13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 10«1234567910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:39 | Сообщение # 21
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 19

На следующий день почти все проснулись много позже обычного. По школе только и шли разговоры обо всем произошедшем на Бале. Обсуждался элегантный Снейп с Трелони, все гадали над тем, как они могли оказаться вместе. Не обделены были вниманием и Рон с Флер, несомненно, такой контраст поразил многих. Предметом для обсуждения служили многие, но особое внимание отдавалось Гарри и Дженифер, которые произвели на Балу настоящий фурор. Сами же виновники торжества сидели в одном из классов, так же обсуждая произошедшее. Оба сходились во мнении, что вчера они переборщили и привлекли слишком много внимания, но что-либо исправлять было уже поздно.
Они по одиночке спустились на завтрак в Большой Зал, гадая про себя, что теперь о них подумают остальные. Это их, конечно, мало волновало, но излишняя огласка не нужна никому. Сели они вновь вместе, но разговаривать сейчас им было не о чем. Каждый думал о своем. Гарри вновь прокручивал в голове свои планы, размышлял о предстоящем заплыве, гадал, что же он мог упустить...
А Дженифер... Дженифер думала о Гарри. Вот уже третий год, как они знакомы, а она до сих пор не смогла понять его. Она видела в нем много непонятного, но не расспрашивала об этом, она хотела разобраться сама. Гарри определенно что-то скрывал. Скрывал от всех, настолько тщательно, что по-настоящему заметить это можно было лишь при очень близком общении. Порой создавалось впечатление, что он знает все наперед, и что он не устает разыгрывать всевозможные сцены с собой в главной роли, дабы объяснить свои знания. Та беседа с Миртл в туалете, была наиболее показательна... Это все были не факты, это были ощущения, но Дженифер привыкла доверять своим ощущениям. Что же касается фактов, то их как таковых и не было. Были лишь все эти достижения, которые Гарри совершил с какой-то неуловимой легкостью, но это были опять же ощущения... Что она могла сказать о Гарри? Он был достаточно откровенен в своих рассказах, но эти его описания его жизни у Дурслей казались каким-то фасадом. При этом ничего другого с ним произойти просто не могло... Что она может сказать о Гарри Поттере, основываясь на личных наблюдениях? Умен, красив, кажется гораздо старше своих лет и внешне и внутренне, лучший ученик своего года, галантен, в совершенстве владеет тремя языками... Хитер, отважен, большую часть времени чрезвычайно серьезен, но порой может учудить нечто совершенно детское. То, что он сотворил перед Балом - отличный тому пример. Знает очень многое об ее отце... Вероятно, гораздо больше, чем говорит. Вот еще один из вопросов. Темный Лорд - одна из самых загадочных личностей, единицы знают, что его зовут Том Реддл. Откуда мальчишка, выросший в семье маглов может знать о нем? Ответом было «от крестного», тот был из числа союзников Дамблдора в войне, но временами этот ответ казался недостаточным... Это было хуже всего, ни одна из странностей Гарри Поттера не осталась необъясненной, все его объяснения были логичны, правдоподобны, но давали ощущение некой нехватки, недосказанности, порой, даже искусственности. Но это опять было ощущением! Она вынырнула из своих мыслей, когда рядом послышались крики.

Флер стояла в дверях Большого Зала и, нависнув над Роном, что-то ему вдохновенно орала, после чего, закатив ему пощечину, буквально вылетела прочь. Рон остался стоять, так покраснев, что его ярко-рыжие волосы казались белыми на воне его лица. Гарри чуть слышно хмыкнул, «улетело твое счастьице, Ронни». Уизли нашел своим взглядом Поттера, встретился с его взглядом, и в следующий миг поспешил покинуть зал. В том взгляде он прочел откровенное презрение, этот взгляд говорил: «Я дал тебе шанс, а ты им не воспользовался, кретин. Теперь плыви как знаешь!». Хуже всего было то, что проклятый слизеринец был прав!
Уже вечером Гарри прижал к стенке Колина и нарочито грозно потребовал обещанные фотографии. У ученика их с собой не оказалось. Результатом стал очередной нонсенс: ученик Слизерина не только проник в гостиную Гриффиндора, но и был там встречен вполне мирно. Фотографии получились отличные, Колин уже успел снять копии. Гарри долго вместе с остальными гриффиндорцами хохотал над Снейпом и Малфоем. Потом, уже в своей гостиной, он вместе со слизеринцами ржал над Роном. Малфой, впрочем, и тут показался смешным.

Пришло время второго испытания. Гарри, решив недалеко ходить, вытребовал Жабросли у Северуса Снейпа в счет пари. Профессор сразу же понял, зачем ученику потребовалось это растение, и выдал требуемое количество этого редкого компонента, этого могло хватить ровно на два часа. Кстати, несмотря, на проигранное пари и все вытекшие из этого последствия, поведение преподавателя ни капли не изменилось. Больше он голову не мыл...
Гарри стоял на берегу вместе с остальными участниками Турнира, ожидая сигнала. В этот раз он, за неимением рукавов, спрятал палочки в специальные кобуры на запястьях. Прозвучал сигнал, и, скинув часть одежды, он первым уверенно двинулся в воду, не прислушиваясь к удивленному гулу на трибунах, где почти никто не понимал, что он делает. Когда вода дошла до колен, Гарри извлек из кармана пакет с часовой дозой жаброслей, и проглотил содержимое. Второй пакет он оставил про запас. Сделав еще несколько шагов, он ощутил удушье и немедля нырнул. В воде дышалось легко, появившиеся жабры делали свое дело, перепонки между пальцами позволяли плыть быстро. Он уверенно направился в глубину. Очевидно, он поплыл другой дорогой, ибо Плаксы Миртл ему не попадалось. Вместо нее он встретил цельный косяк гриндилоу.
Гарри даже обрадовался такой встречи ибо потренироваться в заклинаниях удавалось не всегда. Палочки тут же оказались у него в руках. «Секо!» - сразу две твари оказываются вне игры, режущее заклятье попросту выпустило им кишки. Остальные твари передумали лезть в драку и скрылись в зарослях. Гарри поплыл дальше. Его путешествие длилось уже минут двадцать, может и тридцать, когда он, наконец, услышал пение и увидел подводный город. Не глядя особо по сторонам, он направился к центральной площади. Там висело четверо пленников - Габриэль, Чоу, Гермиона и Дженифер. Сейчас Гарри мог лишь посмеяться над тем недотепой, что, испугавшись песни, кружил тут в ожидании остальных. Выхватив заранее припасенный ножик, он перерубил веревку и потащил девочку наверх. Русалки и тритоны смотрели ему вслед, некоторые даже махали. Гарри стремительно направлялся к поверхности, когда какое-то движение внизу привлекло его внимание. То семейство гриндилоу, похоже, позвало друзей, и теперь требует реванша. Что ж, тем хуже для них...
Гарри одним движением посадил бесчувственную Джен себе на плечи, освобождая руки. В его руках вновь были палочки, не переставая работать ногами и приближаться к поверхности, Поттер приготовился к бою. Первым делом он выпустил из своей основной палочки струю кипятка, тем самым, придержав врагов. «Секо! Секо! Секо!», - он решил, что тут разнообразие ни к чему. Большая часть его атак проходила мимо целей, на некоторых тварях появились легкие раны и все. Сейчас это его не волновало, его целью было лишь придержать их, пока он не доставит Дженифер наверх, а вот потом... Все равно ему нужно дождаться, пока завершится действие жаброслей. Вот и поверхность воды. Дженифер вдохнула воздух и пришла в себя. Бросив взгляд вниз, она увидела Гарри, ставшего амфибией. Показав ей большой палец и ободряюще кивнув, он ясно дал понять, что с ним все будет в порядке, и повернулся к преследующим его подводным чертям. Дженифер, тем временем, поплыла к берегу.
- Где Гарри? – «поприветствовал» ее Дамболдор, когда она уже брела в мелкой воде.
- Он в озере, у нег еще не исчезли жабры. Он там, кажется, малость повздорил с гриндилоу. Но, зная его, можно быть уверенной, что он справится.
Тут, словно в подтверждение ее слов, из воды вылетел водяной черт. Похоже, Гарри от всей души угостил его отталкивающим заклятьем. Описав в воздухе дугу, чудище рухнуло рядом с находящейся в истерике Флер. Судя по многочисленным порезам, она тоже встретила гриндилоу, но не смогла за себя должным образом постоять. Тварь была мертва, эти создания не выживают вне воды...
Раздался колокольный звон, возвещающий о том, что отведенный для состязания час прошел. Сразу после удара из воды, в десятки метров от береговой линии вынырнул Гарри, вид у него был не очень довольный, а на левой руке красовался кровоточащий порез. Дальше Дженифер не смогла посмотреть, ибо именно в этот момент к ней сзади подкралась мадам Помфри и крепко-накрепко завернула в одеяло. Лишив, таким образом, жертву возможности сопротивляться, она влила ей в рот жутко горячее зелье. Впрочем, Гарри скоро оказался рядом, но прежде чем его спеленать, медсестра залатала рану.
- Ну, как ты, Джени?
- Да что мне будет? Директор наложил какие-то хитрые чары, и я заснула. Проснулась уже на поверхности... – В голове у Дженифер проносились картины вчерашнего дня. Весь тот день ее не оставляло ощущение, что Гарри ожидал, что ее вот-вот позовут куда-то. Опять эти ощущения! – А ты-то как?
- О, порядок! Я заранее запасся жаброслями, а потом все было делом техники. Только вот гриндилоу попались настырные и на удивление бесстрашные, невольно подумаешь, не происки ли это Пожирателей... – она ощущала, что Гарри лукавит, на самом деле он отлично знает ответ на свой вопрос. – С другой стороны, тогда бы они приняли более радикальные и надежные меры.
Вот он, этот Гарри Поттер, скрытен и отрыт одновременно. Расскажет, казалось бы все, но все-таки чего-то недоскажет... Именно этого Гарри Поттера она любила. Любила... Впервые, даже в беседе с самой собой, она использовала это слово. Но чего лгать самой себе, она и впрямь влюбилась в этого парня. Влюбилась во врага своей семьи, влюбилась в 13 лет. Где же читала нечто похожее, а у маглов... Шекспир, Ромео и Джульетта.

