13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 10«12345910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:55 | Сообщение # 11
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 9

Началась вторая неделя каникул. Гарри проводил свое время в библиотеке, готовясь к предстоящему разговору с крестным, или гулял по Лондону. Первый раз в жизни он делал нечто подобное, в прошлой жизни все его летние каникулы проходили либо взаперти, либо в тревоге. Однажды даже навестили родственников на Тисовой улице. Надо было видеть выражение их лиц, когда они в стройном, отлично сложенном и вообще кажущемся гораздо старше своих (биологических!) лет, одетом в стильную и очень дорогую одежду, и вылезающего, ко всему прочему, из Феррари, юноше, узнали своего племянника... Да, это было зрелище! Впрочем, они скоро оправились, узнав, что у мальчика новый опекун, и ненаглядный племянник больше к ним не явится. Уже уходя, Гарри, дабы жизнь не показалась медом, пообещал их навещать и удалился прежде, чем ему ответили.
Как и ожидалось, все ценные бумаги, в которые Гарри вкладывал деньги, принесли доход. За год он заработал почти две тысячи галлеонов, Сириус был поражен. А Гарри, наконец, все подготовил для ритуала, который позволит ему открыться Блэку, не опасаясь за сохранность своей тайны. Было семнадцатое июня.

Гарри попросил Сириуса прийти вечером в одну из многочисленных гостиных. Там он уже припрятал все необходимое и запас кое-какие успокоительные зелья, мало ли что.
Сириус, как всегда, веселый и беззаботный, вошел в помещение, и разом лишился части своей беззаботности. В кресле сидел его крестник, и серьезно, чрезвычайно, почти пугающе серьезно смотрел на него. Разговор явно предстоял непростой... Мужчина сел в кресло, вопросительно глядя на мальчика. Гарри глубоко вздохнул.
- Сириус, прежде всего я должен извиниться, но полагаю, ты потом поймешь меня... – Гарри резко выхватил палочку и снял блок с воспоминаний своего крестного.
В одно мгновение все пронеслось в голове Сириуса: Рождество, его тревоги и сомнения, беседа, яростная вспышка Гарри и его леденящий душу рассказ. Гарри грустно смотрел, как глаза сидящего перед ним наполняются ужасом, и указал на аптечные зелья стоящие на столе. Плохо соображающий Сириус схватил успокоительное и сделал хороший глоток, стало полегче, в голове чуть прояснилось. Совсем чуть-чуть.
- Ты, стирал мне память?
- А что мне оставалось делать? Сириус, мне не нужно привлекать внимание, а ты это делаешь очень часто... – в глазах Гарри читалась непреклонная решимость. – Я хочу отомстить. Думаю, ты можешь понять, что я чувствую, и отдаленно представить, что я там перенес... Хотя мне пришлось много тяжелее тебя...
Сириус глядел на сидящего перед ним тридцатилетнего мужчину в теле ребенка, на человека прошедшего через ад Азкабана, куда его отправил Дамболдор. Он чувствовал, что это правда, с первого до последнего слова. Глаза, смотрящие на него, не были глазами мальчика, это были глаза взрослого человека, который очень многое пережил. Решимость царила в его глазах, решимость добиться своих целей.
- Чего же ты хочешь, Гарри? – проговорил он.
- Чего я хочу? Я хочу всего, я хочу добиться от этой жизни лучшей доли, чем мне была уготована! Я хочу счастья, больше, чем мне довелось испытать в прошлый раз. Я хочу жить так, как желаю я, а не кто-либо другой. Я хочу мстить, хочу увидеть животный страх, осознание конца и ярость от собственного бессилия во взгляде этой красноглазой рептилии перед тем, как я убью его. Я хочу увидеть шок и потрясение в глазах этого старого маразматика, когда он поймет, что его Золотой Мальчик переиграл его, страх, когда он поймет, что я сильнее его и Волдеморта, и что светлым меня уж точно не назвать. Я хочу многого, и я всего этого добьюсь!
- Почему ты не сказал мне сразу? Почему ты скрывал это? Зачем ты стирал мои воспоминания? Да знай я, я бы...
- Что ты бы? – прервал его собеседник, - а, знаю, ты бы помчался к директору и сказал ему все, что он заслуживает? А потом тебя бы признали сумасшедшим, а Дамболдор, поняв, в чем дело, взялся бы за меня. Пойми меня, Бродяга, я хочу, кроме всего прочего, перевернуть мир с ног на голову, а тут нужна расчетливость. А расчетливость, право, не числится среди твоих сильных сторон, как и хладнокровие...
- Ты не похож на отца... – прошептал Мародер.
- Я был похож на него, - еще тише ответил сникший Гарри, - я судил предвзято, я всегда кидался вперед сломя голову... Я был истинным Гриффиндорцем, мне все говорили, что отец гордился бы мной... А потом был тот суд, и те, кого я любил, кто заменил мне семью, плевали мне в лицо... Азкабан изменил меня, там нельзя не измениться, а у меня к тому был учитель. Волдеморт. Мы связаны через этот шрам, эта связь стала сильнее в том аду. Десять лет, десять лет я цеплялся за жизнь и рассудок, попутно наблюдая за ним. Я поклялся, что выживу и отомщу, и я учился, учился у него всему, я узнал все его секреты, все тайны, все приемы. Это было ужасно, я чувствовал каждую принесенную им смерть, каждую боль, но я все равно учился. Меня вполне можно назвать его наследником...
Они еще долго говорили обо всем, Гарри чувствовал облегчение, неизъяснимое облегчение, после того, как он поделился всем наболевшим. А его крестный немедленно предложил свою помощь во всем. Гарри улыбнулся, он знал, что в этом на Бродягу можно положиться, а в остальном...
- А теперь, Сириус, надо подумать о конспирации. Мне вовсе не хочется, чтобы мир узнал мою маленькую тайну в ближайшие несколько лет. Не волнуйся, я не стану опять стирать воспоминания. В твоей библиотеке я нашел способ гораздо лучше. «Обряд молчания», он лишит тебя физической возможности проговориться кому бы то ни было. Ты сможешь обсуждать это со мной, но никто другой не вытянет из тебя ни слова, не поможет ни Сыворотка, ни даже Легилеменция... Надеюсь, ты согласишься... – потянул Гарри, «не то придется силой» - пронеслось в голове. Сириус, видно, подумал о том же...

После разговора жизнь продолжилась, Гарри продолжал получать удовольствие, одновременно тренируясь. Он даже записался в секцию по борьбе, решив, что физическая подготовка не помешает. Схватывал он, кстати, на лету. Пришел день рожденья, который был отпразднован пышно, но в узком кругу, хотя Гарри и сумел почти подавить свои чувства по отношению к Ремусу. Были вручены подарки, раздавались поздравления и тосты, а потом все, наконец, разошлись. А на следующий день Гарри встретил в своей комнате хорошо знакомое длинноухое существо с огромными глазами.
- Приветствую, - сказал Гарри, закрыв за собой дверь. - Чем могу помочь?
- Я Добби, сэр, эльф-домовик, я должен предупредить вас об... Это непросто сказать...
- Я вас внимательно слушаю, можете не торопиться. Но у меня есть одно условие: пока вы находитесь в этом доме, я запрещаю вам наказывать себя.
- Да, сэр, Гарри Поттер, сэр. – Добби опасливо кивнул, Гарри улыбнулся при виде его качающихся ушей. – Добби должен сказать Гарри Поттеру. Гарри Поттер не должен ехать в школу в этом году! Там большая опасность, кошмар прошлых лет может повториться!
- Послушай меня, Добби, - Гарри решил брать быка за рога. – Я знаю, мне известно о заговоре, я знаю, что Тайная Комната будет открыта, – Добби аж присел, зажимая рот руками. – Я знаю все это, не спрашивай меня откуда. Я готов встретить эту опасность. Поэтому, предлагаю следующее: ты никому не расскажешь об этом разговоре, особенно твоему хозяину, мистеру Малфою. – Тут Добби просто упал на пол от ужаса, - А в качестве благодарности, я готов тебе пообещать, что, если все пойдет по моему замыслу, и ты не будешь мне мешать, то в конце учебного года обретешь свободу. – Потрясенный и восхищенный величием Гарри Поттера, эльф поспешил исчезнуть.

Гарри продолжил готовиться, но он не забывал и баловать самого себя. Получив письма из школы, Гарри подождал еще пару дней перед покупками, дабы избежать встреч с Локонсом, Уизли, Малфоями и прочими. Кстати, статья о драке в магазине вышла и подтвердила, что все идет, как и должно идти. В Косом Переулке Гарри закупил все необходимое, а так же то, что ему приглянулось. В конце, он во второй раз зашел к Олливандеру, он хотел купить вторую палочку. Судя по удивлению производителя, такое случалось не часто.
- Ваша палочка чем-то не устраивает вас, мистер Поттер?
- О нет, что вы... Она подходит мне, и у меня нет никаких претензий. Просто в течении одного года, я дважды рисковал жизнью, если мне и дальше будет так везти, то вторая палочка для левой руки, на всякий случай, может быть очень кстати.
После долгих и упорных опробований ему подошла одна редкая палочка из красного дерева и с чешуей русалки, выбросив огромный сноп синих искр. Феникс и русалка, огонь и вода, Слизерин и Гриффиндор, спокойствие и вспыльчивость, все в одном человеке. Мистер Олливандер поспешил послать письмо Дамболдору.
Школа приближалась.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:56 | Сообщение # 12
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 10

