начинаю думать, что он, в некотором роде, прав насчет меня. Нет, подожди, дай мне сказать, - остановила она своего друга, который уже начал произносить опровержение. – Ты ведь сам видишь, что происходит, верно? Я слишком занята учебой, не красотка, даже вас, своих лучших друзей, достаю своими требованиями … Не лучшее сочетание качеств, я бы сказала. И, знаешь, я чувствую себя ужасно из-за того, что никак не могу тебе помочь с твоей новой силой, не могу помочь в этой борьбе…
Гарри с изумлением смотрел на свою подругу и не верил, что слышит такое от нее. Поле того, как она закончила, ему потребовалось около десяти секунд, чтобы переварить ее слова, поле чего он придвинулся ближе к ней и, взглянув в ее глаза, медленно проговорил:
- Гермиона Грейнджер, я со всей ответственностью заявляю, что ты сейчас произнесла самую глупую вещь, которую я когда-либо слышал. Знаешь, мы с Роном не часто говорим тебе это, следовало бы исправить данное упущение… Так вот, Гермиона, ты прекрасный человек. Я за всю свою жизнь не встречал девушки, которая была бы столь же умной, доброй, отважной, как ты. Ты всегда была рядом с нами во всех опасностях, и я сомневаюсь, что многие выдержали бы это. И после всего, что нам пришлось вместе пережить, ты утверждаешь, что не помогаешь мне? Смешно! В конце концов, насчет твоих внешних данных: ты дашь фору большинству девчонок в Хогвартсе, а Малфой просто мерзкий хорек, который в красоте ни черта не понимает! А в характерах тем более! Прибью его когда-нибудь, а Рон меня удовольствием поддержит ...
Гарри не договорил, Гермиона резко двинулась в его сторону и обняла парня, на ее глазах выступили слезы.
- Спасибо, Гарри … - прошептала она, Поттер чувствовал, как ее дыхание щекочет ему шею. – Тебе и Рону. Я так, рада, что вы у меня есть, спасибо …
Гарри почувствовал, что уже знакомый ему жар охватывает его, перехватило дыхание, он почувствовал, как по коже проскакивают слабые разряды статического электричества: каким-то образом близость с подругой снова заставила активироваться Силу. Юноша уже собирался отстраниться, чтобы ненароком не повредить девушке, но вдруг почувствовал, что происходит что-то странное. Создавалось впечатление, что время в комнате остановилось: застыло пламя в камине, замерла в его объятьях Гермиона, даже звуки, казалось, сошли на нет, погрузив помещение в безмолвие. Гарри огляделся, отметив, что сам он двигается с обычной скоростью, встав с дивана, он прошелся к двери и обратно, поняв, что серьезно опережает все процессы, происходящие в комнате. «Черт, неужели Знания дают возможность манипулировать временем? - поразился Поттер, рассматривая похожий на неподвижную объемную модель огонь. – Нет, этого не может быть, слишком серьезно, да и Альтаир наверняка предупредил бы меня об этом. Здесь что-то другое». Не менее серьезным был другой вопрос: каким образом Гермиона помогает активации сил и как это можно использовать для борьбы с Волдемортом… Тут Гарри застыл на месте, пораженный неожиданной догадкой, и посмотрел на девушку, все еще сидящую на диване. «Неужели? Это же бред!» - мелькнуло в его сознании, а в следующее мгновение оцепенение, в которое он невольно погрузил комнату, спало, снова затрещали сгорающие поленья, задвигались тени. Гермиона изумленно посмотрела на друга.
- Гарри? Как ты там оказался? Ты же только что был здесь, со мной …
Поттер еще раз, словно не веря, что недавнее событие произошло на самом деле, оглядел Комнату по Желанию, а затем повернулся к девушке.
- Если честно, я понятия не имею, что это было. Да и черт с ним, нам пора, занятия ведь еще не кончились. Пойдем.
Держась за руки, ребята покинули комнату, и на выходе толкнулись с Роном Уизли, который с интересом разглядывал дверь в попытках проникнуть внутрь.
- Наконец-то, я тут уже десять минут стою, придумывая, что вы могли для себя пожелать, - произнес он, увидев друзей, затем, подозрительно оглядев их, усмехнулся и добавил. – Я смотрю, у тебя специфический подход к утешению девушек, друг. Давно идея зародилась или это Гермиона дала тебе вдохновение?
