13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 10«12678910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:12 | Сообщение # 36
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 34.

«На колени!» — ноги начинают послушно подгибаться.
«Какого дьявола! Я, черт подери, дочь графини, не встану!» — она вздрогнула и выпрямилась, в голове шла отчаянная битва блаженной пустоты и возмущения.
«На колени, живо!» — вновь раздалось в черепе, но это ее только подстегнуло.
— Черта с два! — выкрикнула она уже вслух, и наваждение спало. У нее получилось полностью побороть проклятье, есть чем гордиться!
— Отлично! Я просто боюсь поверить в такое чудо! — истинно снейповским голосом проворковал Гарри, потом широко улыбнулся и уже своим обычным тоном продолжил. — У тебя получилось. Теперь, когда тебе удалось полностью освободиться от проклятья, я могу с чистой совестью считать обучение удавшимся. Хотя замечу, что времени потребовалось немало, но и условия у тебя были непростые. Без ложной скромности скажу, что я, возможно, лучший заклинатель в этой области, не зря же мне покорилась даже русалка. Если ты сумела противостоять мне, то сумеешь справиться с кем угодно, — Гарри удовлетворенно откинулся в кресле и откупорил бутыль со Сливочным Пивом, которым его только что снабдила Комната по Желанию.
— Так, если с Империусом покончили, то чем займемся потом?
— А тебе так хочется продолжить наши занятия?
— Без сомнения, начиная с этого лета, я не перестаю узнавать новое благодаря тебе. А большая часть знаний — это сила, то, что никогда не бывает лишним.
— Ну, как знаешь, я подумаю. А нам пора в Большой Зал, там скоро начнется этот самый Дуэльный Турнир. Надо узнать, как он будет происходить.
Минут через пять Гарри и Дженифер вместе спустились в Большой Зал Хогвартса, там уже собрались многие. Казалось, зал стал еще больше, в центре возвышался помост, на котором, без сомнения, и должны были проходить дуэли. Все столы, кроме преподавательского, были убраны. Все учителя уже собрались здесь, Дамболдор лучезарно улыбался и приветствовал учеников, входивших внутрь. Рядом стояли остальные профессора: строгая МакГаннагал, подтянутый Долиш, Снейп с неподражаемо презрительным выражением лица, Стебль, которая в виде исключения привела себя в порядок, и крошка Флитвик. Гарри окинул взглядом учеников, теперь они были гораздо более перемешаны между собой, нежели раньше, хотя бы в начале этого года. Большая часть учащихся стояла одной кучей, в которой присутствовали и гриффиндорцы, и пуффендуйцы, и когтевранцы, и немало слизеринцев, все оживленно обсуждали предстоящее. Исключение составляли, прежде всего, Малфой и компания: Кребб и Гойл, Паркинсон, и еще семеро слизеринцев из числа самых помешанных на чистокровности, к этой кучке прибилось двое пуффендуйцев и один шестикурсник из Когтеврана. Гарри и Дженифер переглянулись, им в головы пришла одна и та же мысль: «Придурки, они бы еще плакат развернули «Да здравствует Темный Лорд!», а то еще не все поймут, кого они поддерживают…» Зал наполнялся, учащиеся окружили помост, а учителя взобрались на него, директор поднял руки и обратился ко всем собравшимся.
— Добро пожаловать на Дуэльный Турнир! Сегодня и завтра, а также следующие три пары выходных отводятся на первый тур учащихся. Схватки проходят один на один, проигравший выбывает, победитель выходит в следующий тур! — Дамболдор взмахнул палочкой, и на учительском столе появились восемь закрытых урн. — Теперь об определении пар. Вплоть до последнего тура, где в общей схватке сойдутся лучшие с каждого курса, дуэли будут происходить только между сверстниками. В первой, самой большой урне лежат числа от одного до семи, перед каждой дуэлью она скажет нам, на каком году обучения должны находиться дуэлянты. В соответствии с ее решением мы обратимся с вопросом к одной из этих семи малых урн! Как видите, их семь, то есть по одной на каждый курс, именно одна из них даст нам имя двух дуэлянтов. Перед каждым поединком жеребьевка будет повторяться. На каждый день запланировано двадцать поединков, поэтому преподавательский состав решил, что зрителей необходимо обеспечить комфортом! — Дамболдор вновь взмахнул палочкой, и каждый из учеников обнаружил себя сидящим в кресле. – А теперь давайте же начнем состязания!
В зале царила полная тишина, все ученики переваривали полученные инструкции, а учителя между тем спустились с помоста и направились к своему столу. Директор коснулся палочкой самой большой урны, та задрожала, а потом из нее вырвался поток искр, они зависли в воздухе и образовали собой тройку.
— Итак, наша первая дуэль будет между третьекурсниками! — теперь Дамболдор коснулся четвертой урны, та тоже задрожала, и уже две тучи искр поднялись и образовали два имени. — Наши первые участники — мистер Тони Балер и мисс Кандализа Рийс. Прошу наверх!
Когтевранка и пуффендуец поднялись на арену, оба чувствовали себя явно не в своей тарелке, что было вполне понятно и ожидаемо: им предстояло выступать перед всей школой… Гарри было знакомо это чувство, знакомо по его прошлой жизни, по квиддичным матчам и Турниру трех волшебников, когда поджилки тряслись и руки опускались от одной только мысли, что все будет происходить на виду у всех. У него подобные страхи давно прошли, но этих ребят он вполне понимал, тем более что они не были добровольцами.
— Экспиллиармус! — отбросила сомнения Кандализа. Тони был то ли не готов, то ли не знал, что делать, но на этом дуэль и завершилась.
Потом сразились четверокурсники из Гриффиндора и Пуффендуя, это было уже чуть-чуть поинтереснее. Так и пошло: многие схватки длились всего несколько секунд, пока кто-то из соперников не применял заклятье. Особенного весело было наблюдать за двумя первоклашками: ни тот, ни другой еще не знали ни одного боевого заклятья и обменивались искрами. Но потом слизеринец, как более сообразительный, догадался применить Левитацию. Кроме прочего, в схватке сошлись Малфой и Джастин Финч-Флетчли. Последний владел кое-какими навыками, но представитель древнего аристократического рода одолел его довольно быстро, не забыв пройтись по его нечистокровности. Гарри было откровенно скучно, но тут вызвали интересующую его пару. По иронии судьбы, в первом же туре предстояло сразиться Чоу Чанг и ее подружке Мариэтте Эджком. Последней, на взгляд Гарри, очень не хватало слова «Ябеда» на лице… Двум когтевранкам предстояло сразиться, и это было еще то зрелище, ибо, видимо, желая произвести впечатление на мужскую часть зрителей, эти девицы одновременно запустили друг в дружку Парализующие заклятья, мол, в любви, как на войне. Судивший схватку Флитвик долго ломал голову над тем, кто же победил. Вопрос был действительно сложен, ибо вторая попытка принесла те же самые результаты. И лишь с третьей Чоу, которая, что ни говори, была ловцом, догадалась увернуться, и победа осталась за ней. Короче, все это представление было жуткой скучищей, в которой лишь изредка проскакивало что-нибудь интересное. Гарри откровенно зевал, Дженифер и вовсе задремала, но большинство присутствующих взирало на все это с благоговением, так как мало кто знал, что такое настоящая дуэль.
Все длилось около двух часов. Когда, наконец, запланированное количество дуэлей было проведено, все начали расходиться, и Гарри оставалось лишь надеяться, что его очередь придет поскорее, и ему не придется тут торчать. Но на следующий день, в воскресенье, ни его, ни Дженифер не вызвали на бой, после этого началась новая учебная неделя.
В мире вновь начались нападения, прежде всего дементоров. Эти твари вместе с Пожирателями совершили налет на магическую ратушу Бристоля. Прежде чем подоспели мракоборцы, погибло несколько десятков магов, как сотрудников Министерства, так и посетителей. В полнолуние несколько оборотней напало на магловский детский сад, но по счастливой случайности рядом оказался сотрудник Министерства и вовремя вызвал подмогу. Еще один оборотень напал на магическую больницу в пригороде Лондона, погибли все взрослые, а пятилетний ребенок пропал. Предполагалось, что это Фенрир Сивый. Барти Крауч не замедлил с ответом, по горячим следам была найдена и схвачена группа Пожирателей. В самом Министерстве шли напряженные дебаты, прежде всего по вопросу об оборотнях, там образовались две группировки: «ястребы», призывающие объявить всех их от мала до велика врагами и начать охоту, и «голуби», поговаривающие о смягчении законов с целью перетянуть их на свою сторону.
Также смерть нашла самого Голгомафа. Предполагалось, что он и великаны готовили нападение на Эдинбург, их накрыли, и предводитель был убит, прочие гиганты как-то сумели скрыться. Было также несколько нападений вампиров в Европе, прежде всего в Германии, там без вести пропало несколько человек. Война набирала обороты.
На ЗОТИ, в связи с активизацией дементоров, этим существам была посвящена отдельная лекция.
— Дементоры, существа холода и уныния, уже неоднократно переходили на сторону темных волшебников, но большую часть времени проводили все-таки в Азкабане. Этот остров был их обиталищем задолго до того, как около пятисот лет назад там была построена тюрьма. В своих набегах дементоры пересекали всю Англию, известен случай, когда группа этих существ добралась аж до России, но они всегда возвращались на этот остров. Как вы все, без сомнения, знаете, эти существа питаются счастьем, а если говорить более глобально, то человеческим желанием жить. Именно это и случается при слишком длительном контакте с ними: человек просто лишается желания существовать… — Гарри поспешил загнать свои ассоциации как можно глубже. — Договоры между Министерством и дементорами всегда сводились к одному: мы снабжаем их пленниками, за счет которых они кормятся, а они не покидают остров. Кстати, никому неясно, почему в этот раз они ВСЕ ушли оттуда. После каждой войны с их участием договор восстанавливался, ибо уничтожить этих существ целиком не удавалось. По легенде, еще во времена Мерлина все волшебники Англии, а может, и Европы объединились и совершили облаву на этот остров, они прочесали его вдоль и поперек, уничтожая всех дементоров, которых находили. Но уже очень скоро эти существа появились вновь, — Долиш замолчал на минуту. — Вообще, об этих созданиях известно мало. Мы знаем, что они размножаются, что от этого появляется тот туман, который так часто теперь застилает разные районы Англии, но сам механизм размножения неизвестен. Точно так же не ясен процесс так называемого «Поцелуя Дементора»… но я отвлекся. Как я уже говорил в начале года, против этих существ бессильно большинство заклятий, их невозможно ни парализовать, ни связать, ни оглушить или лишить сознания каким бы то ни было образом. Против них срабатывает Смертельное проклятье, но им мы не станем заниматься, те более, что они обычно атакуют группами, и всех не поубиваешь. Дементоры не любят огня, но огонь и сам не особенно горит в их присутствии, и очень быстро гаснет. Лишь самые мощные Огненные заклятья, например, «Енферфламио», могут причинить им вред или хотя бы отогнать. Единственным по-настоящему эффективным средством является заклятье Патронуса. Кто-нибудь из присутствующих знает, что это за заклятье? — Гарри оглядел аудиторию. Никто не спешил поднять руку, даже Гермиона, которая, похоже, не была знатоком в этой области. Тогда он поднял руку сам.
— Заклятье Патронуса вызывает этого самого Патронуса, создание положительной силы, фактически, воплощение всего того, чем питаются дементоры. Но Патронусу, в отличие от человека, не знакомы страх и отчаяние, поэтому дементоры не могут причинить ему вреда, это создание служит как бы щитом от нападений дементоров, которые избегают контакта с ним и бегут, — Гарри почти слово в слово повторил то, что рассказал ему однажды Римус Люпин. — Для создания необходимо сосредоточится на самой счастливой мысли и произнести заклятье, вот так: Экспекто Патронум!
Из его палочки выплыл яркий золотой шар, вызвав хор восхищенных вздохов присутствующих, сделал несколько кругов по залу, и исчез. Гарри вернул палочку в карман и сел, в голове стучала неожиданная мысль: «А что будет, если приметь это двумя палочками одновременно?»
— Браво, мистер Поттер! — воскликнул Долиш, который был явно удивлен, но никак не потрясен, словно бы уже видел нечто похожее. У Гарри была идейка по поводу того, что именно и в чьем исполнении он видел. — Тридцать очков Слизерину. Я полагаю, вы тренировались вместе с мисс Реддл? Она также продемонстрировала мне владение этим заклятьем, — Гарри кивнул. — Что же, мне почти нечего добавить к объяснениям мистера Поттера, кроме одного. Как он и сказал, Патронус будет вашим щитом от дементоров, и чем он сильнее и плотнее, тем большее количество этих существ сумеет сдержать. Но могу добавить, что сильные, телесные Патронусы способны и уничтожить дементора, хотя это непросто. Дементоры избегают контакта с ними, а для их уничтожения это самый контакт просто необходим. Образно выражаясь, Патронус должен прижать дементора к стенке, или сразу несколько Патронусов должны его окружить… Ладно, а теперь давайте попробуем применить эти чары, прошу всех в тренировочный зал!
Как следовало ожидать, в первый день ни у кого не получилось даже облачка, но никто не отчаивался. На Зельях все вернулось на круги своя, Снейп летал по залу, отпуская едкие замечания и снимая балы с Гриффиндора. Слизеринцам, если они этого действительно заслуживали, перепадали штрафные отработки. На Истории Магии все, как обычно, спали, отсыпаясь перед астрономией. На Травологии возились с Кусачей Геранью, которая ухитрилась цапнуть замечтавшегося Гарри. Школьная неделя прошла, и вновь наступили выходные.
Гарри и Дженифер вновь уселись в одно из кресел и, не скрываясь, раскрыли заранее прихваченные с собою книжки, так они сидели, почти не обращая внимания на происходящее на арене, пока…
— Следующими претендентами объявляются Гарри Поттер и Эрни Макмиллан!
— Ну, мне пора, пожелай мне удачи… — мрачно усмехнулся Гарри.
Он, ни на кого не глядя, поднялся на помост и встал лицом к лицу с Эрни. Судя по лицу последнего, он оценивал свои шансы как стремящиеся к минус бесконечности. Но, тем не менее, он поднял палочку в приветственном жесте и поклонился, Гарри ответил ему и опустил палочку, давая понять, что оставляет за ним право на первую атаку.
— Таранталлегра! — поколебавшись, воскликнул пуффендуец. Что ни говори, а трусом этот парень не был.
— Протего, — Гарри решил не применять невербальные заклятья, это было бы просто нечестно. — Экспиллиармус. Петрификус Тоталус!
Эрни увернулся от первого заклятья, а потом сумел выставить щит перед вторым, но вот еще один «Экспиллиармус», что Гарри послал следом, отразить уже не смог. Парень лишился палочки и развел руками, мол, все, сдаюсь, не мне с тобой тягаться. Гарри отсалютовал чистокровному волшебнику в десятом колене и спустился вниз, вернувшись в свое кресло и к своей книге. Но уже через две дуэли вызвали Дженифер, Гарри отложил чтение и обратил свое внимание на Арену. Его подруге, да что подруге, девушке, выпал Колин Криви. Гарри, вспомнив его на первых уроках АД, мысленно приготовился уклоняться от шальных заклятий. Соперники одновременно запустили свои заклятья, она — парализующее, он — разоружающее. Одеревеневший Колин застыл, покачиваясь, но не падая, а Дженифер даже не потребовалось защищаться: заклятье прошло чуть ли не в метре от нее и угодило в совершенно не готового к такому Флитвика. Дженифер вернулась к Гарри, и они как-то разом заснули, проснувшись лишь во время последней дуэли. После этого они пришли к окончательному решению больше сюда не приходить вплоть до начала следующего тура…