Гарри недовольно хмурился. Один из этих водяных монстров таки сумел его зацепить, непорядок. Меж тем, остальные участники подтягивались. Через пару минут после колокола явился Седрик, потом подоспел и Крам. И, наконец, появились русалки и тритоны, передав на попечение мадам Помфри так и не дождавшуюся сестры Габриэль. Судьи совещались в сторонке, обговаривая общий балл. Наконец, Бегмен заговорил.
- Дамы и господа, королева подводного люда поведала нам о произошедшем в глубине. Судьи решили оценивать участников по пятидесяти балльной шкале. – Он глубоко вздохнул. – Мисс Флер Делакур продемонстрировала великолепное владение заклинанием головного пузыря, но на нее напали гриндилоу, и она не смогла спасти своего пленника. Мы решили выставить ей двадцать пять очков.
Раздались вежливые аплодисменты, Флер поникла.
- Мистер Гарри Поттер с успехом воспользовался жаброслями. На него также напали водные черти, но это не помешало ему достигнуть своей цели. Он вернулся первым, на сорок второй минуте. Но был вынужден оставаться в воде еще 18 минут, так как его доза жаброслей была рассчитана ровно на час. Такая точность и скорость побудила всех судей, - Каркаров недовольно скривился, - выставить высший балл. Итак оценка мистера Поттера - пятьдесят очков.
Поднялась бешеная овация, хлопали и вопили даже ученики Шамбатона и Дурмстранга. Выставили и остальные оценки. Седрику за второе место досталось сорок пять очков, а Краму - тридцать восемь. Гарри захватил бесспорное лидерство. И еще, он за этим следил, никаких жуков в окрестностях не было. Второй тур был позади. Приближалась развязка этой истории...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:40 | Сообщение # 22
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 20

После второго тура все опять потекло своим чередом. Дни складывались в недели, календари неумолимо отсчитывали время, канувшее в лету. Был поход в Хогсмид, на котором Гарри, наконец, удосужился познакомить двух единственных дорогих ему людей - Сириуса и Дженифер. Приближались пасхальные каникулы. За два дня до их наступления к Гарри подошла растерянная Дженифер и сообщила, что ей прислала письмо мать, требуя провести каникулы дома. Такое случалось в первый раз и отказать было просто невозможно, но у нее было нехорошее предчувствие. Гарри был с ней полностью согласен.
- Ну, выбора у тебя, похоже, нет, не отказывать же матери... Но что-то мне это не очень нравится. Если случится что плохое, пиши мне, я смогу помочь...
- Как? Что сможешь сделать?
- Просто поверь мне. Если что-нибудь плохое произойдет с тобой, напиши мне и я приду на помощь. – Было в его голосе и во взгляде что-то такое, что она, не задумываясь, поверила.

Каникулы Гарри проводил у крестного. Раз Дженифер не было в школе, ему там делать тоже было нечего. Он был встревожен и мрачен. Учитывая близость третьего тура и всего, что за тем должно последовать, этот вызов пугал. Мало ли что надумал делать со своей дочкой Темный Лорд... Или же фанатично преданная ему мать Дженифер...
Возвращаясь в замок, он вновь занял свое любимое купе, с нетерпением и тревогой ожидая Дженифер. Она появилась только перед отправкой. Отрешенно ему кивнув, она устроилась напротив. Гарри внимательно ее разглядывал. Вроде бы она не изменилась, но в ней проглядывалось какое-то напряжение... когда поезд тронулся, девочка резко выхватила палочку. Гарри рефлекторно обнажил свои, но Дженифер лишь наложила запирающее, а потом заглушающее заклятье на дверь. В следующий миг она почти истерично рыдала на его плече. Мало готовый к такому развитию событий, Гарри убрал оружие и нежно обнял ее.
- Гарри, мама все каникулы расписывала мне, как скоро вернется Хозяин... Ее глаза горели маниакальным блеском, когда она почти вопила от счастья, утверждая, что очень скоро Гарри Поттер попадет к Темному лорду и послужит его интересам! Что верный слуга Хозяина в Хогварсте уже все подготовил... – Выдавила она в перерывах между всхлипами, потом отстранилась и внимательно вгляделась в его лицо. И продолжила уже почти спокойно. – Но ведь, ты уже знаешь об этом, ты опять все наперед знаешь... Можешь не отрицать, ты всегда хорошо прячешь свои чувства, но сейчас твои глаза выдали тебя. В них нет ни капли тревоги, удивления, зато есть словно бы облегчение, словно бы события идут так, как ты предвидел...
Гарри порывисто вскочил, сделал несколько кругов по купе и, наконец, застыл, уставившись в окно. Этого следовало ожидать, он уже давно начал ощущать, что у нее зарождаются странные, мало понятные ей самой подозрения. Они слишком близко общались, чтобы она не стала замечать за ним всякие странности. Что же делать? Сказать правду? «Знаешь Дженифер, мне почти 30 и живу эту жизнь по второму разу»? Блин, даже думать об этом не хочется... Солгать, рассказать про связь через шрам... Нет, она слишком хорошо его знает, почувствует фальшь... «Обливиэйт»? Самое простое и надежное, но сможет ли он сделать это с той, которую, похоже, любит, и которая, без сомнения, любит его?
- Дженифер, я не могу, пока не чувствую себя способным рассказать тебе, - он решил не говорить почти ничего, но сказать лишь чистую правду. – Я рассказал это моему крестному, и его потом пришлось откачивать... И это, притом, после Азкабана, страшнее которого вряд ли что-нибудь найдешь... У меня, как ты, без сомнения, уже догадалась, есть тайна. Я частично приоткрыл ее Сириусу, так как он единственный, кто может хотя бы частично меня понять, ибо он пережил нечто похожее...
- Ты не расскажешь? Я знала это... Наверное, я могу понять. Если ты хранишь это ото всех, этому есть, должны быть причины...
- Да, - Гарри не решался смотреть на нее. - Не расспрашивай меня, Дженифер, не сыпь соль на так и не зажившую рану. А я пообещаю тебе, что однажды все тебе расскажу... – Гарри таки глянул на нее, и в его глазах читалась эхо некогда пережитой боли, той боли, которую нельзя изжить за все жизнь.
- Я дождусь, когда ты будешь готов, Гарри... – Она порывисто обняла его. Теперь она уже не сомневалась, что он сдержит все свои обещания.

Через несколько дней после окончания каникул всех чемпионов пригласили на поле для Квиддича, где уже был посажен лабиринт. Подпрыгивающий от энтузиазма Людо Бегмен рассказал им о том, что им предстоит. Когда все начали расходиться, Гарри, у которого были вовсе иные планы, не пошел вместе со всеми в замок. Отойдя в сторонку, он одел захваченную с собой Мантию Невидимку, достал Карту и направился в сторону Запретного Леса. Добыв из дупла заранее припасенную метлу, он всмотрелся в Карту. Крауч-младший говорил, что в этот день увидел отца на ней, значит, тот уже близко. Теперь предстоит выяснить, стоят ли чего-либо его рассуждения о том, что Темный Лорд оставит с собой лишь недотепу Хвоста... Вот и он - точка, помеченная как «Барти Крауч», пьяным зигзагом брела по лесу неподалеку от Гарри. Еще один Крауч бродил сейчас по Хогсмиду. Ну, с этим все ясно - проморгал отца, теперь ищет его... Оседлав метлу, он направился прямиком к главе Отдела международного магического сотрудничества. Грязный, оборванный мистер Крауч почти наугад брел по лесу. Он то и дело останавливался и принимался раздавать распоряжения призрачным сотрудникам, потом, делая над собой титаническое усилие, вновь шел вперед. Гарри почувствовал уважение к этому человеку. Упорство, с каким он боролся с проклятьем Империус, поминутно борясь с собой и продолжая пробиваться вперед, чтобы признаться в содеянном и попытаться исправить свою ошибку, достойно уважения. То испытание, которое он перенес, без сомнения, поможет ему стать лучшим человеком, он этого заслуживал. «Ступефай!», - и Гарри опустился рядом с оглушенным мистером Краучем. Наложив на него заклятье Хамелеона, Гарри посмотрел на Карту. Сынуля перенес свои поиски в район озера, освободив, тем самым, дорогу... Удерживая за метлой заклинанием «Мобиликорпус» невидимое и бесчувственное тело Барти Крауча, Гарри полетел к Визжащей Хижине. Он открыл дверь малоизвестным заклинанием, в тайну которого были посвящены и Мародеры. Хижина обладает уникальной особенностью - ее стены так заколдованы, что даже Волшебный Глаз не может видеть их насквозь. Директор все предусмотрел, готовя убежище для молодого Люпина...
Теперь необходимо помочь мистеру Краучу справиться с заклятьем. Он с ним уже борется, а это все очень упрощает. «Энервейт!»
- Уизерби, пошлите сообщение господину министру, что... – как ни в чем ни бывало начал Крауч. Но почти сразу же замолчал, скривившись в борьбе с собой, и выдавил. – Кто ты, ты с НИМ? Аээаееэээ...
- Не волнуйтесь, мистер Крауч, я не с Темным Лордом. Я помогу вам, но это немного больно... Енергиус! – удар током. Как и электрошок помогает порой при амнезии или промывки мозгов, так и это заклятье помогает против Империуса, если жертва борется.
Барти Крауч вздрогнул от удара, на пару мгновений забился в судорогах, потом затих. У него вырвался стон, и он перевернулся на спину, отыскав взглядом Гарри. Выглядел он изнеможенно и несколько дико, но взгляд его был осмысленным, и устремлен на лоб стоящего рядом парня.
- Гарри Поттер? – прохрипел он
- Да, это я, мистер Крауч. Помолчите, вы едва живы, сейчас... Добби! Винки! – оба эльфа тут же явились на зов.
- Мастер Крауч? – пискнула эльфийка.
- Да, это он. Ему необходима помощь и уход, он, видно, побывал в плену. Принесите ему еды и всего необходимого, нужно устроить его здесь с комфортом. Быстрее! – Эльфы поклонились и исчезли. – Мистер Крауч, не беспокойтесь, никто, даже Аластор Грюм со своим глазом, не найдет вас здесь. Вам необходимо отдохнуть. Мы поговорим позже, прошу вас дождаться меня и никуда не уходить. Боюсь, что приспешники Волдеморта проникли в Хогвартс... Эльфы присмотрят за вами. – Крауч чуть заметно кивнул, на большее сил у него, похоже, не было. С треском появились эльфы с едой, постельным бельем и прочим... – Накормите мистера Крауча и устройте ему постель. Присмотрите за ним, я должен идти, вернусь вечером. И еще, ни вы, ни он не должны показываться снаружи.
- Да, хозяин, Гарри Поттер, сэр! – дуэтом ответили малость ошарашенные инструкциями эльфы.

