13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 10«1245678910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:43 | Сообщение # 26
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 24

Остаток учебного года прошел весьма приятно, ибо долгожданное возмездие, обрушившееся на Дамблдора, очень помогло Гарри. Ему стало гораздо легче теперь, когда он мог любоваться горем, проступающим на лице директора каждый раз, когда рядом не было посторонних. Все остальное время директор, связанный обрядом, не мог ничем выразить свои знания и вызванные ими страдания. Но даже не это было самым важным. Просто высказав Старику все, Гарри ощутил необычайную легкость. Вся та тяжесть, что в давила на душу эти годы, стала намного легче. Гарри ощутил, что сделал первый шаг по дороге, которая однажды может привести его вновь в нормальную жизнь. Улучшению морального состояния Гарри так же способствовало то, что от Дженифер теперь не надо было ничего скрывать... Почти ничего. Правда, больше они на эту тему не разговаривали, видимо, девочке требовалось время, чтобы переварить всю эту информацию. Гарри ее вполне понимал.
Промелькнули последние дни. Не произошло ничего примечательного, ну, если не считать жалкие попытки Малфоя и еще кое-кого напасть на национального героя. Но это так, мелочи. Белобрысый, выяснив, наконец, судьбу своей семьи, пожелал свести счеты. Крэбб с Гойлом, напав из-за угла, скрутили его, лишив Гарри, как они думали, возможности сопротивляться. Малфой и Нотт приготовились его бить... Гарри вырвался из захвата, попутно вывихнув кому-то руку. Именно в этот момент неподалеку проходила семейка Уизли. После непродолжительной, но приятной потасовки, нападавшие были доведены до желеобразного состояния и оставлены на полу. На том и разошлись. Гарри вынудил себя поблагодарить Уизли за помощь, на что близнецы заявили, что они и сами очень многим ему обязаны.
Все погрузились на поезд. Гарри и Дженифер поспешили занять купе и от всей души запечатать дверь энным количеством заклятий, ибо было понятно, что иначе от гостей не отделаешься. Похоже, девочка, наконец, созрела для нового разговора на щекотливую тему. Она и начала, безо всяких переходов.
- Итак, тебе, тридцать лет?
- Ну, это сложный вопрос... – потянул Гарри, сам он об этом не сильно задумывался. – Живу я в теле четырнадцати... ну, почти пятнадцатилетнего подростка, и мало-помалу чувствую, что начинаю действовать как и положено подростку. Пару лет назад мне и в голову не пришло бы устраивать все эти безобразия на Балу. По-моему, детская сущность возвращается ко мне...
- Положим, что ты не выглядишь пятнадцатилетнем. Тебе дашь семнадцать, ну никак не меньше! И потом, я хотела спросить, по части... интимных отношений...
- Вот ты о чем. Тут я тебя разочарую... или обрадую, не знаю, но в прошлой жизни я почти полный ноль и профан. Большего говорить не буду!
- О, какой застенчивый... Ну и ладно.
Большую часть пути они говорили о другом, благо, тем для беседы было более чем достаточно. На вокзале их вновь встретил Сириус. В силу неизвестных причин поезд задержался, и домой они добрались уже поздно. После роскошного ужина они обсудили все произошедшее, в частности то, что Дженифер все известно. Сириус был слегка возмущен, что от нее Гарри не требовал принесения обета. Гарри пошел в контратаку, объявив, что Дженифер, как истинная слизеринка и дочь своего отца, отлично умеет прятать свои чувства. В отличие от некоторых... За столом прогремела короткая, но насыщенная перепалка, где Сириус потерпел сокрушительное поражение и сдался перед натиском двух молодых людей. Потом все разошлись спать.
Следующее утро началось с оглушительных воплей, одновременно знакомых, но уже очень давно здесь не звучавших. Мисс Блэк вновь оглашала своим чудным голосом этот дом. Гарри вылетел из постели, выхватил свои палочки и скатился в прихожую, готовый дать бой толпе вломившихся в особняк Пожирателей, которые по неосторожности сорвали замок. Вместо вышеупомянутой толпы он обнаружил одну единственную Дженифер, которая, раскрыв от удивления рот, рассматривала поносящую весь этот бренный мир картину. Угостив крикливую мамашу очередью Оглушающих заклятий, Гарри вновь захлопнул ставни и вернул на место несправедливо согнанный с него замок. Потом он грозно повернулся к виновато переминающейся с ноги на ногу Дженифер.
- Так, Леди Реддл, что вы тут делаете, - не предвещающим ничего хорошего голосом поинтересовался он. «Если все так, как я думаю, то ее ожидают неприятные минутки!»
- Я... - потупив глазки, Дженифер, в лучших традициях все проштрафившихся, водила ножкой по полу. – Мне захотелось узнать, что там, ну и я...
- Не придумала ничего лучше, как посмотреть, сняв замок... – Глядя на ее, Гарри почувствовал, что его начинает разбирать смех. Он не нашел ничего лучше, как спрятать его за ехидным сарказмом. - Что такого? Дженифер, я полагал, ты поумнее и повзрослее. А ну как там что-нибудь опасное? А? Не зря же мы, в самом деле, повесили сюда замок? Не могла спросить, прежде чем лезть?
- Я... Мне вчера этот дом показался таким светлым, добрым, как и твой крестный... Я и подумать не могла, что там может храниться что-нибудь плохое... – Дженифер явно чувствовала себя не в своей тарелке. Гарри уже не находил в себе сил злиться. – А что это за женщина, и почему она тут висит?
- Эта любимая мама Сириуса, - мрачно откликнулся Гарри. – Вся семейка Блэков была ненормальная, по идее, ты должна была о них знать... Ну да ладно. Важно то, что нам так и не удалось от нее избавиться, вот и приходится закрывать. Она так висит уже добрых три с половиной года, ну и очевидно сейчас хотела выплеснуть все, что накипело за это время... Не важно, это давняя, уже поросшая быльем история. Знаешь, ты меня несколько разочаровала, Джени, - в глазах у девочки появились слезинки. - Не ждал от тебя такого опрометчивого поступка, совсем как...
- Как кто? – раздался довольно веселый голос Сириуса.
- Как ребенок.
- Ну да, Гарри. Ты, наверное, уже перестал это замечать, но твоей подруге 13 лет. Не спорю, она производит впечатление, что она гораздо старше, но ребенок - это все-таки ребенок, какой бы взрослой она не была. Вот скажи мне, а ты бы удержался от соблазна самому все выяснить, окажись ты тут в первый раз?
- Да чего, я бы просто спросил, если бы меня это заинтересовало.
- Да я не о том, тебя-то сейчас ребенком назвать просто невозможно. Я говорю о том, каким ты был до... э... в первый раз, как бы поступил тот веселый жизнерадостный мальчишка из Гриффиндора, о котором ты мне рассказывал? Я могу сказать одно, мы, Мародеры, в свое время не упустили бы шанс все выяснить самим... – во взгляде Сириуса промелькнула ностальгия.
- Ну... – Гарри действительно не знал, что ответить. Все эти годы он воспринимал Дженифер, как свою подругу, как равную себе... Он и впрямь начал забывать, сколько ей лет. – Ты прав, Бродяга. Прости меня, Дженифер, мне не следовало вести себя так. Чтобы заслужить прощение, я готов лично провести тебя по всем интересным закоулкам этого дома!
Как Гарри и обещал, почти все утро они бродили по огромному дому семьи Блэков. Гарри демонстрировал Дженифер дом, где ей предстояло провести лето. Здесь, в этой домашней и почти семейной обстановке девочка преобразилась, сейчас она действительно вела себя как ребенок. Похоже, ей еще ни разу не предоставлялась возможность вести себя так, как хочется ей. Ее воспитывали дома, она по инерции вела себя схожим образом в школе, и только в компании Гарри чувствовала себя раскованнее. Сейчас же, попав в этот дом, где ей были рады такой, какой она есть, она полностью сбросила с себя путы и пыталась наверстать сразу все упущенные годы своего детства. Гарри чувствовал, что это не продлится долго, очень скоро она вновь станет той спокойной и искусно скрывающей свои чувства девушкой, какой пробыла все эти годы. Но он так же знал, что, побыв хотя бы пару часов этой беззаботной, жизнерадостной, любопытной девочкой, она ощутит то же самое упоительное чувство освобождения, как и он, когда, наконец, высказал все Дамблдору.
Уже ближе к вечеру, когда Дженифер вновь посерьезнела и окопалась в библиотеке, Гарри навестил свою сокровищницу. Теперь его коллекция пополнилась Кубком Победителя Турнира Четырех Волшебников, еще ходили разговоры об Ордене Мерлина. «Что ж, в здесь найдется место и для Ордена», - подумал Гарри.
Потянулись дни каникул. Начались они, как Гарри честно себе это признавал, гораздо лучше всех остальных: Дженифер была вместе с ним, и она была счастлива. Гарри жил в свое удовольствие, уделяя большое внимание газетам. Судя по информации, поступающей из газет и от Сириуса, Фадж из последних сил цеплялся за свое драгоценное кресло. Барти Крауч все увереннее шел к власти, он умело пользовался своей вновь вернувшейся ему славой и популярностью, без устали критикуя политику Фаджа по многим, очень многим направлениям. Не забывая напоминать всем и вся о побеге Пожирателей и последующем заговоре, он уделял внимание тому, что многие из арестованных занимали видные места в обществе. Крауч, которой никогда не был большим ценителем чистой крови, критиковал Фаджа за приверженность к этим устаревшим принципам. Сам Барти происходил из древней чистокровной семьи, и его супруга тоже, но их свадьба была свадьбой по любви, той же самой любви, что толкнула Крауча выполнить волю жены и спасти своего сына из Азкабана... Все попытки Фаджа свалить вину на директора школы окончились полным провалом, лишь еще сильнее затянув петлю на шее доживающего свои последние дни министра. 18 июня произошло то, что окончательно положило конец карьере Фаджа и смешало Гарри все его планы.

В тот день все трое обитателей дома номер 12 на площади Гриммо завтракали, когда доставили свежий номер Пророка. Смеющийся над своей собственной шуткой Сириус глянул на передовицу, поперхнулся и побледнел. Гарри вырвал из его рук газету.
Заголовки были шокирующие: «Новое бегство из Азкабана!», «Дементоры вышли из-под контроля Министерства, и вместе с бывшими узниками покинули магическую тюрьму!», «Корнелиус Фадж подает в отставку! На следующий день пройдет голосование кандидатуры Барти Крауча на должность Министра Магии». Гарри забыл выдохнуть... «Это невозможно, как я мог не предусмотреть это... Что предусмотреть? Что дементоры предадут Министерство? Это неудивительно, но почему сейчас? Сейчас, когда Волдеморт потерпел, казалось бы, поражение? Даже в прошлом не все из этих тварей ушли оттуда! Почему?»
Гарри поднял взгляд на Дженифер и Сириуса. Оба были уже бледны и вздрогнули, когда поймали его взгляд. Его зеленые глаза полыхали темным бойцовским огнем.
- Я не предусмотрел этого, – жестко сказал Гарри. – Теперь Волдеморт скоро сможет вернуть себе тело, в этом нет сомнения... Но я все это исправлю! Десять лет я бессильно наблюдал за тем, что творят эти твари во главе с этой змеей. Я не могу позволить этому повториться! Прости меня, Джени, но, боюсь, ты скоро лишишься своего биологического отца...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:46 | Сообщение # 27
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 25