Джинни Уизли в задумчивости ходила по седьмому этажу школы. Вот уже сколько раз Гарри Поттер и эта Реддл являлись сюда либо вместе, либо по отдельности. И ей никак не удавалось понять, чем же они тут занимаются. Страшная догадка жгла ее день и ночь, мешая спать, мешая попросту жить, она должна была найти ответ, найти во что бы то ни стало! Гарри Поттер всегда был ее кумиром, она выросла, слушая легенду о нем, а когда перед своим первым курсом увидела его, то отдала ему свое сердце раз и навсегда. Ей было все равно, что он учится в Слизерине, она просто любила его, любила всей душой, питая какие-то ей самой непонятные надежды. Но он ее в упор не замечал, и она нашла утешение у Тома, который, как оказалось, только использовал ее для своих страшных целей. Она страдала, но к концу года вновь ощутила надежду, а вместе с ней и счастье: не зря же, в самом деле, он пришел выручать ее из Тайной Комнаты! Но потом надежда вновь поблекла, а Гарри что ни год становился все привлекательнее, все загадочнее, все героичнее… Джинни страдала, но утешалась тем, что ее Гарри ни с кем не встречается, ибо знала, что все девочки школы от него без ума, но никто не мог похвастаться успехом. Лишь после Святочного Бала она обратила внимание на эту Реддл. Эта девчонка была столь незаметна до этого, что она и не обратила внимания на ее фамилию, она сама не знала, как ухитрилась не заметить это, так же как и ее сходства с Томом…
А потом было нападение на поезд, там произошло то, от чего она ощутила, что ее сердце бьется на сотни кусков. Как он ее там поцеловал! С тех пор она стала следить за ней. Они с Гарри только сидели вместе за столом Слизерина — и это все, что Джинни могла бы сказать о сопернице в начале года. Эта Реддл была совершенно неприметна, никто, даже среди слизеринцев, о ней почти ничего не знал, она ни с кем не общалась, кроме Гарри. Вообще, единственное, что о ней говорили, это то, что она одна, с кем Гарри общается. Ее никто не замечал, вплоть до того Бала, там они вдвоем произвели фурор, и никто не мог понять, как им удалось проглядеть само существование этой красавицы… Джинни стала за ней следить, через своих знакомых она выяснила, что эта девчонка мало бывает в своей гостиной, то же, кстати, говорили и о Гарри. Она неоднократно видела, как Реддл поднимается на седьмой этаж, где и исчезает, пару раз она замечала, как туда же направляется Гарри. Сегодня она твердо решила выяснить, что именно они тут делают. День был самый подходящий, воскресенье, вся школа в Большом Зале следит за Турниром, где она уже успела выйти в следующий круг, ей никто не помешает…
Вот уже добрых двадцать минут обыскивала она этот несчастный коридор с нулевыми результатами. Не отчаиваясь, она во второй и в третий раз начинала все сначала. «Я должна выяснить, куда они ходят, мне необходимо узнать это!» — твердила она самой себе. Окинув в очередной раз взглядом коридор, она сразу заметила дверь, по поводу которой она могла сказать лишь одно: раньше ее тут не было. Подогреваемая любопытством и стойким ощущением, что вот он — ответ на ее вопросы, она осторожно толкнула дверь... Ее глазам предстала спальня, это было именно то, чего она так боялась, именно так она и представляла себе это место, где они…
В этот самый миг обстановка изменилась в мгновение ока, вместо спальни появилась уютная гостиная с камином, несколькими мягкими креслами и столиком с напитками и закусками. За дверью послышались шаги, и Джинни, не раздумывая, юркнула за ближайшее кресло, по стечению обстоятельств оно оказалось самым дальним от входа и от камина.
— Ну вот и мы! — раздался такой хорошо знакомый голос, тот самый, что призывал ее очнуться в Тайной Комнате.
— И кому ты это говоришь? — с насмешкой обратился другой голос, ЕЕ голос.
— А, не знаю. Наверное, я просто приветствую эту комнату. Что ни говори, а она непростая, порой мне даже кажется, что она все понимает, не даром же она исполняет желания? Ну, Джени, чем займемся-то, мы с тобой так быстро сошлись во мнении, что не следует идти на эту скукотищу, что даже не решили, чем займемся вместо этого.
— А, — расслаблено потянула девица, судя по звукам, устраиваясь в кресле. — Признаюсь, заниматься мне ничем таким не хочется… Может, ты расскажешь о себе?
— В каком смысле, ты же уже все знаешь? И про прошлое, и про остальное…
— Да, но не знаю ничего, или почти ничего о тебе том, каким ты был тогда… — Джинни недоуменно заморгала: «О чем они говорят?» Она решилась выглянуть, оба собеседника сидели перед камином и глядели на пламя, она видела их почти со спины.
— Когда? Когда учился в Гриффиндоре? Когда влипал во всевозможные истории каждый год, сам того не желая? Ты действительно хочешь знать это?
— Да. Гарри, я знаю, что ты почти вычеркнул те годы, но они по-прежнему часть тебя, сколько бы ты их не гнал. Это твое прошлое, твоя жизнь, и ты можешь от нее отречься, но не можешь избавиться, точно так же, как я не могу избавится от осознания того, что я — его дочь…
— Ты в свободное время психологией не увлекаешься? — в голосе Гарри промелькнула невеселая усмешка. — Что же, я уже убедился, что когда тебе хочется что-то узнать, то ты идешь на все, даже на самые невероятные глупости, чтобы добиться своего… — теперь Джинни была уверена, что он улыбается. — Я был мальчишкой, испуганным, растерянным, выросшим в чулане под лестницей и обнаружившим, что он всемирная знаменитость. Я был горяч, судил предвзято, был способен проходить мимо самых очевидных вещей. Например, весь первый год я свято верил, что Снейп стоит за всем, верил, старательно подгоняя все факты под эту теорию… Да что говорить, я был ребенком, который никак не мог повзрослеть. Не хочу казаться психологом, но, наверное, это были последствия «воспитания» у моих дражайших родственничков… Все мне говорили, что я очень похож на отца, это звучало похвалой из уст большинства и страшным ругательством со стороны Северуса. Повторю еще раз, я был ребенком, а еще неисправимым идеалистом, для меня все были либо жуткими злодеями и потенциальными Пожирателями, либо хорошими людьми…
— А… не знаю, как выразиться… каким был твой характер? Знаю, глупо звучит, но мне хочется знать, как он изменился после…
— После Азкабана? — горькая усмешка теперь была явственно слышна, а Джинни с трудом подавила изумленный и испуганный всхлип, она совсем ничего не понимала. — Ну, прежде всего, я лишился этого самого идеализма, мир перестал быть для меня черно-белым. Я не был трусом никогда, не даром попал ко Львам, но я был чрезвычайно застенчивым. Шутка ли: я несколько недель не мог собраться с духом и пригласить девушку на Бал, и опоздал, в результате.
— Ты стеснялся? Да, признаюсь, не могу представить тебя смущенным…
— Угу, после того, как десять лет подряд просматриваешь свои худшие кошмары сутками напролет, мелкие житейские страхи кажутся смехотворными… А еще Азкабан улучшил мой слух и интуицию, и сейчас они говорят мне, что нас подслушивают! — воскликнул он.
Служащее для Джинни укрытием кресло отлетело в сторону, она невольно отпрянула, оставаясь при этом на корточках, потеряла равновесие и растянулась по полу. Только теперь она смогла толком посмотреть в сторону тех, чью беседу она подслушивала. В их руках были волшебные палочки, было совершенно очевидно, что они готовы их применить в любое мгновение.
— Итак, Джинни, позволь узнать, что ты тут делаешь? — тихо поинтересовался Гарри. Было в его голосе что-то такое, от чего у нее кровь в жилах заледенела.
— Я… я шла по коридору и увидела эту незнакомую мне комнату, и решила посмотреть. А потом появились вы… — почти искренне сказала она почти чистую правду.
— И ты, в соответствии со всеми законами природы, оказалась за креслом? Понимаю.
— Гарри, но, может, она и вправду зашла сюда случайно, а потом так, из озорства или любопытства решила послушать… Гриффиндорка же, — вмешалась Реддл.
— Нет, если бы так, то мы бы вряд ли смогли сюда попасть. Помню, как я, пытаясь выяснить, чем тут занимается Малфой, часами расхаживал перед дверью. Но когда комната была уже занята, она не появлялась… Хотя… Тогда ведь он специально желал все сохранить в секрете, а тут… Ладно, есть способ все выяснить наверняка. Джинни, ты лучше не сопротивляйся. Легилименс!
Она впервые видит его, ее сердце наполняется надеждой в тот миг, когда она слышит его голос в Тайной Комнате, оно бьется на мелкие части, когда он танцует на Балу с этой Реддл и когда целует ее около поезда. Она исследует этот коридор, находит дверь и чуть не теряет сознание при виде спальни… Все это и многое другое пронеслось перед ней, все ее переживания, все ее секреты оказались как на ладони, а в следующий миг она вновь обнаружила себя лежащей на полу в этой комнате. Гарри стоял над ней, по его мрачному лицу было видно, что он все видел, он вырвал из нее все ее тайны…
— И что же мне с тобой делать? — почти с нежностью обратился он к ней.
— Что ты видел?
— Да так, Джени, наша ревнивая мисс Уизли пришла сюда, дабы вывести нас на чистую воду. Она ревновала… — Гарри покачал головой. Казалось, он силится удержать рвущийся смех. — Ты даже не представляешь, чего она только не воображала! Ладно, что теперь делать-то? Она слышала весь наш разговор.
— А почему я-то должна решать?
— Кто тут у нас дочь Темного Лорда, я или ты? — Гарри широко улыбнулся, ему почему-то было весело. Джинни же тихо отползала в угол.
— Ну а кто из нас знает все его секреты? — Дженифер быстро поняла, что к чему, и теперь подыгрывала. – Я-то что, у меня по части решения проблем мало опыта, пара слов — и дело с концом…
— Ага, а с трупом что делать, да и вообще, что я, маньяк, что ли — сразу убивать? А помучить? А заставить перебить всех родных и близких? Да, в Азкабан засадить — самое подходящее, — Джинни позволила себе слабо пискнуть от ужаса, а Гарри неожиданно посерьезнел. — Шутки в сторону, как быть-то? Просто стереть память ненадежно, после той истории с дневником у нее есть опыт по части провалов в памяти, она может что-нибудь заподозрить…
— Ну, значит ей надо вставить ложные воспоминания, хотя это не так просто…
— С ходу это не сделать, или можно ей разрушить всю память и не только. Вот если бы было… Ну конечно! Добби! — с треском посреди комнаты появился эльф. — Принеси мне из моего личного шкафчика колбу, на которой написано «Связное»! — эльф исчез, не говоря ни слова.
— Погоди, это не то зелье, которое устанавливает одностороннюю мысленную связь между тем, кто его приготовит, и тем, кто выпьет? Но оно же из числа запрещенных! Где ты его добыл?
— Перед моим вторым годом, когда я варил зелье для змеюки, во мне проявился дух алхимика, а ингредиентов я накупил с огромным запасом. Ну, я и наварил кучу разных зелий, просто так, для интереса. Да, эффект будет примерно таким, как связь между мною и Томом. Это позволит мне проследить, чтобы Джинни не заметила, что у нее проблемы с памятью. Ага, вот и Добби, — Гарри принял из рук эльфа флакон с синим варевом. — Что же, Джинни, давай избавим друг друга от трудностей. Выпей это, и все будет в порядке, — девочка, забившись в угол, затравленно озиралась, но потом решительно замотала головой. Гарри вздохнул, взмахом палочки наложил пару заклятий на комнату, и навел ее на младшую Уизли. — Тогда прости. Империо!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:13 | Сообщение # 37
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 35.