Гарри шел подземным ходом к Гремучей Иве. Взгляд на Карту Мародеров дал понять, что младший Крауч вернулся в свой кабинет, что было очень кстати. Туда-то ему и надо. Решив быть вежливым перед допросом, Гарри постучался и, дождавшись «заходи, Поттер!», открыл дверь.
- Добрый день, профессор. Петрификус Тоталус! – хоть самозванец и пропагандировал без устали Постоянную Бдительность, сам ее не соблюдал и не был готов к атаке. Прямой, как доска, он застыл в кресле. – Так-так Барти, как дела?
Гарри направился к знаменитому многоэтажному сундуку Грюма. Отобрав у негодяя ключ с помощью Манящих Чар, он вставил его в первое отверстие. Там оказалась куча книг - вовсе не то, что было нужно. Во второй и третьей секции так же не нашлось ничего полезного. То, что было нужно - оборудование для допроса - оказалось в четвертой секции. Сыворотка Правды и три свитка Пергамента Истины, служащего для протокола, были извлечены из недр сундука. Записи на этих свитках появляются сами и лишь при условии, что говорящий находится под действием Сыворотки. Подделать невозможно. Ему нужны три копии рассказа, так будет надежнее. Он влил через дырку в зубах три капли в рот Барти Крауча младшего, снял с него заклятье и начал допрос, не забыв зачаровать дверь. Пленник вновь в подробностях описал свое бегство и свою службу Лорду. Пергамент слово в слово записал эту исповедь, являющуюся компроматом на его отца, гарантией, что Крауч-старший не ударит в спину... Дело сделано. Теперь осталось стереть этому гаду память, навести в кабинете порядок и можно уходить.
Гарри вновь вышел из замка, достиг границы щита и аппарировал домой. Сириус был обрадован, но и весьма удивлен визиту.
- Здравствуй, Сириус. Прости, но я всего на пару минут. Смотри, вот записи рассказа Барти Крауча младшего, их достаточно, чтобы засудить его отца. Я хочу их сохранить на всякий случай. Прошу отнеси вот этот пергамент в Гринготс, в сейф 1273, вот ключ. Еще один я спрячу здесь. Хорошо?
- Да конечно...
- Отлично. Прости, что являюсь так неожиданно, но мне надо торопиться...
Гарри спрятал еще одну копию в свою сокровищницу. После этого поспешил вернуться в школу. Он поспел как раз к ужину, тем самым, избежав множества вопросов со стороны учителей. После ужина он вновь направился в Визжащую Хижину.
- Добрый вечер, сэр.
- Мистер Поттер? Рад, что вы здесь. Я выполнил вашу просьбу и никуда не уходил. Но если вы разбираетесь в происходящем, и, похоже, это именно так, вы должны понимать, что мне необходимо встретиться с вашим директором.
- А вы доверяете Дамболдору? Я лично нет. Если он и впрямь великий маг, то почему позволяет в своей школе твориться всей этой дьявольщине? Я уже во многом разобрался, мистер Крауч, ваше появление открыло мне глаза на некоторые странные события... Я уже понял, что ваш сын здесь, под личиной одного из учителей. Он и бросил мое имя в Кубок, не так ли?
- Именно, - Барти Крауч не очень удивился уровню знаний парня, он уже успел сделать соответствующие выводы, исходя из его поступков. - Темный Лорд становится сильнее, к нему примкнули его сторонники и мой сын... - лицо мужчины исказилось. – Мой сын с ними. Зачем только я вытащил его оттуда... - он осекся, поняв, что болтнул лишнее.
- Родная кровь не вода, - Гарри дал понять, что ему все известно. – Так вот, учитывая, что я еще жив, я полагаю, им нужна моя победа в Турнире. Самым простым решением этой задачи, мне представляется обращение Кубка в портал, что перенесет меня прямо под его ясные красные очи.
- Так и есть, - Крауч лишь поражался проницательности парня. Он может далеко пойти... – Находясь в его власти, я слышал, что Темный Лорд хочет использовать твою кровь для какого-то ритуала, с помощью которого вернет себе силы. Он что-то говорил о кости отца, плоти слуги и крови врага...
- Черная магия. Кость отца он найдет в его могиле, слуги у него есть... – Гарри словно бы размышлял в слух. - Значит, портал будет настроен на...
- Кладбище городка Литтл-Хенглтон, - закончил за него сотрудник Министерства. – Теперь ты понимаешь, что надо рассказать Дамболдору.
- Почему ему, ему я не доверяю. Министерству, кстати, тоже. Волдеморт уже наверняка восстановил свои старые связи, у него могут быть осведомители повсюду. Зато вам я могу доверять, мистер Крауч, бывший глава Департамента по магическому законодательству. – Гарри сделал ударение на конце.
- В том то и дело, что бывший. Что я могу?
- Мистер Крауч, я уверен, что у вас остались хорошие отношения с самыми матерыми волками из числа мракоборцев, командиров. Я уверен, что они по прежнему уважают человека, под руководством которого успешно ловили Пожирателей. – Гарри замолчал на мгновение, давая собеседнику собраться с мыслями, - Думаю, что вы как раз в состоянии собрать тайно, подчеркиваю это, отряд и повязать всех этих негодяев.
- То есть, тебя переносит к Темному Лорду, следом появляюсь я с бойцами, и мы их вяжем... Его самого и его прихвостней.
- Да. Насколько я знаю, этот маньяк любит представления. И потому будет возвращаться в присутствии всех своих последователей, как тех, что бежали из Азкабана, так и тех, что смогли от него отвертеться. Можно будет схватить разом всю эту гоп-компанию. Представляете заголовки газет: «Гарри Поттер и Барти Крауч раскрывают заговор!»
- Да, - в глазах Крауча загорелся огонек, ему уже представлялись лавры героя, уважение, которого он лишился из-за сына, может быть пост министра... – Пожалуй, дело стоящее. Думаю, я смогу организовать это. Пожирателей там может быть несколько десятков, но группу я смогу собрать... А ты Поттер, готов к такому риску?
- Этот подонок убил мою семью, и не только мою. Я готов... на многое, чтобы он, наконец, умер. К тому же, учитывая мои прошлые встречи с ним, я могу уверенно сказать, что он не успокоится, пока не уничтожит меня. Я готов. Полагаю, вам следует провести ночь здесь, дабы восстановить силы. До Третьего Тура еще больше месяца, мы успеем подготовиться.

На том они и порешили. Глядя вслед уходящему парню, Барти Крауч уже размышлял над людьми, с кем предстоит войти в контакт. Он был человеком действия, он ясно понимал, что Поттер не сказал ему всего. Мальчишка уже, без сомнения, вычислил его сына. Он как-то разобрался в истории его освобождения, наверняка не без помощи Винки... Поттер был опасным человеком, достойным уважения. Он прекрасно понимал всю выгоду, что они могут получить в случае успеха. Он выбрал его, Барти Крауча, в союзники не случайно, а потому что видел в нем идеального партнера. Надежного уже потому, что он, Поттер, знает о его скелетах в шкафу. Гарри Поттер уже был политиком, отличным политиком, в 14 лет. С этим человеком стоит подружиться!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:41 | Сообщение # 23
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 21

Быстро приближалось время последнего тура. Гарри запасся всем необходимым и просто полезным. Учитывая, что бой, возможно, предстоял нешуточный, он готовился к нему в серьез. Вновь был приготовлен боевой костюм мракоборцев. Упорные, прежде всего физические тренировки приносили плоды. Гарри чувствовал себя способным пробежать весь Лабиринт и даже не запыхаться. Он проводил много времени с Дженифер. Девушка, теперь уже девушка, держала слово и более не задавала вопросов на щекотливую тему. Она чувствовала, что уже скоро все станет ясно. Это ощущение ее радовало, но одновременно и пугало. Что такого может скрывать Гарри Поттер, что может причинить человеку ту боль, что она прочла тогда в его взгляде? Она желала узнать ответы, но и боялась того, что ей может открыться...
До состязания оставалось четыре дня, когда Гарри прибыло послание. Это было письмо от Барти Крауча и маленький сверток.
«Гарри, как ты и просил, я встретился со своими друзьями. Все они рады пойти на организуемую тобой вечеринку. Посылаю тебе это колечко, дабы ты не забыл уточнить время и место. Если я не ошибаюсь, то гостей будет больше, чем хозяев, праздник удастся! Жду с нетерпением. Отец семейства».
Гарри усмехнулся и развернул бандероль, там и правда было кольцо. Что ж, Барти Крауч оправдывает свою репутацию умного и предусмотрительного человека. Он написал вполне детское письмо, где сообщил обо всем: он собрал отряд, превосходящий предполагаемого противника, и послал магический маяк. Дабы точно знать момент, когда и куда аппарировать ему на помощь. Если вдруг они ошиблись в расчетах, и его принесет куда-нибудь еще... Браво Барти! Сова улетела, но ему надо ответить... Надо намекнуть на то, что в его интересах поспеть вовремя, а то кто его знает... Гарри был склонен скорее доверять этому человеку, но десять лет Азкабана всякому внушит дополнительную осторожность.
Гарри пришел в совятню, где и написал ответное послание:
«Семьянин рад, что все готово для праздника, буду там обязательно. Я тут встретил твоего младшего, беседа была увлекательна. Он поведал мне о своих похождениях, да и о тебе упоминал. Он просил передать, что если вы опоздаете на вечеринку, он обидится и начнет сплетничать. Я с ним, в общем, согласен, и даже помогу. Зато если все выйдет классно, он обещает молчать в тряпочку, я позабочусь. Рассчитываю на твою пунктуальность. Гарри».
Вот так. Посторонний мало что разберет, но Барти тут же поймет намек, что парень принял меры предосторожности. И если Гарри вдруг погибнет, все узнают его маленькую тайну. Это так, на случай, если Краучу вдруг придет мысль появиться чуть позже, когда этого странного, опасного и слишком много знающего Поттера уже убьют. Это очень маловероятно, но лучше принять меры предосторожности.

