13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 10«1234910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:51 | Сообщение # 6
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 4

У Гарри был достаточно четкий план. Он всю неделю регулярно приходил в библиотеку и подолгу сидел там, делая вид, что изучает разные документы и книги по истории. Существенного значения это не имело, и служило лишь прикрытием. Субботу он начал с того, что посетил Хагрида. Простодушный лесничий был в шоке оттого, что сын Поттеров попал в Слизерин. На это Гарри ответил, что желание достигнуть вершин не означает злодейство. Дальше слово за слово разговор пошел о его родителях. Хагрид в который раз проговорился, упомянув о Сириусе и Питере, но потом спохватился. Вскоре беседа прекратилась, и Гарри, взяв у него небольшую клетку, посоветовал быть за ужином в Большом Зале. Свой совет он никак не объяснил, лишь обошелся туманными намеками о том, что там он увидит нечто достойное внимания.
Распрощавшись с Хранителем Хогвартса, Гарри Поттер направился к башне Гриффиндора. Как и следовало ожидать, в это время внутри было почти пусто, все ученики либо сидели в библиотеке, либо где-то гуляли. Он задумался над тем, как попасть внутрь. В принципе, он знал пароль, но не хотелось, чтобы Полная Дама его видела. Но увидел по карте, что один из студентов направляется внутрь, Гарри наложил на себя чары Хамелеона и незаметно проник внутрь. Тихо поднявшись по лестнице, он зашел в спальню, где ночевал в течении шести лет. Сейчас здесь было на одну кровать меньше. Карта указывала на то, что Питер где-то поблизости. Дабы не утруждать себя поисками, он просто сказал: «Акцио Короста!», и крыса оказалась в его руках. Быстро засунув ее в клетку, на которую он наложил чары Невидимости, Неразбиваемости и Звуконепроницаемости, Мальчик-Который-Выжил поспешил покинуть место преступления. Он направился туда, где его точно никто не найдет - в Комнату по Желанию. Трижды пройдя вокруг заветной части стены, размышляя о месте, где он может запереть своего врага, он заметил небольшую дверь. Комната приняла вид этакого мини-каземата. Сняв часть чар с клетки, Гарри удовлетворенно осмотрел свою добычу.
- Ну, здравствуй, Питер! – устрашающе улыбнулся он крысе. Какая-то часть его самого призывала убить предателя на месте, но это бы создало слишком много проблем. Сотворив себе желанием кресло и бутыль Сливочного Пива, он продолжил развлечение. – Вот знаешь, мне трудно понять, зачем другу моих родителей симулировать смерть и жить крысой 10 лет подряд. Ты же вроде не виновен... Или нет? Не беспокойся, Питер, через пару часов я отнесу тебя в Большой зал, а уж там с профессором Дамблдором мы что-нибудь придумаем...
Скоротав время до ужина в Выручай-Комнате, Гарри убедился, что вся школа собралась в Большом Зале. Прихватив с собой своего пленника, он отправился совершать свою первую месть.

Альбус Дамболдор был обеспокоен, что-то его тревожило весь этот день. Словно предчувствие какого-то важного события, не то чтобы плохого, но совершенно неожиданного. Такие предчувствия посещали его не часто, но он им доверял. Не последней причиной его беспокойства служило и то, что Гарри Поттера не было на обеде, и сейчас тоже не было видно...
Двери Большого Зала распахнулись, и, сопровождаемый удивленными взглядами, вошел Гарри Поттер с небольшой клеткой в руках. Глядя прямо перед собой, но старательно избегая взгляда директора, он добрался до центра зала и оглядел весь зал. На его лице застыло мрачноватое торжество. Глубоко вздохнув, парень, наконец, посмотрел на директора, и теперь его глаза горели предвкушением.
- Профессор Дамболдор, - раздался громкий голос парня. – Я пришел спросить, почему мне никогда не рассказывали о Сириусе Блэке?
Директор и многие преподаватели вздрогнули, Альбус почувствовал, что все у него внутри сжимается. «Мальчик каким-то образом узнал об этой истории, а ведь он так молод... Мерлин, весь План летел к чертям! Надо что-то делать, нужно что-то сказать. Но что?» Но Гарри еще не договорил.
- Для тех, кто не знает, Сириус Блэк был лучшим другом моего отца. Он был его шафером на свадьбе, и моим крестным отцом. Когда мои родители узнали, что Волдеморт, - Гарри выждал паузу, давая всем время отойти от страха, - хочет их смерти, они применили заклятие Доверия. Это значит, что если хранитель их Тайны, Сириус Блек, не выдаст ее, то их никто не сможет найти. Как вы знаете, моя семья погибла, Сириус... оказался предателем, - странная усмешка появилась на лице Поттера. – Все бросились его ловить, и первым до него добрался Питер Питтегрю, еще один друг моего отца. Блэк устроил взрыв, который стоил жизни дюжине маглов, а от Питера осталась лишь одежда и палец. Сириуса схватили, и он сидит в Азкабане уже одиннадцатый год. Такая вот эта история. – Гарри сделал вздох, и его рот растянулся до ушей. – Но у нее есть одно слабое место, и я бы хотел вам его показать.
Потрясенный точностью знаний Гарри об этих делах, Дамболдор безучастно смотрел, как мальчишка сует руку в клетку и достает оттуда... крысу. Обычную, отчаянно барахтающуюся крысу. Поттер оглядел зал, видимо наслаждаясь произведенным впечатлением. Откуда-то со стороны Гриффиндорского стола раздался вопль «Короста!».
- Вот это создание я поймал сегодня в коридоре, - продолжил между тем Гарри, держа крысу левой рукой за хвост. – Прежде всего, прошу обратить внимание на то, что на передней лапе у нее не хватает одного пальца. А теперь позвольте представить вам...
Он указал на крысу палочкой, производя какое-то замысловатое движение, в котором директор узнал чары, вынуждающие анимага принять свое человеческое обличье. Крыса поднялась в воздух, отчаянно визжа и дергаясь, а потом стала расти. Чары работали! И вот уже вместо крысы на пол упал коротышка, в котором потрясенный Дамболдор узнал...
- ... покойного Питера Питтегрю. Как видите, этот погибший героем 10 лет назад человек жив! – закончил Гарри, направив палочку на человека. – Значит, мистер Блэк не убил его, а он, оказавшийся, кстати, незарегистрированным анимагом, скрывался в виде крысы 10 лет. Вопрос: «почему?».

Гарри повернулся к судорожно соображающему Дамболдору. На его лице сияла улыбка, он вновь сумел выбить из колеи уважаемого директора! А толи еще будет! Его голос звенел:
- Профессор Дамболдор, как к Верховному чародею Визенгамота, обращаюсь с просьбой пролить свет на эту историю!

Дамболдор глубоко вздохнул. Он успел взять себя в руки и принять решение, частичное решение. Аргументы Гарри совершенно неоспоримы, необходимо провести повторное расследование, применить сыворотку правды... Гарри не говорил этого открыто, но явно намекал, что, возможно, именно Питер виновен в гибели Поттеров... Нужно провести экстренное заседание суда, вызвать Блэка из Азкабана. А потом расспросить юношу об его источниках информации. «Вот только скажет ли он? Ладно, об этом потом, долг прежде всего!» Альбус поднялся со своего места.
- Мистер Питтегрю, именем магического суда, вы арестованы как незарегистрированный анимаг и по подозрению в убийстве Поттеров. Я лично и немедленно отправляюсь с вами в Министерство для взятия показаний и проведения расследования. Северус, прошу вас поехать со мной. Минерва, вы замещаете меня в мое отсутствие.