Гарри стоял на помосте лицом к лицу с Гермионой Грейнджер, его соперником во втором туре. Этот тур проходил по тем же правилам, что и предыдущий, только число участников, а, следовательно, и дуэлей сократилось вдвое. По стечению обстоятельств, он был вызван в первый же день, а в противники ему досталась бывшая лучшая подруга. Гарри отвесил ей подчеркнуто уважительный поклон и ощутил, как гневно дернулся Драко, ибо таким образом приветствовали аристократию, а не грязнокровок. Мальчик-Который-Выжил опустил палочку, вновь давая возможность первого нападения сопернику. Гермиона чуть нахмурилась, а потом взмахнула палочкой.
- Перидус! – решительно запустила она дезориентирующее заклятье. Она отлично понимала, что у нее нет шансов, но хотела показать все, на что способна. Поэтому она применила заклятье, которое пятикурсникам знать не положено.
- Клерус! – отпарировал он заклятием ясности. – Десдуато! – он решил ответить ей таким же замысловатым заклятьем, что лишает человека контроля над пальцами правой руки. Тот, кто подвергался таким чарам, просто ронял палочку, не в силах ее удержать. Но ученица Ревенкло знала панацею.
- Мамбрус. Эполио Куансус! – сразу за этим заклятьем плечевого паралича последовала еще целая серия, как то: Ножное заклятье, Таранталлегра и еще несколько других. Серия была довольно неплоха, но мисс Всезнайка не учла одного...
- Корпус Ренфорсус! - специальный щит поглотил все эти заклятья, действующие особым образом на тело. Гермиона еще заканчивала сотворение последнего атакующего заклятья, а Гарри уже ответил: – Брадферус! – руки Гермионы прилипли одна к другой, лишив ее всякой возможности сопротивляться...

Второй тур занял две недели. Дженифер, конечно же, так же прошла в следующий раунд. В мире опять наступило затишье, а группе мракоборцев удалось найти и уничтожить скопление дементоров в окрестностях Ноттингема.
В третьем туре Гарри досталась Сьюзен Боунс. Одновременно начался отборочный чемпионат среди профессоров; в следующий тур прошли Долиш, Снейп, Макгонагалл и Флитвик, которые одолели Вектор, Синистру, Стебль и Трелони. Сражение последней с Долишем можно было смело показывать по телевизору как комедийную пародию. Мракоборец при виде стрекозоподобной Трелони впал в такое состояние, что едва не проморгал Обезоруживающие заклятье, коим она в него запустила. Предсказательница, пророча скорую гибель своему несчастному противнику, плевалась разными почти детскими чарами, ухитряясь при этом мазать ну просто невероятным образом. Долиш, еще не пришедший в себя после появления этого чуда в сарафане, обвешанного бусами и еще черт знает чем, чисто рефлекторно отбивал те из заклятий, что случайно летели в его направлении. «Что ни говори, а для мракоборца он слишком впечатлителен...» - подумал Гарри, наблюдая, как учитель ЗОТИ таки оглушил свою соперницу, вид у него был такой, словно, он хотел не столько выиграть дуэль, сколько прервать этот словесный, пророческий понос.
Оба, Гарри и Дженифер, прошли и следующий, четвертый тур, где одолели каждый по гриффиндорцу. Исходя из непонятных ему самому соображений, наверно, просто смеха ради, Гарри помог пройти в следующий, последний тур и Джинни. Он фактически руководил ее действиями в схватке с одной шустрой пуффендуйкой. Очевидно, девочка принимала команды, появляющиеся у нее прямо в мозгу, за чудесные озарения... Оставался пятый тур среди учеников через неделю, где определится лучший с каждого года. На следующий день пройдет групповая схватка семерых лучших, и выявится лучший боец среди учителей, еще через неделю будет сражение между учеником и учителем, а через два дня, прямо перед каникулами, эпохальная схватка с директором. А пока что Гарри глядел на поединки учителей.
Флитвик вышел против Долиша. Может, преподаватель Чар и был знатным дуэлистом в молодости, но против профессионального мракоборца он не тянул. Оба соперника хорошо владели боевыми заклятьями, но Долиш был гораздо быстрее и радикальнее, и глава Когтервана простоял лишь три минуты.
После этого встретились Макгонагалл и Снейп, главы двух извечно враждующих факультетов, которые лишь недавно пришли к относительному перемирию. Эта схватка продлилась подольше - Макгонагалл неплохо отбивала заклятья Снейпа, а однажды, поймав удобную паузу, обратила его мантию в летучих мышей. Снейп был сильно удивлен, отвлекся и чуть не пропустил Оглушающее заклятье, но потом сразу пришел в себя. В качестве расплаты он подпалил мантию профессора Трансфигурации. Следом он послал очередь Оглушающих и Парализующих заклятий, после этого он вновь вернул себе разлетевшуюся, было, по всему залу одежду. Макгонагалл пропустила одно из его заклятий, хотя и успела затушить свою мантию, дуэль осталась за профессором Зелий, после этого два соперника демонстративно пожали друг другу руки.

Вечером во вторник Гарри как раз заканчивал ужинать, когда перед ним ни с того ни с сего опустилась сова, одна из сов Сириуса... Сердце сразу пропустило удар, крестный уже писал сегодня утром, что же такое могло случиться, что он написал повторно...
«Мне сообщили, что Римус погиб.»
Ни больше, ни меньше, ровно пять слов написанных кривым, прыгающим почерком, так непохожим на тот, которым обычно писал последний из Блеков... Гарри с минуту слепо и тупо глядел на эту коротенькую записку, наверное, на самое короткое послание, что он когда-либо получал, и самое страшное из всех. Римус Люпин, друг Джеймса Поттера, Мародер, тот, что научил его противостоять дементорам, тот, кто удержал его тогда в министерстве от прыжка в Арку... Римус мертв, а он так и не успел его простить... простить того, кто заслуживал прощения в наибольшей мере. «Я убью того, кто ответственен за его смерть!» - Гарри поднял взгляд на преподавательский стол и сразу же столкнулся с глазами директора. Там не было обычного блеска, привычное сияние словно бы погасло - он знал. Дамблдор поспешил отвести взгляд и чуть заметно кивнул, глядя в пол, а потом встал из-за стола. Гарри выждал ровно пять минут и тоже поднялся - им предстояло поговорить. Горгулья ушла с дороги, едва только он приблизился, то ли получила соответствующие инструкции, то ли помнила, что было в прошлый раз.
- Как это случилось?! – спросил он, едва переступив порог кабинета.
- Гарри, может тебе лучше присесть? – мягко обратился к нему директор.
- Не валяйте дурака, Дамблдор! Я уже давно вышел из того возраста, когда сообщения о смерти сбивали меня с ног! Я повторяю, как это произошло? Он был на задании?
- Да... В свете новых законов, принятых в министерстве, мы хотели узнать настроения среди оборотней и предложить им альтернативу службе Волдеморту. Римус вызвался. Первое время все шло хорошо, ему удалось войти в контакт, очень многие были заинтересованы его, нет, нашим предложением. Но довольно скоро верхушка, самые радикалы, объявила его изменником и стала преследовать... Изувеченное тело Римуса было обнаружено этой ночью...

Северус Снейп поднимался в кабинет директора, им необходимо было обсудить кое-какие вопросы, к тому же за ужином тот ушел на удивление быстро. Он преодолевал уже последние ступеньки, когда до него донеслись голоса из кабинета.
- Сивый? – голос Поттера был абсолютно лишен каких бы то ни было эмоций.
- Точных доказательств нет, но все сходятся во мнении, что это дело рук его самого или его сторонников, – голос директора был глух и напряжен, в нем угадывался... страх? – Сириус уже знает, это, наверное, он сообщил тебе… Похороны запланированы через два дня, и если ты хочешь, Гарри, то можешь там присутствовать.
- Спасибо, – в голосе мальчишки не было и намека на благодарность, скорее насмешка. – Этот человек, что ни говори, значил для меня. Я буду там, а у меня появился еще один кровник.
- Гарри... Ты слишком легко говоришь об убийстве, поверь, это не так просто... – казалось директор вынужден набираться решительности перед каждым словом.
- Что-то я вас не понимаю, господин директор, Вы говорите так, словно бы Сивый - первый, кого я буду сживать с этого света! Вы прекрасно знаете о том, что было на кладбище, вы, я полагаю, догадываетесь, чем я занимался в Министерстве, так что не смешите меня. Пора уже понять, что я не тот, за кого меня легко принять!
За дверью послышались шаги, и Снейп, повинуясь безотчетному порыву, промчался по лестнице вниз и укрылся за углом, ему почему-то не улыбалась мысль, что Поттер узнает о том, что он слышал...