Гарри шел по коридорам Хогвартса, куда его доставил крестный. Гарри оставил ему с Дженифер по порталу на случай опасности, которые перенесут их в его Сокровищницу, там до них бы точно никто не добрался. Гарри шел в кабинет директора, где он надеялся больше не появляться. «Видно, не судьба». Он должен был спешить. Очень вероятно, что сбежавшие Пожиратели уже нашли своего Господина. Значит, шансы убить бестелесный дух Волдеморта, просто уничтожив Хоркруксы, убывали с каждой минутой. Ему был необходим Дамблдор, дабы обеспечить ему прикрытие как от властей, так от стражи этих предметов. Что ни говори, Дамблдор был великим волшебником, и его помощь могла быть необходима. Горгулья не пожелала его впускать, надо полагать, пароль сменился. Но сейчас Гарри был настроен решительно, и терять время, отыскивая нужные сладости, не собирался. Горгулью просто смело с его дороги. Он поднялся по лестнице в кабинет, где, судя по голосам, Дамблдор решал важные вопросы с Северусом Снейпом. Гарри минутку поколебался, а потом решительно вошел внутрь. К черту все, в конце концов, будет даже забавно видеть выражение лица зельевара, когда он начнет отдавать приказы Дамблдору.
- Северус, я все прекрасно понимаю, но это необходимо...
- Что?! Я не откликнулся на тот призыв, и к счастью, иначе меня бы схватили вместе с остальными! И теперь я для них предатель, перебежчик, я больше не смогу уже войти в контакт.
- Да, но как же нам тогда быть? Надо срочно действовать, пока он не вернул себе тело... – начал директор. Гарри посчитал, что время вмешаться.
- Думаю, наилучшим вариантом, господин директор, будет пойти со мной...
- Гарри? - потрясенно и несколько испуганно спросил Дамблдор.
- Поттер, что вы здесь за... – рявкнул, было, Снейп, но осекся, встретившись с его ледяным взглядом.
- Так вот, Дамблдор. Если мы не станем терять время, то возможно, повторяю, возможно, успеем задавить это пресмыкающееся, прежде чем оно отрастит себе новые клыки.
- Что ты такое говоришь? – в один голос спросили оба профессора, один напряженно, другой возмущенно.
- Хоркруксы Реддла. Я знаю, где искать их всех. Если успеем до того, как он возродится, то Томми сдохнет, не доставив проблем.
- Хоркруксы?
- Хватит валять дурака, Альбус! Ты получил остатки того дневника два года назад, ты понял, что это такое! Ты так же заметил и то, что Волдеморт был странно беспечен по поводу его сохранности, значит, ты уже догадался, что у него их несколько! Поэтому...
- Поттер, немного уважения к директору! – взвился окончательно потерявший самообладание Снейп.
- К этому старому маразматику у меня нет ни капли уважения! Так как, вы со мной? Мне и самому не доставляет удовольствие мысль о вашем обществе, но это самый быстрый и безопасный для меня способ покончить с этим делом!
- Хорошо, Гарри, – Дамблдор уже собрался с мыслями. – Что я должен сделать?
- Пойдемте со мной, мне необходимо ваше сопровождение. Учитывая, что мне только четырнадцать и что я не имею право применять магию, все удивятся, если я буду аппарировать по всей стране и применять магию высшего порядка. Если же я буду с вами, то мне ничего не грозит.
- Хорошо. Северус, прошу тебя никому не распространяться по поводу произошедшего, я потом постараюсь все объяснить. Куда сначала, Гарри?
- В дом Гонтов! – ответил Гарри и, не стесняясь, взял из одного из шкафов очень кстати подвернувшийся вещевой мешок.
Дамблдор взял его за руку, коснувшись другой Фоукса, и они исчезли во вспышке пламени, оставив в кабинете растерянного Северуса Снейпа.

Они появились на пороге полуразрушенного дома, где когда-то выросла мать Волдеморта. Гарри решительно вошел внутрь, дверь была даже не заперта. Директор шел следом.
- Помогите мне, я не помню точно, где эта дрянь спрятана, – бросил Гарри и начал шаг за шагом обшаривать дом в поисках следов защитных заклятий, наложенных Реддлом.
Альбус Дамблдор точно так же искал эти следы, сейчас он мог лишь следовать за Гарри. Дамблдор был вынужден признаться самому себе, что он не знает, как вести себя с Гарри. С этим человеком, из которого он вырастил своего врага. То есть, не врага, но человека, люто его ненавидящего, ненавидящего за дело... Пока он мог лишь оказать ему посильную помощь в достижении общей цели - падения Волдеморта...
- Оно тут, профессор! – раздался голос Гарри из того, что когда-то было соседней комнатой. Дамблдор поспешил на зов. Едва достигнув мальчика, если его еще можно было так называть, он ощутил темное и очень мощное волшебство, исходящее из полуразрушенного камина. – Положи свою руку с палочкой мне на плечо и, чтобы ни случилось, не снимайте. Это поможет замести следы.
Директор выполнил требование, про себя отметив, что Гарри то и дело переходит с «вы» на «ты» и обратно. Он пообещал себе подумать над этим позже. Гарри, выхватив обе свои палочки, принялся выводить в воздухе магические фигуры и бормотать себе под нос слова. Среди узоров и слов Дамблдор время от времени улавливал знакомые чары, в основном, открывающего и очищающего свойства. Гарри плел целую сеть из различных заклятий, начиная от самых элементарных чар и заканчивая такими, что и самому Дамблдору пришлось бы попотеть над ними. Наконец, сложная магическая конструкция была готова. Гарри вытянул правую руку и ударил в камин обычным, но очень мощным отпирающим заклятьем. Задняя стенка упала, и оттуда, подобно атакующей змее, прянул сгусток черноты. «Вот оно, черное заклятье, оставленное Томом», - пронеслось в голове у директора. Его рука на плече мальчика дрогнула, но осталась на месте. Чернота бросилась к Гарри и ударила в созданную им сеть, которая тут же окружила этот сгусток со всех сторон. Гарри взмахнул своими палочками, и созданное им магическое сооружение исчезло, захватив с собой и темного стража. Теперь Гарри совершенно спокойно протянул руку и вынул из тайника грубое, хорошо знакомое директору кольцо.
- Перстень Гонтов... – прошептал Дамблдор.
- Он самый. Один есть, господин директор, – откликнулся Гарри, небрежно кидая реликвию в свой мешок. – Идем дальше, следующая остановка - разрушенный дом Прюитов!

Дамблдор повиновался, не раздумывая. Лишь прибыв на место, он позволил себе задать вопрос:
- Но почему здесь?
- Том прячет части своей души в местах, многое значащих для него. Эта семья доставила ему много проблем, и с их смертью он значительно приблизился к своей цели. Кроме того, они являются очень далекими потомками Пенелопы Пуффендуй, поэтому Чашу он укрыл в подземельях этого особняка. – Ответил Гарри, двигаясь куда-то вперед.
- На сколько же частей разорвал он свою душу? – с некоторым страхом спросил директор, двигаясь следом.
- Вы и сами, наверное, догадываетесь. Том Реддл хотел получить максимум силы, и потому желал создать семь частей своей души. Седьмой он думал создать после моей смерти... Кстати, мы еще наведаемся в Гордиковую Впадину... – Гарри направил палочку на неприметный участок земли, и явил свету спрятанный люк.
- Какие же хоркруксы он создал? – Дамблдор имел некоторое представление, но хотел уточнить и проверить свой догадки. К тому же ему было приятно общаться почти на равных с Гарри, а не узнавать от него горькую правду.
- Ну, большинство вы знаете: Чаша, Медальон, Кольцо Гонтов, дневник Реддла, ныне не пригодный к использованию. Ну, а пятым стало кольцо Ровены Рэйвенкло. Последним должно было стать другое кольцо, теперь уже Гриффиндора. Но тогда он не успел, и это кольцо по-прежнему лежит в руинах дома моих родителей... – говоря это, Гарри уже спустился вниз, директор шел следом. – Ну что, Дамблдор, готов к бою? Если прошлый хоркрукс он оберегал с помощью магии, то к этому он приставил цельный зверинец. Есть какой-то способ пройти, минуя этих милых созданий, но я так и не смог понять, какой.
Гарри решительно направил свою палочку на стену, ничем внешне не примечательную, и она разлетелась на куски. Мальчишка прошел внутрь, держа обе палочки наизготовку, Дамблдор следовал за ним. Взору директора открылся колоссальный туннель, освещенный, как это ни странно чем-то вроде зеленых кристаллов. Гарри молча двинулся вперед. Послышался громоподобный топот...
На них надвигались големы, оживленные магией каменные статуи. Неусыпные и грозные стражи, лишь немногие маги могли достать их своими заклятьями.
«Раважио!» – воскликнул Гарри, направив свои палочки на надвигающихся охранников. Две каменные фигуры взорвались. Дамблдор был поражен, это взрывное заклятье, принадлежащее к высшей Черной Магии, было по силам единицам. А уж использовать его сразу двумя палочками... «Экссилиум!» - присоединился он. Его чары изгнали из одной статуи силу, дающую ей подобие жизни, и обратили в неподвижный камень. Каждый голем был грозным противником, на магов же надвигалось почти два десятка. Достаточно, чтобы уничтожить полноценный отряд мракоборцев или одинокого директора, но тут им противостояли сразу два могучих мага.
«Дюлибило!» - не останавливался Гарри. Альбус был окончательно потрясен, это была уже высшая Светлая Магия... Заклятье, лишающее цель возможности двигаться, вошло в противодействие с тем, что приводило стража в движение, и подвергшийся ему голем взорвался. Дамблдор, тем временем, заканчивал наложение собственных чар на выведенную им из строя фигуру. Статуя, в которую он повторно вдохнул жизнь, шевельнулась и с силой обрушила свой кулак в спину своего бывшего товарища. Гарри разнес на куски еще две статуи, видимо, предпочитая более прямолинейные действия. Тем временем, боец Дамблдора рассыпался, захватив с собой еще одного врага. Каменных фигур осталось девять, и они покрыли уже большую часть расстояния до дерзких гостей, посмевших войти сюда. Дамблдор, дабы выиграть время, преградил им путь полосой жидкой грязи, в который превратил земляной пол. Наложенное на големов заклятье не предусматривало преодоление подобных препятствий, и шесть фигур по плечи погрузились в жижу. Альбус не замедлил вернуть почве твердое состояние, тем временем Гарри, не меняя тактики, последовательно разнес на куски трех оставшихся.
- Что ж, первый этап пройден. Дальше нас ждет схватка с чертовой прорвой всякой более мелкой нечисти.
- То есть, эта преграда предназначалась, чтобы уничтожить менее сильных из числа претендующих...
- Да, чтобы самый сильный оставшийся, в смысле, ты, Альбус, не совладал потом с толпой более мелких противников. Идем.
Они прошли по подземелью пару сотен метров, впереди уже виднелся пьедестал, когда на них напали. Кого тут только не было... Инферналы, причем, не только человеческие. Огромное количество Красных Колпаков, которые, надо думать, развелись на крови тех, кто впоследствии стал Инферналами. Кроме всего прочего, в этой огромной толпе монстров выделялись несколько Адских Псов, страшных и почти неуязвимых созданий Волдеморта. Дамблдор был вынужден признать, что один он не сумел бы отбиться, но с ним был Гарри.
Они встали спиной к спине, они отражали нападения нежити отгородившисьогненным барьером. Применив неизвестное директору заклятье, Гарри в мгновение ока уничтожил Адских Псов. Теперь уничтожение остальных было лишь вопросом времени. Они пользовались, в основном, Огненными чарами, внося опустошение в ряды врага. После того, как все Инферналы были сожжены, все остальные предпочли убраться. Стоящая на пьедестале Чаша была досягаема.
Но Гарри не торопился. Он обошел заветный предмет кругом, словно примеряясь. Директор и сам ощущал, что осталось еще одно препятствие. Гарри постоял, потом усмехнулся и воскликнул «Акцио Красный Колпак!». Откуда-то из темноты принесся верещащий карлик, а Гарри, схватив его за шкирку, с силой метнул в пьедестал. В тот миг, когда живое существо коснулось Чащи, сверху на него обрушилась какая-то тень. Вскрикнув, карлик замолк. Навеки. Чаша же от удара отлетела в сторону, Гарри теперь уже спокойно подошел и подобрал ее.
- Дух, несущий смерть? – поинтересовался Дамблдор, пока они выбирались наружу, ибо только там можно было перемещаться.
- Ага, убивает первого, кто прикоснется к Чаше. Просто, эффективно, но малость банально, – бросил в ответ Гарри. Похоже, сейчас, поглощенный выполнением поставленной задачи, он на время выкинул из головы свои отношения с директором.
- И куда теперь?
- Последняя остановка, серебристая роща в Солнечной Долине! – они переместились.