Два профессора и конвоируемый ими предатель вышли из зала. Гарри проводил их взглядом. Это был момент его триумфа, сейчас он даже почти забыл то, что сделали с ним окружающие.
Почти.
Первое возмездие Гарри Поттера свершилось.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:52 | Сообщение # 7
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 5

После того, как Гарри Поттер, не проронив ни слова, вышел из зала, тишина была прервана. Все вопили как ненормальные, обсуждая только что произошедшее, учителя первое время даже не пытались призвать их к порядку. Во всем зале лишь один человек не участвовал в разговоре. Гермиона Грейнджер тихо сидела, раз за разом прокручивая все, что она только что увидела, сопоставляя с тем, что она узнала раньше, и не могла придти к какому бы то ни было решению. Наконец, она молча встала и вышла. Вскоре учителя все же разогнали учеников по гостиным.

На следующий день все было как обычно, не считая отсутствия директора. Гарри вновь сел на свое место и принялся за завтрак, ожидая почты. Еще два дня назад он подписался на «Ежедневный Пророк». Вот в зал ворвались совы, одна из них направилась прямо к нему и уронила на руки свежий номер. С первой страницы буквально кричал заголовок:
«Экстренное слушание в Визенгамоте, шокирующие новости в деле Убийцы-Блэка. Правая рука Того-Кого-Нельзя-Называть вызван из Азкабана на слушание. Министерство отказывается от комментариев...»
И так всю статью. Очевидно, решение еще не приняли, а вездесущие журналисты поспешили вывалить все. В результате, последующие четыре столбца покрывала писанина, где детально пережевывали преступления Сириуса и выдвигали версии одна другой страннее, и ни одна из них и близко не лежала с истиной. Гарри раздраженно отложил газету. В любом случае, делу дан ход, теперь остается только ждать.
Остаток дня Гарри провел в блаженном ничегонеделании. Все домашние задания он сделал среди недели, и теперь мог позволить себе свободное время. Поразмыслив, он решил сделать для себя нечто новое - поплавать в озере, благо еще было бабье лето. Он плавал и загорал на траве, не думая в это время ни о директоре, ни о Волдеморте, ни об Азкабане...

А понедельник прибыла почта. Экстренный выпуск Пророка был целиком посвящен его крестному:
«Сириус Блэк оправдан!!! Это сенсационное решение Визенгамота было принято вчера вечером. Причиной этому послужило обнаружение и пленение Питера Питтегрю, чье убийство в частности было одним из предполагаемых преступлений Блэка. По неподтвержденным данным Питер был схвачен в школе Хогварст, лично Гарри Джеймсом Поттером... В ходе разбирательства и допроса Сириуса Блэка и Питера Питтегрю с применением Сыворотки Правды было установлено, что все убийства и преступления, инкриминируемые Блэку, были совершены Питтегрю... Сразу после заседания преступник был отправлен в Азкабан, а Сириус Блэк торжественно отпущен с искренними извинениями со стороны Министерства и компенсацией в 100000 галеонов. Представители Министерства отказываются от комментариев. На выходе из зала суда Сириус Блэк сказал лишь, что жаждет две вещи: вдохнуть свежего воздуха и увидеть своего крестника».
На этом интересная часть статьи заканчивалась, уступая место демагогии. Гарри осмотрел Большой Зал. Многие читали ту же газету, у многих глаза, в буквальном смысле, лезли на лоб. А у Гарри на душе неожиданно, впервые за десять лет, стало легко. На лице появилась чистая, искренняя, воистину детская улыбка.

Именно таким, счастливым и улыбающимся, застал его зашедший в Зал директор. Весь дикий вчерашний день его не оставляло ощущение, что Гарри знал все о Сириусе. Что этот парень с самого начала знал правду, знал, где Питер и что он совершил. Альбус Дамболдор был вынужден признать, что не понимает Гарри. Сперва, после того полного ненависти взгляда, он даже начал подозревать подмену. Но зачем тогда освобождать Сириуса? Да и вел себя Гарри как-то уж слишком вызывающе. Зачем было устраивать весь этот спектакль в Большом Зале? Если бы кто-то занял место мальчишки, он не стал бы так привлекать внимание. Погруженный в эти мысли, директор вошел в Зал. Его взгляд тут же отыскал Гарри, тот сидел с газетой в руках, а лицо его светилось счастьем. Это счастье было столь искренним и детским, что почти перечеркнуло все подозрения. Глубоко вздохнув, он направился к мальчишке.