Римус Люпин был похоронен рядом с могилами Лили и Джеймса Поттеров. По давнему совместному завещанию все Мародеры должны были покоиться вместе, но Питеру в этом было отказано. На похоронах присутствовали Сириус и Гарри, Дженифер сопровождала их. Грозный Глаз Грюм, заплаканная Нимфадора Тонкс, чета Уизли и еще несколько членов Ордена также были там. Гарри простился с тем, кто однажды был его другом, и отошел в сторону, его глаза были сухими.
- Сириус, я полагаю, мне лучше вернуться, тебе еще следует поговорить с товарищами, а я предпочитаю не встречаться с ними... – Гарри, видя, что многие из Ордена явно желают поговорить с ним, поспешил удалиться. Вместе с Дженифер они перенеслись назад в Хогвартс.
- Как ты можешь быть таким спокойным и невозмутимым? – похоже, когда они добрались до Их помещения, как они теперь называли Выручай-комнату, Дженифер наконец прорвало. – Ведь этот человек многое значил для тебя! Как можешь ты оставаться настолько непоколебимым, словно бы ничего и не случилось, и он был для тебя никем!
- Не говори так! – Гарри с трудом удержал себя от яростного крика. – Не тебе упрекать меня в бесчувственности! За свою жизнь я успел потерять всех, кто был мне дорог, они либо погибали, либо отворачивались от меня! Каждый раз мне приходилось пересиливать горе и жить, существовать дальше! Я выплакал все свои слезы когда потерял Сириуса, и когда хоронил Дамблдора, я пережил все горе, пока лежал на полу в своей камере! У меня оставался выбор: научиться быстро переживать потери, оставлять их позади и жить дальше, или тихо умереть от горя давным-давно, и я выбрал первое! – Гарри, тяжело дыша, яростно посмотрел ей в глаза. Пока он говорил это, он успел разъяриться, ее слова больно резанули его. Тщательно скрытая и почти задушенная горечь прорвалась наружу, в виде ярости, готовой обрушиться на первого попавшегося.
- Ааа, - Дженифер невольно попятилась, похоже она сказанула лишнее: в глазах Гарри полыхала злость. – Прости... – и она поспешила выскочить из комнаты.
Гарри стоял, тяжело дыша и смутно осознавая, что они только что поссорились, поссорились впервые за все эти годы. Он остывал, он чувствовал, что перегнул палку, с другой стороны она тоже не была права... Гарри тряхнул головой и откупорил бутылку со сливочным пивом, они скоро помирятся, он знал это.

Пятый тур не походил на предыдущие, Гарри сидел вместе с Дженифер. Как и следовало ожидать, их ссора, вернее, разлад, не продлилась и суток - уже на следующий день после похорон извинения были принесены и приняты. Теперь на каждом из курсов осталось по два-три претендента, поэтому правила были слегка подкорректированы. Если участников было лишь двое, то одна дуэль решала вопрос, если же их было трое, то они проводили по дуэли с каждым соперником, у кого больше побед, тот и прошел.
Теперь все шло по порядку, сначала первый курс, все трое уже владели Обезоруживающим заклятьем, а один из Ревенкло даже постиг Парализующее, что и дало ему преимущество. Так как никто из них не владел даже самым хилым щитом, то обе его дуэли прошли по одному сценарию: противники запускали заклятья, и в результате он лишался палочки, а его соперник возможности двигаться. Победа оставалась за ним.
Потом пришел черед второкурсников, их было двое: слизеринец и братец Колина, Дэннис Криви. Последний неожиданно добился быстрой победы, то ли его соперник просто проспал, то ли что еще, но он сразу пропустил «Риктусемпру», а потом лишился палочки.
Третьекурсники не показали ничего выдающегося, и победителем вышел еще один когтерванец. Пришел черед Дженифер, ее единственной соперницей была Джинни Уизли.
Гарри с интересом наблюдал, как его нынешняя и давняя девушки сошлись в поединке. Джинни, очевидно, вдохновленная своими прошлыми успехами, к которым приложил руку Гарри, неплохо сражалась даже без его мысленных советов, но Дженифер превосходила ее и по навыкам, и по силе. К тому же, похоже, это стало для нее делом чести, по крайней мере, такое впечатление было у Гарри. В результате Джинни была довольно скоро повержена. Пришла очередь пятых курсов.
Соперниками Гарри оказались Симус Финниган, от которого он этого не ожидал, и, конечно же, Драко Малфой, вот в этом не было ничего удивительного. Гарри бы скорее удивился, если бы в конце турнира им не предстояло бы сразиться. Первыми дрались Драко и Симус, последний не удостоился даже кивка от представителя благородного семейства. Гриффиндорец неплохо защищался, но был повержен. Потом против него вышел Гарри. Он подчеркнуто низко поклонился полукровке, чем вновь вызвал ярость Малфоя. Если он и выказал ученику львиного факультета повышенное уважение, то вот поблажек давать ему не собирался, и уже третья его атака положила конец дуэли. Симус не выглядел особо раздосадованным, похоже, он был рад уже тому, что дошел почти до конца. Путевку в «финал семерых», как уже успели его окрестить ученики, вновь решала схватка Малфоя и Поттера. «Похоже, это у меня на роду написано смешивать его с грязью, что ж, я не жалуюсь!» Соперники поприветствовали друг друга, Гарри в который раз прошелся по семейной гордости белобрысого, удостоив того лишь едва заметным качанием головы - так высшая знать приветствовала низшую. Лицо Драко просто исказилось от злобы.
- Ступефай! – прорычал он так, что у Гарри чуть уши не заложило.
- Протего! – повинуясь внезапному импульсу, Гарри использовал заклятье в слух, и не из чувства справедливости. Заклятье Малфоя ударило в его шит, но не отскочило, а, наоборот, отбросило Поттера на шаг назад. Похоже, он и впрямь вывел этого мелкого сторонника Темного Лорда из себя... – Нирваниус! – пусть успокоится.
- Ступефай, Ступефай, СТУПЕФАЙ!!! – Малфой чихал на Умиротворяющее заклятье и, как заведенный, пускал оглушалки. Теперь Гарри просто уклонялся, ожидая, пока его противник выпустит пар. Он мог бы завалить его в любой момент, ибо ослепленный яростью Малфой и не думал защищаться, но понимал, что переусердствовал в своих издевательствах, и если не дать Драко остыть, это может плохо кончиться. Похоже, это понимали и все присутствующие. Вот только Драко даже не думал успокаиваться и продолжал поливать его заклятьями, в которые вкладывал столько злобы, что щиты кого послабее не выдержали бы. Видя, что его соперник избегает его чар, Малфой окончательно потерял голову и воскликнул: - Серпенсортиа!
Здоровенная змея, потрясающая черная кобра, каковых, по идее, в природе не водится, вылетела из палочки и, грозно шипя, направилась к Гарри. Шутки кончились. В следующий миг, Малфой, который и сам, похоже, был шокирован произошедшим, опрокинулся, получив Оглушающее заклятье от Гарри. «Эванеско!» - рявкнул сын Поттеров, которому не улыбалась мысль говорить по-змеиному у всех на глазах. Луч ударил в змею... которая и не думала исчезать, а продолжала стремительно скользить к Гарри, все остолбенели. «Эванеско!» - раздалось еще несколько голосов, но результат был тот же... Гарри сделал шаг назад, продолжая пялиться на змею, такого просто не могло быть. Все, что он знал об этом заклятии Призыва, говорило о невозможности подобного... «Если «Эванеско» не действует, то это создание, видимо, не восприимчиво к магии, как бы парадоксально это не звучало... Остается одно...»
- СТОЙ! – Зашипел он обращаясь к змее и надеясь, что она поймет и послушается, в чем он был, откровенно говоря, не уверен. Черная кобра застыла, недоуменно уставившись на него. Кажется, сработало... – Сидеть!
- Говорящий... – услышал Гарри, пока змея сворачивалась кольцами перед ним. – Почему ты призвал меня?
- Я тебя не призывал! И кто ты? – Гарри начал смутно предполагать, что вляпывается в очередную историю, связанную с какими-нибудь древними тайнами.
- Я - посланница, но если ты меня не призывал, то это ошибка, еще не время. Отпусти меня...
- Но как? – тут у Гарри в сознании вспыхнула мысль. – Сирипио!
Загадочная змея исчезла, и Гарри, наконец, огляделся. Вокруг все, или почти все присутствующие глядели на него с недоумением и страхом. Ну, вот, не исключено, что после этой сценки он сразу перейдет из разряда «Великий герой и кумир» в разряд «Злобный наследник Слизерина», ох уж это общественное мнение...
- Ну что такое? – с сарказмом спросил он. – Как по-вашему я бы попал в Тайную Комнату, которую тщетно искали тысячу лет, не владея змеиным языком? – кажется, подействовало...

Разборка произошедшего заняла около часа. Когда Гарри разъяснил директору тему его беседы со змейкой, тот искренне, совершенно искренне, ибо Гарри проверял, заверил его, что не знает ничего о посланнике. Малфою за все эти безобразия вкатили взыскание, а Гарри продолжал ломать голову над значением произошедшего, про себя надеясь, что эта тайна останется тайной. Наконец, было объявлено о продолжении Турнира. Пришел черед шестикурсников. Здесь победителем вышел неприятно знакомый Гарри Кормак Маклагген, грубо, хотя и без нарушений, победивший ученицу Ревенкло. Судя по недовольным лицам Львов, даже они не жаловали это воплощение самовлюбленности.
И вот, наступил черед схватки семиклассников, где предстояло сойтись Седрику Диггори и близнецам Уизли, которые вдвоем добрались до конца. Сперва сражались два брата-акробата, по ходу схватки они обзавелись ослиными ушами, хвостом, длинным носом, бородавками и многим другим. В конце концов Джордж таки одолел Фреда, отрастив ему такие брови, что последний больше ничего не мог видеть и пропустил оглушалку. Потом были схватки между ними и пуффендуйцем. Седрик сражался серьезно, в то время как Уизли просто валяли дурака, и, как следствие, победил.
Итак, список участников завтрашнего «Финала семерых» определился.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:16 | Сообщение # 38
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 36

На следующий день, в воскресенье, вся школа от мала до велика вновь собралась в Большом Зале, который в очередной раз стал еще больше. Ибо помост для дуэлей обратился в самую настоящую Арену, где и предстояло сражаться семерым. Семеро лучших уже находились там - двое гриффиндорцев, двое ученико Ревенкло, двое слизеринцев и Диггори, старшекурсник из Пуффендуя. Гарри настороженно поглядывал на учеников других факультетов: они стояли вместе и тихо переговаривались - не иначе заключали союз против Слизерина... словно прочитав его мысли, Седрик поднял руку, прося внимания.
- Как все уже без сомнения поняли, - сказал он, выразительно кивнув Гарри, – мы договорились действовать совместно в предстоящей схватке. Я прошу не считать наши действия союзом против Слизерина, просто, прекрасно понимая, что мы не одолеем один на один Гарри Поттера, мы стремимся таким образом уровнять шансы. Сила в единстве, и мы хотим попытаться дать достойный бой несомненному фавориту!
Что ни говори, а Диггори был истинным пуффендуйцем, честным и верным, он считал своим долгом предупредить Гарри... Мальчик-Который-Выжил просто кивнул, давая понять, что принимает малость измененные условия. Дженифер демонстративно встала рядом с ним, показывая, на чьей она стороне. Директор, который лично судил эту схватку, уронил платок, и «Финал семерых» начался.
Два наследника Салазара Слизерина оказались вдвоем против пятерых, баланс сил надо было восстанавливать. С другой стороны, коалиция трех факультетов понимала, что если она будет терять время, то их соперники выведут из строя младших и лишат их преимущества. Поэтому пять атакующих заклятий было запущено разом, они полетели к Гарри и Джени и отскочили от выставленных щитов...
- Петрификус Тоталус! – выкрикнули они в один голос, но их соперники не стояли на месте, они уже рассеялись, стремясь окружить их. Им тоже было лучше разделиться... – Я займусь старшими, а ты успокой малышню! – чуть слышно прошипел Гарри и ринулся к держащимся рядом Седрику и Кормаку.
Эти двое встретили его заклятиями. Гарри отбивал все их атаки, но не торопился контратаковать, сейчас Джени разберется с мелкими, а там будет веселее. За его спиной раздавались голоса обменивающихся любезностями младшекурсников и Дженифер. Последняя использовала разные экзотические заклятья, вроде все того же «Нирваниус», защита от которых никак не могла быть известна младшим классам, дабы безболезненно вывести своих соперников из строя. Сперва замолк голос самого молодого, потом угомонился и третьекурсник, Деннис Криви продержался чуть дольше остальных, но и он пал. Гарри тем временем всячески портил жизнь своим соперникам, не давая им возможности поддержать малолеток. Их осталось двое против двоих...
- С Диггори сладишь? – прошипел Гарри. – А то у меня старые счеты с Маклагеном, я ему задолжал с прошлой жизни трещину в черепе...
- Валяй, всегда хотела померяться силами с чемпионом...
Они соответствующим образом разделились. Джени взяла на себя семикурсника, а Гарри насел на мистера Я-Знаю-Все-Лучше-Всех.
- Импедимента! – с презрительным выражением на лице троллеподобный гриффиндорец отбил заклятье, и ответил: - Ступефай! – его улыбка выдала полную уверенность в себе, он даже не задавал себе вопросов насчет того, как Гарри сражался с Пожирателями, ему было все равно, и он считал свою победу неминуемой. «Я сотру эту улыбочку с его рожи!»
- Лансул! – этим заклятьем можно было запустить кого и что угодно, как из пушки. Гарри намеренно направил палочку чуть в сторону, дабы не размазать противника по стенке. Эффект был неплохим и так: Кормака смело, как пушинку, и ударило об стену. Он медленно сполз по ней и растянулся по полу, но почти сразу начал подниматься на ноги... Начал и не закончил, ибо вновь рухнул полностью парализованный, а заодно Гарри угостил его «Риктумсемпрой». Удовольствие маленькое терпеть жуткую щекотку, не имея возможности пошевелиться.
Гарри оглянулся. Дженифер и Седрик продолжали сражаться, последний держался молодцом, но дочь Темного Лорда владела инициативой. Теперь лучше не вмешиваться, их осталось трое, и кто бы не выиграл эту дуэль, ему предстоит схватка с ним, пусть же они сами решат кто лучший. В любом случае, Дженифер будет очень недовольна, если он вмешается сейчас. Выяснение этого вопроса заняло еще две минуты, но потом Дженифер банальным образом оступилась и пропустила заклятье. Два чемпиона Хогвартса остались один на один, но Гарри не стал мешкать и, не дожидаясь, пока Седрик повернется к нему, атаковал. Седрик был ловцом, с реакцией у него все было в порядке, и потому первую атаку Гарри он отразил, парировал и вторую, сумел избежать третьей, но когда Гарри применил заклятее Подсечки, он уже ничего не смог поделать. Потеряв равновесие, он упал на спину, а Гарри уже навис над ним. Признавая поражение, Диггори взял палочку обеими руками. Гарри молча протянул ему руку, помогая встать.