И вот наступил вечер последнего тура. Весь день Гарри провел в компании Сириуса, по несколько раз в час уверяя, что у него все готово и все будет хорошо. Сейчас Гарри и три других чемпиона стояли перед входом в зеленый Лабиринт. Грюм, МакГоннагал, Флитвик и Хагрид уже разошлись по сторонам. Учитывая, что сейчас Гарри неоспоримый лидер, он полагал, что Крауч-младший не станет рисковать и нападать на других участников.
Наконец раздался сигнал, и Гарри рванул вперед. Поворот, поворот еще поворот, свериться с направлением, теперь правее... Ему преградила дорогу все та же кошмарная дверь, боггарт. «Риддикулус!», - дверь покраснела и покрылась цветами. Гарри и сам толком не знал, почему это вызывало у него такой хохот. Гарри всю дорогу не покидало ощущение, что он шел прежним маршрутом, но соплохвостов, к счастью, не попадалось. Но вот хорошо знакомый серебристый туман был тут как тут. Земля и небо поменялись местами, но сразу же вернулись на место, стоило сделать один шаг.
Стрелка компаса, в которую была обращена одна из палочек, указывает, что здесь следует повернуть направо. Похоже, лже-Грюм удовлетворен прогрессом Гарри, так как никаких криков не было слышно. Он, по-видимому, считал, что остальные чемпионы не конкуренты Поттеру, и выводить их из строя нет необходимости. Гарри шел уже минут двадцать, и, наконец, наткнулся на хорошо ему знакомого сфинкса. Он на ходу выкрикнул ответ, не удосужившись даже толком послушать загадку, и поспешил дальше. Путь свободен, вперед, вот впереди виднеется Кубок... А вот и паучишка, маленький такой, всего три метра высотой...
Гарри решил не изобретать велосипед, и от всей души угостил его оглушающим заклятьем с двух палочек. Помогло, его нынешние чары не шли ни в какое сравнение с тем детским лепетом, что у него получался в прошлый раз. Тварь рухнула без движения, путь свободен. Когда подоспеют остальные, они наверняка не найдут ни его, ни Кубка.
- Теперь посмотрим кто кого, змеюка, – прошептал он и коснулся портала. Хорошо знакомый рывок и вот его уже несет куда-то по воздуху.
Ему не удалось добиться мягкой посадки, он почти воткнулся в землю, Кубок вывалился из его рук. Он быстро поднял голову. Гарри был на том самом неприятно ему знакомом кладбище, и его окружали одетые в черное волшебники. На первый взгляд он мог сказать, что их тут больше пятидесяти, то есть не только бежавшие из Азкабана соратники, но и те его приближенные, что сумели отвертеться от этого ада. Как и следовало ожидать. Стоящая рядом незабвенная Беллатрикс удовлетворенно смотрела на него.
- О, маленький Потти почтил нас своим присутствием... – ханжески пропела она детским голоском.
- Я всегда отзываюсь, когда меня зовут на вечеринку, Белла, – ответил ей Гарри. Тут раздались множественные хлопки аппарации. - И я привожу с собой друзей, – добавил он с хищной улыбочкой.
Толпу Пожирателей, что уже успела сгрудиться вокруг него, окружили только что появившиеся маги. Их было больше, чем слуг Волдеморта. Барти Крауч не терял время даром.
- Именем закона, сложите оружие, - грянул голос Главы департамента международного магического сотрудничества. Его палочка, как и палочки всех прибывших, были направлены на опешивших от такого поворота событий врагов.
Гарри так же выхватил свои палочки. Все застыло в напряжении. Всем было понятно, что боя не избежать, но никто, похоже, не хотел быть провокатором. Пожиратели чувствовали, что преимущество не на их стороне, окружившие же их сотрудники Министерства не желали начинать схватку. Направив палочки на этих Псов, Гарри с интересом ожидал, чем же все это закончится. Вот Беллатрикс затравлено оглядывается по сторонам, бросает взгляд за спину, где лежит ее запеленатый Лорд, в ее глазах горят искорки фанатизма вперемешку с безумием. Пожиратели медленно тянулись к своим палочкам. Люциус Малфой, которого Гарри мог узнать одетым во что угодно, уже держал ее в руках, пытаясь быстро аппарировать отсюда. Бесполезно, Гарри чувствовал, что волшебники из Министерства уже успели наложить специальные чары на это кладбище, полностью отрезав гадам путь к отступлению. Никто из этих подонков не уйдет отсюда, почти никто.
- Авада Кедавра! – взвизгнул один из Пожирателей, видно, потеряв голову от страха.
Мелькнул зеленый луч, но сотрудник министерства успел укрыться за памятником. Все, началось. Все товарищи Барти Крауча разом запустили Оглушающие заклятья. Встречные потоки красных лучей со всех сторон обрушились на темную массу сторонников Лорда Тьмы. Несколько человек упало, но большинство успело таки отразить эти чары. Тут же грянул нестройный хор голосов, выкрикивающий различные заклятья. Навстречу друг другу понеслись всевозможные лучи разного цвета, по полю покатились ударные волны, где-то раздался взрыв. Схватка началась...
Гарри запустил пару Сногсшибателей и рванулся в самую гущу. Из его палочек потоками рвались разные довольно простенькие заклятья, но все они были использованы невербально. Он швырялся в основном Оглушающими, Парализующими и Связывающими чарами в Пожирателей, кое-кто их избегал или отражал, другие не успевали среагировать. Но не это его сейчас интересовало, у него на эту схватку был свой план-минимум: отправить на тот свет Питера и Беллатрикс, отомстить за своих родителей и за семью Невилла Долгопупса, и еще... за Сириуса, за прошлый раз. Питер попался ему первым, эта крыса, уже приняв анимагическую форму, явно желала смыться. Никогда!
- Редукто! – два взрыва грянули там, где сейчас находился этот крысеныш. Два фонтана земли взлетели в воздух. Среди почвы Гарри успел рассмотреть что-то красное и серое. Кровь и шерсть. Все, эта тварь не уцелела.
Гарри вновь рванулся вперед, заметив Беллатрикс, сражающуюся сразу с двумя мракоборцами. Вот из ее палочки вырывается зеленый луч, один из ее противников, не успев уклониться, падает замертво. Причем, так неудачно, что наваливается на своего товарища, лишая того возможности защищаться. Беллатрикс Лестрейдж вновь поднимает палочку... Новая волна ярости и ненависти к этой женщине затопила Гарри. Сейчас она заплатит за все, в том числе и за гибель этого человека. Он вложил все свои силы в ударное заклятье. Сорвавшись с двух его палочек, эти чары с огромной силой ударили в стоящий между ним и этой убийцей надгробный камень. Тяжелая глыба треснула, и ее верхний кусок, оторвавшись, понесся вперед. Обломок каменной плиты с огромной скоростью ударил в Пожирательницу, сорвав ее с места. Ее фигура пронеслась десяток метров и с силой впечаталась в другой памятник. То, что сейчас оставалось от тела Беллатрикс, уже не могло содержать в себе ничего живого. Выживший мракоборец, высвободившись из-под тела своего товарища, с секунду смотрел на то, что осталось от убийцы его соратника, а может и друга. Потом он пораженно, но и неприкрытыми уважением и благодарностью глянул на Гарри, кивнул ему и вновь кинулся в бой.
Гарри отскочил назад, избегая пущенного в него кем-то заклятья, прижался спиной к одному из памятников и попробовал осмотреться. Бой явно складывался в их пользу. На ногах уже осталось всего лишь два десятка Пожирателей, и на них со всех сторон дружно и организовано наседали сотрудники Министерства. Лишь чуть в сторонке от общей схватки бились один на один мистер Крауч и Антонин Долохов. Черный маг вскинул руку в хорошо знакомом Гарри жесте, такое же заклятье он применял, вернее, собирался применить в Министерстве, в Отделе Тайн. Его противник поднял руку в защитном жесте. Проклятье ударило в щит, не пробив его, но заставив Барти пошатнуться. В следующий миг он уже сдвинулся вправо, избегая зеленого смертоносного луча. Через мгновение в спину Долохова одно за другим попали два посланных Гарри «Ступефая», но одновременно с этим и Барти Крауч тоже пошел в атаку. Его лицо было перекошено от ярости, из его палочки вырвался пронзительно-фиолетовый луч и ударил в уже потерявшего сознание, но еще не успевшего упасть Долохова.
Соратник Темного Лорда опрокинулся на спину. Гарри знал это заклятье, Антонин был уже практически мертв. На мгновение взгляды Гарри и Барти встретились. Два человека, только что убившие тех, кому они всей душой желали смерти, поняли друг друга. Слова тут были не нужны. Одновременно они кинулись туда, где уже завершался основной бой. Гарри пообещал себе выяснить, что именно задолжал Краучу Долохов.
Бой завершился еще до того, как они поспели к месту последнего действия. Мракоборцы уже вовсю связывали Пожирателей и осматривали своих раненых, хотелось на это надеяться, товарищей. Все было кончено, никто из прихвостней Волдеморта не ушел отсюда, но, как Гарри и ожидал, пеленки были пусты. Дух Тома Реддла покинул свое временное вместилище и бежал, когда понял, что его слуги терпят поражение. Понявшие это министерские работники и, особенно, Крауч, не смогли скрыть разочарования. Гарри же не огорчился.
- Мистер Крауч, полагаю, мне надо возвращаться. Вам же следует позаботиться об этих голубках, – обратился Гарри к Барти-старшему. Потом добавил шепотом. - Насчет вашего сына не волнуйтесь, у меня все под контролем. И ожидаю вычитать завтра в Пророке о наших с вами приключениях.
- Хорошо, мистер Поттер, полагаю, завтра нам нужно будет встретиться. – Крауч поверил Гарри, ибо прекрасно понимал, что сейчас сохранить ему свободу и репутацию очень в интересах Поттера. – Удачи вам, и поздравляю с победой на Турнире.
Гарри направился к Кубку, под приветственный и одобрительный гул со стороны мракоборцев. По пути он осматривал пленников. Вот связанная чета Малфоев, вот сильно потрепанный Макнейр, а вот Эйвери, похоже, мертвый... Потом ему попалась на глаза женщина, чье сходство с Дженифер давало ясно понять, что это ее мать. Что ж, об этом надо будет поговорить с мистером Краучем. Гарри коснулся Кубка и понесся назад.
Под приветственные крики толпы он приземлился перед входом в Лабиринт, всем видом показывая, что с трудом держится на ногах. Как он и рассчитывал, он мигом оказался у лже-Грюма на руках, тот понес его в замок. Гарри краем глаза заметил смятение, а потом и озарение в глазах директора. Гарри тихонько переложил один из ножей себе в рукав, Барти сейчас явно было не до Постоянной Бдительности. Они достигли кабинета, Грюм посадил Гарри на стул и схватил его за плечи.
- Что произошло, Поттер? – спросил он, не пытаясь скрыть нетерпение.
- Твой Лорд провалил свое возвращение, Барти, – ответил Гарри и ударил его ножом прямо в сердце. – Это тебе за чету Долгопупс! Прежде чем ты умрешь, хочу сказать тебе, что все твои дружки схвачены, но сам Волдеморт бежал. Бежал в своей бестелесной, ужасной и невыносимой даже для него самого форме. И меня это даже радует, ибо... – Гарри с усмешкой процитировал Дамблдора, - я не получу удовлетворения, попросту отняв у него жизнь.
Барти Крауч упал замертво. Скорее всего, сюда уже спешит Дамблдор, так что надо поторопиться. Гарри сорвал с Крауча-младшего Волшебный Глаз, отделил искусственную ногу. Теперь осталось применить заклятье высшей трансфигурации, и вместо грузного тела на полу лежит небольшой железный шарик. Так, шарик в карман, палочки в руки, распахнуть окно и немножко следов борьбы в кабинете... Все, можно ждать директора.
Дверь слетела с петель, на пороге возникли Альбус Дамболдор, Снейп и МакГоннагал. Парень, стоящий с палочками наголо у окна, обернулся. На него посыпались вопросы. Гарри описал, как Грюм начал вести себя словно Пожиратель, а потом стал превращаться в кого-то другого, и за секунду до их появления выпрыгнул из окна. Настоящего Аластора быстро нашли в его сундуке и отправили в больницу.
- Гарри, что там произошло?
- Что произошло? Произошло то, что вы, профессор, прозевали возрождение Волдеморта прямо у себя под носом, – глумливо ответил ему Гарри. Он посчитал, что имеет право вести себя нагло. - А еще вы прозевали меня, когда я вместе с мистером Краучем подготавливал контрмеры. Не волнуйтесь, у него ничего не вышло. Сам он сумел бежать, а вся свора его верных Псов попалась в руки правосудия.
- Что ты такое говоришь, Гарри? – похоже, директор не сумел уловить нить повествования.
- Кубок был порталом. Он перенес меня на кладбище, где меня ждали присные Темного Лорда во главе с ним самим. Но мы с мистером Краучем это предвидели, он со своими людьми аппарировал следом за мной. Произошел бой, и все Пожиратели были схвачены... Ну, все те, кто не погиб... – Гарри утомленно потер себе шею. – Профессор, я сперва выиграл Турнир, потом поучаствовал в самом настоящем сражении, а на десерт меня чуть не убил тот, кого я считал своим учителем ЗОТИ. И все это в один день. Не могли бы вы проводить меня в Больничное Крыло, а то в гостиной от любопытных отбоя не будет. А отвечать на глупые вопросы у меня нет сил. Думаю, завтра Пророк только и будет говорить о произошедшем.
И Гарри в сопровождении учителей направился в больницу, где рассчитывал выспаться. Пусть остальные делают свое дело...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:42 | Сообщение # 24
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 22