Прямо перед ним выросла фигура директора, глаза сверкнули из-за очков, а на лице блеснула улыбка. Но опытный глаз Гарри тут же уловил и тщательно скрываемое напряжение. Мальчик посмотрел прямо в глаза старика. Сейчас ему почти не требовалось прятать свои чувства, счастье переполняло его, вытесняя боль. На его плечо легла рука.
- Пойдем со мной, Гарри, в моем кабинете тебя кое-кто ждет.
Он еще раз улыбнулся, уже менее искренне, и последовал за директором. Их все провожали глазами, но это его не волновало. Вот она, давешняя горгулья, молча посторонившаяся при виде хозяина кабинета. А там стоял Сириус. Гарри потребовалось несколько секунд, чтобы узнать его. На нем была шелковая дорогая мантия, он тепло улыбался, да и выглядел значительно моложе. Толи два лишних года были особенно тяжкими, толи радость освобождения сыграла свою роль. Глаза, столь безумные в час их первой встречи, сейчас горели счастьем и смотрели на него. Гарри несмело улыбнулся.
- Гарри, позволь представить тебе Сириуса Блэка, - раздался голос директора.
Сириус смущенно и неловко подошел и протянул руку, Гарри так же несмело ее пожал. Вся его сущность стремилась кинуться на грудь крестному и обнять его. Вложить в это объятие всю радость этой новой встречи после одиннадцати лет разлуки, может быть даже выплакаться, уткнувшись ему в плечо. Но он сдерживался, было бы в высшей степени странно кидаться в объятия незнакомого человека, пусть даже друга родителей, пусть даже крестного. Не сейчас. Но, видимо, что-то проступило на его лице, и Сириус, истолковав это по-своему, подошел ближе и крепко прижал к себе. Очевидно, он принял взгляд Гарри за зов круглого сироты, который наконец-то нашел того, кто может стать ему близким человеком. Это было отчасти правда.
- Рад видеть тебя, малыш, - прошептал он. Гарри лишь крепче прижался к нему, но слезы еще держал. Он не будет плакать! Тем более на глазах у Дамблдора. Сириус встал на корточки, и их лица оказались на одном уровне. Два человека, прошедшие через ад Азкабана, смотрели друг другу в глаза. – Я не могу остаться сейчас, мальчик мой, мне предстоит очень многое сделать. Я буду писать тебе, и, надеюсь, ты приедешь ко мне на рождество, крестник. А теперь, прости.
С видимым усилием выпустив Гарри, он решительно направился к двери, кивнул Дамболдору и вышел. Ученик и директор остались вдвоем. Гарри проводил единственного дорогого ему человека и повернулся к директору. Им предстоял разговор. Дамболдор, разумеется, хочет знать, как Гарри узнал все это. Что ж у него есть объяснение. Неплохая лапша на уши, вполне правдоподобная, все объясняющая и не оставляющая ни единой зацепки. Поверит ему Старикан или нет, придраться ему будет не к чему.
- Присаживайся, Гарри, - сказал директор, размещаясь в своем любимом кресле. Дождавшись, пока Гарри устроится, он обратился к нему. – Мне бы хотелось узнать, как тебе удалось раскрыть эту тайну одиннадцати летней давности, раскрыть всего за несколько дней.
- Эээ, мне помогли. Я не знаю, должен ли я говорить вам об этом, - убедительно симулируя детскую нерешительность, проговорил Гарри. – Мне помогли, и тот, кто сделал это, просил не упоминать о нем...
- Прости Гарри, но если этот кто-то все знал все эти годы и скрывал это, то он совершил тяжкое преступление, - искренне возмутился директор, он был сильно напряжен, иначе бы позволил мальчику закончить.
- Вы неправильно меня поняли профессор, он ничего мне не рассказывал о преступлении, думаю, он даже ничего не знал. Хотел бы я знать, кто же он такой... Так, - прервал сам себя парень, - по-моему, чем больше я говорю, тем запутаннее все становится. Думаю надо начать сначала...
- Ты, без сомнения, прав, - улыбнулся директор. Сейчас Гарри вел себя воистину как ребенок, и Альбус чувствовал, что все больше проникается к нему симпатией, несмотря ни на что.
- Хорошо, - Гарри Поттер глубоко вздохнул, словно решаясь. - В конце концов, ничего важного я сказать не могу, так как просто не знаю... – он еще раз вздохнул. – За пять дней, до того как я отправился в школу, неизвестная сова принесла мне конверт. Там было письмо и чистый кусок пергамента. В послании некто, назвавший себя старым знакомым моих родителей, описал мне кое-какие подробности их жизни, я ведь ничего о них не знаю. Подробностей я не помню уже, но там было о маме, об отце и его друзьях, Сириусе, Питере, и неком Римусе Люпине, которых он назвал Мародерами. Там было немногое, и ничего об этих людях я не узнал, кроме того, что Сириус был моим крестным. И последнее, там было описание Карты Мародеров, творения отца и его друзей. Это и был тот чистый пергамент. Вот смотрите.
Гарри достал карту и произнес заветные слова, она активизировалась, и точки забегали по ней.
- По приезду сюда, я, как вы понимаете, горел желанием узнать, как можно больше. Я почти не выходил из библиотеки, просматривая старые газеты. Я был уверен, что с друзьями отца что-то произошло, не бросил бы ведь меня мой крестный отец! Мало помалу я узнал о смерти Питтегрю, и о заключении Сириуса. Как вы понимаете, такие новости меня не обрадовали, и я забросил поиски на два дня. В течении этих двух дней я читал об анимагах, не знаю, почему это так меня заинтересовало. Но в пятницу я заметил на Карте точку, подписанную как «Питер Питтигрю». Я был поражен, кинулся туда, но никого не встретил. – Гарри перевел дух.
- Питер, видно, ходил по школе в своей анимагической форме... – потянул задумчиво Дамболдор. Гарри кинул на него быстрый взгляд, директор явно начинал верить ему. Что ж, значит все идет как надо. В голове у Питера он не найдет ничего противоречащего, Мальчик-Который-Знал-Все-Секреты-Волдеморта постарался...
- Я, было, приписал это к какому-нибудь сбою в Карте, но на следующий день Хагрид упомянул мне про заклятье доверия. И меня как осенило, возможное решение этой головоломки, у меня из головы не шла кличка Питера – Хвост. Вновь заметив его на Карте, я применил манящие чары, о которых случайно вычитал. Крыса оказалась у меня в руках, и я убедился, что это Питер. Вот, как это было, профессор.
- То есть, ты схватил его, а потом разоблачил с помощью сложнейших чар, о которых вычитал в библиотеке? - в голосе директора было вполне понятное сомнение.
- Мои успехи на уроках и в применении Манящих чар добавили мне уверенности, и мне хотелось покрасоваться... Тяжело жить, когда в тебя тычут пальцами и почитают за подвиг, о котором ты не помнишь. Может теперь меня станут звать Мальчик-Который-Раскрыл-Предателя... – для пущей убедительности Гарри тяжело вздохнул.
В глазах Дамблдора он заметил понимание и сочувствие, ага сочувствие! Сам же загнал меня в это положение: вчера ненавистный племянник, а сегодня национальный герой! Именно это пережил он в первый раз.
- Хорошо, Гарри, присуждаю Слизерину 50 баллов за наблюдательность и услуги правосудию. Ты можешь идти, учителя в курсе, что ты был у меня.
Гарри встал и направился к выходу, но обернулся на полпути, оставался последний штрих:
- Профессор, я только не понял, что делал Питтегрю в школе? Зачем укрываться в таком опасном для него месте?
- Я задавал ему этот вопрос, ответ меня поразил. Эти 10 лет он укрывался в семье Уизли, дабы быть в курсе событий нашего мира. Твой сокурсник Рон привез его с собой, считая домашним любимцем. Сейчас вся их семья в шоке, что они держали у себя сторонника Волдеморта!
- Понимаю, он дожидался возрождения своего хозяина... Ладно, до свиданья, профессор. – Покинув кабинет, Гарри позволил себе широко улыбнуться. Дамболдор явно поверил ему! Он сделал то, что не удавалось почти никому, он обманул Альбуса Даболдора!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:53 | Сообщение # 8
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 6

После этого пошла более-менее спокойная жизнь. Гарри вновь «блистал» успехами на уроках. Иногда он настолько забывался, что его хвалил сам профессор Снейп. На уроке полетов Невилл снова умудрился показать «чудеса полетов». Опять произошел инцидент с напоминалкой, только на этот раз Драко предпочел поиздеваться над Гриффиндорцами, но напоминалку отдать. Многие ученики были освобождены от этих занятий после первого же урока, а Гарри, хоть и проявил свое мастерство, в команду принят не был. Его это не огорчило - Квиддич давно перестал его интересовать. Еще одним отличием от предыдущего раза были почти ежедневные письма от Сириуса. Не имея возможности встретиться, его крестный старался наверстать упущенное в письменном виде.
Гарри постепенно сближался с Драко. Малфой, впечатленный успехами Гарри, стал брать с него пример. Отшив Кребба с Гойлом, он, казалось, растерял значительную часть своей спеси. Он перестал задирать Гермиону, чувствуя странную симпатию, что испытывал к ней Гарри. Зато он в полной мере отыгрывался на Роне, тут, впрочем, Поттер был даже готов его поддержать. Гарри сам не знал, почему он словно покровительствовал Гермионе. Казалось, она уже не была прежней Заучкой Грейнджер, из которой вырастет та, кто предаст его... Что-то поменялось в ней, что-то совершенно неуловимое... Надо сказать, девочке доставалось и так. Несколько раз, натыкаясь на нее в коридоре, он замечал ее красные глаза. Похоже, умнице приходилось не сладко среди Львов.
Жизнь шла своим чередом. Школьники привыкли к присутствию среди них живой легенды и перестали на него таращиться. Гарри проводил значительную часть времени в библиотеке, где читал все, что попадалось под руку. Гермиона часто была там, временами ему казалось, что она стремится как можно меньше времени проводить в гостиной Гриффиндора.