- Рон! – угрожающе проговорил Поттер, глядя на товарища. – Приятно надо иной издеваться, да?
- А кто издевается? – продолжил дурачиться Уизли. – Я только хотел сказать, что вовсе не против, если вы с Гермионой…
- Рон! – с укором сказала Гермиона, хотя сама уже давно улыбалась.
- Ладно, все. Я перестал. – Рональд поднял руки в знак примирения. – Слушай, Гермиона, я присоединяюсь ко всему, что тебе сказал Гарри и полностью его поддерживаю. Надеюсь, я не подписываюсь под чем-нибудь … этаким?
- Рон! – в один голос воскликнули его друзья.
- Ты неисправим, - добавила Гермиона, и трио отправилось на занятия.

США, Вашингтон, округ Колумбия, Пентагон.
Объединенное совещание Комитета начальников штабов и
Командования Сил специальных операций.
11 ноября 2004 года.
9 часов 45 минут по местному времени.

- Джей-Пи, ты делаешь огромную ошибку, - взволнованно говорил Картер Кросс, сидя рядом с Джейсоном в его «Форде» на пути к зданию министерства обороны Соединенных Штатов, где должно было состояться судьбоносное совещание, призванное решить проблемы, возникшие в последнее время. Очевидно, после нападения на соединение «Рональда Рейгана» в правительстве поднялся большой переполох, и, чтобы избежать паники и необдуманных решений, было решено собрать всех главных чинов от разведывательных ведомств и правительственных агентств для обсуждения возникшего положения и выработки стратегии действия. В виду необычности нападения, глава Центра Контроля над Альтернативными Угрозами также был приглашен, несмотря на то, что в высших кругах он не был частым гостем.
- В который раз говорю тебе, Картер, теперь это уже нельзя держать в секрете. – Джейсона уже начинал утомлять этот бесполезный, по его мнению, разговор. – Этих чертовых драконов уже по всему миру видели, они, словно специально покрутились рядом с кораблями, собравшимися на помощь группе. Иного выхода нет. А ты сейчас мне предлагаешь сказать, что это была массовая галлюцинация…
- Да нет же, Джейсон, я не пытаюсь заставить тебя лгать им, - вздохнув, объяснил Кросс. – Ты должен им все объяснить про ящеров, но ведь тебе не обязательно раскрывать им все секреты магического мира.
- Картер, ты, правда, не понимаешь или прикидываешься?! – вспылил Пек. – Драконы, черт побери, драконы! Ты хоть представляешь, что, в таком случае, нас ждет в следующий раз? Может Волдеморт заявится в Белый Дом и уничтожит всю администрацию, а может и еще что-нибудь похуже. Игра пошла по-крупному, и ставкой на этот раз стали жизни людей, поэтому аналогия с карточной партией больше не имеет право на существование. Мы не можем позволить себе проиграть страну в этой «партии»! Мы должны принять меры…
- По-моему, если из нас двоих кто-то чего-то не понимает, так это ты, Джей-Пи! – воскликнул Картер, в сердцах стукнув кулаком по приборной панели автомобиля. После этого он с трудом заставил себя успокоиться и продолжил. – Дружище, послушай, я знаю, что ты пытаешься защитить нас всех, но ты выбрал неверный путь. Представь на секунду, всего лишь на мгновение, что случится, если ты им все расскажешь, и они поверят тебе. Наши бравые генералы сразу же потребуют крови обидчиков, президент, несомненно, их поддержит и начнется новый виток охоты на ведьм, только на этот раз без переносного значения и гораздо более масштабный. Наше правительство вовлечет в войну остальные страны, ОН ответит, и весь мир превратиться в десятый круг ада! В конце концов, мы, люди, применим ядерное оружие, понимаешь, Джейсон, самое страшное, что у нас есть. Таким образом, даже если мы можем победить, эта победа будет лишком дорого стоить. Ты готов рискнуть?
Картер замолчал и в ожидании посмотрел на своего друга. Джейсон с ужасом увидел перед глазами описанную Кроссом картину: головы волшебников, разрываемые пулями, рев систем залпового огня, свист заклятий, поражающих солдат и, наконец, огромное грибовидное облако. Видение было настолько реалистичным, что Пек на долю секунды зажмурился и помотал головой, стараясь избавиться от ужасного зрелища, а затем ему пришла на ум мысль, которая на первый взгляд показалась полным бредом, но уже в следующее мгновение он со страхом осознал, что все-таки понял замысел Волдеморта.