На следующий день Гарри специально вышел и больницы и спустился в Большой Зал попозже, когда почта уже прибыла. Как он и рассчитывал, все были настолько поглощены содержимым газеты, что сперва и не заметили самого виновника всей этой катавасии. Гарри тихонько присел рядом с Дженифер, судорожно пытающейся навести хотя бы относительный порядок в своих мыслях. Его уже поджидал его экстренный номер Пророка.
«Гарри Поттер и Барти Крауч раскрывают заговор темных магов!» - вопил огромный заголовок над фотографией, где был запечатлен десяток пленных Пожирателей.
«Вчера вечером юный Гарри Поттер, самый молодой из участников Турнира Трех Волшебников, первым достиг Кубка, оказавшегося порталом...» Ну и пошло подробное описание всего произошедшего. Очевидно, писали со слов мистера Крауча, тот был достаточно правдив. Он рассказывал, как, разыскивая пропавшую Берту Джоркинс, попал под власть Волдеморта и лишь около месяца назад ему удалось частично перебороть заклятье Подвластия. Как он пробирался в Хогвартс, ибо в его замутненной голове была лишь одна трезвая мысль - «Надо рассказать Дамболдору». Он описал, как был найден Гарри Поттером, который со своей стороны тоже приблизился к разгадке, и как они вместе составили план действий. Потом шло описание сражения со слов сразу нескольких очевидцев. Гарри отметил, что хотя упоминалось о его участии в схватке, не было сказано ни слова, о том, что он там убивал. Не иначе, как Барти постарался, надо бы не забыть его поблагодарить. В конце было краткое резюме, наконец, скупые и верные цифры. 9 Пожирателей погибло, еще 46 схвачено. Пока было названо лишь два имени среди погибших ПСов - Беллатрикс Лестрейдж и Антонин Долохов, но были намеки на то, что среди пленников попадались известные люди и даже сотрудники Министерства. Погибло так же трое мракоборцев, еще 8 получили тяжелые травмы и по-прежнему находятся в Святом Мунго. Дальше шла, в основном, пустая болтовня, по ходу которой Рита Скиттер без устали поливала грязью Фаджа, Дамблдора и многих других, которые в очередной раз не досмотрели. В самом начале своего интервью Барти Крауч упомянул, что они с Гарри проводили операцию в тайне ото всех, ибо не знали, кому могут доверять, так как шпионы Темного Лорда могли быть всюду. Что ж, Гарри еще подольет масла в огонь, когда сообщит, под чьей личиной скрывался проникший в школу Пожиратель.
Оторвавшись от статьи, Гарри стал разглядывать присутствующих. Все, абсолютно все были поглощены своими газетами, никто, похоже, еще не обратил внимание на его появление. Малфой с открытым ртом пялился в страницу. Гарри был готов поспорить, что белобрысый силиться понять, нет ли его родителей в числе схваченных. Все учителя читали статью не отрываясь, вероятно, уже не в первый раз. Дамболдор хмурился, теребя свой номер в руках, даже Снейп не смог сохранить невозмутимый вид. У большинства учеников реакция на написанное была более-менее схожа: их глаза увеличивались и лезли на лоб. Одним из исключений был Невилл Долгопупс. Он неподвижно сидел, уставившись стеклянным взглядом в страницу. Гарри был готов руку дать на отсечение, что его глаза никак не могут оторваться от одного единственного имени. От имени той, из-за которой вот уже 14 лет его родители не узнают собственного сына. От имени этого чудовища, Беллатрикс Лестрейдж.
Повинуясь внезапному порыву, Гарри вскочил, пересек Большой Зал и положил руку на плечо Невилла. Тот повернул голову. Его красные от с трудом сдерживаемых слез глаза встретились со спокойным взглядом Гарри. Откуда-то из глубины этого взгляда поднялось истинное сострадание.
- Эта женщина заплатила за все, - прошептал ему Гарри. Все головы тут же повернулись к нему. Все, кто был в Большом Зале, только сейчас заметили его присутствие. – И твои родители поправятся, я уверен.
Гарри огляделся. Сейчас на него смотрели все присутствующие в зале люди. Их взгляды выражали море эмоций - от восхищенных и откровенно обожающих до недоверчивых и потрясенных. Были среди них и враждебные, но таких было раз-два и обчелся. Гарри вернулся к своему столу и принялся завтракать, всем своим видом показывая, что не ответит ни на один вопрос.

Альбус Дамболдор никак не мог оторвать взгляда от Гарри Поттера. Теперь уже не было никаких сомнений, что с парнем не все в порядке. Ну не мог сын Поттеров стать таким! Альбус навел справки об его жизни у родственников и выяснил, что Гарри никак набраться у них всех этих качеств, хотя и вырос в неприятных условиях... Этот Гарри Поттер попал в Слизерин, казалось, он был в курсе всего, что происходит в школе. Он оказывается в нужное время в нужном месте, он встречается с дочерью своего врага, прекрасно об этом зная! Он холоден и расчетлив, а после очередного приключения говорит, что ринулся туда очертя голову. Теперь, после вчерашних событий, Дамболдор мог с уверенностью сказать, что никуда такой парень очертя голову не ринется. Значит, этот Гарри Поттер ведет какую-то свою игру. Игру, в которой он, похоже, полностью противопоставил себя ему, Альбусу Дамболдору. Игру, в которой он предпочитает объединиться с Барти Краучем... Дамболдор уже добыл список тех, кто участвовал в той операции на кладбище. Он не был сильно удивлен, когда выяснил, что членов Ордена Феникса или просто его хороших знакомых среди этих людей почти не было. Только Ковентри Виенс, чья дочь два года назад закончила школу. Так уж случилось, что он довольно близко познакомился с ее семьей. Этот человек сможет ему рассказать то, о чем, возможно, умолчали в газете...