- И что же нас тут ждет? – поинтересовался директор.
- Вроде бы ничего сверхъестественного. Несколько хитрых заклятий и ловушек, преграждающих нам путь к речке, где на дне живет нирейда, стерегущая колечко. Идемте.
Они стояли на поляне посреди светлого и леса. Гарри уверенно двинулся на юг. Первое препятствие Дамблдор почувствовал через два десятка шагов. Но Гарри небрежным движением распутал сложнейший клубок чар. Похоже, он точно знал каждое заклятье и последовательность их наложения, и потому ударил в удерживающие их вместе связи. Дальше им путь преградила небольшая заводь. Ее ничего не стоило обойти, но Гарри, не моргнув глазом, шагнул в воду. Слегка удивленный, Альбус Дамблдор последовал за ним. Едва его нога коснулась воды, как он ощутил магические стены, совершенно незаметные снаружи. «Теперь ясно. Вздумай мы обойти эту заводь, мы бы пришли совсем не туда, куда идем сейчас», - пронеслась мысль. Этот мини-водоем был настоящим произведением магического искусства. Через сотню шагов показалась речка. Гарри, словно тщательно выбрав место, вышел на сушу и подошел к берегу речки. Из воды тут же показалась голова прекрасной девушки.
- Чем могу вам помочь, прекрасный юноша? – завораживающим и пьянящим голоском пропела она. Дамблдор почувствовал ее чары. И, хотя он и был к этому готов, где-то в глубине его сознания промелькнула досада и злость, что эта красотка заинтересовалась не им, а мальчишкой.
- Да так, пришел кое о чем вас попросить, леди, – галантно откликнулся Гарри, доставая палочки. – Империо!
Глаза русалки сверкнули, всякая мысль ушла из них, потом на мгновение вернулась, чтобы уйти окончательно. Порабощенная дочь Воды безвольно посмотрела на своего нового хозяина. Всякое наваждение тут же прошло, гнев исчез из мыслей, и Дамблдор мог лишь вновь поразиться силе Гарри. Почти невозможно наложить заклятье Подвластья на русалок, которые и сами имеют врожденные способности к внушению. Дочери Воды обычно легко сбрасывают с себя это заклятье, зато, однажды ему покорившись, остаются под его воздействием навсегда. Теперь эта русалка навсегда стала покорной рабыней Гарри, ну, по крайней мере, на всю его жизнь. Дамблдор возмутился такой жестокости.
- Принеси мне кольцо, что ты хранишь в этой реке! – безвольно кивнув, водная дева скрылась в глубине.
- Гарри, ты же знаешь, что теперь она твоя навсегда... Не слишком ли это жестоко?
- Поверь мне, Альбус, тебе не захочется знать, каким образом любит развлекаться эта тварь. Ее бы и убить следовало, но так от нее хоть будет польза, а результат такой же надежный. И число утопленников в прибрежных деревнях вернется в норму... – Прошептал он себе под нос, но директор его услышал. «Теперь понятно, она из числа тех, кто любит утаскивать под воду людей...» - пронеслось в голове. Таких русалок осталось очень мало, собственные законы подводного люда запрещали это. Таких казнили, или же они становились изгоями.
Тем временем русалка вынырнула и передала своему повелителю небольшой ларец. Гарри открыл его и удовлетворенно хмыкнул. Хоркрукс был на месте. Тут из-за их спины раздалось рычание, развернувшись, директор увидел приготовившегося к прыжку вурдалака. Гарри был в невыгодной ситуации - его руки были заняты. Он еще только доставал палочки, когда тварь уже летела на него. Сверкнул луч, вырвавшийся из палочки директора, и хищник рассыпался пеплом.
- Спасибо... – хрипло поблагодарил Гарри, но глянул на него таким взглядом, что Дамблдор мигом отбросил пришедшую до этого мысль, о том, что он временно призабыл об их отношениях. Мальчик вновь поднял брошенную, было, шкатулку, достал оттуда... золотое обручальное кольцо.
- Это и есть кольцо, принадлежащее леди Рэйвенкло? – поразился директор. – Ты говорил, об еще одном кольце, принадлежащем лорду Гриффиндору... То есть...
- Именно, они были женаты, хотя ни одна легенда и история об основателях не упоминает об этом. Что ж, - сказал он, закидывая кольцо к остальным хоркруксам, – дело сделано, можно возвращаться домой, где и уничтожим части его души... А ты, - обратился он к молчаливо ожидавшей его приказов русалке, - оставайся здесь, живи, но не с кем не общайся и не покидай эту часть реки. Жди меня, я еще вернусь за тобой.
- Да, хозяин, – откликнулась дочь Вод и нырнула.
- Погоди, а как же с Медальоном Слизерина? – не понял директор.
- Вышеупомянутый Медальон хранится в доме Сириуса последние шестнадцать лет, а последние три года он принадлежит моей личной коллекции. Поехали.

Они аппарировали к дому на площади Гриммо, с которым, вроде, ничего страшного не случилось. Войдя внутрь и услышав голоса Сириуса и Джени, Гарри окончательно успокоился. Все было в порядке.
- А вот и мы! – крикнул он.
- Вернулся! – почти взвизгнула Дженифер, влетев в прихожую и повиснув на нем. Сириус спешил за ней. Поприветствовав Гарри, они, наконец, заметили Дамблдора. Дженифер проявила удивление, крестный же никак не отреагировал, принесенный обет держал его эмоции под контролем.
- Ага, - хмыкнул Гарри, ему почему-то было весело. – Мы с директором прошвырнулись по разным достопримечательностям и набрали сувениров. Дамблдор, объясните им в общих чертах суть дела, а я пойду, достану последний.
Остальные расселись в гостиной, а Гарри направился в подземелья. Прошел все свои защитные заклятья и ловушки, он взял медальон и вернулся к остальным. Там Альбус Дамблдор уже успел объяснить, что к чему. Гарри молча вышел в центр и выложил на стол все четыре хоркрукса, потом оглядел присутствующих, втроем устроившихся на одном диване.
- Альбус Дамблдор, как бы я к вам не относился, вы сделали многое для борьбы с Волдемортом. Поэтому, я полагаю, вы заслужили право видеть, как ему приходит конец. Дженифер, а вот насчет тебя я не уверен. Ты действительно хочешь видеть, как я положу конец существованию, иначе не скажешь, Тома Реддла?
- Да. Тот, кто создал хоркрукс, более того, создал много хоркруксов, не может считаться человеком. И, следовательно, моим отцом... Я хочу остаться. – Дженифер твердо посмотрела Гарри в глаза, но поспешила вынырнуть из них.
- Будь по-твоему, я приступаю...
Гарри направил палочку на Медальон и прошептал какие-то заклинания. Драгоценность задрожала, из нее начал словно бы подниматься дымок. Вот уже некое подобие черной тени вышло из Медальона и, повинуясь движению палочки, зависло где-то в метре от стола. Гарри сделал резкий выпад другой палочкой в сторону сгустка тьмы, который и был частью души Волдеморта. На этом сгустке появилась проплешина, разрослась, и вот от него уже ничего не осталось.
- Так, - Гарри тяжело вздохнул, - один есть. Сириус можно стакан воды?
Напившись, он повторил ту же операцию с Чашей, потом с Кольцами, сперва семьи Гонтов, а потом Ровены Рэйвенкло. Четыре реликвии Магического Мира, четыре бесценных предмета все так же лежали на столе, избавленные от частичек души одного из величайших Темных Магов. Уничтожив последний хоркрукс, Гарри застыл, прислушиваясь к своим ощущениям. Медленно пощупал свой шрам... А потом с его уст посыпались проклятья.
- Поздно, - констатировал он, прервав поток ругательств. – Мы связаны с ним, и если бы он погиб я бы это ощутил... Я бы так же ощутил, если бы он почувствовал гибель своих хоркруксов, а этого не было. Он все еще жив, и его выживание больше не зависит напрямую от укрытых частиц его души. Значит, он уже успел вернуть себе тело... – Гарри тяжело вздохнул и оглядел присутствующих. – Второй Войны не избежать.

- Что ж, пусть будет так... – продолжил он после минутного общего молчания. – Господин директор, полагаю, мне придется заключить с вами перемирие. Далее... В моем прошлом вы мне рассказывали, что Том Реддл любит собирать трофеи. Наверно, это передалось мне вместе со шрамом. Дженифер, тебе, как наследнице рода Слизерина, по праву принадлежит этот Медальон. Теперь, когда в нем больше нет души твоего отца, ты можешь его смело носить. Его, а не ту копию, что я подарил тебе два года назад. – Гарри протянул ей драгоценный медальон. И взял Кольцо Гонтов. – Я не испытываю ни капли уважения к этой семье, но само Кольцо очень древнее и ценное. Профессор Дамблдор, я думаю подарить его вам за оказанную сегодня помощь. Сириус... Полагаю, Чаша, некогда принадлежащая Пенелопе Пуффендуй, самой доброй из четверых, достойно украсит твой дом. – Теперь Гарри вертел в пальцах последнее кольцо. – А это, так же как и то, которое я добуду завтра, я оставлю себе.
Никто не знал, что ответить, принимая такие бесценные дары. Альбус Дамблдор не знал, как себя вести, было очевидно, что никто не рад ему в этом доме, и он решил уйти. Уже в прихожей его окликнули.
- Профессор, - сейчас в голос Гарри не было ни насмешки, ни презрения. - Я хотел спросить, почему вы спасли меня тогда, у реки? Меня, кто пообещал разрушить вашу жизнь?
- Мой долг, как директора школы, защищать своих студентов. Я просто не задумался... – грустно улыбнулся старый волшебник, но его улыбка тут же увяла под взглядом молодого. – Я видел твои воспоминания, я видел, каким стал мир без тебя... Этот мир нуждается в тебе, Гарри, даже если ты его ненавидишь, даже если решишь ради мести его завоевать, ты все равно будешь ему нужен... И я хотел хоть самую малость оплатить свой долг...
Сказав это, Альбус Дамблдор вышел за порог дома, где ему были не рады, и аппарировал. Всем предстояло еще очень многое сделать...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:47 | Сообщение # 28
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 26

Лишь оказавшись в постели, Гарри осознал, что очень вымотался за этот день. Что было совсем не удивительно. За пять часов он посетил три тайника, взломал с десяток защитных магических барьеров, применил множество высших заклятий вплоть до Непростительного, а на десерт уничтожил три хоркрукса. Денек вышел насыщенный, и Гарри с чистой совестью погрузился в глубокий сон...

Он сидел на троне и наслаждался вновь обретенными ощущениями. «Как же это приятно вновь ощущать свое тело... Держать в пальцах палочку, носить одежду, просто дышать... Четырнадцать лет из-за этого щенка Поттера я был лишен этого удовольствия...»
«Стоп», - пронеслось в голове. – «Я же и есть Гарри Поттер... Опять эти чертовы сны про Волдеморта. Это надо будет прекратить, но пока посмотрим, может, и выясним что-нибудь полезное...»
Он кинул короткий взгляд на тот котел, что вернул ему жизнь. Рядом лежало тело этого никчемного волшебника, который послужил в роли врага... «Как я хотел возродиться, используя кровь этого мальчишки, тогда я получил бы его защиту... Но нет, этот щенок вместе с министерским маглолюбцем все испортили», - он глубоко вздохнул. - «Теперь все заплатят! Все, кому не место в этом мире, его покинут, и покитут таким образом, что досьавит мне большое удовольствие... Дементоры со мной... Как же хорошо, что я наладил отношения с этими существами еще до возрождения. Мои слуги вновь вернулись ко мне, я еще призову старых союзников, и мир познает истинную мощь Повелителя Судеб Лорда Волдеморта...»
«Ясно, ничего принципиально нового я тут не выясню. Хоть понятно, как он возродился - его прихлебатели отловили какого-то бедолагу и провели-таки этот чертов ритуал. Но по-прежнему не ясна история с дементорами. В том, что он договаривался с этими тварями, нет ничего удивительного. Но вот почему они согласились, когда Волдеморт, казалось, потерпел поражение... Да, темна вода в облацех», - пронеслось в голове Гарри. – «Так, ладно... Одно я могу сказать точно, мне не нравятся эти сны. И я уверен, Змеелицему тоже не по вкусу, что я могу шарить в его сознании. Я могу защитить себя от проникновения извне, но, похоже, все-таки проваливаюсь в него во время сна... Да пусть сам разбирается, как ему защититься!»