Так прошло два месяца, приближался Хеллоин. Гарри не сомневался, что Квиррелл вновь протащит внутрь тролля, но пока еще не решил, как быть самому. Впрочем, события решили за него. На Заклинаниях, где Слизерин работал вместе с Рэвенкло, Гарри, конечно, первым «постиг» чары Левитации. Малфой, надо заметить, тоже быстро добился успеха. Гермиону он сегодня не видел.
Вся школа собралась в Большом Зале. Гарри с беспокойством оглядел стол под красным флагом, и с внутренним стоном убедился, что ее там нет. Неужели история повторится? То есть, у девчонки нервный срыв и она плачет в женском туалете. Если все именно так, то придется повторить свой подвиг - как бы то ни было, смерти он ей точно не желал. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что все поглощены едой, он развернул под столом Карту. Так и есть, она в том же самом туалете, что и в предыдущий раз. А вот и Квиррелл, сейчас он ворвется в зал...
Дальше все пошло уже по обыгранному однажды сценарию. Была объявлена эвакуация, учителя отправились на поиски, а Квиррелл со Снейпом на третий этаж. Гарри незаметно отделился от остальных и направился к женскому туалету, время от времени поглядывая на Карту. Все шло, как и должно было идти. Также стало ясно, что никто из Гриффиндорцев даже не вспомнил о Гермионе... Как он мог когда-то гордиться этим факультетом?! Гарри прибавлял шагу, но в глубине души у него царила непонятно откуда взявшаяся уверенность, что он прибудет одновременно с троллем.
Так и есть. В тот миг, когда парень выскочил из-за угла, тролль как раз входил в туалетную комнату. Сразу же коридор огласил отчаянный вопль. Не размышляя, Гарри ворвался в туалет следом за чудищем, перед глазами предстала до боли знакомая картина. С дальней стороны вжималась в стену парализованная ужасом Гермиона, а на нее, злобно урча, надвигалось огромное тупоголовое создание с дубиной. А сейчас картина совпадений двух историй дополнится...
- Эй, тупица трехметровый! – крикнул Гарри, метнув в него все той же железякой. – Я здесь, поймай меня.
Удара эта туша, конечно, не почувствовала, но крик привлек его внимание. Тролль оглянулся и замер в нерешительности. Гермиона с перекошенным от ужаса лицом не шевелилась, а Гарри колебался, детские чары тут не помогут, а выдавать то, что он владеет кое-чем посерьезней, ему не улыбалось. А чудище тем временем решило все же напасть на неподвижную девочку, оно шагнуло вперед, подняв дубину...
Решение пришло мгновенно. Применив Манящие, а затем и отталкивающие чары, Гарри пустил дубинку в тролля. Сокрушительный удар пришелся по ноге, хрустнула кость, и тварь тяжело рухнула на спину. Гарри побоялся целить в голову, так как тролль стоял уже слишком близко к Гермионе и мог запросто раздавить ее, падая вперед. Чудище издало жуткий рев и отключилось, а Гермиона стала медленно оседать на пол...
А в следующее мгновение Гарри уже сидел рядом, гладил ее по волосам и шептал судорожно всхлипывающей ему в плечо девчонке успокаивающие слова. А перед его глазами стояли сцены прошлого, но это были не полные ненависти глаза его бывшей подруги, что преследовали его долгие годы. Нет, сейчас он вспоминал девушку, кто допоздна сидела вместе с ним в библиотеке, разыскивая способы борьбы с драконом и дыхания под водой. Он вспоминал девушку, которая билась плечом к плечу с ним в Отделе Тайн. Ту, что шла за ним во все те безумные приключения, которых было немало в его прошлой жизни...
Именно таким застали его примчавшиеся на шум преподаватели. В туалетную комнату один за другим ворвались профессора МакГоннагал, Снейп, Квиррелл и Дамболдор. Учитель ЗОТИ не замедлил потерять сознание, остальные даже не взглянули на него. Гарри сразу заметил, что в этот раз нога Северуса Снейпа не пострадала. Сейчас грозный учитель Зелий, равно как и Минерва, смотрел на двоих учеников, явно не зная, что сказать. Слово взял директор.
- Минни, отведите мисс Грейнджер в больничное крыло, ей необходимо придти в себя. Северус разберитесь с этим созданием, необходимо выяснить, как оно проникло в замок, и позаботьтесь о нашем впечатлительном сотруднике. Гарри, пройдем, пожалуйста, ко мне в кабинет. Думаю, тебе есть что рассказать.
Директору, как обычно, повиновались без вопросов. Декан Гриффиндора увела всхлипывающую Гермиону, Снейп занялся троллем, а Гарри пошел за директором. В этот раз ему даже не потребуется ничего изобретать, он расскажет чистую, хоть и не полную правду.
Войдя в кабинет Дамблдора и усевшись в кресло, Гарри начал рассказывать свою версию событий. Как он забеспокоился, увидев, что сокурсницы нет на пиру, как посмотрел на Карту и нашел ее в туалете. Как решился идти за ней и прибыл в самый ответственный момент, и как одолел тролля. А потом вздохнул поглубже и выложил то, что накипело у него на душе за последние полчаса.
- Профессор, я полагаю, что Гермионе не место в Гриффиндоре...
- Но Распределяющая Шляпа определила ее туда, а она не ошибается...
- Как вы помните, Шляпа помедлила перед выбором, значит, решение было неоднозначно, - перебил его Гарри, приподнимаясь с кресла. Сейчас он сам себе напоминал того горячего парнишку, кто был готов доказывать свою правоту и спорить со всеми даже по малоизвестным ему темам. – Я не считаю, что факультет, где девочку доводят до такой истерики, что она бежит выплакаться в туалет и откуда не выходит целый день, можно назвать подходящим.
- То есть, ты считаешь, что...
- Да, я несколько раз слышал, как ее там задирают. Иногда при встречах я замечал, что ее глаза красные, вероятно от слез. Может я и не прав, но, по-моему, дело в этом. Расспросите ее, профессор, как ей там. Кстати, прошу заметить, что никто из этих храбрецов даже не заметил ее отсутствия! Предложите ей сменить факультет, в «Истории Хогварста» я читал, что такие случаи бывали...
- Хорошо я поговорю с мисс Грейнджер. А теперь, Гарри, я полагаю, тебе следует вернуться в свою гостиную.

Директор смотрел вслед уходящему парнишке. Гарри Поттер опять, в очередной раз, перечеркнул все выводы, какие Дамболдор сделал по поводу его характера. Этот мальчик, кидающийся очертя голову на помощь своей сокурснице, а потом горячо отстаивающий свое мнение в стремлении помочь, как нельзя лучше подходил к образу Гарри Джеймса Поттера, каким ему следовало стать согласно Плану. Директор глубоко вздохнул, взял со шкафа волшебную Шляпу и направился в Больничное Крыло. Ему предстоял еще один непростой разговор...