- Помнишь, мы тобой думали над тем, почему ОН так поступает? – спросил он Картера, на что тот кивнул. – Это и есть его цель, то, что ты сказал. Все это изначально было ловушкой, мышеловкой, в которую мы должны были попасться, и чуть было не сделали этого.
- Вероятно, ты прав, - спокойно сказал в ответ Кросс. – Я тоже думал об этом. И что ты решил?
Джейсон посмотрел вперед через лобовое стекло: они уже приближались к массивным воротам, охраняемым солдатами, вооруженными карабинами M4. Он знал, что уже на расстоянии пятисот метров его машину просканировали средства аутентификации, датчики объема и тому подобная техника, призванная не допустить незваных гостей, поэтому, когда он подъедет вплотную, охрана уже будет знать, кто и зачем их беспокоит. Он повернулся к своему другу.
- Я ничего не кажу о магическом мире. Волдеморт думает, что мы будем делать грязную работу за него, так он серьезно ошибается.
Картер облегченно вздохнул и в изнеможении откинулся на спинку пассажирского сидения автомобиля.

На уроке Защиты учеников Гриффиндора и Рэйвенкло ждал очередной сюрприз от Пола Аллена. Он появился за пять минут до начала урока и с загадочной улыбкой на лице поведал шестикурсникам, что на сей раз занятие пройдет в Большом Зале, который специально для этого был подготовлен учителями Хогвартса. На вопросы о цели такой перемены мест он лишь продолжал улыбаться и уклончиво отвечал, говоря о новом виде тренировок, способных помочь учащимся в полной мере развить свои способности.
Вскоре группа, возглавляемая Алленом, достигла места назначения, двери зала открылись, и среди учеников пронесся дружный возглас изумления: помещение превратилось в импровизированный полигон, заполненный препятствиями явно искусственного происхождения, вызывавшими ассоциации с площадкой для игры в пэйнтбол. На полу возвышались завалы из столов, образовывая нечто наподобие траншей, среди всего этого разнообразия находился преподавательский состав школы в лице Макгонагалл, Флитвика, Спраут и Снейпа, который по обыкновению выражал искреннее недовольство сложившимся положением. Чуть поодаль, в самом конце зала стоял хитро улыбающийся Альбус Дамблдор.
Итак, как я уже сказал, сегодня наше занятие будет несколько необычным, - начал Аллен, когда ученики справились с удивлением и посмотрели на него в ожидании объяснения такого начала. – Преподаватели любезно согласились помочь мне в проведении данной тренировки, которая направлена на закрепление ваших навыков владения заклинаниями, в том числе невербальными, а также, что не менее важно, на овладение вами основами тактики боя в команде. Думаю, что пояснять причину необходимости таких знаний вам не нужно.
Шестикурсники обоих факультетов дружно закивали, после чего Пол подошел к своим коллегам и продолжил:
- Сейчас все вы будете поделены на команды по десять человек и выйдете на это поле боя для сражения с учителями. – Пол поднял руку, прерывая взволнованные перешептывания, последовавшие за этим заявлением. – Естественно, они будут применять только заклинания, входящие в школьный курс, вам же будет разрешено дополнительно применять заклятья, изученные вами в ходе дополнительных занятий … если таковые имелись. Член команды считается выбывшим из схватки при потере палочки по любой причине. Думаю, напоминать о том, что школа и наши учителя после схватки должны остаться целыми, излишне.
Раздались разрозненные смешки среди учеников, Гарри, тем временем, оглядывал группу преподавателей в надежде вспомнить слабые стороны каждого из них, Рон и Гермиона, подойдя к нему ближе, похоже, занимались тем же самым. Наконец, Аллен объявил, что тренировка начинается, и на поле вышла первая группа студентов из Рэйвенкло, сразу начав занимать позиции для атаки. Поттер же из слов Пола понял, что его команда будет, помимо его лучших друзей, состоять из Невилла, Лаванды, Симуса и Кэти, которые состояли в ОД, а также из трех представителей факультета Льва, не имеющих к нему отношения. «Что ж, неплохо. Попробуем что-нибудь изобразить», - подумал Гарри и пока начинался первый бой, обратился к товарищам по группе.