Занятия уже закончились, поэтому, покинув Большой Зал, Гарри с чистой совестью засел в Комнате по Желанию. По его расчетам, через пару часов сюда заявится поздравительная комиссия из Министерства. Будут двойные поздравления - за победу на Турнире и за поимку Пожирателей Смерти. Явно будет длинная и прескучная церемония... «Блин, не удивлюсь, если для пышности мне вкатят еще и Орден Мерлина!» - пронеслось в голове у Гарри. Зато потом его будет ждать простая, деловая, а главное, полезная беседа с мистером Краучем. До тех пор ему придется терпеть.
- Ты выполнил свое обещание, - тихий голос вырвал его из размышлений. Он так в них погрузился, что пропустил появление Дженифер.
- Я свои обещания держу, - поднял на нее взгляд Гарри. – Не знаю, как тебе это сказать, но... Твоя мать была в числе арестованных, я видел.
- Я и не удивлена. Уж кто-кто, а она бы ни за что не пропустила возрождение своего Лорда. – Джени грустно улыбнулась. Было очевидно, что арест той, кто произвела ее на свет, не причиняет ей боли. – Теперь даже и не знаю, куда мне ехать этим летом...
- Думаю, это можно утрясти. Я же теперь в хороших отношениях с мистером Краучем, а он вполне может в скором времени занять пост министра... А пока я приглашаю тебя провести лето со мной. Сириус поймет, он сам бежал от своей ненормальной семейки.
- Хорошо. Я была уверена, что ты мне это предложишь, ведь ты опять все предусмотрел заранее... – Дженифер ясно намекала на то, что по-прежнему ждет, когда он ей все расскажет.
- Ну, у меня были подозрения по поводу твоей матери, но никакой уверенности не было... Ой, смотри! – его взгляд упал на Карту Мародеров. – Прибыли из Министерства. О, какие люди! Фадж, Бегмен, и еще целая туча разных шишек! Какое внимание к моей скромной персоне! – девочка хихикнула. – Ладно, от судьбы не уйдешь, мне надо идти на это представление...

Да, церемония получилась пышная и, разумеется, жутко скучная. Министр долго поздравлял его и произнес целую речь, с трудом скрывая досаду оттого, что успехи Гарри и Барти выставили его идиотом, коим он, в сущности, и являлся. Потом вручил 1000 галлеонов выигрыша, а так же непосредственно кубок Турнира. Который, как выяснилось, достается победителю, и для каждого Турнира он создается новый. А Гарри и не знал... Об Ордене Мерлина речь тоже зашла, Министр дал понять, что вопрос обсуждается. Наконец, после долгой и утомительной болтовни, взаимных расшаркиваний и тому подобного, все формальности завершилось. Гарри и мистер Крауч поспешили отделиться от остальных и уединились в одном из пустых классов. Барти сам наложил заклятья на дверь, избавив Гарри от необходимости это делать.
- Итак, мистер Поттер, как вы уже успели убедиться, наша операция увенчалась успехом, Несмотря на то, что Темному Лорду удалось ускользнуть. Но он, похоже, лишился всех своих последователей. Я приношу вам свою благодарность за все, в частности за то, что вы подобрали меня на подходе к Хогвартсу. Учитывая, что предатель скрывался под личиной Аластора Грюма, у меня было мало шансов достигнуть Дамблдора живым.
- Не стоит благодарности, мистер Крауч. Кстати, можете звать меня по имени. По поводу предателя... Можете не волноваться, я принял необходимые меры, никто его никогда не найдет. Я вам гарантирую.
- Могу я узнать каким образом?
- Я бы предпочел, чтобы это осталось моим маленьким секретом. Как и способ, с помощью которого я добыл это. – Гарри протянул собеседнику свиток с признанием его сына.
- Понимаю... Могу я оставить это себе? – Барти побежал глазами содержимое, но не высказал своих эмоций.
- Да, конечно, – удивил его своим ответом Гарри. – У меня есть еще два таких же, я их спрятал в надежных местах. – Барти с нескрываемым уважением глянул на мальчишку. – Теперь, мистер Крауч, давайте начистоту.
- Давай, Гарри. Думаю, наедине мы можем общаться по именам.
- Хорошо. Полагаю, Барти, вы понимаете, что мы с вами стали героями. Я... буду рад видеть вас на посту Министра. – Гарри решил не бродить вокруг да около.
- Я не удивлен. Уже ходят слухи, что мистера Фаджа хотят сместить за все его проколы. Даже Дамболдор его не поддерживает более.
- Ну и отлично. Полагаю, поимка всех этих пожирателей плюс моя поддержка обеспечат вам необходимое преимущество.
- Я тоже в этом убежден, - теперь Крауч был убежден, что сейчас паренек начнет диктовать свои условия. Он не ошибся.
- Да, мистер Крауч, - голос Гарри перешел от тона дружеской беседы на деловой. – У меня есть, скажем так, пожелание, какое я бы хотел направить будущему Министру. Я считаю, что на заседаниях Магического Суда необходимо провести реформу. Ошибки следствия, поспешные решения уже стоили свободы невинным людям, например, моему крестному. Полагаю, это следует изменить. Я подумал, что право каждого подозреваемого на допрос с помощью Сыворотки Правды должен поспособствовать верности решений суда.
- Что ж, Гарри, - Барти сохранил дружеский тон. - Думаю, такое изменение будет и вправду полезно и найдет поддержку в обществе.
- И еще одна, скорее, личная просьба.
- Да?
- Мать моей близкой подруги, Графиня Маргарита Кассан, была в числе арестованных. Я бы хотел спросить, есть ли способ лишить ее родительских прав?
- А, мать мисс Реддл? – Крауч сразу все понял. – Что ж, если ее признают виновной, а к этому все идет, ее права у нее будут отняты автоматически. Тогда Дженифер, кажется это ее имя, будет выбран опекун из числа родственников или друзей ее семьи... Что будет затруднительно, так как большинство проходит по тому же делу... Как бы то ни было, опекун будет найден. А пока, если ты этого хочешь, я могу похлопотать, дабы каникулы она провела с тобой. Это будет нетрудно.
Они обсудили еще кое-какие вопросы и разошлись. Большую часть вечера Гарри отвечал на бесконечные расспросы школьников со всех четырех факультетов. Наконец, окончательно охрипнув, он отправился спать. Но сначала он наложил пару интересных защитных заклятий на свою кровать. Он не был уверен, что дети допрашиваемых в министерстве Пожирателей настроены мирно.
Гарри уснул. А в это время в своем кабинете Альбус Дамболдор лихорадочно анализировал все свои выводы о мистере Поттере и все, что он узнал от Ковентри Виенса. Наконец, он принял решение. Завтра он пригласит Гарри в свой кабинет, чтобы объясниться.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:43 | Сообщение # 25
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 23

На следующее утро все начиналось спокойно. Гарри завтракал и читал очередной выпуск Пророка, в котором репортеры пережевывали все произошедшее. Кое-кто, очевидно, из числа прихлебателей Фаджа развивал мысль о том, что почтенный директор теряет хватку, раз не смог понять, что враг принял облик его близкого друга. «Ну что же, Фадж пытается найти козла отпущения, и не в ком-нибудь, а в Дамблдоре. Очень кстати, они теперь друг друга, глядишь, и загрызут», - подумал Гарри с ухмылкой.
Тут рядом с ним опустилась сова с письмом, вернее не письмом, а коротенькой запиской от Сириуса. «Гарри, меня попросили приютить Дженифер. Я согласен». Гарри улыбнулся и передал ей это послание. Глаза девочки радостно блеснули.
Гарри с Дженифер направились к выходу из Зала, когда профессор МакГоннагал преградила им путь.
- Мистер Поттер, директор хочет видеть вас, он хочет обсудить все произошедшее. Пароль - «Сладкая Вата», – и профессор удалилась.
- Вижу, все в тебе нуждаются, Гарри. Встретимся потом, – чуть разочарованно сказала Дженифер.
- О нет, я думаю, ты можешь пойти со мной. Если мы будем обсуждать произошедшее на кладбище, то тебя это тоже касается, – улыбнулся ей Гарри.
- О, хорошо. Если честно, я еще ни разу не бывала в кабинете директора.