Подготовка ко второму году в Хогвартсе продолжалась, Гарри тренировал свое тело, в подземельях Родового Дома Блэков обнаружилась хорошо изолированная тренировочная площадка. Там Гарри мог, не опасаясь, что его заметят, отрабатывать все свои навыки. Знания были, по большей части, теоретические. На практике Гарри не гнушался ничем. Белая магия, Темная, вплоть до Непростительных, использовались все заклинания. Сириус, который порой присутствовал, мог лишь поражаться силе и навыкам своего крестника. Сказать по правде, он бывал порой напуган. Вид двенадцатилетнего мальчишки с двумя палочками в руках, из которых вылетали всевозможные чары, впечатлял. А если еще учесть, что большинство из Высших заклинаний мог освоить далеко не каждый взрослый маг... Надо сказать, что за год Гарри сильно вырос, на вид ему можно было дать 15 лет. А выражение лица, крепкие мышцы и стальной взгляд лишь усиливали это ощущение. Создавалось впечатление, что его тело стремилось наверстать хотя бы часть отставания перед разумом. Гарри усиленно готовился, чтобы встретить предстоящий год во всеоружии. Помимо прочего в одной из комнат поспевало одно зельце, которое должно было быть использовано в начале этого года, и действовать до его окончания.
Было 25 августа, когда Гарри неожиданно сообразил, что совсем позабыл подготовиться на одном из будущих фронтов, это надо было срочно исправить. Он поспешно написал письмо Рите Скиттер, особе, как нельзя лучше подходящей для его планов. В этом письме он сообщал, что не прочь встретиться и намекал на возможность интервью. Журналистка примчалась на следующий день, в частной беседе у камина, за бокалом вина и в самых вежливых и изысканных выражениях, Гарри поставил ее перед простым выбором: либо уже завтра всем станет известно, что она незарегистрированный анимаг, либо у нее появится надежный источник информации о происходящем в школе и не только. А Гарри мог совершенно искренне заверить ее, что там будут происходить большие дела, ну, а в качестве бонуса она может рассчитывать на дружбу с Гарри Поттером плюс эксклюзивные интервью, при условии подержания его популярности. Рита, разумеется, выбрала второе, и поспешно удалилась с небольшой статьей о Мальчике-Который-Выжил, оставив ему адрес, куда можно посылать ей послания. Гарри сделал еще один шаг вперед: та, кто в прошлый раз попортила ему немало крови, теперь стала, может быть, вынужденным, но надежным союзником.

Первого сентября Гарри вместе с Сириусом прибыл на вокзал, и в который уже раз направился к барьеру, но это был особый, пока что единственный случай, когда летом его провожал его крестный. С некоторой опаской, но без всяких трудностей, он преодолел зачарованную стену и попал на платформу. Здесь были все те же знакомые лица. Вон семья Уизли, заплаканная Джинни обнимается с родителями. Молли на мгновение подняла на него взгляд, и неодобрение появилось на ее лице. Гарри с трудом подавил ярость. «Эта предательница еще смеет меня осуждать, да кто она такая?!». Это не укрылось от Сириуса, но он ничего не сказал. Гарри спешил занять себе купе, поэтому прощание было не долгим, да и не любил Гарри их... Сириус крепко обнял своего невероятно взрослого крестника и прошептал:
- Я так понял, это будет не простой год. Если чем-нибудь смогу тебе помочь, только позови...
- Я знаю Сириус, я знаю. Не волнуйся, мне хорошо известно, что меня ждет, и я знаю, как с этим быть. Из школы пойдут тревожные вести, но у меня все будет под контролем. Увидимся на Рождество, всего хорошего, Бродяга.
Они разошлись, каждый заставил себя не оглядываться. Они уже многое наверстали из потерянного и сделают еще больше. Но это потом, а сейчас Гарри нужно было быть сильным, и Сириус понял это. Гарри вновь устроился в одиночку. Дверь он заколдовывать не стал, все уже научились понимать, что он предпочитает уединение. Но он ошибался, где-то за пять минут до отправления дверь его купе открылась. Он ожидал увидеть Гермиону, может, Малфоя, но ему предстала неизвестная. Да, ее он видел почти впервые, где-то на краю сознания всплыли воспоминания об нескольких случайных встречах, вернее просто пересечений в школе в его прошлой жизни. Эта девочка была из Слизерина, и на год младше его. Он не присутствовал при ее распределении, ни разу не обмолвился с ней словом, но он смутно помнил, что даже тогда замечал ее красоту. Уже сейчас можно было смело сказать, что из этой девчушки вырастит потрясающая красавица. Гарри поймал себя на том, что почти любуется ею. На тонком аристократичном лице царило безразличие. Спокойствие и безразличие, Гарри неожиданно подумал, что выражение ее лица похоже на его собственное. Их глаза встретились, Гарри даже чуть вздрогнул, было в них что-то манящее, но и пугающее, во всем ее облике было что-то пугающее и что-то неуловимо, но откровенно знакомое.
Все описанное не заняло и секунды, а потом молчание было прервано.
- Здесь свободно? – голос был одновременно и мягкий и словно бы твердый. – А то повсюду жуткий шум-гам, тут же хотя бы тихо.
- Устраивайся, - Гарри ответил ей абсолютно спокойным, хорошо поставленным голосом. – Я и сам ценю тишину, думаю, друг другу мы не помешаем. Помочь?
- О, не надо, - так же спокойно ответила первокурсница, и левитировала свой чемодан на полку. После она села напротив. - Будем знакомиться? – как-то очень официально, но одновременно буднично поинтересовалась она.
- Гарри, - Поттера начал забавлять этот разговор.
- Дженифер, - темно синие глаза девчонки еще раз осмотрели сидящего перед ней. Отметила она неплохой рост, стать, фигуру и мускулатуру, что выделялась. Лицо, лицо на редкость серьезное, зеленые глаза, за овальными стильными очками. Не иначе четверокурсник, а может и старше.
- Ты, как я понимаю на первый год? – Гарри тоже внимательно рассматривал собеседницу. В ней было что-то необычное, сильно напоминающее кого-то. Причем, того, кого Гарри довольно часто вспоминал в последнее время...
- Именно, а ты с какого? Третий? А может уже и четвертый, трудно определись твой возраст... – Дженифер неожиданно поняла, что этот попутчик заинтересовал ее, что-то в нем было отличительное.
- Ну, ты мне льстишь! – хохотнул Гарри, значит, он и впрямь выглядит солидно. – Я только второй год в школе, хотя шороху там наделал столько, что на всю жизнь хватит.
- Второй курс? – она была поражена. – Надо сказать, ты выглядишь гораздо старше... погоди, Гарри, ты случайно не Поттер?
- О, вижу, обо мне все слышали.
- А то, похоже, слава тебя преследует, чего только о тебе не писали в прошлом году! Готова признать, что теперь мне проще поверить в истинность некоторых статей... А знаменитость ты гребешь лопатой. Любишь привлекать внимание?
- На меня и так все смотрят и восхваляют за что-то, что я совершил младенцем, и вряд ли это когда-нибудь закончится. Так пусть уж лучше меня почитают за то, чего я добился, уже будучи в сознании...
Так они и познакомились, два разных человека, каждый из них по-своему выделялся из толпы, у каждого был свой секрет, каждый был гораздо взрослее своих сверстников. Она была так воспитана, он же жил свою жизнь по второму разу. Неожиданно для самих себя они нашли друг в друге достойного собеседника. Такие разные, но и похожие друг на друга, они еще сами не поняли, насколько похожие...
Оказавшиеся в этом купе, чтобы получить тишину, они проговорили всю дорогу, говорили обо всем: о предстоящей школе, о факультетах, учителях, уроках. Поговорили о мире, и происходящем в нем, упоминали и прошлый год, тем хватало, они говорили и никак не могли наговориться. Каждый из них мало общался. Он хранил тайны, а с одним Сириусом не наговоришься. Ее мать и окружение не были разговорчивыми. А сверстники их не интересовали просто потому, что поговорить с ними было не о чем. И вот тут они неожиданно нашли собеседников друг в друге, интересных собеседников. Лишь когда до Хогсмида оставалось минут десять, они опомнились и стали переодеваться. Покинув поезд, они разошлись. Новенькая отправилась к Хранителю Ключей Хогвартса, а Гарри подошел к каретам. Он обратил внимание на то, что видит фестралов. Или это зависит от сознания, и осталось как «подарок» от прошлой жизни, или он видел кончину многоуважаемого профессора ЗОТИ. Он ласково потрепал животное по холке и залез в экипаж, к нему присоединилась Блейз Забини. Они лишь обменялись приветствиями, но от Гарри не укрылся интерес, с которым она на него поглядывала.
Прибыв в Большой Зал, Гарри сел за свой стол, выбрав место поближе к выходу и оставив рядом с собой одно местечко. После нескольких часов беседы с Дженифер он не сомневался, что она вновь попадет в Слизерин. Осмотрев стол преподавателей, он сразу наткнулся на Локонса, как всегда сияющего и сверкающего ослепительной, но совершенно дебильной улыбкой. Гарри пообещал себе как следует поиздеваться над ним в этом году, это будет приятно... Дамболдор все так же восседал в своем кресле, профессор Снейп недовольно хмурился, поглядывая на Златопуста. Гарри осмотрел остальные столы, за Гриффиндорским кучкой сидели Уизли. На лице Невилла царило характерное выражение: он соображал, что же он забыл дома. Гермиона сидела в центре стола Рэйвенкло и беседовала со старшекурсниками, что ж, неудивительно. А вот Чоу, судя по виду, судачит о парнях... За Пуффендуйским столом все было так же Джастин, Эрни, а вон Седрик, на лице добродушное, но и не глупое выражение, Гарри мысленно поклялся не дать ему умереть в этот раз. Все было, так как ему и следовало быть, только где же... А, вот МакГоннагал ввела новичков, да, не исключено, что год назад он так же выделялся из толпы, как сегодня Дженифер: ни страха, ни нетерпения, уверенность в себе и спокойствие - вот что читалось у нее на лице. После очередной песни Шляпы, к которой Гарри не прислушивался, началось распределение. Колина отправили в Гриффиндор, Луну в Рэйвенкло... Наконец.
-Реддл, Дженифер! – провозгласила Минерва. Судя по реакции в зале, все либо знали об этом, либо эта фамилия никому ничего не говорила.
Гарри же, едва усидел на месте. Так вот кого она ему напоминала! Теперь не сомнений, в ней ясно виднелось сходство с Томом. Вся семья Реддлов была им убита, по мнению Дамблдора, а тут Гарри был склонен ему верить. Значит она его дочь, дочь Волдеморта... Интересно получается... Она поступила в тот же год, что случилась эта история со Змейкой. Совпадение, случайность, или нет? Что ж, загадка, достойная того, чтобы над ней подумать. Как интересно получилось, что его не было на этом распределении, иначе все могло бы пойти совсем по-другому, все же какая бывает удивительна цепочка событий... А Старичок-Директор пустил ее в школу, что ж он всегда видел в людях лучшее и давал им шанс, всегда и всем кроме него, Гарри...
Попав, как и ожидалось, в Слизерин, мисс Реддл направилась прямиком к Гарри. Поттер поспешил запрятать свои мысли поглубже, пообещав себе их еще обдумать. И пока не следует давать ей понять, что ему стало понятно. Между ними вновь завязалась оживленная беседа, которая удивила всех, учеников и часть учителей, тем, что обычно нелюдимый Поттер может так увлеченно общаться, а нескольких посвященных особенно поразила его собеседница...
Распределение тем временем подошло к концу, Джинни попала к своим братьям. Все наелись от души, Дамболдор произнес ничем не примечательную речь, представил всем Локонса. Наконец, все разошлись по гостиным и спальням, Гарри вновь наложил защиту на свою кровать и быстро уснул. Второй год начался!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:57 | Сообщение # 13
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 11