Темный Лорд вновь с наслаждением потянулся и тут... У него в голове промелькнули его самые неприятные воспоминания... Вот в приюте его отчитывают за драку с тем идиотом. Он тогда еще был мелким дурачком, не знал, что приятнее мстить, оставаясь в тени... Вот лежит тело этой нечистокровной дуры Лили Поттер, а он собирается прикончить этого младенца. Какая боль! Эти годы существования без тела... «Почему я вспоминаю это? Кто посмел проникнуть в мое сознание!?»
«Это только начало, змеелицый!», – всплыло прямо в голове. И вновь пришла боль. Блок!

Гарри резко вскочил на постели. Блок был настолько сильным, что его выбросило не только из сознания Волдеморта, но и, вообще, из сна. Теперь его врагу понадобится время, дабы понять, что произошло. Но он, разумеется, теперь будет постоянно держать блок. Ну и отлично, спокойный сон обеспечен. Гарри очистил свое сознание, словно расчищая и готовя фундамент, а потом возвел стену. Теперь можно спать спокойно.

На следующее утро Гарри проснулся позже обычного, что было неудивительно. Приведя себя в порядок, он спустился на кухню. Остальные обитатели бывшей Штаб-квартиры уже заканчивали завтракать.
- О, я вижу, мой ненаглядный крестник все-таки удосужился почтить нас своим присутствием, – немного натянуто пошутил Сириус.
- Проспал. Ну и что, мне можно, – Беззлобно огрызнулся он в ответ. – Что в мире творится? – поинтересовался он, кивнув на лежащую на столе газету.
- Многое, - ответила молчавшая до этого Дженифер. – Крауча назначили министром, почти единогласно, кстати. Он с ходу ввел чрезвычайное положение и еще энное количество других указов. Готовятся меры для борьбы с темными магами... Ну, много чего, все и не скажешь. Он призвал общество к «спокойствию и бдительности» и пообещал сделать все от себя зависящее, дабы не допустить ситуации пятнадцатилетней давности.
- Да, еще было более-менее подробное описание произошедшего в Азкабане. Дементоры вышли из-под контроля, едва только осужденных доставили на остров. Они напали на конвой, сопровождающий Пожирателей. Несколько человек погибло. Остальные, видя, что не справляются, бежали и вскоре вернулись с подкреплением, но было поздно. Исчезли не только свежеприбывшие вместе с дементорами, но и еще несколько десятков других заключенных. В общем, все те, кто еще не окончательно потерял рассудок. Крауч не стал это скрывать, видно, считая, что люди должны быть предупреждены. Должен сознаться, пока он вполне оправдывает твое доверие, Гарри.
Завтрак прошел в молчании. Гарри, обдумав все произошедшее, пришел к выводу, что пока все будет спокойно. Темному Лорду еще предстоит привести в порядок свои рати. А новый министр не будет терять время даром... А пока можно заняться личными делами.
- Сириус... Думаю, мне уже давным-давно нужно было это сделать... – Неловко обратился он к крестному. – Я бы хотел побывать в Гордриковой Впадине, увидеть могилы моих родителей... Я там еще ни разу не был...
- Разумеется, Гарри, я пойду с тобой. И ты прав, это уже давно следовало сделать... Дженифер, не знаю, хочешь ли ты отправиться с нами...
- Я, разумеется, пойду с вами, для меня это место тоже имеет значение.

Около полудня у кладбища небольшого городка появились три человека, хорошо одетые и вообще производящие приятное впечатление. Мужчина, которому можно было бы дать от тридцати до сорока лет, и двое подростков. Рослый, хорошо сложенный юноша лет семнадцати или старше, и девушка, а может еще и девочка, чей возраст колебался от четырнадцати до шестнадцати. Следуя друг за другом, они пошли среди могил к какой-то им одним известной цели. Немолодой сторож проводил их взглядом. Мальчишка сильно смахивал на Джеймса Поттера, жившего когда-то неподалеку со своей женой и маленьким сыном. А мужчина напоминал ему одного из частых гостей в доме мистера Поттера, наверно они пришли поклониться их могиле...
Памятник мистеру и миссис Поттер как-то сразу привлек внимание. Гарри не мог точно сказать, почему он так сразу бросился ему в глаза. Нет, памятник был богатый, ухоженный, и радовал глаз, как бы парадоксально это не звучало. Но подобных могил вокруг было немало. Что-то другое тянуло сына к могиле родителей. Понимая, что у него сейчас должно быть на душе, его спутники пустили его вперед, а сами остались в сторонке. Гарри медленно опустился на колени, рассматривая лица матери и отца, смотрящие на него с неподвижных, немагических портретов...
- Мама, Папа... – прошептал он, чувствуя, что глаза помимо воли наполняются слезами. Он сморгнул, сосредоточился, изгоняя воду из глаз. Он запретил себе плакать. – Это я, Гарри, - звучало это все несколько банально и даже глупо, но он не знал, что сказать. – Я знаю, что вы любили меня, вы погибли, чтобы жил я. Я пришел, чтобы сказать вам, что смерть ваша была ненапрасной... Я выжил до сих пор, и намереваюсь прожить еще... Простите, что никогда раньше не приходил... В прошлой жизни я просто не имел возможности, тут же... я просто закрутился. Мне стыдно это признать, но я забыл о вас... Еще раз прошу прощения, не знаю, когда я вновь смогу придти... Покойтесь с миром, Лили и Джеймс Поттеры, ваш сын любит и помнит вас. – Он поцеловал надгробную плиту, положил заранее приготовленный букет и отошел.
Вместе с Джени они стояли и молчали, пока Сириус общался с погибшими друзьями. Наконец, и его крестный вернулся назад. Теперь, как и договорились, они отправились на руины дома Поттеров. Это место то уже и руинами было непросто назвать - все поросло травой, дожди, ветер и солнце почти полностью стерли все следы. С трудом можно было еще разглядеть остатки заросшего фундамента. Гарри остановился перед местом, где началась его история в роли Мальчика-Который-Выжил. Да, именно здесь все и началось... Хотя нет, все началось тогда, в Кабаньей Голове, когда Трелони произнесло свое пророчество, будь оно трижды проклято...
Гарри зажмурился, распустив свои мысли-чувства по всем закоулкам этих руин, он искал кольцо Гриффиндора. Эта реликвия не должна вновь попадать в лапы Темного Лорда. Немного левее него в траве что-то блеснуло, разбуженное его поисками... Гарри стремительно нагнулся, запустил руку и безошибочно нащупал золотой ободок с миниатюрным, тщательно выгравированным львом. На кольце леди Рэйвенкло красовался такой же орел. Все, больше в этих местах его ничего не интересовало. Они вернулись домой.