Через десять минут, когда учительскому составу таки удалось заставить угомониться Маклагена, который доказывал всем и каждому, что Гарри действовал не по правилам, иначе как он бы смог победить... Когда вернули Залу и помосту их прежние размеры, а ученики разместились в своих креслах, насупил черед финала между учителями. Снейп и Долиш заняли места друг напротив друга и отсалютовали.
Эта схватка по зрелищности превосходила все, что происходило на этом Турнире раньше. Соперники вовсю пользовались невербальными заклятьями, не брезговали высшей магией, хотя и избегали применять что-либо воистину опасное. В смысле опасное для опытного бойца. Они носились по площадке, обмениваясь очередями разноцветных лучей, маневрировали, уходили от атак перекатами и прыжками. Один раз они сошлись почти вплотную. Их палочки мелькали с бешенной скоростью, в самом ближнем бою все решала быстрота, а не знания. Двадцать секунд они стояли лицом к лицу, атакуя и парируя, и вновь разошлись. Боевые комбинации, атаки под разными углами, всевозможные уловки и так далее, всего и не описать. Гарри наслаждался зрелищем, оно одно стоило того, чтобы тосковать тут все предыдущие туры, эта дуэль действительно того стоила... Но мало-помалу Снейп начал получать преимущество. Он был опытнее, а главное был знатоком именно таких очных поединков. Долиш, как ясно видел Гарри по его манере вести бой, знал прежде всего толк в групповых схватках, где можно рассчитывать на поддержку товарищей, а тут, в одиночном поединке, он уступал, несильно, но уступал, своему сопернику. В таких случаях исход часто решает случайность или оплошность одного из противников. Вот и сейчас первым ошибку допустил учитель ЗОТИ. Отбивая очередную комбинацию разнообразных заклятий, он принял последнее «Дежамбус Малис» щитом, который не был в полной мере адаптирован к этим чарам. Его отбросило в сторону и закрутило. Он почти сразу восстановил равновесие, но потерял бесценное мгновение, которого хватило Снейпу, чтобы начать массированную атаку. Из того положения, в котором оказался Долиш, отразить эту атаку мог бы лишь маг, сравнимый с директором или Темным Лордом. Итак, поединок продлился более пятнадцати минут, оба соперника тяжело дышали, но победа осталась за Мастером Зелий. Гарри первым встал на ноги и встретил дуэлянтов аплодисментами, зрелище без сомнения заслуживало овацию, впрочем Гарри пообещал себе, что через неделю в поединке со Снейпом он учинит и не такое.

Выходные кончились, и вновь наступила учебная неделя. Начались последние одиннадцать дней перед началом рождественских каникул. Учителя от всей души обрушили на головы студентов горы заданий, давая таким образом студентам возможность точно так же от всей души пожелать много чего своим преподавателям. На уроках Зелий Снейп все так же летал по залу, но почти не придирался, то есть придирался лишь в самых исключительных случаях: к Рону регулярно, к Невиллу через раз, а Кребба и Гойла Северус обходил стороной. Он уже давно отчаялся вбить в них хоть что-нибудь и теперь просто убирал последствия их ошибок и вкатывал очередные отработки, не говоря больше ни слова. Гарри довольно часто ловил на себе взгляды преподавателя. Теперь, в свете предстоящей схватки, эти взгляды носили несколько иной характер, его оценивали с точки зрения того, какое сопротивление он мог оказать. Какие бы выводы Снейп ни сделал, с Гарри он и не подумал делиться, но Поттер был уверен, что превзойдет любые ожидания учителя.
- Я все-таки не совсем тебя понимаю, – говорила Дженифер вечером в пятницу, когда они сидели у камина в Своей комнате. – Ты собираешься одолеть Северуса Снейпа, чем уже привлечешь всеобщее внимание, если еще не привлек, но потом уступить директору, с которым у тебя вражда. Почему?
- Причина проста - твой отец. Не скрою, у меня руки чешутся разгромить Дамблдора и уложить его отдохнуть прямо на Арене, а сверху посыпать лимонными дольками... Но ты представь, как на это отреагирует Том. Гарри Поттер, этот странный мальчишка обладающий даром смешивать ему карты, побеждает Альбуса Дамблдора, человека, которого он сам победить не сумел. Не скажу точно, что он решит и что предпримет, но он явно не станет торопиться на встречу со мной. Он скорее попытается избавиться от меня как-нибудь иначе, ну, там, яд, взрыв или что-либо подобное. А теперь представь его мысли, если я уступлю директору, но уступлю в упорной борьбе, мол, я еще зелен, но вот подрасту, заматерею и стану еще сильнее. Волдеморт видит, что Поттер достиг просто огромных высот в очень юном возрасте, и надо бы его к ногтю, пока чего не вышло. Ну и вот, тогда у него появятся причины как можно скорее встретиться со мною лицом к лицу, ибо твоему отцу позарез надо восстановить свою репутацию, а победа, победа при свидетелях, победа над Мальчиком-Который-Выжил этому вполне поспособствует.
- Ты его заманиваешь... Вынуждаешь напасть на тебя как можно быстрее... Что ж, неглупо...