На этот раз второй учебный год начался для Гарри гораздо способнее. Добби держал свое слово и не вмешивался, так что не пришлось изобретать экзотические способы путешествия в замок. Отсутствовали тоже, как следствие, громовещатель и отработки у Локонса. Гарри, не прилагая никаких усилий, поддерживал звание лучшего ученика на всех уроках, кроме ЗОТИ. Ибо все усилия тщетны, если уровень интеллекта преподавателя не выше одноклеточных организмов. На первом же уроке вместе c Рэйвенкловцами Гарри оттянулся на славу. Отвечая с ухмылкой на те же 54 вопроса, он вставил свои убойные комментарии в каждый ответ. Златопуст, похоже, приняв его улыбку за желание отличиться, предложил ему зачитать свои ответы. Видимо, он ожидал услышать новую порцию восхвалений. Надо ли говорить, что все вышло с точностью до наоборот? Сначала класс еще сдерживал себя, и Златопуст все никак не желал понять, что над ним наглым образом издеваются. Но выдержки класса надолго не хватило. Едва только Гарри дошел до вопроса о его величайшем достижении...
- Величайшее достижение, - с пафосом зачитывал Гарри, - победа над смертоносным приведением в 19--! Вот это великий волшебник! Какая сила, какое мужество! Одолеть столь сильного противника в три года - похоже, Дамболдор и Волдеморт дилетанты рядом с вами!
Здесь силы покинули всех. Никто даже не пытался сдерживаться, ибо эта попытка была заранее обречена на провал. Веселье было столь сильным, что никто даже не обратил внимания на произнесенное вслух имя Темного Лорда. Смеялись даже Крэбб с Гойлом, чудом въехавшие в смысл ситуации, даже Гермиона. Похоже, переход на факультет умников открыл ей глаза...
Вся эта катавасия стоила Слизерину 20 очков, которые Гарри не замедлил вернуть на следующем же уроке. На выражение лица Локонса, право, стоило посмотреть. Гарри твердо решил разоблачить этого мерзавца к окончанию учебного года, а по ходу дела подпортить ему репутацию.
К концу недели Слизерин опять лидировал в межфакультетной борьбе. А Гарри, между тем, приступил к делу...

Поздним субботним вечером Дженифер сидела в темном углу Слизеринской гостиной. Она размышляла о том, кто она теперь, и что теперь делать. «Вот и прошла неделя с момента моего поступления в Хогвартс. В ту же школу, где учился мой ОТЕЦ. Не знаю, радоваться этому или огорчаться. За эту неделю я успела познакомиться с тем, кто виноват в падении моего отца. И я не знаю, как относиться к данной ситуации и к нему. Парень он привлекательный, причем, не только внешне. Поттер на порядок умнее окружающих, даже далеко не все четверокурсники могут сравниться с ним. У нас много общего. Поттер - единственный интересный собеседник, остальные не блещут ни уровнем интеллекта, ни знаниями. Он так же, как и я, скрывает свои эмоции под глухим блоком. Окружающие видят в нем серьезного, скрытного, довольно замкнутого, но при этом и жизнерадостного парня, но и это маска. Уж я-то знаю...» Тем не менее, он привлекал гораздо больше внимания, ибо целью Дженифер было как раз не выделяться особо. В прошлом году, читая многочисленные статьи о Чудо-Мальчике, она лишь презрительно хмыкала, считая это проявлением его глупого тщеславия. Она начала менять свое отношение к нему во время той беседы в поезде, когда он упомянул о том, что славы ему не избежать. Неожиданно для себя она обнаружила в Гарри интересного собеседника. Потом, чем дольше они говорили, тем больше она убеждалась в существовании у него какой-то важной цели. И в том, что он планомерно идет к ней. Он каждым своим действием приближал себя к исполнению этой цели. Да что говорить, этот Поттер из Слизерина, потрясающее словосочетание, ей откровенно нравился. Нравился хотя бы потому, что его она не могла полностью понять... Кстати, о нем.
Поттер тихо появился в гостиной, явно полагая, что здесь пусто. Дженифер знала о своей странной способности теряться в тени. Надев Мантию-Невидимку, мальчишка тихо вышел. Дженифер осталось лишь теряться в догадках о месте и цели его визита, ибо проследить за ним не получится. Возможно, это не единственная тайна Поттера...

Гарри уверенно шел на третий этаж. Он не взял с собой Карту Мародеров, Мантии было вполне достаточно. В кармане лежала колба с заботливо сваренным зельем. Гарри не испытывал ни единого сомнения в успехе. Зайдя в туалет Плаксы Миртл, он направился прямо к умывальникам. Миртл поблизости не наблюдалось, она где-то плакала. Тем лучше, не надо будет возиться со свидетелем. Проход открылся, и Гарри без страха сиганул вниз. Соскользнув вниз, он прошел по туннелю и открыл вторую дверь. Перед глазами предстала Тайная Комната, во всем своем мрачном величии. Неизвестно откуда лившийся тусклый свет лишь усиливал эффект.
Встав перед статуей основателя его факультета, Гарри достал драгоценную колбу и повесил ее перед собой в воздухе.
- Говори со мной, Слизерин, величайший из хогвартской четверки! – Рот стоящей пред ним статуи распахнулся, и Гарри, не теряя времени, запустил отталкивающим заклятьем колбу прямо в отверстие. – Прощай, великий Слизерин, покойся в чести и чистоте!
Да, про чистоту это сильно сказано, грязища вокруг царила невероятная. Дело было сделано, теперь змей не сможет никого убить. Этот древний яд был составлен специально дрессировщиками василисков, он на время лишал василисков своего смертоносного взгляда. Гарри не хотел рисковать. То, что в первый раз никто не погиб, было лишь случайностью. Дополнительная гарантия жизни детей будет не лишней. Гарри чуть-чуть изменил состав в расчете на то, что взгляд будет по-прежнему обращать в камень. Это средство будет действовать два года, хотя хватило бы и одного.
Первая фаза плана выполнена...
Уже в туалете он привел в порядок свою одежку. Ему вовсе не хотелось объяснять озлобленному завхозу, где он умудрился найти столько грязи. Теперь оставалось лишь ждать.