Вновь потекли дни. Как и следовало ожидать, все было тихо. Волдеморт и Пожиратели затаились, лишь временами происходили короткие нападения дементоров, но мракоборцы всегда поспевали вовремя, и жертв не было. Барти Крауч развил бурную деятельность, все капиталы известных Пожирателей, вроде Малфоев, были конфискованы и заморожены. Их лишили родительских прав, а детям назначили опекунов из числа тех, в ком Министр был уверен, он и сам взял к себе Блейз Забини. Читая статью об этом, Гарри подумал, что Барти чувствует вину за то, кем стал его сын. И желает искупить ее, взяв себе на воспитание другого ребенка. Поскольку Дженифер и так жила с ними, Сириуса вскоре назначили ее опекуном. Не исключено, что Крауч и тут постарался. Выполняя свои обещания, Министр внес соответствующие изменения в судебный кодекс, одновременно с этим он вновь дал новые полномочия мракоборцам, а так же, к большой радости Гарри и Дженифер, разрешил колдовать на каникулах ученикам старше второго курса. В определенных пределах, разумеется. Участились рейды по всевозможным злачным местам магической Англии, но улов был невелик - несколько мелких жуликов и воров. Темные силы залегли на дно, выжидая и приводя себя в порядок.
Гарри пока еще точно не решил, как будет действовать в предстоящей войне. Одно было ясно - он не станет сидеть, сложа руки, и он будет ждать решающей встречи с Темным Лордом. Пока же он продолжил свои тренировки, регулярно присутствующая при этом Джени могла лишь рот разевать, когда он использовал очередное заклятье высшего порядка. Она и сама умело многое, очень многое, в особенности для своего возраста, но ее навыки и силы не шли ни в какое сравнение с его собственными. Гарри попробовал ее кое-чему обучить. На большую часть у нее еще не хватало сил, но вот Патронуса она разучила очень быстро, он у нее принимал форму... феникса. Гарри был удивлен, но они оба так и не смогли понять, откуда эта форма. Гарри и самому пришлось повторять это заклятье, ибо, учитывая его жизнь, ему не просто было найти подходящее воспоминание. В конечном счете, источником счастья ему послужило облегчение, которое он испытал, выложив все накипевшее в душе Дамблдору. Его золотой шар, сменивший оленя, был ослепительно ярок.
Министерство так же наделило дом на площади Гриммо огромным количеством защитных чар, дабы обеспечить безопасность его обитателям. Гарри долго размышлял над тем, кто охранялся в большей мере - он, Мальчик-Который-Выжил, или Дженифер, неверная дочь Темного Лорда. Уж кто-кто, а Барти, без сомнения, знал его истинное имя. Ко всем этим мерам Гарри прибавил пару штучек собственного изобретения и из числа того, что людям еще только предстояло придумать. Помимо прочего он решил еще сильнее защитить свою Сокровищницу. Он и сам не мог толком сказать зачем, но он получал просто колоссальное удовольствие, добавляя все новые и новые слои защиты на свое Хранилище.
Вот и сегодня он как раз установил четвертую по счету дверь в коридоре, ведущему к сокровищнице, и теперь осматривал свое творение. Стальная дверь с магическим замком, открываемым специальным заклинанием, если кто-нибудь попытается ее взломать, он так и останется неподвижно стоять перед ней, пока кто-нибудь его не найдет. За дверью начинался коридор, полный различных ловушек, в том числе, и смертельных. И новая дверь, за которой еще один коридор... Если группе Пожирателей вздумается проникнуть в его Хранилище, они могут смело копать десятка три могил, не меньше. Преодолев свои сюрпризы, Гарри вновь осмотрел свою коллекцию - обручальные кольца Основателей, Кубок Турнира, трофеи с Василиска, Философский камень в зародыше, и копия Медальона Слизерина, оставленная на память. Что ни говори, многие из этих вещей были бесценны... Гарри опять поймал себя на том, что не удовлетворен мерами защиты. «У меня это уже перерастает в манию!», - пронеслось в голове. Он уже укрыл каждый предмет в отдельном, купленном у гоблинов, сейфе, каждый из которых был защищен чертовой кучей заклятей, и открывался лишь одним единственным ключом. Но пока он еще не придумал надежного способа хранить эти ключи... Тут ему неожиданно пришла уже совершенно сумасбродная и, как следствие, привлекательная мысль. Гарри направился на поиски Сириуса. Мародер обнаружился сидящим в кресле в своей библиотеке.
- Сириус, у меня вопрос. Есть ли тут поблизости какой-нибудь водоем?
- А то, ты над ним стоишь! – мрачновато хохотнул Блэк.
- То есть как?
- Я тебе рассказывал про моего прапрапрадедушку, Альфонса Блэка? Этот большой любитель охоты на маглов завел под домом огромное озеро с русалками, тоже любительницами такого дела! Этот дом стоит над колоссальным водоемом, там где-то на дне даже сохранился подводный дворец. Хорошо хоть русалок там нет, я проверял... А зачем тебе?
- Скажем так, очень скоро русалка там появится... – ответил Гарри с истинно злодейской ухмылкой. – Это надо же, как повезло. А как туда добраться?
- Сейчас вспомню... В эту пещеру ведет люк... Сейчас, ах да, он в подземельях... Так трудно описать, но если на развилке, где правый коридор ведет к твоим личным подземельям, то левый приведет к этому люку.
- Что?! Нет, это уже перебор! Невольно начнешь верить, что у меня есть провидческий дар! То есть, этот люк находится с противоположенной стороны от моей Сокровищницы? Лучше не придумаешь!
- Да, но я по-прежнему не понимаю...
Гарри в общих чертах описал ему ситуацию, на лице Сириуса появилось совершенно ошеломленное выражение.
- Ты подчинил себе русалку? Но это же почти невозможно... Впрочем, как раз для тебя ничего невозможного, похоже, нет. То есть, ты хочешь поселить ее здесь?
- Да. Что она сидит без дела? Раз уж теперь она полностью в моей власти, так пусть будет под боком и пользу приносит...
- Да, что ни говори, в Слизерин ты попал не зря... Впрочем, если она из числа этих маньячек... Ну, что сделано, то сделано, давай ее сюда. Это будет даже интересно.
- Да, полагаю, перед этим следует обследовать эту пещерку, мало ли что. А я уже давно не рисковал своей шкурой, скучно становится...
Поспорив, они, было, пришли к соглашению, что Гарри запасается жаброслями и исследует водоем, но тут на шум подтянулась Дженифер. Едва поняв, что речь идет о подводном путешествии, она уперлась всеми четырьмя лапами и выразила готовность отрастить еще десяток, но добиться, чтобы ее взяли с собой. «Ты же рассказывал, что в прошлой жизни всегда брал с собой друзей... Я что, хуже что ли?» - ныла она, весьма убедительно притворяясь обиженной. Ну и, разумеется, растопила нежное, чувствительное сердце Гарри. Жаброслей пришлось покупать в два раза больше.
Через пару часов, вооружившись палочками и обзаведясь жабрами и перепонками, ребята сиганули в темную воду подземного озера. Впрочем, не такую уж и темную, что-то там давало весьма приличное освещение. Гарри плыл вглубь, время от времени украдкой поглядывая на свою спутницу. Что ни говори, а Дженифер в купальнике не часто увидишь, а зрелище стоящее... Они быстро нашли дворец, чувствовалось, что там уже давно никто не живет. Он выглядел запущенным, но совершенно целым. Они обследовали озеро больше двух часов, выяснив, что, хоть тут и водится различная живность, вся она исключительно мирная. Ни тебе Ползучих Водяных, ни гриндилоу, только рыба, раки и тому подобное. В общем, приключений не получилось. Но одно можно было сказать точно, весь этот водоем был просто раем для подводного народа.
После такого насыщенного дня Гарри с наслаждением уснул. Его сон был спокоен, как всегда. После того памятного случая Волдеморт явно постоянно защищал свои мысли. На следующий день Гарри собирался отправиться за своей новой стражницей, являющейся по совместительству довольно редким экспонатом - живая русалка. Поскольку дом был надежно защищен и непроницаем, он без тени смущения создал Портал прямиком в Солнечную Долину. Он вновь прошел тем же маршрутом, в этот раз он встретил в заводи Ползучего Водяного. Что бы эта тварь тут не делала, ей крупно не повезло. С огромным наслаждением размазав ее по дну, Гарри продолжил свой путь. Вот уже и знакомая речушка. Как и следовало ожидать, из воды никого не появилось, она выполняла его приказ. Гарри склонился над водой и поболтал рукой, привлекая внимание. Через минуту красавица-русалка уже вынырнула, ожидая приказов своего повелителя.
- Так, - подчеркнуто-начальственным голосом обратился к ней Гарри. – Даю тебе десять минут на сборы вещей, если таковые имеются. У меня есть для тебя задание.
- Повинуюсь, – ответила его рабыня и вновь ушла под воду.
Гарри, ожидая ее, решил осмотреть окрестности. Что ни говори, это милое местечко мало напоминало те угрюмые развалины или подземелья, где обычно скрывал свои хоркруксы Том Реддл. Вскоре русалка вернулась, держа в руках... самую обыкновенную вещевую сумку. Гарри предпочел не выяснять, как эта вещь к ней попала. Парень достал из кармана ложку, которою он уже обратил в портал, настроенный таким образом, что срабатывал лишь, когда его касались двое.
- Возьмись за нее, – приказал он. Его приказ был выполнен, и они оба понеслись по воздуху, приземлившись прямо перед люком, ведущим в ее новое жилище. Русалка поспешила прыгнуть в свою стихию. – Вот тут тебе и предстоит жить.
- Да, хозяин.
- Теперь слушай. На дне стоит дворец, он и станет твоим домом. Он малость заброшен, так что приведи его в порядок. – Гарри протянул ей ключи от каждого из своих драгоценных сундуков. – Твоей задачей будет хранить эти ключи. Спрячь их где-нибудь так, чтобы ты могла быстро до них добраться. Эти ключи ты можешь передавать только мне, и мне одному.
- Да, хозяин.
- Если сюда придет кто-нибудь другой, то ты должна его очаровать и схватить. Если же он будет сопротивляться, то ты можешь его убить. Как бы то ни было, если явится посторонний, ты должна будешь меня предупредить. Вот монета. Если, что-то случиться коснись ее любым из ключей, и я узнаю об этом и приду, как только смогу. Поняла?
- Да, хозяин.
- Отлично, вроде бы все... Ах да, забыл спросить, как тебя зовут?
- Милада, повелитель.
- Хорошо, Милада, можешь идти. Я надеюсь, что сохранишь то, что я поручил тебе.
- Я не подведу вас, мой господин, – сказав это, Милада скрылась под водой.

Пошла вновь спокойная жизнь. До нового учебного года оставалась неделя, когда, наконец, прибыли списки учебников и прочее. В частности, Гарри получил значок Старосты. Еще он был рад убедиться, что «Теории защитной магии» Склинкхарда среди учебников нет. Стало быть, в этот раз в школе Жабы не предвидится. Вместо этого был вполне приличный учебник, плюс еще книга под названием «Силы Тьмы, как выжить». Похоже, на роль преподавателя попал кто-то стоящий. Гарри был готов к новому году учебы, который в этот раз, похоже, не будет иметь почти ничего общего с его прошлой жизнью. Еще одним положительным моментом было то, что теперь, когда хранителем его сокровищ стала Милада, его мания увеличения защиты, наконец, прошла. Теперь потенциальным ворам предстояло преодолеть полосу смертельно опасных препятствий, прежде чем смогут попробовать открыть могучую последнюю дверь. Тогда они доберутся до насмерть вделанных в стену сундуков, которые не сумеют открыть. Это еще при условии, что они будут знать, где искать, что, в принципе, возможно. Так вот, после этого им еще нужно будет найти Миладу, а уж она-то о них позаботится...
На следующий день решили совершить всей компанией поход за покупками в Косой Переулок. Что ж, по поводу безопасности можно не волноваться - между покупками Гарри насчитал два десятка сопровождающих мракоборцев. Наконец, настало первое сентября... Хогвартс-Экспресс ждал их.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:48 | Сообщение # 29
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 27

Они уже собрались выходить из дому, когда взгляд Гарри упал на Винки, которая вместе с остальными эльфами провожала хозяев. Он тут же вспомнил о своем обещании, о котором в суматохе дней он успел позабыть.
- Винки, - обратился он, наклонившись к домовику, - ты по-прежнему хочешь вернуться к мистеру Краучу?
- Да, Хозяин... – Почти со слезами ответила эльфийка.
- Я вспомнил о своем обещании и попробую все устроить. Но с небольшим условием - если мистер Крауч примет тебя, я надеюсь, что не станешь рассказывать ему ничего о том, что могла слышать и видеть в этом доме.
- Домовые эльфы не выдают тайн своих Хозяев, даже другим Хозяевам. – С достоинством ответила Винки.
- Хорошо, я свяжусь с мистером Краучем... А теперь нам пора.

До вокзала добрались без приключений, туда их доставила министерская машина. Гарри так и не смог точно определить, сколько других автомобилей их сопровождало. Это говорило о том, что делом занялись профессионалы. На Кингс Кросс прибыли за двадцать минут до отправления поезда. Вот на вокзале усиленная охрана просто бросалась в глаза. На платформе не было привычной толпы школьников, общающихся с родителями, все спешили занять места в поезде и не торчать на перроне. Платформа тоже усиленно охранялась. И Гарри заметил, что у поезда появилось два дополнительных вагона, наверное, новые места предназначались охране. Как бы то ни было, свободное купе нашлось, и они не замедлили его занять. Гарри чувствовал странное напряжение, его интуиция все явственнее говорила ему, что эта поездка не обойдется без неприятностей. Когда до отхода поезда оставалась пара минут, к ним в купе зашла Блейз и напомнила, что теперь он староста. Пришлось идти с ней, выслушивать длинную лекцию, а потом Забини, оказавшаяся второй старостой Слизерина, попросилась к ним в купе. Решив, что отказывать той, чьим опекуном является министр, неразумно, ее пригласили. Завязалась беседа, Гарри и Дженифер отвечали на вопросы, которыми их забрасывала девочка. Временами они как бы между прочим задавали свои. В его прошлом почти все слизеринцы пошли на службу к Волдеморту. Многие против воли, у них просто не было выбора. Их факультет тогда стал еще более отверженным, чем раньше, а родители тянули за собой. У детей просто не оставалось другого выхода, кроме как идти в Пожиратели. Одним из планов Гарри было дать им этот самый выбор, для этого он сейчас составлял список тех, кому могла понадобиться помощь.
Поездка длилась уже третий час. Продавщица с тележкой уже успела развести еду, к ним в купе присоединилось еще несколько учеников, всем было весело. Разговор шел, прежде всего, о маглах. Похоже, их опекуны, дабы поменять отношение детей к немагическому миру, постарались поближе их с ним познакомить. И, как видно, их затея увенчалась успехом. В голосах своих собеседников Гарри улавливал истинный интерес, сменивший презрение. Разумеется, это касалось не всех, но и это уже очень радует...
В следующее мгновение поезд резко затормозил, похоже, машинист применил экстренное торможение. Весь состав вздрогнул, ученики повалились друг на друга. Уже в следующее мгновение Гарри вскочил на ноги. Довольно грубо отпихнув навалившегося на него Монтегю, он уже стоял около окна. К остановившемуся по неясной пока причине составу двигались гигантские фигуры. Гарри признал в них горных троллей, но возглавлял их великан. Сосредоточившись, Гарри даже вспомнил его - один из сторонников Голгомафа. Он неоднократно видел эту гигантскую пародию на человека в своих видениях. Эти видения всегда сопровождались морем крови, огромным количеством смертей и разрушений...
Темные создания надвигались, но перед поездом уже выстраивались в защитные ряды мракоборцы. Гарри был прав, именно они и ехали в дополнительных вагонах. Их предводитель раздавал приказания, его голоса было, конечно, не слышно через закрытое окно, но все было понятно и по его бешеной жестикуляции. Он приказывал своим подчиненным выдвинуться вперед и любой ценой не допустить этих чудищ до вагонов с детьми. Мракоборцы действовали умело, вытянувшись в линию, они перекрыли кровожадным тварям доступ к составу и завязали бой в некотором отдалении... Гарри, так и не сдвинувшись со своего места у окна, нахмурился. Что-то было не так... Отчаянный вопль откуда-то сверху прервал его размышления. Раздался чей-то голос, выкрикивающий Смертельное Проклятье... Гарри обнажил палочки. Все присутствующие так же достали их, но на их лицах не было решительности. Тут с грохотом часть крыши разлетелась, все осколки, что примечательно, улетели вверх. В отверстии показалась фигура в черной мантии и с серебреной маской на лице...
«Импедимента, Ступефай, Экстион Мента!» – Гарри очередью выпустил в пришельца серию невербальных заклинаний.
Фигура скрылась из вида, ее попросту унесло. Тут Гарри было уже не до конспирации. Похоже, приспешники Волдеморта решили взяться за детей... «Подонки!», - мысленно прорычал он, направляя палочки вниз. Мощная ударная волна подхватила его и вынесла на крышу вагона, где тоже кипел бой, не все мракоборцы были заняты троллями. Но тут, в непосредственной близости от поезда, слуг Темного Лорда было больше, чем защитников.
- Пенилио! – Выкрикнул Гарри первое пришедшее на ум заклятье.
Из обеих его палочек вырвалось по бардовому лучу. Это боевое заклинание довольно высокого уровня лишало человека всех физических сил. Он просто падал, не в силах не то что стоять, но и шевельнуть мизинцем. Но оба Пожирателя, на которых он навел свое оружие, тоже были не лыком шиты. Они отразили эту атаку и контратаковали, не теряя ни мгновения. «Ступефай!» - крикнул один, видимо, не принимая его всерьез. Другой же был куда радикальнее - «Круцио!». Что ни говори, а крыша поезда - не лучшее место для схватки, никакого простора. Гарри изящно избежал обоих заклятий и оказался на самом краю крыши. И тут ему в спину угодил обыкновенный Сногсшибатель. Гарри и не подумал терять сознание, но вот равновесие все же потерял и свалился с крыши. В последний миг он успел перегруппироваться, смягчив падение, и в следующую секунду вновь был на ногах.