- Ребята, нам нужно определить их слабые места, чтобы победить. У кого-нибудь идеи есть?
- Флитвик хорошо владеет заклинаниями, но он не слишком быстр, его можно будет подловить, - сказал Рон, разу же обратив на себя всеобщее внимание. Под взглядами остальных парень смутился. – Что, я же не слепой и наблюдаю иногда …
- Я поражена, Рон, честно, - сказала Гермиона. – Может, ты еще что-нибудь приметил?
- Да так, идеи есть, - проговорил Уизли и продолжил. – Я думаю, что, если сразу сильно ударить по профессору Спраут, она выйдет из игры, вряд ли она часто тренируется.
- Неплохо! – восхитился Финниган. – Как насчет Макгонагалл?
- Это мое дело, - загадочно улыбнулась Гермиона. – Я знаю ее слабое место, случайно выяснила на одном из дополнительных занятий. Предоставьте ее мне, только понадобиться прикрытие, чтобы подобраться поближе.
- Хорошо, - подытожил Гарри. – Аллен тоже попался, он плохо отражает левосторонние атаки, это видно на тренировках. Остается Снейп, что насчет него?
Ребята растерянно переглянулись: за все бои, в которых они его наблюдали, никто не смог засечь слабости профессора. Поняв это, Поттер оглядел команду и казал:
- В таком случае предлагаю внимательно посмотреть за боями и попробовать выяснить то, что нам нужно, согласны? В таком случае, наблюдаем.
Тем временем, первый бой уже закончился быстрым поражением команды студентов, на старт выходила вторая группа, на сей раз состоявшая из гриффиндорцев. Учителя выглядели бодрыми и абсолютно не устали после битвы, поэтому быстро перегруппировались и приготовились к отражению атаки, которой, впрочем, не последовало: новая группа, подобно первой, ушла в оборону и была достаточно легко побеждена, за ней третья, потом четвертая. Казалось, никто даже не пытается нормально противостоять преподавателям, Аллен даже пригрозил оставшимся, что такие уроки будут проводиться каждую неделю, если ученики сейчас же не возьмутся за ум. Дело пошло веселее, но ненамного: студенты обоих факультетов не предпринимали решительных атак, давая противодействующей команде пространство и время для маневра.
- Скоро наша очередь, что со Снейпом? – спросила Лаванда, заметив, что до их выхода осталась одна команда.
- Я знаю … - тихо сказал Невилл, опустив голову. – У него есть слабость, и это я. Он считает, что я ни на что не годен, поэтому не воспринимает меня всерьез. Я выйду против него. Я постараюсь.
Члены группы изумленно переглянулись, а Рон сказал:
- Я был в тебе уверен, дружище Невилл. Неплохая мысль. Слушайте, мы тут с Симусом кое-что придумали …
- Следующая команда, к бою! – скомандовал Аллен и оглядел учеников, выходящих на полосу препятствий, их возглавлял Поттер. Преподаватель внутренне подготовился к тому, что данная схватка будет гораздо сложнее предыдущих, и подошел к своим коллегам, чтобы и их предупредить об этом.
- Что ж, коллеги, похоже, у нас достойные противники, - сказал он, кивая в сторону Гарри и его группы. Будем на высоте!
С этими словами он обернулся к баррикадам и выкрикнул:
- Готовы?
- Да, профессор, - раздался голос Поттера в ответ, и тогда Пол добавил:
- Начали!
Судя по всему, никто из учителей не ожидал такого начала боя: из-за завала на мгновение показался Гарри Поттер, которого прикрывала щитом Гермиона Грейнджер, и произнес заклинание …
- Tactus Fortus! – С конца палочки Гарри сорвался знакомый конусообразный луч и понесся к группе преподавателей, сметая на своем пути столы. Ударная волна большой мощности сразу же разделила учителей, заставив их в спешке искать укрытия, чем не преминули воспользоваться Лаванда и Рон, обрушившие сразу несколько заклятий на профессора Спраут. Через мгновение она лежала на земле, а ее палочка была в руках Браун.