Они в месте вошли в кабинет Альбуса Дамблдора. Одного взгляда в лицо директора хватило, чтобы всю расслабленность как рукой сняло. Гарри напрягся, мысленно продумывая различные варианты. Дамболдор что-то заподозрил, даже не просто заподозрил, а нашел какое-то откровенное противоречие...
- О, здравствуй, Гарри! – веселым тоном, означающим скорые неприятности, обратился к нему директор. – Присаживайся. Я, правда, думал, что ты придешь один.
- Я подумал, что Дженифер тоже будет интересно послушать, – широко улыбнулся Гарри. – Она ведь может остаться, да, господин директор?
- О, конечно, конечно, мальчик мой! – ласково ответил ему Дамболдор. Все, сомнений не оставалось - дело дрянь. – Может, чайку?
- О, я не смею профессор... – ответил Гарри, мысленно прокручивая в голове список возможных компонентов этого напитка. Он начинался снотворным и заканчивался Сывороткой Правды.
Дженифер, ясно почувствовав, что атмосфера накаляется, так же не взяла чашку и отсела в самое дальнее кресло, готовясь слушать. Дамболдор кинул на Гарри взгляд из-за своих очков-половинок. Если его глаза сейчас и поблескивали, то уж никак не заговорщически.
- Гарри, я полагаю нам необходимо поговорить, – уже совсем другим тоном начал директор.
- Я вас слушаю. – Не замедлил откликнуться Гарри, сохранив свой тон внимательного и почтительного ученика.
- Что все это значит? – похоже, его тон что-то поколебал внутри невозмутимого профессора и тот ляпнул совсем не то, что сперва хотел.
- Простите? Боюсь я не понимаю, что вы имеете ввиду. – Гарри неожиданно стало даже смешно и интересно, сколько продержится Дамболдор, прежде чем взорваться.
- Да нет, Гарри, уж прости, но ты прекрасно все понимаешь. Ты сам уже отлично понял, о чем я говорю, хоть и не подал виду! – отрубил быстро выходящий из себя директор. «Да нервишки, похоже, у этого старикашки уже расшатались. Не иначе Рита постаралась...» - пронеслось в голове у Гарри, продолжающего сохранять на лице выражение вежливого недоумения. – Многое твои действия казались мне странными, но, в конце концов, ты и сам человек весьма необычный. Но вот я узнаю, что ты убивал, убивал тогда, на кладбище. Я готов поверить, что ты мог сделать это случайно, по ходу боя, тем более, что тем самым ты кого-то спас. Это я еще готов принять. Но вот то, что не укладывается ни в какие рамки - это то спокойствие, с каким ты вел себя после убийства! Я не могу поверить, что мальчик, только что убивший, может быть так хладнокровен. Я даже начал подозревать, что ты вовсе не мальчик Гарри, но тесты говорят обратное.
- Да, что вы такое говорите профессор Дамболдор? – поразился Гарри. «Проклятье, так глупо проколоться!» - стучало в голове. Пальцы сжались в кулаки, разжались, палочки могли в любой момент оказаться у него в руках. Растерянная Дженифер переводила свой взгляд с одного, уже откровенно напряженного лица, на другое, еще хранящее выражение вежливого недоумения.
- Ты что-то скрываешь Гарри, я не знаю, не могу понять что именно. Возможно, ты заключил сделку с какими-то силами, может, получил мощь какого-нибудь древнего колдуна! Я лишь вижу, что это скрываешь, и еще я ощущаю, что ты страдаешь. Что все это твоя совсем не детская, но все же жизнерадостность - не более, чем маска. Скажи мне правду, Гарри, и я постараюсь тебе помочь. – В голосе успокоившегося директора вновь проступили ласковые нотки.
- Вы хотите правды, профессор? - удивленно переспросил Гарри. В следующий миг, к ужасу Дженифер, на его лице появилось маска искренней, теперь уже неприкрытой ненависти, и он сказал, вернее, почти прорычал совсем другим тоном. – Хорошо!
Он вскочил, обе его палочки прыгнули ему в руки, посыпались вербальные и невербальные заклятья. Директор, начавший было вставать, рухнул назад в кресло и отлетел к стене. Его палочка, которою он еще только доставал, вырвалась из рук и умчалась куда-то в сторону. Явившиеся из ниоткуда веревки мигом прикрутили директора к его любимому креслу. Сидевший до этого на спинке стула феникс в мгновение ока перекочевал в клетку, чья дверца немедленно захлопнулась, а все прутья почернели. Странная не то плесень, не то что-то еще, покрыла все до одного портреты предыдущих директоров. Дженифер подумала, что их обитатели не только не видят происходящее, но и не могут покинуть картины. Все диковинные приборы, стоящие вокруг, сорвало как ураганом и отправило прямиком в шкаф, чьи дверцы поспешили захлопнуться. Прозвучало еще несколько совершенно незнакомых Дженифер заклятий, накладываемых на дверь, окна, стены, пол и потолок. Гарри огляделся, словно проверяя, ничего ли он не забыл. Его взгляд упал на испуганно вжавшуюся в кресло Дженифер. Ярость сошла с его лица, он ласково ей улыбнулся и сказал своим обычным, хорошо ей знакомым голосом.
- Не бойся, Джени. Полагаю, сейчас ты услышишь ответы на вопросы, что хотела задать мне тогда, в поезде. – Та лишь испуганно посмотрела на него. – Не спорю, - он вздохнул, - это будет в не совсем обычной обстановке, да и рассказ предстоит не веселый. Если хочешь, я могу тебя выпустить... – Дженифер подняла на него взгляд, ясно говорящий, что тягачом ее не вытащишь из этого кабинета, даже если он начнет рубать директора на куски.
- Что ж... Дамболдор, - голос Гарри вновь изменился, опустивший до яростного шипения. – Полагаю, нам действительно пора поговорить начистоту. Но сперва - нечто, о чем я мечтаю уже многие годы. Круцио!
Дамболдор, еще не пришедший в себя от той легкости, с которой его одолели в его же собственном кабинете, забился от боли, но сумел сдержать крик. В своей долгой жизни он испытывал и не такое. Его широко раскрытые глаза не отрывались от пылающего ненавистью лица Гарри. Мальчишка скривился, как от зубной боли, и отвел руку, снимая заклятье. Пытка не продлилась и десяти секунд.
- Нет, - прошептал Гарри. – Нет, я не стану пользоваться его методами... – Его лицо еще раз изменилось, теперь он стало... более человеческим. Та маска ненависти, как бы искажавшая его черты, придавала его лицу выражение какой-то демоничности. Теперь же в кабинете опять сидел человек. – Так что вы думаете обо мне, господин директор?
- Я... – прохрипел тот, - я не знаю, что и думать. То, что ты владеешь Непростительными Заклятиями и все заклятья, которыми ты запечатал мой кабинет - все это противоречит моей последней теории...
- Всезнающий, всемогущий Дамболдор теряется в догадках... – Злобное торжество сквозило в словах Гарри. – Что ж, я постараюсь натолкнуть тебя на мысль. Четыре года назад я вновь вступил под своды Хогвартса, полный решимости отомстить тому, кто разрушил мне жизнь. Я решил пойти в Слизерин, ибо это избавляло меня от присутствия тех, кого я научился ненавидеть за годы непрерывного кошмара. – Гарри издевался, пародируя манеру Дамблдора излагать события, дабы натолкнуть собеседника на мысль. - Я вырвал Сириуса, единственного на тот момент дорогого мне человека, из того ада, где пробыл многие годы. Я долго и витиевато вешал вам лапшу на уши, наслаждаясь тем, что мне удается надуть Дамблдора. Я вешал вам лапшу после случая с Гермионой, после истории с Камнем, а потом и после Тайной Комнаты. Я, я и никто другой писал Рите Скиттер обо всем происходящем, а потом наслаждался вашим лицом, когда вы читали ее статьи, и вашими потугами исправить положение. Все эти четыре года я старательно поливал вас грязью, подрывал ваш авторитет, а вы продолжали мне доверять. А как же, не пойдет же, в конце концов, против вас ваш же Золотой Мальчик, чью жизнь вы распланировали на годы вперед!
- Гарри, да о чем ты? За что ты так меня ненавидишь? Что я мог такого совершить? – в глазах Альбуса была боль, боль и смятение. Он мог многого ожидать от этого разговора, но никак не этого разъяренного мальчишку нависающего над ним.
- Что вы сделали? Вы старательно, чрезвычайно старательно лишали мою жизнь хоть толики счастья! Вы оставили младенца на пороге дома его дяди и тети, прекрасно зная, каким будет мое детство! Но ведь не важно, что ребенок вырастит, не услышав ни одного доброго слова! Неважно, что его будут бить, измываться над ним, шпынять десять лет подряд... – Гарри не кричал, не бушевал, он говорил спокойным ледяным голосом, от которого всех присутствующих пробирал холод. – Ведь это по вашему Плану! – Гарри сделал ударение на последнем слове, а директор дернулся как от удара. – Ведь надо его вырастить таким, что бы он подходил под это Пророчество, будь оно сто раз проклято, как и женщина, что произнесла его в вашем присутствии!
Тут Дамболдор окончательно сник, он временно перестал понимать происходящее... Гарри знал, знал о пророчестве, знал о том, почему он носит этот шрам. Похоже, он знал все... Неважно, как и откуда, но он все узнал. Что же, вот почему он его так ненавидит, это все объясняло... Нет не все, совсем не все. Вернее, это почти ничего не объясняло. Раздавленный Альбус Дамболдор вынырнул из своих мыслей.
- Ну что? По прежнему с нами? – издевательски обратился к нему Гарри. – Вы уже прикинули все возможные последствия того, что мне это известно? Полагаю, вы пришли к выводу, что этот факт не объясняет всего произошедшего... Вы правы, вся эта история лишь прелюдия к тому, что вы сделали со мной... господин директор. – Гарри замолчал, похоже, он пытался совладать с собой.
- Но я полагаю, моих слов не хватит, что бы описать это. А я хочу, чтобы вы знали все, раз уж подбили меня на эту беседу... А значит. – Гарри взмахнул палочкой, и перед директором приземлился его Омут Памяти.
Гарри резким движением поднес палочку к виску, накручивая на нее серебристые воспоминания. Гарри выбирал самые показательные, чтобы директор полюбовался на творение рук своих... Хогвартс, обращенный в штаб Пожирателей. Полыхающий Хогвартс, рушащийся под огнем артиллерии, обычной магловской артиллерии, когда их вмешательство в войну поменяло баланс сил. Разрушенный Косой Переулок. Роддом, где попавшие под заклятье Подвластия медсестры швыряют своих крошечных подопечных в огонь... И все прочие зверства, на которые он любовался десять лет подряд. И все это не считая его собственной истории... Стиснув зубы, Гарри выплеснул получившийся клубок в Омут.
- Прошу, полюбуйтесь. Думаю, вы способны просмотреть все это, не сойдя с ума... Я ведь не сошел. – Гарри с острым наслаждением схватил Дамблдора за бороду и силой поднес его голову к серебристой поверхности. Директора утянуло внутрь его воспоминаний, внутрь его кошмара...