Гарри нарочито медленно поднимался на помост, где его уже ожидал Северус Снейп. Лицо Мастера Зелий было абсолютно непроницаемо, но Гарри ощущал, что некогда один из лучших Пожирателей Смерти насторожен, ибо по-прежнему не знает, чего ожидать от сына его школьного врага. Одновременно с этим, Снейп с нетерпением ждал начала схватки, так как это давало ему шанс на деле узнать возможности того, в чью тайну он никак не может проникнуть... «Что ж, я добавлю ему пищи для размышлений...» - Гарри встал напротив учителя, держа палочку в правой руке, вторая пока оставалась в рукаве, не в кармане, а именно в рукаве, откуда могла вынырнуть за долю мгновения.
Гарри первым поднял свое оружие на уровень лица, держа его за низ, а потом чуть заметно качнул ее в направлении противника, предлагая тяжелую дуэль до победы, где все заклятия могли быть использованы. Весь зал изумленно выдохнул при виде этого вызова, но Снейп не моргнув глазом принял условия. Он видел Гарри в схватке у поезда и знал, что нельзя недооценивать того, кто стоит перед ним. Соперники одновременно развернулись, разошлись в разные концы ринга и вновь повернулись друг к другу...
Гарри, изображая юношескую нетерпеливость, с ходу атаковал серией невербальных Сногсшибателей. Снейп холодно и скупо отразил все это и, не мудрствуя лукаво, ответил тем же самым, лишь вплетя в середину измененное Оглушающее заклятье, для которого требовался особый щит. Гарри, отлично зная подобные трюки, выставил один средний щит принявший на себя все обычные заклятья, а потом повел палочкой на манер мечника прибегающего к веерной защите и мысленно воскликнул «Миорураийсус!». Маленькая гадость Снейпа улетела назад, к тому, кто ее и выпустил, а вслед за ней Гарри послал целый табун всевозможных невербальных заклятий под различными углами. Снейп отбивал все, что в него летело, пару раз ему даже удалось правильно подгадать направление для щита и вернуть чары отправителю, а потом, уловив мгновение, он атаковал сам. Оба соперника не двигались со своих мест, а лишь поливали друг друга заклятьями, теперь уже ни тот, ни другой не уходили в оборону. Пока что ни одно заклятье не было произнесено вслух, и лишь цветные лучи и резкие движения рук сражающихся говорили о том, что схватка вообще идет.
Гарри отразил очередное заклятье и... выставил левую ногу вперед, оперся на правую, поднял палочку на уровень уха, а левую руку отвел в сторону. Глаза Снейпа изумленно расширились, он, конечно же, узнал дуэльную стойку Пожирателей, с которой они всегда начинали поединки между собой, не важно тренировочные или нет. Бывшему шпиону Ордена Феникса оставалось лишь гадать, где мальчишка мог узнать такое, о чем он не рассказывал и Альбусу, просто по тому, что в этом не было никакого толка. Гарри, видя легкую растерянность в стане врага, атаковал.
- Пьедколюс! – выкрикнул он, срываясь с места, его палочка сделала финт, встала вертикально, а за этим последовал укол. – Сенсибио Баннис!
- Ментало Ренфорсус! – Снейп прыжком покинул то место, где его ноги бы прилипли к полу через долю мгновения, и выставил щит, способный остановить заклятье, атакующее все пять чувств разом. Вслед за этим он атаковал сам: – Визиус! Петрикорпос! Тотало Дезорионтус! – эти милые «самонаводящиеся» чары были перемешаны с потоком всякой невербальной мелочи вроде все тех же «Ступефаев».
Гарри не оставался на одном месте ни единого мгновения, он петлял, делал перекаты, один раз даже прошелся колесом, ухитряясь при этом выпускать потоки мелких заклятий и отражать вражеские классом повыше. А потом в одно мгновение изменил тактику.
- Пенилио! – воскликнул он резко останавливаясь, в следующее мгновение он уже сделал резкое движение влево. Снейп отразил это хорошо ему знакомое заклятье и выпустил с упреждением очередь Сногсшибателей. Но Гарри уже не двигался влево, в тот самый миг, когда Снейп направил палочку туда, он резко сменил направление и уходил уже вправо, одновременно приседая дабы погасить инерцию. Все атаки Снейпа пролетели вдалеке от него. – Эксцион Мента! – это ударное заклятье, произнесенное в слух обладало милой особенностью крушить щиты.
Преподаватель, сбитый с толку непонятными маневрами Поттера, лишь в последний момент избежал его атаки, но сразу за этим вновь пошел в наступление: – Тотурнул! – он знал, что Поттер отразит это, но для создания нужного заклятья необходимо стоять на месте... Поэтому следом за ним он со всей возможной для него скоростью начал выпускать невербальные заклятья. Поттер не успел бы отразить все это, а увернуться он не мог...
- Джубио! – Поттер, как и следовало ожидать, отразил это заклятье, а в это время его ВТОРАЯ палочка в левой руке уже плела защитные чары... Так он сумел отразить одновременно все, что в него летело, продержался ровно три секунды, и этого было достаточно. А на лице мальчишки появилась не предвещающая ничего хорошего усмешка...
Теперь он атаковал с двух палочек одновременно. Он нещадно гонял преподавателя, который был физически не в состоянии отразить этот двойной поток, по всему помосту. То и дело он вплетал в серии обычных чар что-нибудь по пакостнее... Северус Снейп закипал, за свою не очень короткую и полную испытаний жизнь, он не привык терпеть поражения, тем более так, в схватке один на один, тем более с учеником, тем более с Поттером... Тем не менее опытный дуэлянт чувствовал, что уступает, что ему нечего противопоставить второй палочке Гарри Поттера. Мальчишка гонял его, вынуждая выкладываться физически по полной, и на долго его так не хватит. Нужно было срочно переломить ход поединка, использовать что-нибудь нестандартное, но у Поттера есть вторая палочка, чем же ответить ему...
Решение было одно - магические комбинации, но учитывая, что этот мальчишка уже знает так много из того, что ему знать в принципе не положено, то не исключено, что и это не будет для него в новинку. Отбивая очередную серию хорошо нацеленных оглушалок, усиленных Обессиливающими чарами, Снейп нашел то, что должно было помочь. И, пользуясь тем, что Поттер на мгновение отвлекся, парируя свое собственное отбитое назад заклятье, с ходу начал воплощать план в жизнь, ибо время терять было нельзя.
- Риктумсемпра! – и его рука кроме обычного жеста совершает полуоборот. – Либероармус! – усиленная и измененная форма Обезоруживающего заклятья сопровождается незаметным колющим движением палочки и мысленным «Спирио». – Тотурнул! – и вновь в классический жест вплетено дополнительное движение.
Поттер, казалось, не понимает, что именно его ожидает. Да и как он может знать эту комбинацию, ведь ее придумал Люциус всего за месяц до первого падения Темного Лорда, и некоторые Пожиратели, из числа лучших, сумели ее постичь. Он рассказал об этом Альбусу, что тот сделал с этим знанием, Снейп не знал, не знал он также, использовался ли этот прием, но даже если да, то те, против кого он был использован, уже не смогли бы ничего поведать...
- Эстомранверсус! – сопровождается мысленным «Интерно». Поттер с некоторым трудом отражает это довольно неприятное заклятье, вызывающее острое несварение желудка. – Куддюрус! – мощное ударное заклятье, в которое вновь вплетено дополнительное движение палочкой. – Цайкус Фиере! – ослепляющее заклятье, от которого Поттер увернулся, и еще пара дополнительных движений, которые органично вписываются в обычный жест, сопровождающий эти чары. Мальчишка с трудом держал эту атаку и никак не мог выкроить мгновение на то, чтобы напасть самому, так и надо... – Машуар-колюс! – последнее заклятье серии, склеивающее челюсти, движение палочкой и мысленное «Макру» и наконец... – Эффондрус!!!
Большое заклятье сна, ему невозможно сопротивляться, попав под него, падаешь на месте, как убитый. Есть одно единственное контр-заклятье, но у него есть крупный недостаток: чтобы его сотворить требуется десять секунд – минимум, а за это время «Спирио-Интерно-Макру-Эффондрус» успеет трижды сделать свое черное дело. Но и само заклятье требует двенадцати секунд, а в нормальной дуэли это целая вечность. Временами его использовали при засадах, а на большее его считали не годным. Гений Люциуса Малфоя был в том, что он сумел подобрать серию чар, в движения которых могут быть вплетены элементы сотворения этого мощного заклятья. Еще больший его гений был в том, что эта цепочка чар позволяла использовать первые три слова формулы не произнося их в слух. В результате почти все сотворение заклятья было замаскировано и прикрыто прочими боевыми заклятьями, так что противник просто получал в лицо произнесенное в слух «Эффондрус» и засыпал на месте, ибо времени на ответные меры у него не оставалось... Похоже, ему таки удалось переиграть этого Поттера...
«Консьянсус!» – словно в ответ на его торжество, мальчишка выкрикнул завершающее слово контр-заклятья, и... остался на ногах. Северус Снейп, бывший шпион, человек, считающий себя способным подавлять свои эмоции, просто-напросто разинул рот. А Гарри Поттер широко улыбнулся и даже не стал атаковать, пользуясь такой великолепной возможностью, он явно был доволен произведенным впечатлением. Как в замедленном повторе Мастер Зелий пересматривал по своим воспоминанием Поттера, отбивающегося от его заклятий, и с каждым мгновением все больше убеждался в том, что мальчишка параллельно с ним плел чары противодействия. А это могло означать лишь одно: Поттер знал эту комбинацию, и Северус мог лишь гадать, откуда... Он поднял внимательный взгляд на сына Джеймса Поттера, тот чуть заметно покивал головой, мол, все верно, это тоже часть моей тайны. Снейп покачал головой, усмехнулся и... взял свою палочку второй рукой за конец. Вот тут ему, похоже, удалось-таки удивить Гарри Поттера - тот недоуменно поднял брови, глядя на то, как декан его факультета признает свое поражение...
Недоуменная тишина воцарилась в Зале. Пожалуй, один только директор понимал, что произошло, все остальные никак не могли взять в толк, почему Снейп, который, казалось, имел преимущество, ни с того ни с сего сдался. Потом недоумение сменилось раздражением оттого, что такую красочную и красивую схватку так резко прервали. Грубо говоря, они были возмущены тем, что их лишили зрелища...

Последующие два дня только и было разговоров, что об этой дуэли, на Мастера Зелий поглядывали косо, на Гарри глядели восхищенно или со страхом. Поттер был на сто процентов уверен, что Волдеморт уже получил подробнейший отчет обо всем произошедшем. Это заставит Змеюку задуматься, а уж после схватки с директором и подавно. На третий день, то есть за сутки до эпохального боя, по школе пошли уже разговоры о том, что предстояло. Делались ставки, велись споры, пару раз даже случались драки между сторонниками идеи «Альбус Дамблдор непременно победит, недаром он Великий Волшебник» и защитниками теории, согласно которой «Мальчик-Который-Выжил победит всех и вся». Даже учителя выглядели весьма заинтересованными. Похоже, лишь трое во всей школе не особо интересовались предстоящим: Альбус Дамблдор, так как догадывался о том, что произойдет, Гарри Поттер, так как точно знал, как поступит, и Дженифер Реддл, так как Гарри все ей рассказал.

На следующий день уроки были лишь до обеда, а после того, как еда была съедена, все ученики покинули Зал, который предстояло подготовить для сражения. Подготовка заняла без малого полчаса. Гарри вошел туда одним из последних и был удивлен тем, что там увидел. Зал разросся чуть ли что не вдвое, в центре все осталось по-прежнему, то есть факультетские столы, стулья и прочее, все было на месте. Но эту, классическую, часть Зала окружала колоссальная пристройка, которую вполне можно было охарактеризовать, как трибуны. Откуда-то в голове Гарри всплыла цитата из какой-то книги: «На выбор рапиры, шпаги или алебарды, а затем принимается а-ля Жан Маре скакать по столам и опрокидывать шкафы...» Кстати о шкафах... нет, шкафов тут, конечно, не было, а вот энное количество рыцарских доспехов почему-то наблюдалось. У Гарри появилось смутное представление о том, какую именно роль будут играть эти железяки. Дамблдор уже ждал его в центре «старого» Большого Зала, обратившегося в арену.
- Учительский совет решил, что завершающий поединок стоит провести в каких-нибудь не совсем обычных условиях! – провозгласил директор. – Поэтому решено, что мы сразимся прямо в Большом Зале, в той форме, какую он обыкновенно принимает! Мистер Поттер, прошу!
Дженифер на последок незаметно чмокнула его в щеку и прошептала: «Главное, не увлекайся!» В очередной раз два дуэлянта обменялись приветствиями и разошлись. Гарри оказался около главных дверей, директор встал рядом со столом преподавателей. Их, разумеется, разделяло гораздо большее расстояние, чем на обычных дуэлях, раздался хлопок Макгонагал, служивший сигналом. Гарри бегом сорвался с места, директор двинулся к нему степенным шагом.
- Дюлибило! – Гарри, с ходу пустив в ход высшую магию, применил одно из своих любимых светлых заклятий. Директор крутнулся вокруг своей оси, взмахивая палочкой, и все до единой металлические фигуры пришли в движение.
Вдохнуть жизнь сразу в такое количество неодушевленных предметов, Гарри признавал, что и сам бы вряд ли это сумел, тем более, что такие трюки не были его коньком. Не даром Дамблдор был директором Хогвартса, древняя школа сама помогала своему главе, вливая в него дополнительные силы. Здесь, в школе, одолеть директора было непросто, разве что застать врасплох, но Гарри и не собирался побеждать. Взмах обеими палочками, и несколько десятков стульев срываются с мест и устремляются к директору и части оживших доспехов. Его деревянные снаряды частично сгорели еще в полете, частично ударили по железякам не причинив им никакого вреда. «Слишком мало, нужно что-нибудь потяжелее...» Директор тем временем тоже не терял время, и из его палочки вырвались десятки веревок, но были встречены на подлете струей пламени... Сзади на Гарри надвигались железки, и они были уже близко. Гарри крутанулся вокруг своей оси, руки разведены в разные стороны, лицо напряглось от усилия, и два огромных тяжеленных стола, слизеринский и гриффиндорский, поднялись в воздух. Повинуясь движениям его палочек, они завертелись вокруг Гарри, сметая все те доспехи, что пошли слишком близко. Гарри, продолжая крутиться вокруг своей оси, сделал несколько шагов в направлении Дамблдора. Столы служили ему и щитом, и мечом, все созданные директором металлические воины, по которым попадали удары, рассыпались с жутким грохотом. Директор выкрикивал разные заклятья, но они все приходились в вертящееся вокруг его соперника дерево, а потом Дамблдор применил кое-что посерьезнее... Стол Слизерина разлетелся в щепки, а лицо Гарри пересекла судорога: держать эти махины было очень не легко... Гриффиндорский стол внезапно, словно покинув свою орбиту, понесся в направлении директора, тот, конечно, успел защититься, но в недостаточной мере...
Стол оказался разрублен пополам, оба куска миновали Альбуса Дамблдора, но ряды его железного воинства еще больше поредели. А сам глава Визенгамота вновь атаковал. Гарри ощутил, как тяжелеют руки, а голову словно набивают ватой... Одно из многочисленных заклятий усталости, от них нет противодействия... Но их накладывают не на человека, а на место, где он находится, а значит... Каждая мысль тонула в мутном водовороте, руки сами по себе опускались, а ходячие железки уже тянули к нему руки, чтобы схватить... Гарри последним усилием вызвал-таки реактивную струю и взлетел по какой-то сумасшедшей траектории, но все же вырвался из зоны действия заклятья и из загребущих лап ходячих консервных банок. Он тяжко рухнул на пол позади стола Ревенкло, с усилием подняв палочку, он вложил все еще оставшиеся силы в ударное заклятье, и сорвавшийся с места тяжеленный стол смел последних бойцов директора. Гарри с усилием начал приподниматься, хотя в голове все еще шумело и руки плохо слушались, но тут то его и настигло Парализующее заклятье Дамблдора... Как тогда, на Башне Молний...
Зубы сами по себе сомкнулись, руки прилипли к телу, ноги выпрямились и словно склеились... Гарри лежал прямой, как доска, побежденный, но более чем довольный - ему даже почти не пришлось подыгрывать. И если уж это не убедит Тома в том, что с ним надо поскорее кончать, то он просто тупица...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:19 | Сообщение # 39
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 37.