Следующий день в Большом Зале начался с речи директора. Едва войдя туда, Гарри обратил внимание на Гермиону, сидящую за столом Рэйвенкло. Их взгляды на мгновение встретились, в ее глазах он прочел такую глубокую благодарность, что не смог сдержать улыбки. Девочка неожиданно покраснела... Похоже, дело принимало неожиданный оборот. Гарри направился к своему месту. На него вновь глазели все, кому не лень, очевидно, слухи о произошедшем вчера уже расползлись по школе.
Едва только все расселись, Альбус Дамболдор решительно поднялся со своего места.
- Вы, без сомнения, уже знаете, что произошло прошлой ночью. В связи с этим хочу сделать несколько объявлений. Первое, пока не ясно, как тролль проник в замок, и новые меры безопасности, чтобы подобного не случилось впредь, будут приняты. Второе, мисс Грейнджер начиная с сегодняшнего дня, переведена на факультет Рэйвенкло, прошу ее новых товарищей помочь ей адаптироваться. Третье, мистеру Гарри Поттеру за наблюдательность и отвагу присуждается 100 очков для факультета Слизерин. И последнее, за пренебрежение, грубость и недостойное отношение к товарищам, которое могло привести к печальным последствиям, с факультета Гриффиндор снимается 50 очков. Спасибо за внимание.
Речь директора была встречена молчанием. Гарри с интересом посмотрел на стол Гриффиндора, у Рона Уизли был такой вид, словно он не прочь утопиться... Мрачное удовлетворение поднялось из глубины его сознания. Он оглядел весь зал, почти все ученики смотрели на него с восхищением, а такое было впервые. Лишь некоторые Слизеринцы смотрели с неприязнью, видимо, считая, что смерть грязнокровки – доброе дело... Но на весь факультет таких набирался едва ли десяток, даже во взгляде Северуса Снейпа мелькало... уважение. Все преподаватели глядели на него с теплотой, даже директор, как видно, отбросил свои подозрения... Тем лучше.
Уже окончив завтрак и направляясь на уроки, Гарри столкнулся взглядом с глазами профессора Квиррелла. Там вроде бы ничего не выражалось... Но Гарри ясно понял, что он опять встал ему поперек дороги, а значит, следует ожидать очередных покушений на свою жизнь. Мрачноватое боевое веселье заполнило ему душу. «Интересно, как этот идиот поступит в этот раз, метлу же теперь не заколдуешь...»


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:53 | Сообщение # 9
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 7

Все, казалось, вновь вернулось на круги своя. Шли дни, походили уроки, Гарри открыто называл Драко своим другом, Гермиона просто расцвела на своем новом факультете. Прежде всего, благодаря ей Рэйвенкло вышел на второе место, первое же было прочно оккупировано Слизерином. Прошел первый матч сезона, Гриффиндор все же выиграл у зеленого факультета с десятью очками разницы, Охотники с вратарем создали огромный разрыв, но их ловец оказался сущим кретином. Гарри сходил на игру прежде всего для того, чтобы помозолить глаза Квирреллу, но тот ничего не предпринял. По-видимому, у него была другой план, если вообще был. Сириус продолжал писать и, разумеется, пригласил крестника на Рождественские каникулы, на что Гарри тут же согласился.
Все шло спокойно, уроки оставались прежними, то есть элементарными, и учителя не прекращали хвалить его и награждать баллами. Удивительное дело! Даже на Зельях все было спокойно, Невилл (нечто невероятное!) еще не расплавил ни единого котла. Возможно, причиной тому было то, что главной жертвой грозного преподавателя стал Рон.
Приближалось рождество.

Гарри шел на свой последний урок Зельеварения перед каникулами, сегодня им предстояло варить одно из первых целебных зелий. Рядом с ним плелся угрюмый Малфой. Вчера он раздобыл какую-то книгу, которая так его увлекла, что, несмотря на все понукания со стороны Гарри, он так и не удосужился подготовиться к уроку. Они уже подходили к двери класса, когда она неожиданно распахнулась, и оттуда вышел профессор Квиррелл. Он сбивчиво и с постоянным заиканием благодарил зельевара за уделенное ему время. Ему отвечал холодный, как и всегда, голос Снейпа, но Гарри уловил в нем удивление и настороженность. Похоже, учитель плохо понимал, зачем именно приходил многоуважаемый коллега. Мальчик сразу же насторожился, а, кинув короткий взгляд на Квиррелла, окончательно убедился, что внутри его ожидает какой-то подвох. Войдя в класс, он окинул все помещение внимательным взглядом. Что мог сделать сообщник Волдеморта? Скорее всего, он как-нибудь испортил котел... Надо проверить. Вот оно, на стенке виднелось крошечное серое пятнышко. Короткого взгляда хватило, чтобы убедиться, что это желчь финского вурдалака. Редкое и совершенно бесполезное вещество, но имеющая привычку сильно взрываться при контакте с волосами единорога. А эти самые волосы - один из главных компонентов сегодняшнего зелья, все понятно. Ну что же, пока Квиррелла разоблачать рано, он еще пригодится, а значит... «Эванеско!»
- Простите профессор, у меня котел, видно плохо отмылся с прошлого раза...

Хогварст-Экспресс отходил со станции, Гарри сидел опять один в купе. Малфой, среди достоинств которого числилось умение понимать, когда его друг не нуждается в его обществе, куда-то ушел. Три с половиной месяца учебы позади, за это время он многое сделал и, похоже, таки усыпил бдительность многоуважаемого директора. Кроме того, Гарри ощутил, что у него стало чуть легче на душе с тех пор, как он сумел оставить позади себя ненависть к Гермионе. Эта слегка растрепанная, обложенная книгами и готовая часами обсуждать домашние задания девочка вызывала симпатию и как бы заслоняла собой ту девушку с горящими ненавистью глазами... Нечто похожее, но в гораздо меньшей мере ощущал он и к Невиллу, ему больше не требовалась прилагать усилий, чтобы спрятать ненависть, когда он глядел на него. А вот с Роном все оставалось по-прежнему. Ну да ладно, груз ненависти, давящий на него, стал полегче. А сейчас он едет на рождество к крестному, жизнь, все-таки, не так уж и плоха...
Едва Гарри прошел через барьер, он заметил Сириуса. Тот явно постарался одеться по-магловски, надо сказать ему это удалось. В черных брюках и таком же черном плаще он выглядел очень даже стильно. В нем больше не было прежней болезненной худобы, а из взгляда окончательно пропал тот лихорадочный огонек, что все же не укрылся от Гарри в прошлый раз. Этот человек сумел полностью пережить свое заключение. Гарри оставалось лишь надеяться, что однажды это удастся и ему...
Как и тогда, в кабинете директора, Сириус порывисто обнял своего крестника, а потом повел к своей машине. Они всю дорогу болтали, не умолкая, по пустякам. Едва они вышли из машины на площади Гриммо и достали багаж, как транспортное средство испарилось. Перед тем, как зайти, Гарри на мгновение зажмурился. Он был уверен, что внутри все поменялось, не знал только, насколько. Он открыл глаза, сперва прихожая показалась ему совершенно незнакомой: она сияла чистотой и белизной, не осталось ни эльфийских голов, ни всего прочего. Лишь одна деталь напоминала о том, каким был или мог быть этот дом: тяжелые, запертые на могучий замок ставни там, где висел кричащий портрет Миссис Блэк.
- А там что? – невольно понижая голос, спросил Гарри, хорошо зная ответ.
- О, там портрет моей обожаемой мамы, – во весь голос откликнулся Сириус, невольно подмечая, что крестник говорит тихим голосом, словно зная о нехорошей привычке этого портрета. При этом Блэк точно помнил, что не писал ему об этом. Он подумает об этом потом... – Ты же знаешь, что моя семейка была из числа этих помешенных на чистоте крови кланов... Ну, я тебе об этом писал. Так вот, с тех пор, как я вернулся, моя дорогая мамуля непрерывно орала об «изменнике» и «прочем отребье, оскверняющих ее дом». Ну, ты понимаешь... Что я только не пробовал, дабы снять ее или заставить замолчать, но ничего не помогало. Она всегда ухитрялась раздернуть занавески, распахнуть ставни, и заклинания ее не удерживали. А потом мне посоветовали обычный магловский замок, и это сработало. Насколько же стало приятнее здесь жить, с тех пор как ее милый голос не раздается в этих стенах... Но, чего мы встали? Проходи, я покажу тебе твою комнату...