Первым пришел в себя Снейп и двумя быстрыми выпадами обезоружил двоих членов команды Гарри, которые не состояли в Отряде Дамблдора. Симус, увидев это, изо всех сил прокричал:
- Кэти, возьми Снейпа! Давай!
Профессор зельеварения среагировал молниеносно: он развернулся в ту сторону, где последний раз видел Белл, готовясь отразить атаку. Однако кое-чего не учел, а именно того, что возглас Финнигана был отвлекающим маневром. В тот момент, когда Северус отвернулся, Гарри, двигавшийся по правому флангу атаки, прикрывая Гермиону, прицелился в ближний к учителю стол и произнес:
- Vortex Encarta!
Плотная прозрачная энергетическая сфера ударила в стол, взорвав его и обдав Снейпа дождем щепок. Тот, надо отдать ему должное, успел принять контрмеры: наотмашь пустил в сторону Поттера сногсшибатель, одновременно отходя под прикрытие очередного завала. Тем временем, профессор Флитвик был также сражен заклинанием Симуса, и вся группа переключилась на оставшихся преподавателей.
- Минерва, прикрой меня! – прокричал Аллен, ведя огонь по приближающимся ученикам и поразив Кэти Белл, Макгонагалл с неожиданной ловкостью развернулась и обезоружила Лаванду, неосторожно высунувшуюся из-за укрытия. Однако в следующий момент она сама была вынуждена обороняться от града заклинаний, выпущенных Роном с вершины одного из завалов. Этим воспользовалась Гермиона: подобравшись к своему декану, она ударила каким-то неизвестным Гарри проклятьем, от которого та не смогла защититься, сразу после этого ее палочка оказалась в руках девушки. Она повернулась к другу, улыбаясь…
- Гермиона, берегись! – крикнул Поттер, но было поздно; заклятье Снейпа, который успел перебраться к своей группе, попало ей в плечо, и она упала на землю.
- Expelliarmus! – произнес Аллен, целясь в девушку, но он промахнулся, так как в момент выстрела сногсшибатель Невилла попал ему в руку. Гарри, улучив удобный момент, закрыл собой Гермиону и, надеясь, что все его расчеты были верны, взмахнул палочкой.
- Levicorpus Integra Maxima! – выкрикнул он, после чего огромное количество мелких деревянных предметов, составлявших завалы, поднялось в воздух и, повинуясь его указанию, обрушилось на Снейпа и Аллена. Они не могли навредить преподавателям, но непрекращающийся дождь из разнообразного мусора не давал им сориентироваться в пространстве. Однако долго так продолжаться не могло, и вскоре в Гарри ударило пущенное Полом заклинание, поток предметов мгновенно остановился, лишившись его контроля. Учитель Защиты взмахнул оружием, и к Гарри устремилась ярко-красная энергетическая сеть, парень понимал, что не успевает, да и не может увернуться, так как за ним находилась его подруга. И в этот момент он вдруг вспомнил …
- Transform! – произнес он, и его палочка вновь обратилась в меч, только на этот раз его клинок, словно состоял из пылающего синего огня, освещая зал. Резкий взмах – и сеть, разрезанная на две части, исчезла без следа. Гермиона в тот же миг выпустила из-за его спины модифицированный ими Stupefy, и Аллен, отразив три луча, был опрокинут на пол четвертым, где его и настигло обезоруживающее заклинание от девушки.
Снейп очередным небрежным взмахом вывел из игры Симуса, и тут прямо перед ним, будто из ниоткуда, возник Лонгботтом, целясь в него палочкой. Зельевар усмехнулся.
- Лонгботтом, вы что, думаете, что сможете противостоять мне ... – начал он, но договорить не успел: в него попал луч обезоруживающего проклятья. Обернувшись, он с удивлением увидел Рона Уизли, держащего в руках его палочку.
- Отлично, Невилл! – похвалил тот и подошел к Гарри и Гермионе.
- Браво! Это было великолепно! – воскликнул Аллен, поднимаясь с пола и оглядывая оставшихся в игре участников. Со всех сторон победителям уже рукоплескали ученики. – Признаюсь, такого взаимодействия я не видел даже в школе Авроров, поразительно!
- Да действительно, просто великолепная схватка, - произнесла, улыбаясь Макгонагалл, и пожала руку смутившейся Гермионе. – Мисс Грейнджер, я вижу, с вами надо быть осторожнее.