Гарри с наслаждением потянулся, разминая мышцы. Вот уже несколько часов, как он сидел в библиотеке дома на площади Гриммо и читал неожиданно захватившую его книгу про великанов. Он потер глаза, что ни говори, а пока хватит, лучше заняться чем-нибудь другим... Он медленно встал, ибо тело несколько затекло за эти часы, и направился к выходу. Библиотека располагалась на втором этаже неподалеку от лестницы. Исходя из каких-то мало понятных ему самому соображений, Гарри спустился в холл. На ставнях теперь висело сразу два замка, после случая с Дженифер Сириус удвоил бдительность... «Кстати, а где она-то?». Девочка скоро обнаружилась во внутреннем дворике, верхом на Клювокрыле, который, похоже, засиделся взаперти, ибо Сириус нечасто выпускал его наружу...
Довольно скоро они уже вдвоем сидели в гостиной у камина, целиком поглощенные друг другом, особенно занятыми были их губы. Сириус заглянул, было, к ним, но, видя, что он явно лишний, поспешил удалиться. Было уже достаточно поздно, шел третий день каникул, Гарри и Дженифер, в отличие от большинства учеников, покинули Хогвартс, слывущий самым безопасным местом. Не исключено также, что он им и стал теперь, когда двое самых разыскиваемых Темным Лордом человека его покинули. В мире было относительно спокойно, но все со страхом ожидали полнолуния через два дня. Послабление закона об оборотнях было принято, и, действительно, многие из числа бывших отщепенцев захотели воспользоваться возможностью вернуться в мир людей. Но, разумеется, не все, Фенрир Сивый со своими оголтелыми соратниками тоже не сидел сложа руки. Еще из новостей, в районе Люксембурга накрыли клан вампиров, который стоял за многочисленными нападениями на магов и маглов в этих местах, а возможно, и повсюду в Европе.
- Все-таки каникулы - это здорово, – прошептала Дженифер после очередного поцелуя. – Теперь нам никто не станет мешать. Да и вообще здесь как-то приятнее, чем в школе. То-то я думаю, сейчас там все либо корпеют над заданиями, либо трясутся со страха... Не даром же они остались там, все боятся...
- О, думаю, ты преувеличиваешь. Хогвартс - это как бы отдельный мирок, хорошо изолированный от внешних бурь, там, наверняка, все радуются. Там действительно не трудно забыть о том, что снаружи идет война. И, право, я думаю, что даже сейчас там по разным углам сидят уединившиеся парочки... – Гарри на мгновение замолк. – А это можно проверить, – и достал из кармана хорошо знакомый Джени кусок пергамента.
- А она за пределами школы работает?
- Хм, по правде говоря, ни разу не пробовал, но я не вижу причин, чтобы это не сработало... Посмотрим. Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость, – Карта Мародеров активировалась, по ней вновь забегали помеченные именами точки. – Как видишь, работает, как ни в чем не бывало... Итак, что мы тут видим?
- Малфой с Паркинстон уединились в вашей спальне! – Дженифер указала пальцем.
- Э-ба, я всегда знал, что этот белобрысый далеко пойдет... Нет, ты только глянь, две точки почти слились! Все, не будем сюда смотреть, а то потом не заснем! – и они оба от души расхохотались...
– Ладно, вот это уже поневиннее, Чоу с Седриком... Где же это они?..
- Помнишь на том этаже чулан с метлами и чистящими средствами? Я там стащила щетку для обуви, мне было позарез нужно...
- Ага, значит, в чулане... Что ж, большая тайна, – Гарри немного злодейски улыбнулся от довольно детской мысли, что, мол, приятно осознавать, что тебе так просто узнать нечто, что от тебя пытаются скрыть... – Что ж, надо признать, не думал я, что они останутся вместе теперь. Чоу, она скорее по знаменитостям, а Седрик Турнира не выиграл. Хотя... как вспомню ее слезы, может, она и правда его любила...
- Ты с ней хорошо знаком?
- Хорошо, не хорошо... Это была моя первая любовь... или, скорее, увлечение. Недолго же мы были вместе... Не знаю, как с Седриком, а со мой она вела себя, как знаешь, ну, из тех кто... вертихвосток, короче. Помню, когда мы там пошли вдвоем в Хогсмид, она принялась во мне зависть пробуждать, что, мол, ее тот пригласил, этот пригласил... А я ж дуб дубом был и как ляпну, что мне надо встретиться с Гермионой через час... – Гарри не выдержал и засмеялся, Дженифер ему вторила, что ни говори, а сцена та еще... – А самое главное, что это была правда, Гермиона мне организовывала интервью, а я сказал это Чоу без всякой задней мысли... – выдавил Гарри из себя перед тем, как вновь расхохотаться.
- И..и... что? – Дженифер прослезилась от смеха.
- Ну, ты представляешь себе ее реакцию... Она меня распаляет, ждет, что я сейчас помчусь вызывать на дуэль всех своих соперников, а я ей отвечаю, что меня ждут... – Гарри замолк от душившего его хохота. – Мол, «ничего дорогая, у меня еще десяток свиданий на сегодня, можешь гулять!» Желай я ее специально отбрить, разозлить и прогнать, лучше бы не придумал... – дальше он уже ничего не смог сказать, ибо, не в силах больше сдерживаться, ржал даже громче, чем Дженифер.
Джени сползла с дивана от смеха: слушать, как ее Гарри рассказывает о себе прошлом со своей нынешней точки зрения, это было круто! Но она остановилась, едва лишь поняла, что Гарри больше не смеется. Она поспешно повернулась к нему. Гарри снова смотрел на Карту Мародеров, но теперь на его лице не было ни капли веселья, сейчас он скорее напоминал охотничьего пса, наконец унюхавшего добычу и готового ринуться в атаку...
- Прости, Джени, но я должен идти, мне нужно свести кое-какие счеты... – и Гарри стремительно поднялся и исчез за дверью.
Девочка склонилась над картой, силясь понять, что же так резко изменило его настроение. На самом краю карты, на опушке Запретного Леса виднелась точка, помеченная «Фенрир Сивый»...

Гарри перенесся порталом прямиком к опушке, держа обе палочки наготове. Пришла пора рассчитаться с этим выродком... Сивый бродит около школы за сутки до полнолуния, это может значить только одно - он ищет способ попасть внутрь и добраться до детей... Гарри чувствовал, как в нем закипает кровь, нет, он не станет убивать это животное, которое лишь по ошибке природы получило человеческое тело, у него есть идея получше...
Его ухо засекло чуть слышный шорох слева, вот и он... Гарри сделал рывок вперед, как раз вовремя, чтобы бросок Сивого пропал втуне, а мальчишка уже развернулся и вскинул палочки. Самый опасный из оборотней современной Англии сделал новый прыжок еще до того, как Гарри успел навести палочки. Гарри рефлекторно рванулся в сторону, но недостаточно быстро, и его правая палочка оказалась выбита из руки. Стальные пальцы впились в его запястье и потянули прямо к возвышающемуся рядом и оскалившему зубы мужчине в лохмотьях... Рывок, удар рукояткой палочки, и хватка ослабла, но второго удара Гарри нанести не успел. Сила, многократно превышающая его собственную, рванула его за руку, и он, не удержав равновесие, упал фактически под ноги Фенриру. Тот, разинув рот, нет, пасть, как истинный волк, ринулся на него, готовясь вцепиться зубами в его горло... но вместо этого чуть не вцепился ими в ботинок. В планы Гарри перспектива быть покусанным вовсе не входила, и он, лежа, с силой двинул ногой по челюсти кинувшегося на него сверху оборотня.
Ловя момент, он попытался откатиться в сторону, это ему удалось, похоже, его удар не прошел даром. Он уже почти поднялся на ноги, когда получил в грудь удар огромной силы, который даже не успел смягчить. Его отбросило на пару шагов, он выпустил из руки свою вторую, последнюю, палочку. Он так же почувствовал кровь на груди - ногти Сивого можно было смело назвать когтями... Он еще только начал пытаться подняться, когда Сивый навалился на него сверху. Он удерживал все его руки и ноги, а его физическая сила во много раз превосходила все возможности Гарри. Над Мальчиком – Который - Выжил появилась оскаленная окровавленная морда, лицом физиономию Сивого Гарри назвать просто не мог...
- О, как хорошо, маленькие нежные детишки гуляют по ночам... – пролаяло это создание. – Я люблю малых деток... – закончить он не успел, ибо Гарри, не особо думая о последствиях, с силой ударил его лбом в нижнюю челюсть, которую тот очень неосторожно приблизил к нему. Уже в следующую секунду его с силой вдавило в землю, он ощутил зловонное дыхание этой зверюги... – О, какие мы шаловливые!.. Ничего, я люблю шалости...
Гарри понял, что больше ничего не может сделать: его руки и ноги были прижаты к земле, палочки валялись где-то неподалеку, но вне пределов досягаемости, а еще один удар головой не пройдет. Да и первый, похоже, лишь раззадорил Сивого. Сейчас он не ощущал страха, а лишь ярость на свое бессилие и какой-то стыд: «Неужели, я, способный победить Волдеморта, погибну вот так глупо, от рук или зубов этой зверюги?!»
- Я люблю детишек... – еще раз повторил Сивый разевая пасть...
- Ступефай! – раздался голос Сириуса. И Гарри почувствовал, как обмякла навалившаяся него туша. Уже через пару мгновений тяжеленное бесчувственное тело было отброшено в сторону. Над тяжело дышащим мальчишкой склонился Сириус: – Гарри, ты как? – голос крестного дрожал. – Не тронул он тебя...
- Н... – Гарри прочистил горло и попытался еще раз, получилось лучше: – Нет, не успел, так, пара царапин, но это были не зубы а ногти... Спасибо, Сириус, если бы не ты...
- Да как ты вообще мог в одиночку пойти ловить этого монстра, ты же еще... – и поняв, что чуть не сказал глупость Сириус умолк.
- Вот-вот. Но я действительно недооценил противника, он застал меня, не то что бы врасплох, но в невыгодном положении. А как ты-то сюда попал?
- Да сижу я своей комнате, жду, когда вы там кончите целоваться и можно будет ужинать. Тут врывается Дженифер с Картой в руках, лицо перекошено, глаза в слезах... гляжу, а вы там с Сивым по земле катаетесь... А раз так, значит дело плохо, ну я, ничего не спрашивая, хвать первую попавшуюся мелочь, делаю портал и сюда. А тебя тут уже, словно доедать, собираются... Ладно, давай возвращаться, а то она там поди с ума сходит...
- Погоди, сперва с этим нужно разобраться...
- Да, давай с собой возьмем, там и решим.
- Правильно, готовь портал, а я приму меры предосторожности...

Дженифер металась по коридору: «Как он мог вот так уйти? Что с ним? Где они?» - и им подобные вопросы нескончаемым потоком носились в ее голове. Согласно Карте Сириус был с ним, а Сивый перестал двигаться, а потом минуту назад все трое исчезли, Дженифер вылетела в холл, но там их не было...
Входная дверь отворилась, и в прихожую ввались Сириус, Гарри и некто третий, без сознания висящий в воздухе. Джени подлетела к мальчишке, который чуть сжался, закатила ему оплеуху, а потом бросилась на шею.
- Дурак, ну как ты мог вот так уйти, умчаться сломя голову?! А еще слизеринец, а если бы Сириус не успел?! – выдавила она сквозь судорожные рыдания.
- Ну, да, прости меня, Джени, я не знаю, что на меня нашло, вот сейчас оглядываюсь назад и поражаюсь собственной глупости... а еще смеялся над собой прошлым, когда сам оказывается могу совершать поступки еще глупее и безрассуднее...
- Ладно, молодые люди, вы еще успеете разобраться друг с другом, а пока хорошо бы решить, что делать с гостем, – голос Сириуса вернул их к реальности.
Все вместе они забрались в ближайшую комнату, Сивого привязали к креслу. Сириус как-то странно на него смотрел, похоже, он, до этого целиком поглощенный своим попавшим в беду крестником, только сейчас в полной мере осознал, кого именно они сцапали.
- Хорошо, прежде всего я хочу поблагодарить вас и еще раз попросить прощения за эту глупую выходку. Наверно, наши с тобой разговоры Джени пробудили во мне дремавшее гриффиндорское безрассудство. – обратился к присутствующим Гарри. – Итак, как вы все, я полагаю, поняли, нашим сегодняшним гостем стал сам Фенрир Сивый, выдающаяся личность, в частности...
- Убийца Римуса! – прорычал Блэк медленно поднимая палочку.
- Сириус! – довольно резко крикнул Гарри. – Прошу, не при детях! Я отлично понимаю, что ты чувствуешь, я чувствую то же самое, но не здесь и не сейчас!
- Но, Гарри... Эта тварь...
- Я знаю, и, поверь, он заплатит и за это, и за многое другое. Но не здесь и не сегодня, потерпи один день, к тому же не знаю как тебе, а мне мысль просто убить его кажется недостаточной, может это во мне просыпается маньяк, но у меня есть идея поинтереснее... – лицо у Гарри было совершенно бесстрастно, но глаза метали молнии, Сириус сглотнул. – Дженифер, завтра ближе к вечеру мы должны будем уйти, ибо Сириус, я уверен, захочет увидеть его конец... – кивок в сторону Сивого - ... я хочу, чтобы ты осталась здесь, это зрелище не для тебя. И прошу, не волнуйся, там с нами ничего не случится, я знаю.