В день первого нападения, то есть в Хеллоуин, Гарри старательно держался в поле зрения учеников и учителей. Поэтому, когда обнаружили миссис Норрис, никаких подозрений на него не пало. Только вот Дженифер временами странно на него поглядывала. Кстати, их отношения оставались прежними, и они полностью удовлетворяли потребности друг друга в общении. По школе прошла волна паники, но вскоре все уложилось. Вскоре наступил первый матч сезона. Гарри по-прежнему не играл в Квиддич, хотя бы потому, что в этом году финальный матч отменят. На следующее утро по школе прошел слух о новом нападении, и несчастный, окаменевший, лежит в больнице. На этот раз, вместо Колина Криви пострадал какой-то Пятикурсник из Пуффендуя. Малфой, который уже давно расхаживал по школе и предрекал скорую смерть всем нечистокровным, стал еще наглее, и уже большинство Слизеринцев предпочитали его избегать. А на следующий день прибыл очередной выпуск «Ежедневного Пророка». Гарри стал с интересом читать первую страницу.
«Чудовищное происшествие в школе Чародейства и Волшебства Хогвартс! По данным, полученным из достоверного источника, два дня назад на одного из учеников было совершено нападение. В данный момент пострадавший находится в школьной больнице, ни Министерство, ни попечительский совет пока официально не прокомментировали произошедшее...» Рита постаралась, в этой статье она успела пнуть всех и вся. И Министерство, что не защитило учеников, и директора за то, что так же не позаботился, досталось и Златопусту, великому герою, под носом у которого нападают на детей. Вскользь заметила, что, по слухам, в школу в прошлом году проник тролль. В конце она выражала надежду, что меры будут приняты... Гарри спрятал довольную улыбку, все шло как надо. Теперь у Дамблдора, и не только у него, прибавится проблем, а последующие нападения лишь добавят масла в огонь. Может, его снимут даже раньше, чем в прошлый раз... Гарри не сомневался, что директор вернется, он слишком влиятелен. Но репутация будет подмочена, а именно этого и добивался Гарри. Директор отреагировал немедленно, уже на следующий день по школе были усилены меры безопасности. Только Гарри отлично знал, что все это как мертвому припарки: поскольку никто не знал, с чем они имеют дело, никто не мог обеспечить безопасность.
Вскоре открылся Дуэльный Клуб. Гарри с удовольствием наблюдал, как Снейп размазывает по стенке Локонса. Последнему досталось сильнее, чем в прошлый раз, но он опять объяснил свое неумение необходимостью продемонстрировать все молодежи. На практике напротив Гарри встал Рон. Сначала все шло нормально, противники перекидывались слабыми заклинаниями. Но, оказавшись в двадцатый раз на полу, Рон вспылил и запустил своих любимых слизней. Гарри чисто автоматически отбил его и вернул к отправителю. Наблюдая за тем, как гриффиндорец скорчился на полу, Гарри лишь задним умом сообразил, что воспользовался защитой довольно высокого уровня. Все вновь уставились на него, и урок был сорван.
Еще через пару дней случилось новое нападение, теперь жертвой стал третьекурсник из Гриффиндора. И новая, еще более сильная волна паники обрушилась на школу. Рита не замедлила напечатать новую статью, в которой облила грязью всех, но Дамблдора снимать не стали. Из школы началось бегство. Гарри тоже уехал, так как в школе ему делать было нечего. При этом он обратил внимание, что Гермиона пожелала остаться. Чтобы проверить свою догадку, Гарри пару раз осматривал Карту и убедился, что она подолгу бывает во все том же туалете. Плюс ко всему, он припомнил слухи о том, что на одном из уроков Снейпа случился переполох. Вывод напрашивался сам собой: Гермиона опять варит Оборотное зелье...
Рождество он провел с Сириусом, где, по негласному соглашению, они избегали разговоров о происходящем в школе. Сириус многое знал, в конце концов, именно он переправлял Гаррины сообщения Рите. Он так же догадался, отсутствие погибших - заслуга Гарри. И, несмотря на подогретую Ритой напряженность в связи с событиями в Хогвартсе, для них Рождество прошло весело. Но все хорошее когда-нибудь кончается, и Гарри пришла пора возвращаться.
В школе его встретили подавленность и слухи о нападении на Гермиону Грейнджер. Но Гарри быстро убедился, что она попала в больницу по той же причине, что и в прошлый раз. Все-таки удивительно, насколько любит история ходить проторенными уже дорожками. А, это было не столь важно, как другое: Гарри совершенно случайно понял, что, составляя план, упустил кое-что из вида. Но поправить все было еще не поздно. В нужный день и даже час он направился на третий этаж, как раз вовремя, чтобы услышать поносящего всех и вся Филча, завывания Миртл, и лицезреть потоки воды, вытекущие из туалета. После немного нервного знакомства с девочкой-привидением, Гарри сумел заполучить искомый дневник, который Джинни совсем недавно выкинула. Теперь надо устроить так, чтобы душа Тома Реддла узнала о нем, а после Джинни вернула книжицу себе. Первое было нетрудно сделать, и Гарри уже к вечеру успел пересмотреть историю разоблачения и бегства Арагога. А вот со вторым было посложнее, к тому же желательно было правильно выбрать момент. За два дня до матча Гриффиндор-Пуффендуй, Гарри «случайно» встретился с Джинни в коридоре, задумчиво вертя в руках все тот же дневник. Прежде, чем они разминулись, Гарри успел заметить испуганное выражение в глазах девочки. На следующий день он пришел на последнюю тренировку Львов, Джинни пошла с ним. В процессе переругивания с озабоченными конспирацией гриффиндорцами, он «случайно» оставил свою сумку без присмотра. Потом уже, отвоевав себе право присутствовать на тренировке, он убедился, что дневника в сумке больше нет. Все прошло без сучка и задоринки.
На следующий день матч отменили перед самым началом, было нападение. Пострадала Пенелопа Кристал, в этот раз одна, Гермиона уже была на стадионе. Гарри подождал, прежде чем писать Рите. Ночью произошел визит Корнелиуса Фаджа, а потом и Люциуса Малфоя. Как и следовало ожидать, Дамблдора уволили, а Хагрида увезли в Азкабан. Гарри не жалел полувеликана, к тому же он его оттуда и вытащит. Через два дня появилась новая статья в пророке. Досталось Министерству, не придумавшему ничего лучше, как арестовать того, кого гарантированно не было в школе во время нападений.
Школа провалилась в глубочайшее уныние, даже большинство слизеринцев ходило подавлено, хотя этого нельзя было сказать о Малфое с его бандой. Он зашел так далеко, что ухитрился получить взыскание от Северуса Снейпа. Гарри так же заметил, что Дженифер не относится к тем, кто наслаждался ситуацией сложившейся в школе. При этом она вела себя с ним довольно насторожено. Временами Гарри спрашивал себя, не подозревает ли она его за всем происходящем... Впрочем, Гарри должен был признать, что теперь он гораздо лучше подходит для роли наследника Слизерина, чем в своей прошлой жизни. Только в этот раз никто, или почти никто его не подозревал.
Наступила весна, приближались экзамены, Мандрагоры почти созрели... В тот самый день по школе прозвучало сообщение о новом нападении. Все факультеты собрались в своих гостиных. Нашлись среди студентов те, кто знал о похищении, некоторые выяснили и имя пострадавшей. Большинство высказали свои соболезнования этой семье, конечно, Малфоя среди них не было. Гарри не участвовал в обсуждении, он сидел и обдумывал предстоящее. Вроде бы все было подготовлено, как для спасения девочки, так и для прикрытия. Не последнее место в этом объяснении занимала библиотека. Ему предстояло разыграть спектакль перед Миртл и Джинни, она ему однажды говорила, что припоминала произошедшее во время своего обморока. Дождавшись нужного момента, он поднялся. Все, казалось, были настолько поглощены обсуждением, что и не заметили его ухода. Почти все.