Северус Снейп лежал на крыши вагона, не в силах пошевелиться. Когда эти ублюдки высадились с метел, он оказался в самом пекле и пропустил самое обыкновенное Парализующее Заклятье.
С тех пор, как Темный Лорд возродился, Снейп испытывал, как бы парадоксально это не звучало, огромное облегчение. Наконец, он был раскрыт. Больше нет необходимости носить эту опротивевшую, но и ставшую привычной маску. Теперь он больше не будет изображать слугу этого красноглазого выродка, ему не придется подлизываться к Малфоям и прочим им подобным маньякам. Ему больше не придется терпеть презрение и недоверие со стороны товарищей по Ордену Феникса, теперь все знают, на чьей он стороне. Незадолго до Третьего тура он не откликнулся на зов Метки, и с тех пор некоторое время его не покидала некая легкая эйфория. Три месяца назад все были сами не свои, никто не понимал, что происходит. А потом мальчишка вернулся оттуда. Вернулся, победив самого Темного Лорда, отправив всех его прихвостней в тюрьму и окончательно дискредитировав Северуса Снейпа в глазах того, кого он когда-то был вынужден из-за собственной глупости называть Хозяином. Какое дивное чувство свободы... Больше над ним не висел тот долг и осознание, что он может принести больше пользы, оставаясь шпионом. Теперь все, он раскрыт, можно больше не притворяться. И сам Лорд был, похоже, побежден. Жизнь казалась прекрасной.
Это изменилось восемнадцатого июня, когда был совершен этот массовый, даже не массовый, а тотальный побег из тюрьмы. Сперва Дамблдор вызвал его к себе и вновь попытался всучить роль шпиона, но он и сам понимал, что это бесполезно. Потом явился Поттер и стал отдавать распоряжения, обозвал директора маразматиком и много еще чего... Самое удивительное, что Альбус Дамблдор принимал это как должное, и был испуган, но никак не возмущен или удивлен таким поведением. Ничего ему не объяснив, эта парочка куда-то удалилась. Утомленный директор вернулся лишь к вечеру. Вернулся вымотавшимся, разочарованным, но со старинным перстнем на пальце. Этот перстень был Северусу знаком. Директор почти ничего не рассказал, сославшись на невозможность, какую именно он не объяснил. Он лишь сокрушенно сообщил, что шанс одолеть Темного Лорда без борьбы был упущен. Дальше потянулась напряженная работа. Орден Феникса готовился к предстоящей войне, вместе с остальными трудился Снейп. И у него, в отличие от большинства, так и не прошло хорошее настроение. Эти полтора месяца лишь две проблемы всерьез волновали его - Черная метка на руке и Поттер. Первую он разрешил быстро, он уже давно составил специальную мазь. Теперь Метка не горела огнем, лишь иногда самую малость побаливала, Темный Лорд больше не мог его достать. А вот с Поттером ничего не выходило. Мастер Зелий штурмовал загадку его поведения со всех сторон, но не смог выяснить ничего стоящего, а к Альбусу идти было глупо. Если в первый раз не посчитал нужным ответить, «возможным», как он выразился сам, то не ответит и теперь.
Так получилось, что его задержали в Лондоне кое-какие дела, и потому он решил добраться в школу поездом. В конце концов, почему не вспомнить молодые годы... И случилось нападение. Когда большую часть охраны отвлекли на себя тролли, сверху на метлах спустились Пожиратели. Они, очевидно, уже довольно долго следовали за составом, прикрывшись Дизиллюминационным заклятьем. И теперь напали. Охрана поезда была усиленна перед самым его отходом, и потому их нашлось кому встретить, но положение было все-таки не равное. Выскочив на крышу, он оказался в самом пекле и довольно быстро был выведен из строя.
Сейчас, лежа на боку, не в силах пошевелиться, он мог лишь наблюдать, как теснят мракоборцев. Пожиратели Смерти явно нацеливались на учеников. Вот один из них пробил дырку в крыше соседнего вагона и приготовился проникнуть внутрь. Но тут же отлетел в сторону как пушинка, а из дыры буквально вылетел вездесущий Поттер. Мальчишка оказался лицом к лицу сразу с двумя нападавшими, он применил мощное боевое заклятье, но безуспешно. Потом избежал вражьих атак, но удар в спину сбросил его с поезда. «Мальчишка сражается, как опытный боец!» - пронеслось в голове зельевара. Поттер извернулся еще в падении и мягко приземлился, через мгновение он был на ногах. Перекат, из его палочек вырываются красные лучи. «Он использует заклятья невербально, а еще пятикурсник!». Первого Пожирателя задело одно из пущенных заклятий, выведя его из строя. Второй тем временем отвлекся на какого-то мракоборца. К Поттеру сзади подскочил еще один противник, судя по внешнему виду, он был из числа бывших узников Азкабана - даже мантия не могла скрыть болезненную худобу его тела. Схватив Поттера за плечо, он левой рукой потянулся к карману. «За порталом!», - осенило Снейпа. - «Вот их цель, эти подонки здесь, чтобы похитить детей!». От бессилия хотелось рычать. Гарри Поттера похищали на его глазах, а он не мог даже шевельнуться, чтобы помочь ему. Впрочем, мальчишка и не нуждался в помощи. Одно движение, удар, и правая рука Пожирателя бессильно повисла, в следующее мгновение неудачливый похититель был связан.
«Тотурнул!» - грянул хорошо знакомый голос Люциуса Малфоя. Все, теперь Поттер влип, это темное заклятье само находило свою жертву и лишало сознание. Было только одно единственное контр-заклинание, и уж пятикурсник, каким бы одаренным он не был, никак не мог его знать...
«Джубио!» - похоже, Поттер поставил своей целью раз за разом совершать невозможное... Серый луч Люциуса был поглощен появившимся перед ним облаком, что свидетельствовало о том, что мальчишка владел высшей боевой магией. Северус разинул бы от изумления рот, если бы только тело его слушалось. Малфой же поступил именно так. На лице Поттера проступила досада. Мастер зелий мог сказать с уверенностью, что, кроме двоих дуэлянтов и его самого, никто не обратил внимания на произошедшее, все были поглощены схваткой...__