Потекли дни каникул, они отпраздновали рождество. Гарри получил подарки, в том числе и Мантию Невидимку. Сам же он, исходя из шаловливых соображений, преподнес Сириусу роскошный ошейник. Оглушительный хохот из спальни крестного означал, что его шутку оценили.
Сириус был счастлив видеть Гарри под крышей своего дома. Дома, который он когда-то ненавидел, но потом, чисто из принципа, привел в человеческий вид. Внешне Гарри был копией своего отца, если не считать глаз и шрама. Его поведение временами тоже до боли напоминало Сохатого, но только временами. Чаще же этот мальчик бывал собран, серьезен, а порой и холоден. Бродяга мог лишь поражаться таким метаморфозам, невольно вспоминая слова Дамблдора...
Гарри был, казалось, готов слушать сутками напролет истории про своих родителей, но некоторые, например, история с Ремусом и прогулками в полнолуние, не было для него новой, хотя мальчишка пытался это скрыть. Сириус подмечал и многое другое: Гарри был дружелюбен со всеми работающими здесь эльфами, кроме Кикимера. Каждый раз при виде этого старого существа у Гарри каменело лицо, а в глазах зажигался огонек, схожий с тем, что теперь горел во взгляде Люпина при упоминании о Питере. Кстати о Ремусе, Гарри встретил еще одного друга своего отца вежливо, но с отчетливым холодом. А когда Ремус уходил, то в глазах Гарри мелькнула ненависть, по крайней мере, так показалось Сириусу. Были и другие, совсем незаметные особенности, которые можно было заметить лишь, живя с мальчиком бок о бок...
Сириус нервно грыз перо, глядя на свое незаконченное письмо: «Уважаемый мистер Дамболдор, как вы просили, я понаблюдал за Гарри...». Он не был уверен, что поступает правильно. Когда директор Хогварста поделился с ним своими тревогами, он быстро выбросил его слова из головы. Директор волновался относительно поведения Гарри и его присутствия в Слизерине, а Сириус все приписал его детству. Но теперь, пожив рядом с Гарри полторы недели, он и сам начал волноваться. Все эти маленькие детали наводили на одну и ту же простую мысль: Гарри что-то скрывает, скрывает ото всех. И Сириус сел за это письмо. Но на полпути он вновь задумался. «А имею ли я право рассказывать кому-либо тайны Гарри? Это ведь предательство. Что бы там Альбус не говорил, это все равно предательство. Вспомни, Сириус, к чему уже привело одно предательство. Питер оказался предателем, Джеймс с Лили мертвы... Нет, я не буду шпионить, даже для Альбуса. Это не по-гриффиндорски! Я спрошу Гарри, и он мне ответит, ибо он все же сын своего отца!» С этими мыслями Сириус решительно скомкал незаконченное письмо и швырнул в камин.

Гарри уже закончил ужинать, когда в столовую спустился Сириус. Заметив крестного, Гарри радостно улыбнулся ему и воскликнул:
- Сириус! Я все спрашивал себя, где ты был почти весь день?
- Я, я думал. Гарри, - решительно, обратился он к мальчишке. - Нам надо поговорить.
Улыбки как не бывало, в глазах проявилась настороженность. Сириус был готов дать руку на отсечение, что Гарри сразу понял, о чем пойдет речь.
- О чем? - В голосе слышалась досада и грусть.
- Обо всем, о тебе, Гарри! Что происходит, что ты скрываешь? А ты что-то скрываешь, я чувствую это! Ты можешь все мне рассказать, что бы тебя не мучило! Расскажи, что случилось, профессор Дамболдор...
- НЕ ГОВОРИ МНЕ О ДАМБОЛДОРЕ!!! – неожиданно заорал Гарри. В его глазах появилась, нет, вспыхнула ярость, на лице появились черная ненависть и какая-то невыразимая боль, изменившие лицо крестника до неузнаваемости. Отвернувшись от потрясенного Сириуса, он резко вскочил и направился к двери. Остановившись на полпути, он постоял несколько секунд в нерешительности и, приняв какое-то решение, подошел к окну. Он распахнул створки и высунулся наружу, вдыхая морозный воздух. – Ты уверен, что хочешь знать это, Бродяга? – Спросил он наконец, не оборачиваясь.
Сириус тяжело дышал и, не оправившись еще от шока, не смог произнести не слова. Не услышав ответа, Гарри повернулся, чем вогнал Сириуса в прединфаркное состояние. Не было на лице Гарри никакого подобия спокойствия. Перед Сириусом стоял сломленный человек, уставший от всего, в том числе от жизни. Назвать этого человека ребенком не поворачивался язык. Казалось, слова крестного сломали какой-то барьер, и эмоции, словно прорвав плотину, хлынули наружу. Наконец справившись с дыханием, Сириус смог почти спокойно произнести:
- Как я уже говорил, ты можешь всем со мной поделиться.
- Ну хорошо, только не перебивай меня. Не думаю, что, прервавшись однажды, я найду силы продолжить. – Гарри смотрел невидящим взглядом куда-то в сторону. Наконец он начал...
- Когда Хагрид впервые рассказал мне о Волшебном Мире, я был поражен. Я уехал в Хогвартс в надежде попасть в сказку. В надежде на то, что там у меня будет лучшая учесть, чем жизнь в чулане под лестницей, в надежде, что хоть там я буду кому-нибудь нужен. После рассказа Хагрида и встречей с Малфоем я стал бояться факультета Слизерин. И, согласно моей просьбе, шляпа определила меня в Гриффиндор. Там у меня впервые появились друзья, Рон Уизли, а после событий Хеллоуина - еще и Гермиона. Но сказка начала быстро рушиться: вскоре я обнаружил, что практически всех я интересую только как Мальчик-Который-Выжил, но не как Гарри Поттер. А некоторые же, к примеру, Северус Снейп и Драко Малфой, так и вовсе меня ненавидели. Вся моя жизнь была богата событиями. Уже на первом курсе я встретил Волдеморта и помешал ему вернуться. Второй год был очень трудным, но, в конце концов, я совершил новый подвиг и спас школу от закрытия. Третий начался с побега особо опасного преступника, тебя, Сириус, – Гарри, наконец, посмотрел на окончательно растерявшегося Блэка. – Узнав, что тебя считают предателем, а так же за что тебя посадили, я впервые понял, что такое ненависть. Встретились с тобой мы в конце курса, и тогда же, благодаря твоей и профессора Люпина помощи, разоблачили предателя. Но, к сожалению, Питеру удалось бежать, и твою невинность доказать не было возможности. А в конце четвертого курса Волдеморт возродился. Я был тому свидетелем. Мне удалось спастись вместе с телом Седрика, еще одного ученика Хогвартса. На пятом курсе Волдеморт смог заманить меня в ловушку в Министерство Магии. Ты примчался спасать меня, и во время одного из боев с Пожирателями, упал в Арку смерти. На следующий год Дамблдора попытались убить. Он выжил, но утратил воспоминания о покушении. И Дамблдор, обманутый Волдемортом, обвинил в покушении МЕНЯ! Меня даже не судили, этот так называемый «суд» был лишь формальностью. Мне не дали даже Сыворотку Правды, не дали ни единой попытки оправдать себя! Все, кого я искренне считал своими друзьями, своей семьей, отвернулись от меня. Мерлин знает, чего мне стоило выносить эти полные ненависти взгляды и плевки в лицо! Я провел в Азкабане 10 лет, через связь с Волдемортом наблюдая за всеми его злодеяниями, и еще тысячу раз наблюдая за этим в присутствии дементоров. А потом мне удалось бежать. И каким-то мало понятным чудом я попал сюда, в год, когда началась моя история. Я получил шанс отомстить и изменить свою судьбу. И я им воспользуюсь!
Гарри взглянул на потерявшего речь Сириуса. На его лицо вновь вернулась маска спокойствия, а в глазах появилась решимость.
– А теперь прости меня Сириус, но так будет лучше для всех. – Он выхватил палочку. – «Обливиэйт!»