Дженифер осторожно шла следом за Поттером. Теперь она не сомневалась, что это он открыл Тайную Комнату, что он стоял за всеми этими нападениями. Она признавала, что актерского мастерства ему не занимать, в начале года ей бы это и в голову не пришло. Она хотела проследить за Поттером, чтобы узнать местоположение Комнаты и рассказать профессорам. В том, что он идет в Комнату, Дженифер не сомневалась. Она усмехнулась про себя. Дочь Тома Реддла хочет остановить сторонника идеи ее отца! Маму бы инфаркт хватил, да и Дамблдора, когда он узнает имя этого сторонника. Впрочем, маму инфаркт еще может хватить - она провалилась в попытке воспитать свою дочь в соответствии с идейными стремлениями Лорда. Дженифер выросла слизеринкой, и она была готова бы последовать за отцом в его стремлении к власти, но она ничего не имела против маглов. Тут мать не справилась с задачей. Она не знала, что ее дочь втайне гуляет по магловским кварталам, и это доставляет ей удовольствие...
Поттер тем временем пошел на седьмой этаж. Как поняла Дженифер, в Комнату по Желанию, она же Выручай-Комната. «Значит, надо подождать», - подумала Дженифер, и укрылась в тени. Поттер вошел в появившуюся дверь, и пробыл внутри минут десять, а когда вышел, Джен вдруг усомнилась в своих выводах. На нем был черный облегающий костюм, очень похожий на форму мракоборцев, к ней крепилось несколько ножей и колб. Судя по экипировке, он шел драться. Кроме этого в руках он держал метлу. Может, она ошибалась насчет него? Гарри осмотрелся и настороженным шагом направился к лестнице. Девушке ничего не оставалось, как пойти за ним. Уж лучше дуть на воду, чем обжигаться на молоке. Спустившись на третий этаж, он, к ее удивлению, вошел в тот туалет, который облюбовала эта чокнутая Миртл. Дженифер приблизилась и приложила ухо к двери...
- ... пришел спросить, как ты умерла? – закончил свой вопрос Гарри.
- О, это было ужасно, - странно радостным голосом ответило приведение, - это случилось здесь. Меня оскорбили, и я плакала, когда сюда пришел какой-то мальчишка и начал издавать смешные звуки, как будто на выдуманном языке. Я выглянула, чтобы прогнать его и... умерла.
- Прямо так? – Дженифер уловила, что-то странное в его голосе. Казалось он и так все знает, и расспрашивает с другой целью...
- Да, не знаю, как это было, помню лишь два огромных желтых глаза где-то за этой раковиной...
- Этой? Посмотрим... ОТКРОЙСЯ! – прошипел он вдруг, Дженифер с ужасом узнала змеиный язык. Раздался кокой-то механический скрежет. – Миртл, - Поттер вновь говорил по-человечески, - если я не вернусь, скажи преподавателям, что логово Василиска в твоем туалете. Ладно, может ее еще можно спасти...
Дженифер открыла дверь, и перед ней предстала необычная картина: на месте одного из умывальников зиял провал. Было очевидно, что Гарри уже отправился вниз. Надо бежать за учителями, сказать, где комната, они должны помочь Гарри... А пока он останется один, один на один с чудищем, она бросит его и пойдет за подмогой... А может быть, помощь ему нужна уже сейчас? Ну почему он попер туда вместо того, чтобы звать преподавателей? Потому что не мог бросить ту девчонку там, возможно, дорога каждая секунда. Надо действовать... Неожиданно Джен сделала нечто, полностью противоречащее ее натуре: она очертя голову ринулась в провал. Потом она так и не могла объяснить, что толкнуло ее на это. Она долго скользила вниз по желобу, чувствуя, что собирает на свою одежду тонны грязи. Наконец труба кончилась, и она довольно мягко приземлилась на что-то хрустнувшее. Этим чем-то оказались кости мелких зверьков. Дженифер затравленно огляделась - рядом с ней лежала метла, кругом царил мрак, и лишь где-то впереди мелькал удаляющийся огонек. Она кинулась следом, удивляясь, каким образом ее появление осталось незамеченным. Она быстро нагнала мальчика. Он уверенно и даже как-то расслаблено шел вперед, освещая дорогу палочкой в левой руке. Еще одну он держал в правой. Джен тихо шла на некотором расстоянии, спрашивая себя, почему еще скрывается. Часть ее самой еще не до конца поверила в благие намерения Поттера, к тому же она хотела взять на себя роль неожиданно явившейся помощи. Так они добрались до тупика, охраняемого двумя каменными змеями. Дженифер могла поклясться, что услышала смешок, прежде чем Гарри прошипел «ОТКРОЙТЕСЬ!». В стене появился проем и он вошел внутрь. Вся расслабленность Поттера испарилась, вперед двинулся подтянутый, готовый к немедленной и решительной схватке человек, еще, она успела заметить, он надел темные очки.
Перед ней лежала большая, нет, огромная комната. Бесчисленные колонны, украшенными изображениями змей, поддерживали потолок. Напротив входа возвышалась многометровая статуя, очевидно, Салазара Слизерина. Дженифер неслышно проскользнула внутрь и, укрываясь за колоннами, последовала за Гарри, настороженным шагом направлявшегося прямо к статуе. Только на полпути она заметила лежащую между ступней фигурку с длинными огненно-рыжими волосами, это и была пропавшая Джинни Уизли. Гарри чуть прибавил шагу, убедившись, что никого вокруг нет, он склонился над девочкой.
- Джинни, очнись... Боже, она просто ледяная... Но сердце бьется... – добавил он, приложив ухо к груди. – Джинни, очнись, надо выбираться отсюда.
- Она не очнется! – раздался другой голос. Гарри резко вскочил, а Дженифер, уже решившая было открыть свое присутствие, вновь скользнула за колонну. Недалеко от Гарри появился юноша, именно появился. Его облик казался расплывчатым, но в лице были знакомые черты, оно было очень похоже на ее собственное... Неужели это...
- Том Нарволо Реддл, - проговорил Гарри, подтвердив ее догадку. – Значит это твоих рук дело? Признаюсь, сперва я не связывал твой дневник со всем происходящим. Лишь когда его украли, я начал подозревать в нем источник всех зол... Как же ты заставил эту несчастную девочку совершить все это?
- Что ж, Гарри Поттер, вижу, ты уже все понял, - потянул ее отец, призрак, дух, тень ее отца? – К этой дурочке попал мой дневник, и долгие недели она изливала мне свои никчемные горести и беды: ее дразнили братья, ей приходилось носить старую одежду. Ее кумир, могучий Гарри Поттер, попал в Слизерин и не замечал ее.
- И я так понимаю, в тебе она нашла утешение, – голос Гарри дрогнул от ярости.
- Да, скука смертная - слушать все эти сопли, но я был добр и терпелив. Она изливала мне душу, а именно душа мне и была нужна. Я напитался ее силой, и потом смог напитать ее уже своей... и она сделала все, о чем я просил. Передушила петухов, писала послания и натравливала Василиска на тех, кому не место в этих стенах.
- Но потом она выкинула дневник, поняв, что здесь что-то не так. И после увидела его у меня...
- И вновь ты прав, ты поражаешь меня! Эта глупышка выкрала его, и мне вновь пришлось довольствоваться ею. Хотя интересовал меня уже ты, было ясно, что ты и сам раскапываешь эту тайну, было понятно, что ты пойдешь до конца, и потому я заманил тебя сюда, использовав ее как живца. У меня много вопросов к тебе Гарри Поттер.
- И ты думаешь, я стану отвечать, Волдеморт? – Дженифер вздрогнула. «Он знает, он знал это, и все же продолжал со мной общаться».
- Ты знаешь и это? - вот теперь Том и впрямь был поражен, один из его главных секретов был известен его врагу.
- Я многое знаю... Кстати, тебе следует гордиться дочерью, она единственная в этой школе, с кем приятно и интересно разговаривать. Дженифер Реддл ведь твоя дочь? Насколько я знаю, ты единственный Реддл, всех своих предков ты убил, и отца и бабку с дедом...
- Этих грязных маглов...
- Заткнись, - прервал его Гарри. Дженифер же чуть не закричала. Ее отец убил свою семью лишь за то, что они были маглами! Это не укладывалась в голове... если до этого она еще сомневалась, кому желать победы, теперь сомнения рассеялись. – Зная тебя, я полагаю, ты не прочь сразиться. Я тоже. Так давай побыстрее, я не хочу торчать в этой грязной канаве и одной лишней секунды.
- Как пожелаешь, - от ярости, хорошо поставленный голос Реддла сел до низкого шипения. – Устроим поединок Темного Лорда и великого Гарри Поттера, - тут он и впрямь зашипел, - ГОВОРИ СО МНОЙ СЛИЗЕРИН ВЕЛИЧАЙШИЙ ИЗ ХОГВАРТСКОЙ ЧЕТВЕРКИ!
Дженифер с ужасом смотрела, как открывается рот статуи, а наружу скользит... Она поспешно зажмурилась, готовясь спасаться, но тут раздался голос Гарри: «Коньюктивитус!», - за этим последовало полное ярости и боли шипение Василиска.
- По-моему, твоя зверушка лишилась глаз, Том. – Дженифер открыла глаза. Гарри медленно пятился, а на него надвигался Царь Змей, на месте глаз у него алели огромные ожоги.
- Он тебя еще слышит и чует, - медленно ответил Реддл – УБЕЙ МАЛЬЧИШКУ!
Василиск сделал бросок вслепую туда, где мгновение назад стоял Гарри, но там его уже не было. Сдвинувшись вправо, он пропустил тварь мимо себя, синхронным движением вскинув обе палочки, он крикнул: «Редукто!». Лучи вырвались из обеих палочек и ударили в шкуру гиганта. Через мгновение тварь развернулась, стали видны две солидные, кровоточащие, но явно не смертельные раны на его теле. Еще один бросок, Гарри ушел ловким перекатом и запустил еще пару взрывных заклятий. Но Дженифер хорошо знала, что шкура Василиска хорошо держит магические удары, заклинания Оглушения, Замедления и прочее не действовали на них. Взрывные чары были в числе не многих, что оставались эффективными, но и их мощь была сильно уменьшена... Она до боли стиснула палочку. Сейчас было просто опасно вмешиваться, ее появление могло отвлечь Гарри в самый неподходящий момент. Она восхищенно наблюдала за собранностью и умением, с которым он сражался. Шкуру Василиска уже покрывали десятки ран, а его кровь покрывала пол. Когда Гарри оступился, он элементарным образом поскользнулся на крови. Рванувшись в сторону, он почти избежал атаки Василиска, и укус, что мог бы попросту перекусить его пополам, пришелся в плечо. Умелым движением Гарри тут же снялся с ядовитого клыка и откатился в сторону, успев запустить еще пару заклятий, попавших сейчас в голову. Но было поздно, яд этой змеи смертелен, ему оставалось жить пару минут. Гарри обессилено упал на колени. Она уже сорвалась было с места, когда он схватил один из своих флаконов. Выплеснув содержимое на рану, он зашипел от боли, но сразу же за этим встал, видимо, и не думая помирать. «Он был готов ко всему, он даже запасся противоядием!» - пронеслось в голове у восхищенной девочки. Только тут она посмотрела на Царя Змей. Похоже, два последних заклинания, попав ему в челюсть, разнесли ее на куски. Это чудовище уже испустило дух, но здесь было еще одно.
Гарри повернулся к потрясенному призраку Тома Реддла, уже вытащившему палочку, видимо, принадлежащую Джинни.
- Прежде чем продолжим, ответь мне, Том, - обратился к нему Гарри, медленно сдвигаясь к одной из колонн. – Почему ты рассчитывал, что я приду. Никто не знает, что я Змееуст, а это необходимо, чтобы попасть сюда.
- Когда Джинни описывала мне тебя, я поражался, насколько мы с тобой похожи. Оба сироты, нас растили маглы, учитывая, что стало с тобой в младенчестве, я был уверен, что Змеиный язык перешел тебе вместе со шрамом. Но тут он тебе не мог помочь, Змей подчиняется лишь Наследнику и это я. – Охотно ответил Наследник Слизерина. – Авада Кедавра!
Гарри уже скрылся за колонной. Быстро перебежав к соседней, он запустил в призрачную фигуру Оглушающее заклятье. К сожаленью, оно прошло насквозь.
- Бесполезно, Поттер, я все еще воспоминание, твои жалкие чары бессильны передо мной.
- Ну, раз так... Акцио, дневник! – ответил Гарри, появляясь разве что не с другой стороны зала. Дженифер не могла сказать, как ему удалось покрыть такое расстояние за пару секунд. Лежащая рядом с Джинни книжица перенеслась ему в руки, в которых уже не было палочек. Одной рукой он держал дневник, а в другой нож. – Прощай, Том, – сказал он, воткнув свой клинок в самый центр дневника.
Тома скрутило от боли, он выронил палочку, а на нем появилась словно бы дыра. Гарри выдернул нож и воткнул снова. Из дневника потоком лились чернила, чем больше их выливалось, тем слабее становилось воспоминание. Гарри шел к своему врагу, продолжая наносить удары. Реддл уже орал, а потом просто сгинул... В тоже мгновение раздался тихий стон. Джинни пошевелилась, пытаясь сесть, но тут же упала, видимо, лишившись чувств. Гарри уже склонился над ней.
- Совсем без сил... Давай же Джинни держись, не для того я тебя спасал, чтобы ты умерла теперь...
Это было последним, что услышала Дженифер, она, почти не разбирая дороги, неслась к выходу. В голове у нее царил полный хаос. Особо не раздумывая, она использовала чары Полета и вернулась в туалет. Теперь она мчалась в гостиную, ей надо было подумать до того, как объявят всеобщий праздник. Едва ли не впервые в жизни она потеряла контроль над собой...