Дженифер честно признавалась самой себе, что она ничего не понимает в происходящем. Гарри за пару секунд одолел того, кого боялся даже ее отец. Потом он начал рассказывать, но суть его рассказа ускользала от нее. Похоже, она ускользала и от директора. Пророчество, мучения, месть, статьи Скиттер... Наконец, Гарри поставил перед Альбусом Дамблдором Омут Памяти и буквально запихал его туда. Ее мысли путались, но она решительно поднялась и направилась к директорскому столу. Теперь она все, наконец, увидит.
- Не надо, Джени. Поверь мне, тебе не стоит этого видеть, - опустилась ей на плечо такая хорошо знакомая рука, и раздался хорошо знакомый голос, тот голос, которым он обычно говорит. Она развернулась и немедленно наткнулась взглядом на его бездонные, противоестественно зеленые и прекрасные глаза. Она тонула в их, тонула каждый раз, когда их взгляды встречались. И каждый раз она спешила вынырнуть, отворачивалась от него... Смогла и сейчас, ей помогла та боль, что сейчас так ясно читалась в его взгляде. Эта была та самая боль, которую она уже ощущала в нем, та боль, что нельзя изжить за целую вечность... – Садись, директор вернется не скоро, а я исполню свое обещание.
Дженифер послушно села. Она сейчас не отдавала себе отчета в этом, но, вероятно, послушалась бы его, прикажи он ей хоть в окно прыгнуть... Гарри присел рядом и устремил свой взгляд куда-то вдаль.
- Я тебе уже рассказывал о своей жизни у Дурслей. Полагаю, ты выяснила все подробности моего первого года здесь, до нашей встречи. Остальное время мы были рядом... Значит, мне нужно просто рассказать, как все это было в первый раз... – Сейчас Гарри разговаривал скорее с самим собой. – Что же, слушай полную историю Мальчика-Который-Выжил... в очередной раз. – Горькая ирония сквозила в его словах.
- Мой первый, по настоящему первый год в школе я начинал восторженным и смущенным мальчишкой, в одночасье ставшим знаменитостью. Послушав рассказы Хагрида, а потом Рона, с которым я ехал в одном купе, а так же поругавшись с Малфоем, я пуще огня боялся попасть в Слизерин и поступил в Гриффиндор...
- Но как... Что ты говоришь, ты же в Слизерине... – Дженифер окончательно растерялась.
- Да, ТЕПЕРЬ я в Слизерине. Но тогда я поступил в Гриффиндор и у меня сразу появились друзья: сперва Рон, потом Гермиона, она осталась в Гриффиндоре. Ну, события того года ты знаешь, мои приключения совпадали с нынешними, вот только я ничего не знал о Сириусе... И потому после моей победы над Квиреллом, меня вновь отправили к Дурслям на лето. Я тебе рассказывал о Добби... Он пришел и тогда и был полон решимости не пустить меня в школу... – Гарри чуть заметно улыбнулся. Дженифер, которая, наконец, начала кое-что понимать в происходящем, полностью обратилась в слух. – В конечном счете, он и сам чуть было меня не убил... Хм... Так получилось, что я опоздал на поезд и на распределение, мы с тобой не встретились. Я даже не знал о тебе, ибо принципиально ничего не имел общего со Слизерином. Ты знаешь, что происходило в школе, но в газетах тогда об этом не писали. А я, Рон и Гермиона вместе искали разгадку. Мы нашли ее, и я спас Джинни, безумно влюбленную в меня Джинни из лап дневника. И опять я отправился на лето к моим любимым родственникам. А на третий год учебы из Азкабана вырвался Сириус. На передовице Пророка он увидел фото семьи Уизли и Питера и, видя, что я в опасности, помчался меня выручать. Все его искали, вокруг школы выставили дементоров... Мы встретились в конце года и истина была, наконец, пролита на эту историю. Но Питер сбежал и Сириуса освободить стало невозможно, ему опять пришлось скрываться... – Их глаза вновь встретились. Его, полные тяжких воспоминаний, и ее, в которых читалось потрясение. – Что произошло в этом году, описывать не надо. Все было так же, только я не знал о замыслах Волдеморта, к тому же у нас начала появляться ментальная связь. Временами я чувствовал и видел его мысли и действия... В Лабиринте мы с Седриком одновременно достигли Кубка и вместе его коснулись, нас перенесло туда. Седрика убили на моих глазах, убил Питер. В тот раз он один вернулся к Лорду. Ничто не помешало ему возродиться, ибо Барти Крауча старшего убил собственный сын. На зов Хозяина собрались его ПСы. Он устроил со мной показательный поединок, вернее издевательство, дабы показать свою мощь, но мне посчастливилось спастись с телом Седрика. Барти-младшего раскрыли, но прежде чем его смогли допросить, его поцеловал дементор. Фадж мне не поверил, Дамболдор... он да. Пятый год был непрост. Я не буду его описывать, скажу лишь, что в конце года погиб Сириус. Я вновь встретился с твоим отцом, и Министерство, наконец, убедилось в его возвращении. Главное в той моей истории началось после шестого года обучения...
Гарри замолчал, видимо, собираясь с мыслями. Дженифер ждала, его рассказ объяснял то, что он все знал наперед. Если она правильно все поняла, ее собеседник пережил эти четыре года заново. Но это еще не все... Без сомнения, то, что он перенес, дано не каждому, все это причиняло ему боль. Но никак не ту, что она видела в его глазах. Самое страшное он ей еще не поведал...
- В конце шестого курса я видел, как Северус Снейп накладывает Смертельное Проклятие на директора. Дамболдор упал замертво у меня на глазах. Замечу, что тогда мы со Снейпом возненавидели друг друга с первой же встречи на первом курсе. Была погоня, я преследовал его по всему охваченному схватками Хогвартсу... Он ушел. Год закончился в трауре, и я в последний раз поехал к Дурслям... А потом выяснилось, что директор жив. Есть такое особое заклинание, если его заранее применить, то выдержишь одну Аваду, но напрочь лишишься памяти о паре часов перед этим. Именно это и сделал Дамболдор. А Волдеморт, предвидя возможность такого, поработал с памятью Снейпа, который был, не смотря ни на что, верен Ордену Феникса. И Снейп рассказал Альбусу внушенную ему версию событий, согласно которой заклятье произнес я... Потом был суд. Суд, блин! – Гарри в ярости вскочил и разнес на куски какой-то комод. – Какой к черту суд, когда обвинителем выступает Великий Волшебник! Мне зачитали обвинение, приговор, и, не теряя времени, отправили «ближайшего сподвижника Темного Лорда» в Азкабан.
Дженифер вскрикнула, такого оборота она не ожидала. Гарри стоял в центре кабинета и с его рук сыпались огненные искры, этот человек был на последнем градусе ярости.
- Все верили Дамболдору, все... – продолжал он нарочито спокойным голосом. – Мои друзья, с которыми я учился и жил все эти годы, семья Уизли, которые заменили мне мою собственную семью, все остальные... Все они стояли в том коридоре, когда меня, растерянного, ничего тогда не понимающего шестнадцати летнего мальчишку, волокли из зала суда. В их глазах была ненависть и презрение, они плевали мне в лицо... А потом был Азкабан... Это место и так не сахар, а, учитывая мои особенности, все стало еще интереснее... – Гарри нашел в себе силы усмехнуться. Это было понятно - тут либо смеяться, либо плакать, а плакать он не хотел. – Я тебе уже упоминал о той связи через этот шрам, что установилась между мною и твоим отцом... Так вот, там она стала сильнее. Я видел все, все его планы и их исполнение, я видел убийства и пытки, я видел, как он и его слуги развлекались... Тогда, в присутствии дементоров, я, помимо тех смертей, что видел сам, видел и все те, при которых присутствовал твой отец. Я... я приведу лишь один пример, который этот старый маразматик увидит в моих воспоминаниях - как твой отец и его ПСы наслаждаются зрелищем, где попавшие под Империус медсестры кидают новорожденных в огонь... – Гарри посмотрел ей в глаза, по его лицу текли слезы. Впрочем, она тоже не смогла сдержать их.
- Сколько? – вот все, что смогла выдавить из себя.
- Десять лет, десять лет агонии... Пока однажды Азкабан не рухнул, погребя под развалинами всех своих обитателей... Кроме меня. Я снова Выжил. Преданный, потерявший всякую веру в человечность, я скрывался. Вскоре мне представился шанс все изменить... Я вернулся в прошлое, в мой первый день в Магическом Мире. Я решил прожить эту жизнь заново. Так, как этого хочу я, а не этот старикан, желающий сделать из меня оружие против Волдеморта. Отомстить... Отомстить, вот чего я хотел, и вот что я делал эти четыре года. Я освободил своего крестного, всячески портил жизнь директору, встретил тебя... Предотвратил возрождение Лорда Тьмы, а теперь рассказал тебе мою историю... Вот ответ на твой вопрос, Дженифер. Я живу эту жизнь по второму разу, с некоторой точки зрения мне 30 лет, десять из них я провел в аду...
Гарри вновь поднял на нее свои зеленые глаза, и в этот раз она не отвела взгляда, просто не смогла. Бездонная зелень затягивала вглубь, вся ее душа трепетала как птичка перед удавом, а сил и воли отвернуться уже не было. Она, не отдавая себе в этом отчета, подошла к нему. Ее губы, даже не думая спросить на то соизволения хозяйки, впились в его, но даже в этом неистовом поцелуе она по прежнему не могла оторвать своего взгляда от его глаз. Волна жара заполонила ее тело, затопила голову. Тут она ясно поняла, что безнадежно и бесповоротно влюблена в этого удивительно живучего и несчастного человека, и что она готова пойти за ним хоть на край света... Их поцелуй длился долго и прервался звуком падения. Вылетевший из Омута Дамболдор распластался по полу...
Да, этот человек почти ничем не напоминал того цветущего и приветливого директора школы чародейства и волшебства, каким он был совсем недавно. Этот человек был раздавлен, полностью сломлен, и его глаза застилали слезы, слезы боли и раскаяния. С трудом вернувшись в свое кресло, он поднял взгляд на двух молодых людей.
- Гарри, - надтреснутым голосом сказал он. – Мои извинения здесь излишни. Ты их не примешь, так же, как и мое раскаяние в том, что ты пережил из-за меня. Ты можешь убить меня, если это твое желание, но...
- Желай я твоей смерти, я бы мог убить тебя в первый же день! Как вы однажды сказали в моем прошлом Тому Реддлу, я не получу удовлетворения, попросту отняв у вас жизнь. Добби! – с треском посреди кабинета появился эльф. – Принеси мне красный ящик из восьмой комнаты на втором этаже. – Эльф с поклоном исчез, а через пару мгновений появился с искомым ящиком. – Спасибо, Добби, можешь идти. Итак, Альбус, - обратился Гарри к директору и открыл крышку. Странный свет вырвался из ящика и обрушился на Дамблдора. Через несколько секунд все вернулось на круги своя. И лишь потрясенный директор тяжело дышал. – Теперь все. Ты обречен хранить мою тайну всю свою жизнь, ты никому никоим образом не сможешь ее выдать. Сознание твоих ошибок будет грызть тебя... Я смею надеяться, что совесть в тебе все же есть, но ты никому не сможешь рассказать. Ты будешь видеть, как я разрушаю твою жизнь, но ничего не сможешь сделать. Такая месть мне по вкусу. До встречи, Дамболдор, тебе еще нужно придумать, что сказать своим людям. Пойдем Джени, нам нужно закончить наши дела...
Гарри снял все заклятья, и они с Дженифер вышли из кабинета, не забыв опустошить Омут Памяти.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 5 из 10«1234567910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017