- Кто был автором этой тактики? – поинтересовался Пол, в ответ на что Гарри кивнул в сторону Рона и Симуса. Профессор продолжил. – Вы прирожденные бойцы, друзья мои! Тридцать баллов каждому члену вашей команды, вы согласны с таким поощрением, Альбус?
Никто и не заметил, как наблюдавший за битвой Дамблдор подошел ближе и остановился около группы преподавателей.
- Абсолютно согласен, - ответил он, улыбаясь и оглядывая группу гриффиндорцев. – Они молодцы.
- Да, кстати, - вспомнил учитель по Защите, поворачиваясь в сторону Гарри и Гермионы, - что за заклятья вы против нас применили? Я никогда о таких не слышал.
- Ну … - замялся Поттер, смотря в пол. – Это неудивительно, так как это наше с Гермионой изобретение, модифицированные версии заклинаний «Stupefy» и «Levicorpus».
На несколько секунд в зале воцарилась поистине мертвая тишина, после чего удивленный донельзя Дамблдор, уточнил:
- Ты хочешь сказать, что вы с Гермионой изменили их действие и получили … то, что мы видели? – После того, как ребята кивнули, Альбус повернулся к Полу и сказал. – Я думаю, Пол, что мистер Поттер и мисс Грейнджер заслуживают дополнительного поощрения, как ты считаешь?
- Естественно! – опомнился Аллен. – Еще по сорок баллов вам обоим. Нет, это просто поразительно!
Поттер, улыбнувшись, переглянулся с друзьями, все же им удалось показать, на что они на самом деле способны. Это значило, что Темному Лорду не стоило ждать легкой победы…

Джейсон стоял рядом с большим жидкокристаллическим дисплеем, установленным в большом полутемном помещении, где проходило собрание Комитета, и, несмотря на то, что вид его говорил о ледяном спокойствии, сильно нервничал. Перед ним за овальным столом сидели представители правительства США, командующие штабами, начальники разведывательных управлений страны, а главное – президент собственной персоной, все они в данный момент внимательно слушали его доклад.
- Как я уже сказал, в этих существах нет ничего сверхъестественного, - говорил он, указывая на изображение дракона на экране. – Их способность изрыгать огонь объясняется наличием особых желез, которые расположены вот здесь, над небом; в них вырабатывается пара особых химикатов, которые при выдохе смешиваются и особым образом реагируют с воздухом. Температура горения смеси – примерно две тысячи сто градусов. Они очень опасны, но, как наглядно показало сражение, уязвимы в той же степени, что и любое другое живое существо.
- Хорошо, мистер Пек, - начал директор Центрального Разведывательного Управления Брайан Пейдж, - мы поняли, что представляют собой эти существа. Но поясните, пожалуйста, почему раньше их никто не видел, и почему они показались именно сейчас.
- Мистер Пейдж, вы же сами прекрасно понимаете, что мы изучили далеко не всех существ на нашей планете, - ответил Пек. – Я вполне допускаю, что они просто прятались в каких-нибудь удаленных уголках Земли, пока их что-то не потревожило. Быть может, это связано с ухудшением экологической обстановкой или еще с чем-то подобным, это лучше оставить для анализа «зеленым».
- Но почему, черт побери, именно наши корабли, да еще военные? – поинтересовался адмирал Джонатан Бейтс, командующий ВМС США.
- К сожалению, адмирал, я не могу ответить на этот вопрос. Но не думаю, что это имеет значение, уж не считаете ли вы, что драконов кто-то на них натравил? – Джейсон усмехнулся, но если бы они знали, каких сил ему стоила эта усмешка. – Вряд ли это так.
- Разрешите другой вопрос, мистер Пек, - обратился к нему Стэнли Бронсон, директор Агентства Национальной Безопасности. – Если вы давно уже знали об этих монстрах и об их разрушительной силе, почему не сообщили о них? Ведь это имеет прямое отношение к проблеме безопасности страны.
Пек с нескрываемым раздражением и злобой посмотрел на своего коллегу: начальство АНБ, которому был подчинен Центр Контроля, не жаловало ни самого Джейсона, ни его отдела, и пользовалось малейшей возможностью, чтобы расформировать его. Однако в этот раз Пек был готов.