Джинни была жива, но не приходила в себя, похоже, в этот раз ее истощение было гораздо сильнее. Ему пришлось тащить ее на руках до кабинета МакГоннагал, где, он знал это, собрались сейчас все.
Когда он грязный, окровавленный, с бесчувственной Джинни на руках ввалился в кабинет, эффект получился посильнее, чем в прошлый раз. После радостно-встревоженного вопля, миссис и мистер Уизли отобрали у него свою дочь и уложили на диван. Профессор МакГоннагал вновь держалась за сердце, а Дамболдор, который, как и следовало ожидать, вернулся, выглядел гораздо менее безмятежным. Через мгновение Гарри оказался в когда-то таких родных, а ныне ненавистных объятиях Молли Уизли.
- Ты спас ее, спас, она жива! О Мерлин, спасибо тебе Гарри, спасибо. Как ты сумел?
- Нам бы всем хотелось узнать это, мистер Поттер.
И Гарри начал рассказ, о том, как начал слышать голоса, как уже довольно поздно понял, что это голос Василиска. Как наткнулся в библиотеке на описания событий пятидесяти летней давности, о которых уже слыхал от Драко. Как нашел дневник и разгадал, кто скрывается под именем его владельца. Он заметил, что сперва не посчитал дневник опасным, думая, что это просто записи о ложном подвиге Тома Реддла, и лишь после пропажи у него зародились верные подозрения. Потом он описал свой медленный прогресс, как вчера он, наконец, понял, кто жертва, и как помчался выяснять, не забыв запастись кое-чем полезным.
На этой стадии рассказа, Джинни уже пришла в себя и со страхом прислушивалась к его словам. Гарри продолжил, как нашел Тайную Комнату, встретил Тома Реддла, и как победил сперва Василиска, а потом и его хозяина. Только тут Уизли начали понимать что к чему.
- А что связывало нашу Джинни с ним? – испуганно спросила Молли.
- Вы еще не поняли? Это она, разумеется, не по своей воле, творила все это. Вам следует быть внимательнее с теми вещами, что попадают в руки вашей дочери...
- Мисс Уизли нужно в Больничное Крыло, - заявил директор, не давая родителям девочки ответить. – Ни о каком наказании и речи быть не может, гораздо более опытные волшебники бывали обмануты Темным Лордом. Я прошу вас проводить свою дочь. – Уизли ушли. – Минерва, полагаю, все произошедшее стоит отметить, расскажите всем в школе, что случилось и поговорите с поварами. Думаю, предстоит знатная пирушка. Мне еще надо поговорить с Гарри.
Они вновь остались вдвоем, ученик и директор, преданный и тот, кто его предал, но сейчас Гарри было не до того, его план исполнялся. Он был почти счастлив своим успехам, ненависть ушла на второй план, пока... Их разговор повторился, с толь лишь разницей, что Дамболдор не мог сказать ему, что их разница с Томом в том, что Гарри предпочел Гриффиндор. Вместо этого он заострил его внимание на том, что он только что совершил. По ходу дела Гарри получил особую награду, две сотни баллов и флакончик Сыворотки Правды, которую он скромно попросил, а расчувствовавшийся Фоукс избавил его от раны. В процессе их беседы в кабинет вломился разъяренный Люциус вместе с Добби, выглядевшим забитым, хотя повязок на пальцах у него было. Гарри ободряюще подмигнул ему. Малфой-старший обрушился с теми же словами на директора, тот так же, слово в слово повторил свой ответ. Гарри устремился за удаляющимся членом попечительского совета и вручил ему остатки дневника, взятого у директора, припомнив давешнюю драку в магазине, о которой писали. Прежде чем ответить, Люциус отдал дневник слуге, а потом направился к выходу. Добби же обнаружил внутри чистый красивый носок, и потерял голову от счастья. Малфой в ярости выхватил палочку, но Гарри опередил и его, и Добби. «Экспеллиармус» с двух палочек лишил человека оружия и спустил его с лестницы. Палочка попала к Гарри.
- По правилу волшебных дуэлей, победивший имеет право на трофей, - напыщенно сказал Гарри, ломая свою добычу. Малфой предпочел удалиться...
- Гарри Поттер освободил Добби, - потрясенно пробормотал Эльф.
- Я же обещал. А я держу свои обещания. Теперь я предлагаю тебе работу.
- Гарри Поттер предлагает Добби стать его хозяином? - эльф не верил своему счастью.
- Да, если ты согласен, отправляйся на Площадь Гриммо 12. Там ты найдешь моего крестного, расскажи ему, что произошло и останься там. Когда я приеду на каникулы, то есть скоро, мы обговорим условия.
- Добби счастлив, - чуть не плача сказал эльф и исчез.

Последовавший праздник довольно сильно отличался от того, что был в прошлый раз. О, его встретили аплодисментами все четыре факультета и учителя. Все Уизли явно не решались смотреть ему в глаза от смущения, ибо они были среди тех, кто задирал его с особым рвением, безо всякого успеха, надо заметить. Дженифер, кстати, тоже избегала его взгляда. Похоже, она стыдилась своих подозрений. Сам факт того, что дочь Волдеморта способна стыдиться, очень удивил его. Он уже понял, что она не особо разделяет ненависть к маглам, но стыд ей не очень шел. Впрочем, может она злиться, что он одолел ее отца? Среди учителей выделялся Локонс, сидевший без обычного лоска. Он явно был не в своей тарелке, похоже, радостные новости настигли его уже на пути к бегству. Теперь он размышлял, как спасти свою репутацию и даже не пил из бокала, к большой досаде Гарри. После появления Хагрида праздник стал еще веселее. Златопуст, наконец, приложился к кубку, его взгляд тут же обессмыслился. Пора.
- Профессор Локонс, я хотел спросить, а где вы были в эту ночь? Что делал такой герой как вы? – глумливо спросил Гарри на весь зал. Тут же наступила тишина.
- Я готовился к бегству, известие о вашей победе, мистер Поттер, застало меня уже на выходе из замка, – безо всякого выражения ответил тот.
- Как же так, такой герой как вы, храбрец, совершивший такие подвиги, и бежать? Почему?
- Я не совершал этих подвигов, я расспрашивал истинных героев, а потом стирал им память. Когда мои коллеги велели мне спасти девочку, у меня не осталось выбора.
- Фините Инкантатем, - сказал директор, на лице Локонса появилось выражение крайнего ужаса. – Мистер Локонс, вы арестованы и останетесь здесь до прибытия мракоборцев.
По залу пошел было изумленный шепот, но прервался, так как случилось нечто из ряда вон выходящее. На лице Северуса Снейпа царила широкая улыбка...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 20:59 | Сообщение # 14
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 12

Достаточно быстро промелькнул остаток летнего семестра. В свете произошедших событий, экзамены были отменены. ЗОТИ вел Северус Снейп, у него так и осталось чудесное настроение, что выражалось в снижении количества штрафных баллов в два раза. Впрочем, если учесть, что он вел два предмета, конечный результат оставался прежним. Уже на следующий день, в очередной статье, Рита Скиттер в красках описала все произошедшее, воздав хвалу «молодому Гарри Поттеру, который раскрыл древнюю тайну и без страха кинулся на выручку невинной жертве...». Попутно она раздавала пинки всем подряд от Корнелиуса Фаджа до Люциуса Малфоя, не забыв пройтись и по Златопусту Локонсу. Историю же его разоблачения она приберегла на следующий день. Она продолжала ссылаться на некий анонимный источник, никому и в голову не приходило, что это мог быть он. Гарри был в этом уверен, так как не раз проверял это. Перечитав статью, он усмехнулся. Рите не приходится жаловаться на их сотрудничество, только за этот год ей перепало от него пяток сенсаций. И эту информацию она получала раньше всех...
По всей школе шло обсуждение произошедшего, многие поражались, что Гарри Поттер не попал в Гриффиндор. Гарри мог лишь смеяться про себя: когда он был в Гриффиндоре, многие считали его Наследником Слизерина и прочили туда, теперь он в Слизерине и ему прочат место в Гриффиндоре... Помимо прочего, ученикам, наконец, раздали списки предметов на выбор для будущего года. По идее, их должны были выдать на Пасху, но, очевидно, позабыли в суматохе. Поразмыслив, Гарри выбрал Древние Руны, УЗМС и изучение маглов, он и близко не хотел подходить к Прорицанию. Гермиона же, в своих лучших традициях, вновь записалась на все предметы, Гарри сперва даже думал ее отговорить, но потом решил, пусть лучше сама разберется. А если не разберется, то так ей и надо.
В последний день все были заняты сборами. Наконец, сев в поезд, они поехали в Лондон. Гарри вновь уединился в купе, не забыв зачаровать дверь. Ему не улыбалась перспектива всю поездку отбиваться от благодарностей Уизли. Поэтому он не стал реагировать на стук в дверь. Несмотря на игнорирование, стук повторился, а потом его заклятье просто сняли. Гарри достал палочки, готовясь высказать наглецу все, что он о нем думает, но это была Дженифер. Даже не глядя на оружие в его руках, она зашла, вновь запечатала дверь и села напротив. Поколебавшись, Гарри спрятал свои палочки.
- Не знал, что ты владеешь такими чарами.
- В отличие от тебя, я была обделена вниманием, и стараюсь его не привлекать... – Дженифер помолчала, а потом, словно бы бросилась в ледяную воду. – Нам надо поговорить Гарри...
- Слушаю. Ты молчала все эти дни, поскольку решала, надо ли нам поговорить?
- Ну, прости, мне и сейчас неловко... Ладно, ты, похоже, знаешь, кто мой отец?
- Ну, догадываюсь, и моя догадка очень похожа на правду... Мисс Реддл.
- Понимаю, и давно ты знаешь это?
- То, что Том Реддл - это Волдеморт, я знаю давно, и твоя фамилия меня сразу привлекла. Ну, а когда я побывал в его воспоминаниях, это долгая история, но я видел там его лицо. Так вот, тогда все встало на свои места, ты сильно на него похожа. На того, каким он был перед тем, как стать чудищем. Прости...
- Да нет, ты прав. Это я должна извиниться, весь этот год я считала тебя Наследником Слизерина. Я, - Дженифер почувствовала острую необходимость рассказать ему все. – Я пошла за тобой в ту ночь, я видела и слышала все, что произошло в Тайной Комнате...
- Ты была, там? – вот тут Гарри был потрясен, едва ли не в первый раз за эти два года. Он считал, что умеет замечать слежку.
- Да, я решила, что ты идешь в Комнату, делать что-нибудь ужасное с этой девочкой, и хотела проследить, чтобы позвать профессоров. А потом, уже в туалете, я не знаю, что толкнуло меня броситься за тобой в этот колодец, - Дженифер отвела свои потрясающие темные, но одновременно пронзительно синие глаза. У Гарри появилось смутное предположение о том, что толкнуло ее к этому прыжку. – Я из укрытия наблюдала за происходящим, не решаясь вмешаться, ибо ты, казалось, контролировал ситуацию, и я могла помешать... Скажи мне, это правда, что отец убил моего деда?
Сразу стало понятно, что именно этот вопрос мучил ее больше всего, и это было основной целью, с которой она завела этот разговор. Гарри припомнил детали его перепалки с Томом в подземелье. Оттуда девочка могла почерпнуть идею, что он убил их лишь за то, что они маглы. И это, похоже, ее ужасало, что ж неплохо, эти посевы надо тщательно взрастить, нужно рассказать ей правду, но так ее повернуть, чтобы усилить впечатление, что Волдеморт просто маньяк-убийца, коим он и является. Гарри на мгновение напомнил сам себе Дамблдора, но тут же отбросил эту мысль. Даже если и так. Какая разница? Он скажет лишь правду. Он в общих описал историю Реддлов и Гонтов, замечая, что ему не все известно, он сделал упор на том, что летним днем всех троих Реддлов нашли мертвыми. Гарри упоминал о привороте, о том, что Реддл старший бросил жену, и сиротском приюте, но он всеми силами указывал на жажду убийства Тома Реддла, он явно добился успеха в своем начинании. Девочка некоторое время молчала, а потом выдохнула:
- Мне неприятно быть дочерью такого человека... – Гарри мог мысленно утереть честный трудовой пот.
- Как говорит профессор Дамболдор, важно не кем ты родился, а кем ты стал.
- Спасибо... Признаюсь, когда я поняла, что ты знаешь про моего отца, я удивилась: как ты можешь общаться с дочерью того, кто сделал тебя сиротой...
- Ладно, не будем об этом... Раз мы поговорили о твоем отце, расскажи мне про свою мать.
- Про маму? Графиня Маргарита Кассан, наверное, самая чистокровная женщина страны и самая преданная, хотя и тайная, сторонница Лорда... Я не была для нее дочерью, я была будущей преемницей Хозяина. Именно для этого я была рождена, чтобы сменить его, ежели что... Она воспитывала меня так, чтобы однажды я смогла встать перед ним на колени и принять Метку. Она непоколебимо верила, что ОН вернется... – Дженифер невидящим взором посмотрела в окно. – Учитывая, что произошло с тобой год назад, она была, похоже, права... Меня воспитывали гордой, знающей себе цену, и абсолютно верной идеалам, если их так можно назвать, моего отца. Только маме не пришло в голову, что гордость несет с собой независимость, а она не согласуется со слепой преданностью... Чем сильнее она вдалбливала в меня презрение к маглам и маглорожденным, тем большей симпатией я к ним проникалась... Уж не знаю, как отреагирует моя мама на все, что произошло в этом году, какие новые кары будет она призывать на голову Мальчика-Который-Выжил...
Повинуясь внезапному порыву, Гарри обнял ее. Дженифер благодарно вздохнула, но потом отстранилась. Остаток пути они вновь говорил обо всем подряд, старательно избегая затронутой ранее темы... По прибытию на вокзал они разошлись, договорившись не писать друг другу, но ждать новой встречи первого сентября.