Гарри яростно глянул на разинувшего рот Малфоя. Черт, он раскрыл себя, и не перед кем-нибудь, а перед Малфоем, правой рукой Волдеморта. Впрочем, никто этого, похоже, не видел... Но Малфой не должен уйти в любом случае. «Дюлибило!» - теперь не было смысла скрываться. Из его палочки вырвалась невидимая сеть, но Люциус не потерял сноровки и сумел разрушить ее. Гарри послал в него длинную очередь оглушающих заклятий, но и они не достигли цели. Отбив эту цепь заклятий, Люциус контратаковал. «Малкило!», «Цайкус Фиере!», «Тардитас!» - теперь Пожиратель использовал самые свои сильные чары, дабы выбить из строя этого поразительного подростка и доставить Хозяину. Гарри отбил заклятье боли, увернулся от ослепляющего, после чего поставил магический шит, принявший на себя Отупляющее заклятье, последнее из этой очереди темных чар довольно высокого уровня. Но тут его ожидал неприятный сюрприз - поглощенный созданием щита, он проморгал Круциатус... Адская боль пронзила каждую клетку. Любой бы уже свалился с ног, но не он. Он пережил гораздо большее, и эта физическая боль не могла остановить его, - «Деспампа!». Его собственное заклятье ударило в Малфоя, который никак не ожидал ничего подобного от подвергнувшегося Пыточному заклятью мальчишки. Пожирателя Смерти отбросило в сторону. В последний миг он успел начать создание щита, и лишь поэтому у него сломалась палочка, а не все кости.
Люциус Малфой, оглушенный и прижатый к вагону, смотрел, как на него надвигается Поттер. Прочитав приговор во взгляде этого парня, представитель древнего рода испытал ни с чем не сравнимый страх. Поттереныш хотел убить его... «И ведь убьет, не моргнув глазом!», - всплыла в сознании кошмарная мысль. Рефлекторно его рука нырнула в карман, схватила портал, а губы шепнули «Летус». Портал сработал и унес его обратно к хозяину, где его ожидало наказание за проваленное задание... Куда угодно, лишь бы подальше от Поттера!
Когда Малфой сумел уйти из-под носа, Гарри чертыхнулся, - «Проклятье, теперь уж он порасскажет Тому, КАК я сражаюсь!». Раздались хлопки, повсюду начали появляться мракоборцы. Пожиратели, видя, что ситуация складывается не в их сторону, поспешили исчезнуть. Они захватили с собой почти всех своих, выведенных из строя. Гарри, наконец, огляделся. Хотя темные маги бежали, бой еще не кончился. Самая настоящая мясорубка кипела неподалеку, где служители порядка продолжали сражаться с троллями, великан уже был повержен. Рядом стоял развороченный вагон, подле которого лежали несколько громадных туш. С той стороны доносился плач... Гарри поспешил туда. В углу купе, лишенного внешней стены, сидели пуффендуйцы. Ученики второго или третьего курса плакали, даже не пытаясь скрыть свои слезы. Что не удивительно, они только что едва не послужили едой валяющимся снаружи тушкам. Некоторые были ранены. Находящийся рядом Седрик Диггори пытался помочь, но целебные заклятья не были его коньком.
- Седрик, дай мне, – услышал Гарри собственный голос. Семиклассник недоверчиво оглянулся, мало ли чего ждать от слизеринца, но подвинулся. – Ферула, – бинты и повязки появились на ранах, гипсы на пострадавших конечностях. – Так лучше, болеть не должно. Скоро врачи все поправят, будете как новенькие. – Поддержал их Гарри и отошел, ему еще предстояли дела.
Первое, что он увидел, была Дженифер. Его подруга вышла из вагона и направлялась куда-то в сторону от поезда. Никто на нее не обращал внимания, все были заняты другим. Но Гарри как подбросило, что-то в ее походке было такое, что заставило его, напрочь забыв о незаконченном еще сражении, рвануть наперерез. Когда Гарри, догнав, положил ей на плечо руку, девочка никак не отреагировала. Она, не замедляя шага, целеустремленно двигалась к лежащей на земле шариковой ручке, очевидно, являющейся порталом. Теперь Гарри крепко схватил ее за плечи и силой развернул к себе лицом. Ее глаза были пусты, в них не было ни единой мысли. Лишь когда их взгляды встретились, в них на мгновение что-то проступило, но потом исчезло. Заклятье Империус держало ее крепко, не иначе накладывал знаток своего дела, Мальсибер. «Верно, прежде чем исчезнуть, он успел ее зачаровать и приказать вернуться к отцу. Подонок!», - пронеслось в голове Гарри. Решив вышибать клин клином, он страстно ее поцеловал. Главное в борьбе с этим проклятьем - наполнить голову чувствами и мыслями, это должно было помочь. В первое мгновение она еще отстранялась, пыталась вырваться и выполнить полученный приказ. Но потом что-то в ней проснулось, она застыла, видимо, борясь с собой. Потом ответила на поцелуй, еще, просто впилась своими губами в его, обхватила его руками... Через минуту Гарри отстранился и посмотрел ей в глаза. Там еще шла борьба, разум то покидал ее, то вновь возвращался. Ее рот вздрагивал, словно она силилась что-то сказать, но никак не могла себя заставить, ее сопротивление слабело...
- Сейчас будет больно, Джени, - прошептал Гарри и направил на нее палочку. – Енергиус. – Дженифер вскрикнула и, обмякнув, упала ему в руки. Встряхнув головой, она вновь твердо встала на ноги, его взгляд был вновь чист. В глазах стояли слезы.
- О Мерлин, я не смогла противостоять этому заклятью... Он приказал мне вернуться к отцу, и я пошла...
- Все хорошо, Джени, все хорошо...
Они, наконец, вспомнили о том, где находятся. Впрочем, все было уже в порядке - подоспевшее подкрепление быстро положило конец схватке, ни один из троллей не выжил. Но Гарри мог с уверенностью сказать, что победа была недешево куплена... Пробежавшись глазами по всем присутствующим, он обратил внимание на потрепанного Снейпа, который его внимательно рассматривал. Он оглядел поезд. Ученики высыпали из местами поврежденных, а то и перевернутых вагонов. Гарри, наконец, выяснил, что остановило состав - в двух десятках метров от локомотива рельсы были взорваны. Если бы состав не остановился, была бы катастрофа... Среди мракоборцев выделялась лиловая мантия директора, как Гарри понял из отрывков разговоров, он поспел еще до окончания боя и внес свою лепту. Гарри еще раз оглядел поезд и учеников: старшие обнимали и пытались успокоить самых маленьких, на глазах у которых только что погибали люди. Но среди тел не было видно детских... Гарри молился про себя, чтобы никто из школьников не погиб.
Тем временем два профессора и мракоборцы после довольно жаркой дискуссии пришли к соглашению. Часть охранников аппарировала, другие принялись собирать валяющиеся вокруг мелочи и обращать их в порталы. «Все ясно, нас доставят прямо к школе. Не торчать же, в самом деле, здесь, а поезд в ближайшее время с места не сдвинется...». Вновь знакомый рывок под ложечкой, и они уже стоят около входа на территорию замка. Мракоборцы образовали защитный круг рядом с местом прибытия. Ни у кого на разговоры не было ни времени, ни желания, все поспешили в замок. Дженифер шла следом за ним, как и многие другие, но сейчас ему было не до того. Он размышлял над нападением и искал его причины. «Пожиратели не хотели смертей среди учеников, потому использовали троллей лишь как отвлекающий маневр. По той же причине они не взяли дементоров... Что и говорить, приди они убивать, погибших было много. Тогда зачем? Похищение. Они хотели вернуть своих детей и сорвать их, так сказать, перевоспитание. А других захватить как заложников. У, твари!»
Они вошли в Большой Зал, расселись за столами. Стояла мертвая тишина, никто не решался заговорить. Зал мало-помалу заполнялся, ученики прибывали группами, вернулись директор и Снейп. Гарри внимательно разглядывал столы, пока что ничье отсутствие в глаза не бросалось... В зале стоял еще один стол и за него садились все первогодки, как видно, распределение было отложено. В тарелках появилась еда, все приступили к трапезе в той же тишине. Наконец, поднялся Дамблдор, в этот раз он не стал никого одаривать лучезарной улыбкой.
- Все вы подверглись сегодня страшному испытанию! Я могу лишь заверить вас, что все возможное будет сделано, чтобы такое не повторилось. Хорошей новостью является то, что никто из ваших товарищей серьезно не пострадал и не погиб. В связи с произошедшим, распределение пройдет завтра, и уроков в это день не будет. Всем необходимо придти в себя. – Дамблдор вздохнул и заговорил несколько более веселым голосом. – Как бы то ни было, я говорю нашим новым ученикам: «Добро пожаловать!», и я рад вновь видеть в этих стенах тех, кто учится здесь не первый год! Пока еще не решено, состоится ли Кубок Школы по квиддичу. Я так же рад представить вам нашего нового профессора ЗОТИ, мистер Долиш!
Сидевший за столом мракоборец встал и поклонился, встреченный не сильными, но аплодисментами. Знаток своего дела, умеет быть незаметным - Гарри только сейчас обратил на него внимание. Что ж, Барти Крауч вновь доказал, что знает свое дело. Он сумел внедрить в школу своего человека, ибо Долиш не относится к директору с большим почтением и предан министру. Одновременно с этим он специалист в своей области, сможет достойно обучить студентов и защитить их в случае нужды. Министр выбрал нужного человека, одновременно позаботившись об учениках и установив слежку за директором. «Браво, Барти!»
- Теперь прошу всех учеников пройти в свои гостиные. Профессор Долиш проводит первокурсников в специально отведенные им комнаты...
Ученики стали расходиться. Гарри и Блейз, как старостам, был сообщен пароль. Все разместились в общей гостиной, где, наконец, дали выход эмоциям. Растерянный, испуганный гомон разлился в комнате. Гарри, сидящий в сторонке с Дженифер, подмечал лица сокурсников. Почти все были испуганны, было лишь несколько довольных лиц, одним из таких был Малфой... Да, Гарри предстояло проделать много работы, но он добьется того, чтобы зеленый факультет не оказался на отшибе.
- Гарри, - прошептала ему Джени. – Ты ведь можешь противостоять Империусу, научи меня.
- Это непросто и не очень приятно...
- Все равно. Я больше не хочу оказаться в таком положении, где не управляешь даже собственными мыслями. Нет ничего хуже... – она всхлипнула.
- Есть, есть то, что много хуже, уж я то знаю... Но если хочешь, я могу попытаться тебе помочь...
Пятый год обучения начался, начался невесело. И в этот раз Гарри не знал, что его ожидает...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Понедельник, 10.08.2009, 22:49 | Сообщение # 30
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 28

Следующий день начался прозаично: Гарри открыл глаза и осмотрелся. На соседних кроватях спали однокурсники, и если бы не защитное заклятье, то его уши наполняло бы громоподобное храпение Кребба и Гойла. Гарри не понимал, как остальные ухитряются спать в этом шуме, но точно знал, что они заклятий на свои постели не накладывали... Было уже достаточно поздно. Будь сегодня уроки, все бы уже были на ногах; сейчас же никто и не думал просыпаться. Мальчик-который-выжил неслышно поднялся, оделся с помощью заклинания и вышел. Дженифер уже была в гостиной и явно ждала его. Обменявшись чуть натянутыми приветствиями, они вместе направились в Большой Зал — отмена уроков отменой, а завтрак — по распорядку. Они вместе вошли в Зал, там уже собралось немало учеников, но за учительским столом присутствовала только мадам Стебель — похоже, проходило совещание. Они сели за свой стол, к Гарри немедленно подлетела сова с очередным Пророком, взгляд на передовицу...
«Нападение на Хогвартс-Экспресс! Среди учеников жертв нет!». Статья была довольно истерична, но из нее все же можно было выудить стоящую информацию: погибло 22 мракоборца, еще три десятка было ранено. Как говорилось в статье, эти люди закрыли собой детей. Тут было нечего возразить: охранники действительно стояли насмерть, но все-таки один раз допустили троллей до поезда... Дальше шли разные подробности и всевозможные домыслы, в частности, высказывалось предположение, что Пожиратели хотели захватить своих отпрысков. Также отмечался тот факт, что нападавшие знали, сколько охранников должно было сопровождать поезд, так как решение о дополнительных силах было принято всего за час до отправления. Видимо, только это и спасло положение. Сейчас в Министерстве уже шло расследование и поиск источника утечки информации. Да еще говорилось, что было схвачено трое пожирателей, всех остальных враги успели подобрать перед бегством...
Потом шла еще одна статья: «Министерство наносит ответный удар по Пожирателям!» Гарри внимательно прочел ее содержимое. По горячим следам, сотрудники министерства нашли тайную базу Темных Магов, ее обитатели успели уйти, но и так там нашлось много всего. Там пожиратели тренировали троллей, разводили всевозможных тварей, вплоть до мантикор, нашлось также множество куриных яиц, по утверждению специалистов, из них бы вылупились василиски. Все эти находки были, разумеется, уничтожены. Кроме того, было найдено несколько яиц дракона, их конфисковали и, по неофициальным данным, собирались передать в один из заповедников...
Остальные статьи не содержали ничего стоящего. Гарри сложил газету. Итак, министерство не дремлет, план Тома провалился, но все это еще только начало, скоро пойдут массовые атаки дементоров, и у него еще немало таких же зверинцев, скоро и эти его питомцы пойдут в дело... Будет война. Но сейчас положение все же гораздо лучше: нет обормота Фаджа, и у Темного Лорда нет целого года на подготовку, года когда Министерство не предпринимало ничего.
Зал тем временем наполнился, никто не покидал своих столов, и вскоре Гарри понял, почему. Наконец, появился весь преподавательский состав, и МакГоннагал внесла Шляпу: предстояло отложенное распределение. Появилась малышня, Шляпа пропела свою песню, где всех призвала к объединению, и Гарри мысленно пообещал ей сделать все от него зависящее. Кое-кого из новеньких отправили в Слизерин, другие попали в Гриффиндор, или в Рэйвенкло, или в Пуффендуй. Потом директор встал:
— Итак, все вы уже знаете о том, что происходит за стенами нашей школы, Темный Лорд вновь рвется к власти, и свой путь он прокладывает по телам невинных... Я могу сказать одно: не даром Распределяющая Шляпа, пришедшая к нам из далеких времен основания нашей школы, призывает нас к единству. В свете возрождения лорда Волдеморта мы настолько сильны, насколько мы едины. Тот, кто провозгласил себя Лордом, всегда славился своим умением сеять вражду и рознь. Я призываю всех присутствующих в этом Зале не дать его темным планам сбыться, и потому я поднимаю тост: За единство!
Все присутствующие подняли бокалы, Гарри внимательно изучал лица. Да, его присутствие за столом Слизерина многое изменило, вражда между факультетами была гораздо меньше, чем в его прошлой жизни. В этом Хогвартсе идея объединения не казалась такой нереальной, а Гарри всерьез намеревался ее реализовать, он вполне мог стать этим связующим звеном, его уважали и почитали все четыре факультета...
Дамболдор еще долго и витиевато говорил о свете, тьме и прочем, то и дело возвращаясь к идее объединения, многие его слушали внимательно, даже слизеринцы. Гарри усмехнулся про себя: похоже, все его прошлые попытки очернить директора не были особо эффективными, и тот по-прежнему оставался кумиром многих. Впрочем, сейчас это к лучшему. Речь завершилась, и все начали расходиться. Гарри почувствовал на себе внимательный взгляд и, посмотрев на преподавательский стол, встретился глазами с директором. Одного мгновения хватило, чтобы понять: с ним хотят поговорить. Что ж, он ждал этого.
— Джени, похоже, Альбус жаждет моей компании, не пойдешь со мной?
— А можно? — как-то по-детски спросила Дженифер, в ее глазах вспыхнул энтузиазм.
— Конечно, от тебя у меня секретов нет...