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:54 | Сообщение # 10
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 8

Каникулы закончились, ученики вернулись в школу. Как ни странно, после разговора с Сириусом у Гарри стало еще легче на душе, даже несмотря на тот факт, что он применил заклятье Забвения. Мальчик-Который-Выжил твердо решил, что однажды снимет свои чары, но необходима осторожность. Как известно, хладнокровие, терпение и расчетливость не входят в число качеств его крестного. А значит нужно придумать, как не дать Сириусу наделать глупостей... в голове у Гарри уже возникла одна идейка.
Но как бы то ни было, учеба продолжалась. Гарри продолжал получать высшие результаты по всем предметам, ему даже удалось научиться противостоять Бинсу, этому летающему снотворному. Проходили матчи по квиддичу, Слизерин уверенно шел к победе. Когда Хагрид завел себе огнедышащую рептилию, Гарри решил эту проблему довольно быстро. Он просто намекнул директору о новом питомце лесничего. Что бы там не предпринял Дамболдор, дракон исчез, а хижина осталась цела. Все бы хорошо, только Драко после каникул изменился. Очевидно, что родители сделали ему промывание мозгов на тему «как подобает вести себя истинному Малфою и с кем общаться». В общем Драко вновь стал той свиньей, которой был в прошлый раз, и не желал иметь никакого дела с «этим маглолюбцем Поттером». Впрочем, Гарри и не стал особо расстраиваться. Интуиция ему говорила, что он еще найдет себе настоящего товарища, а тот, кто предпочитает общаться с этими шкафами Крэббом и Гойлом и слепо повинуется воле родителей, не имея собственного мнения, таковым не является. Конец года быстро приближался. На экзаменах Гарри даже не пытался скрыть свою скуку. Заканчивая работы по всем предметам в два раза быстрее положенного, он витал остаток времени в облаках.
Гарри довольно долго размышлял над тем, как поступить с Философским Камнем. Он решил, что такая вещичка в хозяйстве никогда не будет лишней. Значит, его надо добыть, причем так, чтобы Старикан ничего не заподозрил. План у Гарри был, простой, действенный и обещающий приятную дозу риска. Кроме того, он во многом совпадал с событиями «прошлого раза». Он проделал немалую подготовительную работу как в библиотеке, так и в хижине Хагрида, где последовательно вытягивал у полувеликана сведения о Николасе Фламеле, Пушке и его любви к музыке. Все было готово.
Вечером того воистину великого дня Гарри, предварительно отправив директору письмо с паническим призывом о помощи, дал Квирреллу полчаса форы и отправился следом. Милый песик послушно заснул, когда Гарри принялся насвистывать какой-то веселый мотивчик. Парень ощутил огромное удовлетворение, спалив Дьявольские Силки целиком и полностью. Он не стал мучиться и ловить ключи на метле, а просто, четко представив себе свою жертву, применил Манящие Чары. С шахматами же было еще проще, эти истуканы и не заметили его в Мантии Невидимке. Он применил заклятье Головного Пузыря прежде чем идти дальше, ибо единственная угроза, исходящая от уже оглушенного тролля, было потерять сознание от вони. Прежде, чем идти к последнему испытанию, Гарри наложил на комнату с троллем магический барьер. Это было собственное заклятье Волдеморта, специально заточено на директора, и даже Дамболдору, уже встречавшему его ранее, потребуется двадцать минут, чтобы снять его. Эти меры позволяли не опасаться того, что Дамблдор заявится раньше времени, ибо директор был единственной опасностью в этой авантюре.
Перечитав на всякий случай пергамент, Гарри выпил заветное зелье и шагнул сквозь огонь.
- Как успехи профессор? – обратился он к Квирреллу. – Нашли камушек? Хотя вряд ли, вас бы тогда уже здесь не было...
- Поттер, я все думал, явишься ты или нет. Я смотрю, явился.
- Ух ты, как, оказывается, полезно искать Философские Камни, вы даже бросили заикаться, - глумливо воскликнул Гарри, готовясь, в случае чего, защищаться. – Правда, я не совсем уверен, вы хотите получить его сами для себя, не так ли?
- Мой повелитель щедро вознаградит меня за эту услугу!
- Ну, так и есть, правда, насколько я знаю, его наградой часто бывает смерть... Особенно если вы не добьетесь успеха.
- Я получу камень, и мой хозяин вознаградит меня! – похоже, Квиррелл уже успел напрочь забыть о Зеркале.
- Ага, но если честно, учитывая ваш умственный потенциал, я в этом не уверен. Вам потребовался ГОД подготовки, чтобы преодолеть препятствия, что я, первогодок, взял с ходу. А вашего шефа сейчас с вами нету, и никто вам не посоветует...
- Мой хозяин всегда со мной, - с нескрываемой гордостью произнес Квиррелл.
- Покажи меня ему, - раздался, наконец, голос. Слуга не посмел возразить и принялся разворачивать тюрбан. Когда Гарри увидел его лицо, его, несмотря на то, что он был к этому готов, передернуло от отвращения. Это лицо на затылке выглядело даже противнее морды возродившегося Волдеморта. – Поттер, - прошипел заклятый враг, - я смотрю, ты так же самонадеян, как твои предки...
- Вот она, значит, разгадка тайны загадочного тюрбана... А я смотрю, ты еще более противен на вид, чем тебя описывают. Да, ТОМ, не думал я, что величайший темный маг столетия докатится до такого...
- Это, между прочим, по твоей вине, Щенок!
- То есть я и впрямь тебя одолел? Годовалым ребенком? Ну тогда, мой дорогой Томми, как же можно называть тебя Темным Лордом? – Гарри всегда мечтал вот так поддеть Реддла.
- Убей его! – заорал в ярости Волдеморт, шрам вспыхнул было болью, но Гарри мигом подавил ее. Уж что-что, а боль он терпеть научился.
Квиррелл развернулся, наставив палочку на мальчишку, он воскликнул: «Авада Кедавра!». Гарри, словно только и ждал этого, мягко крутнувшись, пропустил зеленый луч мимо себя. В следующее мгновение он уже приблизился к растерявшемуся врагу, схватил его за правую ладонь и с наслаждением наблюдал, как она покрывается ожогами. Квиррелл завопил от боли, его пальцы, похоже, уже спеклись вместе. Боль в шраме усилилась, но он, не обращая на нее внимания, другой рукой ударил профессора по лицу, точно так же, как почти шестнадцать лет назад. Квиррелл, продолжая вопить, осел на пол. Только в этот раз Гарри и не думал терять сознание, теперь он мог понаблюдать, как дух, или что бы это там ни было, Волдеморта покидает тело профессора. Квиррелл скорчился от боли. Ему явно не долго оставалось жить, но это не входило в планы Гарри. Едва почувствовав, что Тома здесь больше нет, Поттер применил заклятье, что поможет Квирреллу прожить настолько дольше, сколько было нужно Гарри. У него еще оставалось время, по его расчетам, уважаемый директор только подходил к установленному им барьеру.
- Простите профессор, но прежде чем умереть, вам придется послужить моим планам. Не беспокойтесь, это не надолго, – проговорил он, глядя прямо в лицо этой мрази.
Гарри направился прямо к зеркалу, прокручивая у себя в голове: «Я хочу достать Камень, я не хочу, чтобы его разрушали...» его отражение достало из кармана Камень, он тут же ощутил заветную вещичку. Вынув его, он применил заклятье, которое изобретут только через восемь лет - он перетянул часть магических свойств Камня в небольшое, невзрачное колечко, что носил на своем указательном пальце. Дело сделано, теперь он сможет воспроизвести этот предмет безо всяких проблем, осталось замести следы.
Он вновь поместил Камень в зеркало, и направился к умирающему Квирреллу. Пришло время наложить последний штрих на картину, которую должен увидеть Дамболдор. Он лег рядом с профессором и вновь схватил его за правую руку. Гарри направил палочку в руке Квиррелла на зеркало Еиналеж, вылетевшее Смертельное Заклинание разбило зеркало. Гарри использовал палочку Квиррелла, которую Квиррелл же и держал, более того, он повторил последние заклятье, примененное Квирреллом, в общем, ни у кого не возникнет сомнений в том, кто разрушил зеркало... Теперь уже можно терять сознание...