Началось новое лето беседой с Добби, домовик был по-прежнему немного шальной от счастья. Зная наклонности своего нового слуги, Гарри предложил следующие условия: Галеон в неделю, один выходной в месяц, приличная одежда, самодельная, если иначе увольнения не избежать. От подобной щедрости Добби потерял дар речи, и Гарри высказал свои требования, оно было одно, ничто из сказанного им не должно быть передано кому бы то ни было. От возмущения к Добби даже вернулся голос: «Добби не станет выдавать секретов хозяина. Никогда!». Гарри кивнул, хотя его подмывало заметить, что тайну Малфоев эльф таки выдал. Гарри решил дать себе заслуженный отдых, и они с Сириусом почти на месяц укатили в Европу, из этой приятной и познавательной поездки Гарри вернулся полным новых сил и решительности. Они вернулись за три дня до его дня рожденья. А на следующий день заявились в гости к Дурслям, где, как и ожидалось, нашлась дражайшая тетушка Мардж. Невозможно описать реакцию почтенной дамы на визит роскошно одетого юноши, в котором она все же признала «поганца Поттера». Покидая этот гостеприимный дом, Гарри не мог с уверенностью сказать, что тетушка не сошла с ума. В общем, мальчишка был доволен этой поездкой. Он возобновил свои тренировки, а так же попросил Сириуса нанять ему учителя танцев, что впрочем, не потребовалось, ибо сам крестный оказался прекрасным танцором. Уже через две недели Гарри уверился, что не упадет в грязь лицом на Святочном Балу на четвертом курсе.
На день рождения он, как и следовало ожидать, получил Чудовищную книгу. Она стала для него делом чести, после двух недельных усилий, методом кнута и пряника, то есть скрепок и поглаживаний, ему удалось ее приручить. Больше она не пыталась прищемить ему пальцы, зная, что за этим последует кара... Они наведались в Косой Переулок за всем необходимым, где, кроме прочего, Гарри потребовал от крестного давно обещанный подарок за одиннадцать лет рождения. Сделал он это, находясь напротив витрины с Молниями. Учитывая, что этот год планировался спокойным, Гарри решил сыграть за сборную. Кроме того, он купил несколько более интересных книг...
23 августа случилась неприятная история. Они как раз собирались на прогулку, и Гарри открыл одежный шкаф в прихожей. Перед ним возникла дверь. Та обшарпанная дверь, перед которой он лежал десять лет. Та самая дверь его камеры, что все время ассоциировалась с его заключением...
- Нет, я не вернусь туда, - прошептал Гарри, сделав шаг назад. – Ридикулус! – на двери появилась царапина. – Нет, Ридикулус! – дверь чуть вздрогнула. Гарри уперся спиной в стену, и медленно сполз на пол, закрывая лицо руками...
- Ридикулус! – это подоспел на помощь Сириус, боггарт с треском взорвался. И в следующее мгновение Блэк обнял мальчика, сейчас он действительно был похож на испуганного ребенка. – Ну что ты Гарри, это же просто боггарт, обычный, жалкий боггарт...
- Это была дверь моей камеры, Сириус... – прошептал Гарри, и бывший Мародер вздрогнул. – Десять лет, десять лет, я лежал там, на ледяном полу, уставившись на эту запертую дверь...
Сириус лишь крепче прижал его к себе, он чувствовал, что слова сейчас не к месту. Гарри уткнулся ему в плечо и заплакал, заплакал впервые за двенадцать лет. Он рыдал на плече у своего крестного минут двадцать, не меньше... А Сириус мог лишь крепче прижимать его к себе, мысленно желая всего самого-самого тем подонкам, кто обрек шестнадцатилетнего пацана на это... На прогулку они в этот день так и не сходили...

Последнюю неделю каникул Гарри провел в каком-то странном оцепенении. Вот уже два года, как он живет здесь, в прошлом. За это время он добился много и сумел остаться инкогнито, его планы продвинулись далеко вперед. Он имел возможность убедиться, что события этого года при поддержке статей Риты Скиттер существенно подорвали авторитет Альбуса Дамблдора, и это было лишь начало. Перед тем, как наносить свой финальный удар, что случится еще не скоро, ему надо было лишить директора всего этого капитала уважения со стороны общества, который тот сколотил за свою жизнь.

Вновь наступило первое сентября, вновь платформа 9 ¾, вновь отдельное купе, где они укрылись вместе с Дженифер. Вновь увлеченная беседа по всяким пустякам, которые бы показались большинству одноклассников страшно серьезными, взрослыми и, как следствие, неинтересными темами. Поездка в этот раз не прерывалась разными недоразумениями, вроде обыска поезда дементорами. Прибытие на вокзал, поездка до замка на каретах, Распределение и речь Дамблдора, представившего нового преподавателя ЗОТС - Ремуса Люпина, прошли спокойно. Не было никаких эксцессов и событий, не предусмотренных историей.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 21:00 | Сообщение # 15
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 13

Хоть третий год и предполагался быть спокойным, но начался он, все же, с неприятностей. Если на первом уроке по Изучению Маглов и на Трансфигурации все было в порядке, то вот УЗМС с Хагридом, разумеется, не смогло пройти спокойно. Как и ожидалось, никто, кроме Гарри, не сумел найти общий язык с кусачими книжками. Лесничий был в совершенном шоке, что «таких милашек» сажают в клетки или засовывают в тесные папки. После этого он повел учеников Гриффиндора и Слизерина к загону с гиппогрифами, и опять, к изумлению гиганта, никто не поспешил знакомиться с чудесными созданиями. Вперед снова вышел Гарри, и в качестве зверушки ему, конечно же, перепал красавец Клювокрыл. Гарри склонился перед зверем в поклоне, не отрывая от него своего, ставшего ныне коронным, железного взгляда. Клювокрыл поклонился почти сразу же после мальчика, то есть гораздо быстрее, чем в прошлый раз. Не дожидаясь слов учителя, Гарри подошел и начал гладить его по перьям. Он вспоминал всю историю своих отношений с этим гиппогрифом, как они с Гермионой спасали его и Сириуса от министерства, как этот зверь защищал его во время поединка с Принцем-Полукровкой. В тот день Клювокрыл, возможно, спас его, ибо Северус Снейп был тогда явно не в себе от ярости.
Гарри движением опытного наездника взлетел на спину гиппогрифу, который радостно взлетел в небо, оставив внизу пораженных такой лихостью учеников с учителем. Они пронеслись над школой, над лесом и над озером, Гарри захватило чудное чувство полета. Как же ему этого не хватало, не хватало этой свободы, когда кажется, что все беды остались внизу, на земле... Так в состоянии легкой эйфории он вернулся назад, и потому, будучи слегка опьяненным этим, еще не прошедшим чувством, он слишком поздно заметил направляющегося к Клювокрылу Малфоя. Гарри кинулся было к ним, но был слишком далеко. Вот зверь вежливо кланяется Драко...
- Проще простого, - вместо ответного поклона, Малфой принялся валять дурака. – Раз уж этот маглолюбец справился, значит, ты просто тупая, безобидная скотина...
Разъяренный гиппогриф кинулся в атаку и Гарри понял, что не успевает, ему не улыбалась перспектива видеть порванного, как тузиком грелка, Малфоя. Он в отчаянии взмахнул палочкой, эффект получился знатный. По воздуху прошла ударная волна, Драко откинуло куда-то в сторону, а распластавшегося в прыжке Клювокрыла закрутило и швырнуло прямо на него.
Гарри понял, что уже не сумеет увернуться, отчаянный бросок в сторону... многоцентнеровая туша обрушалась на него, он почувствовал, как острые когти, еще не понявшего что к чему Клювика, вонзаются ему в грудь. Темнота накатилась и тут же отступила, на ее место пришла боль, обычная, земная боль пострадавшего тела. Гарри с усилием приподнялся. Он был весь в крови, весь класс спешил к нему, а рядом тоскливо голосил осознавший свою ошибку гиппогриф. Гарри вновь посмотрел на себя. Раны у него были на руках, плечах и груди, но дыханию ничто не мешало, значит, легкие и грудная клетка в целом не пострадали. Парень вновь взмахнул палочкой, с трудом прошептав: «Ферула», - все его раны оказались покрыты повязками, кровотечение, вроде, остановилось, но зато вернулась темнота. Последней мыслью было: «Этот белобрысый кретин заплатит мне за это!»