Горгулья пропустила их сразу, в кабинете их уже ждал директор. Гарри сразу обратил внимание, что все портреты бывших директоров школы были сейчас пусты.
— Гарри, могу ли я говорить открыто в присутствии юной леди? — немного неуверенно обратился к нему Альбус. — Присаживайтесь.
— Можешь, — холодно откликнулся Гарри, делая замысловатое движение палочкой от Дамболдора к Дженифер и с удобством устраиваясь в кресле. — О чем же вы хотите поговорить, уважаемый директор?
— Есть несколько тем... Прежде всего, я бы хотел знать, хотя бы в самых общих чертах, какова твоя позиция в этой войне? Говоря проще, на чьей ты стороне?
— На своей... Я, господин директор, не собираюсь плясать под чью бы то ни было дудку. Но могу вам сказать, что объединение с Томом в мои планы никак не входит, я десять лет любовался на его похождения... — Гарри кинул зной взгляд на директора. — И не чувствую себя способным позволить этому повториться, ничего не делая. Могу сказать, что жду встречи с ним с нетерпением, чем быстрее мы закончим, тем лучше. Если вам удастся организовать нам такую встречу, я вам буду... признателен. Ну а так, считайте, что я на стороне Министерства.
— Понимаю, у тебя какие-то особые отношения с новым министром, кстати, я рад, что министром стал именно Барти Крауч, он человек как раз по ситуации... Ладно, второе, более личное, точнее, совсем личное. Незадолго до своей гибели твои родители оставили мне вот эту коробку, и просили, в случае своей гибели, передать ее тебе совершеннолетнему. Я не знаю, что там. Полагаю, что тебя вполне можно считать взрослым... — с этими словами Дамболдор передал сыну Поттеров небольшую, но довольно широкую коробку. Гарри решил отрыть ее позже, и без свидетелей.
— И последнее... — директор, казалось, не знает, с чего начать. — Не знаю, почему я — тот я, не дал тебе это посмотреть... Ладно, я хочу показать тебе одну из самых загадочных реликвий Хогвартса, — с этими словами он достал из ящика стола листок бумаги. Даже не свиток, а именно листок. Казалось, он был однажды вырван из книги или дневника. — Вот это было обнаружено около ста лет назад в Гималаях, на этом листе читаются лишь несколько слов, и одно из них «Салазар». Предполагается, оно было написано самим Слизерином, на змеином языке. Почему несколько слов написано по-английски, я не знаю, и никто не знает... О существовании этого послания, если это послание, из ныне живущих знаю только я, оно передавалось от одного директора к другому... Никто не сумел прочесть его, но ты змееуст, Гарри, наверное, ты тоже, Дженифер, поэтому я хочу показать его вам... — он протянул листок юноше.

Дженифер смотрела, как Гарри внимательно читает древнюю рукопись. Он явно понимал каждое слово. Его лицо последовательно менялись выражения: удивление, что-то вроде радости, недоверие и, наконец, досада, что-то вроде «ну вот, опять я влип». Потом он передал листок ей. На старинном листе бумаги четко видны были лишь несколько слов, но стоило ей всмотреться, как слова стали проступать повсюду, и весть лист оказался покрыт рукописным текстом. Слова и буквы были написаны кривовато, словно у автора дрожали руки. Она начала читать...
«Я, Салазар Слизерин, пишу эти строки, лежа на смертном одре, в надежде, что их когда-нибудь найдут. Я надеюсь, что это послание дойдет до моих товарищей и они узнают, что я, пусть перед самой смертью, понял свои ошибки и раскаялся. Миновали годы с тех пор, как я, в порыве ярости, создал Тайную Комнату и покинул Хогвартс, все это время я скитался по миру. Я общался со многими великими и мудрыми людьми в поисках доказательства собственной правоты, я искал то, что могло бы убедить моих заблуждающихся, как я тогда думал, товарищей. Гордрик, Кандида и Пенелопа, вы были правы, и все великие, живущие или уже нет, с которыми я встречался, лишь подтверждали вашу правоту, но я отказывался верить. И лишь пройдя путями буддистов в Гималаях и встретившись с духом великого Мерлина, познал я свою собственную неправоту. Нет чистой крови, все люди, как маги, так и нет, исходят от общего предка, и наши миры должны сосуществовать, еще лучше, если они будут жить вместе... По горькой иронии судьбы, я осознал свою ошибку лишь теперь, когда у меня больше нет сил и здоровья, чтобы ее исправить, я даже не знаю, переживу ли я эту ночь...
Тогда же, три дня назад, великий Мерлин сделал предсказание. Я уже не в силах воспроизвести его точно, но смысл я буду хранить до своего последнего вздоха. Он поведал мне, что посеянные мною самим черные семена раздора проживут многие века и будут время от времени давать ядовитые всходы войн. И однажды явится тот, кто провозгласит себя моим наследником и, следуя моим ложным идеалам и собственной жажде власти, принесет бессчетное количество смертей и горя в этот мир. Но оставит позади себя двух своих наследников: дочь, которая сама отринет его темное учение, и мальчика... Эту часть пророчества я помню дословно, но не в состоянии постичь его точное значение. «Мальчик, который был с детства помечен как его враг, кто был покинут всеми, и кто постиг в страданиях все тайны того, кто отринул имя отца, но кто не стал таким же, как он. И вдвоем эти дети положат конец хаосу, предотвратят пережитые мальчиком страдания и уничтожат черные семена раздора в людских душах. А их любовь объединит потомков Основателей...». На том и оканчивается предсказание, чью полную суть я, умирающий в одиночестве, больной человек, так и не смог понять. Мне остается лишь надеяться, что...»
Дальше слов не было, лишь короткая черта, словно оставленная выпавшим из обессилевшей руки пером. Похоже, тут жизнь покинула того, кто перед смертью осознал ложность всех своих идеалов. Дженифер немного несмело подняла взгляд на Гарри.
— Это... о нас?
— Очень на то похоже... — напряженным голосом ответил ей Гарри. — Сама посмотри: ты его дочь и против него, я прожил десять лет, наблюдая за ужасами, что творил твой отец, и постиг все его тайны. А если мне, гм… нам удастся быстро положить конец войне, то мы, «предотвратим пережитые мальчиком», то есть мною, страдания. Все сходится... А Волдеморт действительно отринул имя своего отца...
— Простите... — забытый ими директор решился напомнить о себе. — Не могли бы вы объяснить мне...
— А, господин директор? — голос Гарри вновь звучал глумливо. — Я и позабыл о вас. Вот только не знаю, стоит ли мне посвящать вас в эту тайну. Правда — прекрасная вещь, но ею надо пользоваться с осторожностью, — Гарри откровенно издевался, повторяя слова, однажды сказанные ему директором.
— Гарри, это все же касается школы, и не только ее. Полагаю, следует ему рассказать, — подала голос Дженифер. — К тому же, можно рассказать лишь часть, — добавила она ему одному понятным шипением.
— Ты думаешь? Хорошо. Как я понял, это прощальное письмо, а может, запись в дневнике Салазара Слизерина. Он уже умирал, когда писал это, и потому, наверно, не замечал, каким языком пользуется... Тут он пишет, что к самому концу жизни осознал, что вся эта его мания чистокровности была ошибкой, даже грехом, но что он уже слишком слаб, чтобы исправить свою ошибку. Полагаю, речь идет о Тайной Комнате. После он рассказывает об услышанном им пророчестве, там говорится, что эти его идеи о чистоте проживут столетия и станут причиной многих войн. А потом придет тот, кто объявит себя его наследником и утопит мир в страданиях и хаосе. Думаю, вы понимаете, о ком это. Но этот наследник оставит после двух других, похоже, нас с Дженифер. Мы, по идее, должны положить конец войне, вражде между школьными факультетами, и чуть ли не самим предрассудкам о чистокровности. Вот, собственно говоря, и все.
— А как насчет нашей... эээ... любви? — прошипела ему Дженифер. — Той, что объединит потомков Основателей?
— Боюсь, что эту часть я как раз не понял до конца. При чем тут Основатели, все Основатели? — так же шипением, ответил ей Гарри. — И в любом случае, ему об этом знать не обязательно!
— Господин директор, — Гарри заговорил по-человечески. — Я повторяю, что сказал раньше: чем быстрее я повстречаю Тома Реддла, тем лучше. Насчет объединения, единства всех факультетов, о котором вы говорили, я с вами полностью согласен, в моем прошлом всеобщее презрение буквально толкало всех учеников Слизерина в ряды Пожирателей. Я постараюсь это предотвратить. Вроде бы все... вам больше нечего мне сказать? — директор отрицательно покачал головой, ему необходимо было осмыслить полученную информацию. — Ну, тогда мы пойдем.

Они собрались вместе в Комнате по Желанию, еще раз обсудили то, что только что узнали, и сошлись во мнении, что нужно следовать составленным этим летом планам.
— Гарри, ты же обещал научить меня противостоять Империусу... — начала Дженифер после того, как остальные темы были исчерпаны.
— Прямо сейчас?
— А почему нет? Чем быстрее начнем, тем раньше закончим...
— Ну хорошо, — Гарри мрачновато усмехнулся, и наложил пару заклятий на стены. — Теперь никто не почувствует, что я тут Непростительными заклятьями балуюсь. Школа и так неплохо экранирована, но так оно надежнее. Хорошо, заклятье Империус, как оно действует, ты уже знаешь. Главное в борьбе с ним — не допустить, чтобы опустела голова. Когда на тебя его накладывают, вызывай в себе мысли, чувства — что угодно, все это послужит как бы щитом на пути заклятья, а главное, отданного тебе приказа. Самое важное тут — тренировка. Приготовься, — Гарри навел на нее палочку. — Империо!

Какое приятное ощущение: ни мыслей, ни чувств, никакого беспокойства, голова опустела, как же это здорово... Вроде бы нельзя, чтобы в голове не было никаких мыслей... А зачем, это же так хорошо... Она пустым взглядом смотрела на Гарри.
— Слушай мой приказ, раздевайся! — эхом прокатилось в ее опустевшей голове приказание.
Она послушно начала расстегивать пуговицы на своей мантии, так, так, теперь стянуть ее через верх... Тут наваждение спало, и она сообразила, что стоит перед Гарри чуть ли не в одном нижнем белье. Она поспешно вновь натянула на себя одежду, после чего бросила разъяренный, но одновременно стыдливый взгляд на Гарри, который, похоже, откровенно любовался ее почти обнаженной фигурой. Где-то на краю ее сознания мелькнула радость оттого, что она ему так нравится.
— Ты чего себе позволяешь? — возмущенно возопила она.
— А что? — подчеркнуто нагло откликнулся Гарри. — Во-первых, раз я тебя учу, то и сам должен получать от этого удовольствие, — он злодейски улыбнулся, но потом посерьезнел. — Во-вторых, нужен сильный стимул: чем противнее ты получишь приказ, тем сильнее ты будешь сопротивляться. Кстати, я ожидал большей борьбы. Ты сейчас возмущена, и это понятно, но тебе следует возмутиться еще до того, как заклятье будет снято. Я пользуюсь методикой Снейпа, она несколько жестока, но, если ученик не тратит время на то, чтобы злиться на учителя, результаты впечатляют. Не устала? Тогда попробуем еще раз. Империо!
Опять из головы словно огромной метлой вымело все мысли, но так не должно быть... А почему, собственно, нет…
— Раздевайся! — вновь раскатился эхом по голове приказ.
Ее руки вновь потянулись к пуговицам... «Не хочу остаться голой!» — послышался в голове слабый голос. «А почему нет?» — ответил еще один. «Тут же Гарри...» «Тем более!». Застывшие было руки вновь взялись за дело, но наваждение тут же спало. «Боже о чем я думала?» — пронеслась ужасающая мысль. — «Я что, хотела раздеться у него на глазах, сама?»
— Что-то странное, — послышался голос Гарри. — Не похоже, чтобы этот приказ вызывал в тебе сильное недовольство... — он кинул на нее заинтересованный взгляд. — Наверное, надо придумать что-нибудь другое...
— Но не сегодня, я устала, — поспешила ответить девочка. Ей было необходимо осмыслить произошедшее. После чего вышла из комнаты.

Гарри проводил ее взглядом. «В чем же дело? Она боролась вчера против приказа вернуться к отцу, так почему не сегодня? Мне трудно представить себе что-либо, что вызвало у меня большее отвращение, чем приказ раздеться на виду...». Ответа не было, вернее, было одно предположение, но он отмел его с порога.
Гарри вновь обратил внимание на посылку от родителей. Она была запечатана чарами крови, и никто кроме представителя семьи Поттер не смог бы ее открыть... Гарри капнул капельку своей крови на крышку, и она отъехала в сторону. У него перехватило дыхание. Внутри лежала фотография улыбающихся мужчины и женщины с годовалым зеленоглазым младенцем на руках. Осторожно достав бесценную для него, возможно, единственную такую фотографию, он принялся изучать то, что лежало под ней. Он ожидал найти письмо, хотя бы крошечную записку, но такого не было. Остальное место в шкатулке занимали драгоценности его семьи. Обручальные кольца, драгоценная диадема с бриллиантами, рубиновая заколка и фамильный перстень Поттеров — вот и все, что оставили ему мама с папой...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 6 из 10«1245678910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017