Вновь он очнулся с ощущением, что над ним парит снитч. Впрочем, крылатый шарик сразу переквалифицировался в очки полумесяцы. Над ним склонялся Альбус Дамблдор, и все та же, хорошо знакомая и ставшая ненавистной улыбка была на губах и в лукавых глазах этого человека. Краткий осмотр помещения дал понять, что он опять в Больничном Крыле, на глаза ему попалась настоящая гора сладостей поблизости. Начинаем спектакль.
- Сэр, это был Квиррелл! Он хотел заполучить Камень для Волдеморта, сэр, торопитесь!
- Не волнуйся, мальчик мой, - еще ласковей улыбнулся директор, и лицо Гарри чуть не свело судорогой от ярости. – Ты малость отстал от жизни, Камень не у Квиррелла.
- А что же тогда было, - Гарри старательно изображал растерянность, нетерпение и тревогу. – Я только помню, как он пустил в меня еще одно смертельное заклятье, оно попало в это зеркало... потом я схватил его, и все потонуло в боли... Да, а что с Камнем?
- Главное не Камень, главное ты. Когда я поспел к месту действия, прости, я должен был появиться раньше, но... – Дамболдор почти смущенно отвел глаза. Гарри с удовлетворением убедился, что его маленький сюрприз сработал. – В общем, когда я прибыл, Квиррелл бы уже мертв, очевидно, ожоги и уход его Хозяина убили его. Признаться, я боялся за тебя, но тебе было гораздо лучше, чем я опасался... А что до Камня, он был разрушен вместе с Зеркалом.
Дальше пошел разговор, почти слово в слово повторяющий тот, что имел место быть в прошлый раз. Сила Любви, бессмертие, смерть как приключение, и так далее. Но Гарри решил не спрашивать про причины смерти своих родителей, ибо не был уверен, что сдержится, слушая уклончивый ответ директора.
- Кстати, твои товарищи прислали тебе все это, в качестве знаков внимания, все произошедшее строжайшая тайна, никто о ней никому не рассказывал, и нет ничего удивительного в том, что вся школа только об этом и говорит.
- Признаюсь, меня это мало удивляет, но от кого, если поточнее, прибыло все это.
- Это ученики всех четырех факультетов шлют тебе гостинцы. Редкостное единодушие, должен заметить. Полагаю, тебе пора обратить более пристальное внимание на них. О «Берти Боттс»! Помню, в молодости я отведал одну со вкусом рвоты, с тех пор мало ими интересуюсь, но вот эта мне приглянулась, не возражаешь?
Гарри кивнул, и получил огромное удовольствие при виде побледневшего и выпучившего глаза Дамблдора. Ушная сэра явно была ему не по вкусу. Что же год прошел как надо!

Выписавшись из больницы, Гарри спустился на прощальный пир. На него в очередной раз таращились, но это его совершенно не волновало. Наевшись до отвала, он просто блаженствовал, осознавая, что год прошел почти как по писаному. Слизерин, разумеется, выиграл соревнование, как и Кубок Школы по квиддичу. Гарри, рано отправившись спать, с наслаждением растянулся на кровати. Он еще в начале года наложил на кровать звуконепроницаемые чары. Другого способа защитить свой сон от храпа Крэбба и Гойла не было.
На следующий день после получения результатов, кстати, Гарри получил даже больше Гермионы, все сели на поезд. Гарри в очередной раз оккупировал себе отдельное помещение, вновь зачаровав дверь, так как не ожидал и не хотел визитеров. Он был удивлен, услышав тихий, неуверенный, даже смущенный стук в дверь. Хотел было не открывать, но потом это показалось ему глупым. В коридоре стояла Гермиона, ее, судя по всему, распирало желание узнать все о произошедших событиях... А почему бы и нет?
- Можно? – похоже, его молчание лишило девочку всякой решительности.
- Заходи, заходи, - неожиданно для самого себя улыбнулся ей Гарри.
- Ты знаешь, все только и говоря о тебе в этом году. Я уже сбилась со счета, сколько версий произошедшего мне пришлось выслушать...
- И решила все узнать из первых рук? Все же не зря тебя сперва направили ко Львам, не побоялась грозного Поттера... Что ж, слушай. – И Гарри начал повествовать официальную версию своих приключений, уже известную директору. Во многом его история повторяла то, что происходило с ним, Гермионой и Роном в прошлой жизни. Во многом.
Попрощавшись с восхищенной девочкой, Гарри подвел очередной итог. Камень теперь у него, Гермиону ему удалось простить, большинство Гриффиндорцев и старых друзей больше не внушают ему прежней ярости. Кроме Уизли. Похоже, ему удалось добиться доверия директора, он отличник и любимый ученик Северуса Снейпа. А теперь он вновь едет к Сириусу, кто уже стал его опекуном, теперь Гарри знал, как поведать ему свою тайну.
Будущий год будет не прост для школы, и у директора будет немало проблем, уж Гарри об этом позаботится!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 2 из 10«1234910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2018