Сознание медленно возвращалось, осторожно обследовав свои владения, оно убедилось, что боли больше нет, и вернулось в полной мере. Был уже вечер, он лежал в больничном крыле, рядом с ним кто-то сидел. Вот и все, что он смог различить без очков. Протянув руку, он безошибочно нашел их на тумбочке. Рядом сидела Дженифер, заметив его движения, она иронично улыбнулась.
- Вот и пришел в себя герой, пострадавший за идею, что всех надо спасать именно ему...
- Похоже на то, - хрипловато ответил он. – И долго я здесь прохлаждаюсь?
- Всего несколько часов. По словам мадам Помфри, к завтрашнему дню ты будешь в полном порядке. Кстати, она еще говорит, что твои повязки были весьма неплохи...
- И что, ты сидишь со мной все это время?
- За кого ты меня принимаешь? Я пришла около получаса назад, так сказать, последняя, смена. – Увидев его недоумение, она пояснила. – Сперва проведать тебя пришел чуть ли не весь ваш класс, и слизеринцы, и гриффиндорцы. Потом их сменили Уизли в полном составе, еще позднее заглянула Грейнджер, она не переставала причитать, что вечно ты во все вляпываешься. Кстати, я с ней полностью согласна, и вот уже после нее пришла я. В общем, одного тебя ни минуты не оставляли!
- Приятно слышать, - усмехнулся Гарри. – Наверняка, их братская поддержка помогла мне бороться со смертью... Хм. А что там с этим чистокровным недоноском?
- О, это целая история, ему знатно досталось. Все учителя посчитали своим долгом вкатать ему по взысканию, особенно отличился наш декан. Он загнал его в угол Большого Зала и грозно над ним нависнув, на глазах у всей школы высказал ему все, что он думает о «кретинах, которые даже не знают, что учителей надо слушать». Право, это стоило послушать! Да, его еще выставили из команды по квиддичу. И еще вызвали в школу родителей, думаю, завтра примчится его отец...
- Да, ему крепко перепало, - Гарри ярко представил себе Снейпа, орущего на скорчившегося в углу Малфоя. - Но это только цветочки... Я до него еще доберусь! В самом деле, каким идиотом надо быть, чтобы стоя рядом с гиппогрифом назвать его тупой скотиной! Кстати, а что с Клювокрылом?
- О, он, едва поняв, кого ударил, тут же присмирел и дал себя увести, по крайней мере, так говорят. Не знаю, что с ним будет, он, в конце концов, серьезно ранил ученика, какие-нибудь министерские комиссии мигом налетят... А что?
- Да так, думаю, выручу я его из беды-ы-ы. – Гарри неожиданно широко зевнул.
- Ладно, похоже, тебе следует поспать, если ты так зеваешь среди фразы. Приятных снов. – Дженифер стремительно вышла. А Гарри еще более стремительно провалился в царство Морфея.

Проснулся он рано утром, его наручные часы показывали пол седьмого. Потянулся, пошевелив руками и ногами, определил свое состояние как «в порядке». Он осторожно поднялся и направился к стулу, где висела его одежда.
- Мистер Поттер! – выскочившая из своего кабинета медсестра налетела на него как на цыпленка, которого следовало загнать обратно в курятник, в смысле, в кровать. – Как вы можете вставать? Мне еще надо осмотреть вас! Ложитесь немедленно!
- Я себя прекрасно чувствую, со мной все в порядке... – Гарри попробовал было возразить, но...
- В постель! – Мальчик-который-три-месяца-назад-одолел-Василиска поспешил вернуться в кровать.
Осмотр длился минут десять, после чего мадам Помфри с каким-то разочарованием признала его здоровым. Гарри поспешил собраться и исчезнуть до того, как она передумает.
На завтрак он пришел вместе со всеми. Ему доставило наслаждение зрелище выглядевшего побитым Малфоя, а тот взгляд, которым его наградил Снейп, лишь усилил впечатление. Тут с места поднялся Дамболдор и объявил, что совет школы решил снять Драко с УЗМС и записать его вместо этого на Прорицания. Гарри окончательно развеселился, представив себе, как Треллони будет урок за уроком предсказывать ему скорую кончину. Но все равно он ему еще добавит от себя...
Этот день и следующий прошли спокойно, так как Гарри еще не придумал подходящей кары, но в четверг все пошло само собой. Первым уроком было зельеварение, гриффиндорцы и слизеринцы рассаживались, когда в класс влетел профессор Снейп.
- Мистер Малфой, прошу вас сесть вместе с мистером Поттером, поскольку еще мог не вполне оправиться от раны ему, возможно, потребуется помощь. И учтите, учитывая успехи мистера Поттера по этому предмету, он получит Превосходно за этот урок в любом случае, ваш же результат зависит лишь от вас. Сегодня мы варим Осветляющее зелье, рецепт на доске, приступайте.
Все сидели как громом пораженные, даже Гарри. Либо он что-то не так понял, либо Снейп только что отдал Малфоя ему на растерзание... Очевидно, нечто похожее подумали все, впервые за все годы присутствия Гарри на этих уроках послышались перешептывания. Снейп (невероятно!) целую минуту не обращал на это внимания, а потом призвал к порядку. Гарри приступил к работе, продолжая пытаться сообразить, что к чему, за что же Северус так взъелся на Малфоя, явно не только за происшествие на УЗМС... Видимо, остальные так же не могли сконцентрироваться. Не прошло и десяти минут, как Невилл расплавил очередной котел.
- Эванеско. Долгопупс, ну сколько раз мне призывать вас к вниманию? 10 очков с Гриффиндора...
Это уже был Апокалипсис, 10 баллов за котел - это просто немыслимо! Гарри продолжал попытки понять происходящее: «Чтобы Снейп не начал орать после расплавленного котла? Этого он еще никому не спускал! Что же это значит? Как он на меня поглядывает, похоже ему самому интересно, что я сделаю с Драко... Блин, невольно боишься разочаровать публику». Решив действовать, Гарри вновь посмотрел на список ингредиентов. «Так, глаза Тритона вместе чешуей Гриндиллоу, эта смесь отлично взрывается при контакте с толченым панцирем красного скарабея, а этого у нас хватает. Да будет так...»
Через четыре минуты лабораторию потряс взрыв, содержимое котла окатило Драко с головы до ног. Не следует так же забывать, что варево было горячим...
- Малфой, у вас руки не тем концом вставлены? Что туда такого сыпанули? Мне и в голову не приходит способ взорвать такое безобидное зелье! К следующему уроку написать 4 свитка об этом зелье!
- Профессор это не я, это Поттер!
- Вы хотите сказать, что мистер Поттер, круглый отличник, в состоянии так испортить зелье? Не смешите меня, Малфой. 4 свитка.
- Профессор, но я не смогу, у меня взысканий на целый месяц...
- Меня это не касается... Вам неуд.
Остаток урока прошел в тишине, взрывов не было, но и зелье сварить никто не смог. Все еще потрясенный произошедшим, Гарри собрал свои вещи и пошел к выходу.
- Мистер Поттер, надеюсь, к следующему уроку вы вновь будете в состоянии нормально работать.
- Без сомнения профессор. – Все ясно, ему дали понять, что второй раз такую хохму ему не позволят.

У гриффиндорцев ЗОТИ был сразу после обеда, в результате уже к вечеру по школе ходили разговоры исключительно про Снейпа. А именно про урок зельеварения, где Снейп гонял Малфоя, и про урок ЗОТИ, где он красовался в платье, с сумочкой и шляпой... Гарри уже мысленно составлял письмо с соболезнованиями бабушке Невилла, ибо ее внук явно не переживет следующей встречи с профессором...
На следующий день было ЗОТИ у слизеринцев, Люпин принес с собой большой ящик. Похоже, он добыл нового боггарта, а значит, следует избежать встречи с ним. Впрочем, профессор, наверное, и сам позаботится об этом.
- Что ж, класс, как вы знаете, меня зовут Ремус Люпин. Сегодня мы будем изучать боггартов. Гарри, можешь сказать, что такое боггарт?
- Приведение-оборотень, принимает облик того, чего человек больше всего боится... – Гарри избегал смотреть Ремусу в глаза.
- Очень хорошо, пять баллов. Так вот, у меня с собой боггарт, на нем и будем тренироваться. Эта нечисть любит темноту, они прячутся в разных темных уголках вроде ящиков и шкафов. Лучшее оружие против них - смех, превратите их заклятьем «Ридикулус» во что-нибудь смешное и рассмейтесь, это их убивает. Заклятье простое, главное - сосредоточиться. Теперь прошу вас подумать о вашем главном страхе и найти способ превратить его в посмешище, даю вам пару минут, и начнем практику. Мистер Гойл, вы будете первым.
Все подумали и, очевидно, придумали, даже эта пара ходячих булыжников, Гойл решительно направился к преподавателю.
- Что ж начнем, если у мистера Гойла получится, боггарт переключится на остальных, по очереди. Приступим.
Люпин открыл ящик, откуда выпрыгнула... огромная книга и кинулась к Гойлу.
- Ридикулус, - заревел он. Книга обернулась комиксом, прибитым гвоздями к полу.
- Мисс Забини, ваш выход. – Боггарт обернулся гигантским плотоядным слизняком.
- Ридикулус! – И слизняка порубило на ломтики.
- Мистер Нотт! – Теперь оборотень превратился в Инфернала.
- Ридикулус! – все просто, живой мертвец стал разряжен, как клоун.
Так и пошло, по ходу урока, Гарри выяснил, что Малфой боится пчел, хотя это звучало парадоксально. Боггарт не дожил до Гарри, на этом урок и завершился. Но Гарри понимал, что ему надо что-то делать, его двереподобный боггарт мог выдать его так же, как Люпина его страх перед Луной...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 3 из 10«12345910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017