- Мистер Бронсон, я-то как раз сообщал об этом в своем отчете, причем достаточно давно. Но, как известно, все мои сведения сперва проходят через ваши службы. Вероятно, из-за какой-то ошибки они не попали к нашим военным, не так ли?
Тон Пека говорил о чем угодно, но только не о том, что он сам верит в это объяснение. Бронсон, насупившись, мельком взглянул на президента, ожидавшего, чем закончится эта небольшая схватка, и медленно проговорил:
- Я проверю свои архивы, и тот, кто допустил ошибку, если она имела место, будет наказан…
- Ладно, я думаю, нам пора переходить, собственно, к плану работы, - подвел итог спора президент. – Мистер Пек, если честно, некоторое время назад, я задавался вопросом, зачем моей стране нужен Ваш Центр. Теперь я знаю ответ на свой вопрос. Господа, я считаю, что мы должны предоставить мистеру Пеку возможность действовать на свое усмотрение в данной ситуации. Я предлагаю сделать его отдел главным источником информации по этому делу и координирующим центром всей операции. Ваше мнение.
Пек оглядел помещение: после небольшого колебания все находящиеся на совещании, включая даже Бронсона, высказались за предложение президента, после чего он посмотрел на Джейсона и произнес:
- Что ж, мистер Пек, теперь наша судьба отчасти в Ваших руках. Постарайтесь не подвести нас.
- Хорошо, сэр, - ответил Джейсон, переводя дух, и увидел радостное выражение на лице Картера, также присутствовавшего в комнате. Битва была выиграна, теперь было необходимо не потерпеть поражение в войне…

- Рон, ты поразил в Снейпа невербальным заклятьем? – переспросила Гермиона, когда троица направлялась в гостиную поле ужина. – Невероятно! Когда ты научился?
- А что, только вы Гарри можете крутые вещи творить? – гордо поднял голову Рон и усмехнулся. – Вы бы видели его лицо!
- Я бы точно не отказался, - мечтательно произнес Гарри, прикрыв глаза.
- Кстати, - продолжил его друг, - на твой выпад он тоже так реагировал! Лично я считаю, что он тебя разорвать был готов, когда ты чуть не пришиб его Vortex. А уж что с ним было, когда ты поднял все эти штуки в воздух… Просто супер!
- И, Гарри, спасибо, что прикрыл меня. Профессор Аллен выбил бы меня, если бы не ты, - вспомнила Гермиона и улыбнулась. – Знаешь, у меня такое чувство, что ты записался в мои личные ангелы-хранители. Спасибо тебе…
Девушка взяла его за руку, Гарри почувствовал, как его губы непроизвольно растягиваются в мечтательную улыбку, но тут же наткнулся на ехидный взгляд Рона и набросил на себя маску усталости.
- Сегодня надо будет лечь спать пораньше, - глубокомысленно изрек он, стараясь отвлечь Уизли. – Я страшно устал.
- Конечно… - начал, было, Рональд, но его прервал далекий отчаянный крик, пришедший из какого-то из коридоров. Ребята застыли на месте.
- Что это было? – чуть слышно спросила Гермиона. Гарри, вглядываясь в полутьму прохода, достал палочку и ответил:
- Не знаю, но мне это не нравится.
Словно подтверждая его слова, крик повторился, еще более отчаянный чем раньше, а вслед за ним послышался леденящий душу рев. Так мог реветь хищник, заполучивший себе добычу…
- Черт, похоже, это наш зверек! – нервно сказал Рон, вытаскивая оружие. – Гермиона, оповещай ОД.
Девушка сразу же достала контактный галеон и произнесла заклинание; парни почувствовали, как монеты в их карманах постепенно нагреваются.
- Помогите! – вновь раздался полный ужаса вопль, который, как оказалось, принадлежал девочке. Гарри побледнел и решительно стиснул палочку.
- Нет времени ждать, - твердо сказал он. – Нужно помочь ей.
К его удивлению, друзья не стали возражать, и трио устремилось в коридор, не зная о том, что сверху, с потолка, за ними наблюдали. Через несколько секунд в темноте что-то приземлилось на пол и направилось вслед за гриффиндорцами…


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Столкновение (Ден Браун нервно курит в уголке! рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 5 из 10«1234567910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018