После довольно продолжительного спора Гарри удалось настоять на своем. Обитатели дома №12 на площади Гриммо разошлись спать, ибо было уже за полночь. Очнувшегося Сивого, с кляпом во рту и связанного по рукам и ногам, заперли в одной из комнат, наказав эльфам присматривать за ним и поднять тревогу, ежели что. На следующий день Гарри провел с пленником два часа в беседе с глазу на глаз, предварительно наложив звуконепроницаемое заклятье на комнату. Вышел он оттуда недовольный.
- Ничего эта скотина не знает, просто исполнитель и пугало. Он и в Хогвартс-то хотел проникнуть не столько по приказу, сколько по разрешению, тьфу! Только время зря с ним потерял...
- Небо сегодня чистое... – пару часов спустя говорил Гарри Сириусу. – Значит он обратится в волка сразу после захода солнца, в районе семи... Нам надо выйти где-нибудь за два часа... И можешь не спрашивать, куда мы идем, все увидишь. Мы организуем ему адскую смерть даже не замарав руки, там все сделано Волдемортом...

В пять часов все были готовы, Дженифер поцеловала Гарри и поспешила покинуть прихожую. Сивый, парализованный и скрученный, вел себя тихо, похоже, два часа в обществе Гарри выбили из него спесь. Сириус тоже был готов, они шли налегке, так как Гарри сказал, что им ничего особенного не понадобится, но настоял, чтобы они взяли с собой небольшую лодку. Был сделан двусторонний портал, который бы доставил их туда, а потом вернул назад, прямо внутрь хорошо защищенного дома. Вновь знакомый рывок, и всех троих куда-то понесло...
Они стояли на берегу моря, позади возвышался величественный утес, около ног плескались волны, а узкая расселина вела куда-то вглубь скал. Гарри, не говоря ни слова, спустил лодку на воду, погрузил туда связанного оборотня, который с надеждой глянул на темнеющее небо, он все еще думал, что сумеет освободиться, приняв облик волка. Сириус, так же молча, сел в посудину рядом с Гарри, держа наготове палочку. Он не знал, куда они идут, и ему было тревожно, но он также доверял своему крестнику, тому, кто вытащил его из Азкабана. Лодка сама собой двигалась вперед, расселина сменилась низким туннелем, который во время прилива, вероятно, заполнялся водой. Туннель был очень низким, им приходилось пригибаться, но лодка проходила, ибо ее ватерлиния находилась очень близко к борту. Туннель повернул, а через некоторое время они достигли некоего подобия причала. Гарри, все так же молча, вылез из лодки, взмахом палочки сгрузил Сивого и начал подниматься по ступеням, Бродяга шел следом.
Гарри молчал, слишком неприятные воспоминания навевала эта пещера, он пришел сюда не только для того, чтобы умертвить своего врага, и не только для того, чтобы добыть рождественский подарок для крестного. Он шел сюда, чтобы вновь встретиться со своими старыми демонами, вновь пересечь эту пещеру и в этот раз уйти отсюда победителем... Гарри приблизился к стене грота, он приблизительно помнил, где находится зачарованный проход. Проведя пальцами по камню, он тотчас ощутил давние и мощные чары, наложенные на стену.
- Итак, вот и первое препятствие, если мне не изменяет память, то нам нужно заплатить за проход кровью, чьей – не важно, – одно движение палочкой, и с глухим звуком связанный пленник впечатался лицом, а точнее носом в стену. Кровавый след от его разбитого лица, явно удовлетворил тайную дверь, и она открылась.
Они проникли непосредственно в главный грот. Величественное, огромное, темное и мрачное озеро открылось их глазам. Противоположная сторона пещеры все так же терялась вдали, все тот же зеленоватый свет исходил от центра озера, все та же подавляющая мрачная атмосфера стояла тут. Гарри оглянулся. Лицо Сивого было перекошено и измазано кровью, Сириус был напряжен, настороженно оглядывал пещеру и озеро и принюхивался к воздуху. Гарри вспомнился он сам, мальчишка, пришедший сюда с директором, в тот роковой день, испуганный и пытающийся скрыть свой страх и тщетно надеющийся, что Дамблдор ему хоть что-нибудь объяснит...
- Не волнуйся, Сириус, те твари, что скрываются в воде, ты ведь чуешь их, не тронут нас, пока мы не коснемся воды, а этого мы делать не будем. Следуй за мной, в конце тебя ждет кое-что, я полагаю, важное для тебя.
Они пошли по берегу, Гарри двигался первым, внимательно глядя под ноги, и прислушивался к своим ощущениям - он разыскивал следы от наложенного на цепь и лодку заклятья. Сириус шел следом, палочкой поддерживая в воздухе неподвижного Фенрира, которому он на всякий случай вновь засунул в рот кляп.
Гарри внезапно остановился, нащупывая что-то у самой кромки берега. Сириус ничего не видел и с опаской наблюдал, как рука его крестника едва не касается опасной поверхности воды. Гарри что-то схватил и постучал по этому чему-то своей палочкой, сделав видимой чуть святящуюся цепь, что начала сама по себе выбираться на берег, вытягивая что-то еще из глубины. Этим чем-то оказалась маленькая, воистину одноместная лодочка. Гарри остановился словно в задумчивости...
- Думаешь, она не выдержит нас троих?
- Дело не в весе, дело в магической силе... Волдеморт заколдовал ее так, что она повезет лишь одного волшебника. Сивый не в счет, а вот с тобой... Я, кажется, нашел решение, но теперь вновь сомневаюсь...
- Какое?
- Ты - анимаг, Бродяга, и я склонен думать, что если ты примешь облик пса, то на тебя не обратят внимания, но уверенности у меня нет...
- Я готов рискнуть!
- Я знаю... Но, подумай, один лишь я точно ничем не рискую, с тобой же другая история... И... зрелище предстоит не из приятных. Ты все еще уверен? Тогда грузимся.
Гарри сел в лодку, а Сивый завис над ней. Обратившись в пса, Сириус осторожно залез следом, едва он успел покинуть берег, как лодка поплыла. Гарри был начеку, но ничего не происходило, лодка плыла, как ни в чем не бывало, а инферналы в воде оставались неподвижны. Бродяга весь напрягся, увидев первый труп, но, так как тот не реагировал, успокоился. Лодка плыла, медленно приближаясь к источнику зеленоватого свечения, вокруг в воде неподвижно зависли десятки, нет, сотни покойников. Наконец, островок был достигнут, Гарри неспешно слез, конвоируя за собой Фенрира, и кивнул Сириусу, который соскочил на берег и вновь принял человеческое обличье. С интересом посмотрел он на каменную чашу.
- Это были инферналы в воде, не так ли?
- Да, но они безопасны, пока никто не коснулся воды.
- Понимаю... – Сириус задумчиво переводил взгляд с пленника на воду. – А что здесь? – указал он на чашу.
- Раньше тут хранился Медальон Слизерина... Теперь здесь лежит послание, оставленное твоим братом, это он похитил хоркрукс, но не успел его уничтожить перед смертью... Я подумал, что тебе будет приятно узнать, что твой брат не был таком уж бесхребетным дураком...
- Регулус?
- Да, но погоди, сперва надо добыть его послание... И вот тут-то нам и понадобится мистер Сивый!
- Да? Тут же просто... темная вода, что ли?
- Нет, это такое зельце, которое делает предмет на дне недосягаемым и от которого не избавишься, превратить его невозможно, попробуешь вычерпать и вылить, так оно восстановится. Единственный способ - выпить его, и, поверь, лучше умереть от Круциатуса... Ладно, – Гарри движением палочки вернул пленника на землю, тот рухнул на колени и словно застыл в этом положении, подвижным осталось лишь лицо.
– Силенцио! – сказал Поттер и вытащил кляп. Судя по мимике, Фенрир что-то орал, но из его рта не вылетало ни звука. – Начнем...
Гарри, как когда-то Дамблдор, сотворил кубок прямо из воздуха, щедро зачерпнул зелье и поднес его к пленнику, тот сжал зубы. Гарри движением палочки запрокинул ему голову и распахнул его рот.
- Молодец, а теперь, за папу. Глотай, глотай... – лицо Сивого перекосилось, но он словно против воли проглотил. Гарри уже наполнил кубок повторно. – За маму, – после второй порции холодный пот прошиб Сивого. – А это за всех тех детей, что ты перекусал за свою жизнь, – сказал Гарри, вливая в него третью дозу. Сразу за ней последовала четвертая, а потом Гарри снял заклятье немоты. Глаза Сивого закатились, но через несколько минут он пришел в себя.
- Нет, пожалуйста... Не надо...– чуть слышно прошептал он. Возможно, впервые в жизни этот оборотень кого-то умолял.
- Надо, надо... Вот это за тех детей, что ты порвал на части, например, за интернат в Бирмингеме, – и Гарри влил в него пятый кубок. Сивый закричал, совсем как когда-то кричал на его месте Дамблдор...
- Не надо, прошу, умоляю, не делай этого... – его голос потонул в бульканье, когда Гарри влил в него шестой кубок. – Нет, нет, лучше мучай, пытай меня, но только не это, все что угодно, но не это...
- Именно это. За всех тех, кого покалечили и убили выращенные тобой оборотни, из которых ты воспитал таких же монстров, как ты сам... – и Гарри опрокинул ему в рот седьмой кубок. Сивый просто закричал, он вопил, словно его изнутри испепеляло пламя. Сириус безмолвно смотрел, он был просто не в силах не то что сказать что либо, но и просто пошевелиться. Сейчас Гарри был воплощением возмездия.
- Нет, нет...
- За все те страдания, страх и отчаяние, что испытывали родители, на чьих детей ты нападал... – с этими словами Гарри влил в рот Фенрира Сивого восьмой кубок. За ним последовал девятый, а потом и десятый кубки, все это прерывалось воплями, стонами и мольбами того, чьим именем пугали волшебники своих маленьких детей...
- Убей меня! Я хочу смерти! Умоляю, убей! – с неожиданной силой выкрикнул Фенрир.
- Не волнуйся, это уже скоро, осталось немного... – успокоил его Гарри, стоя над ним с последним, одиннадцатым кубком. – Ну, а теперь за Римуса Люпина, человека, которому ты изуродовал жизнь, когда он был ребенком, и которого ты убил, когда он, не смотря ни на что, сумел стать хорошим человеком, – и Гарри влил в рот Фенрира Сивого последний кубок. Тот захрипел и обмяк, движением палочки Гарри Поттер снял те чары, что удерживали оборотня на коленях и тот безжизненно рухнул на землю.
- Он мертв? – глухим, надтреснутым голосом спросил Сириус.
- Пока нет, через некоторое время очнется, и в его голове будет лишь одна мысль: «Пить». Но не важно, солнце сядет через двадцать минут, и он обратится в волка, что даст ему силы добраться до воды... - Гарри взял что-то из чаши и направился к лодке. – Пойдем отсюда, поговорим уже на том берегу, а еще лучше дома.
Они вновь пресекали озеро, Сириус в облике пса, а Гарри в молчании. Оба они, не отрываясь, глядели на островок, где неподвижно лежал Фенрир Сивый. А потом они достигли берега и вылезли на сушу, и Гарри, молча, протянул Сириусу оставленный его братом медальон с запиской. Крестный еще не успел даже открыть его, когда со стороны озера раздался волчий вой. Гарри, не говоря ни слова, сотворил заклятье дальновидения. Поколебавшись, последний из Мародеров последовал его примеру.
На островке в страшных судорогах человек обращался в волка, руки и ноги становились лапами, шерсть лезла отовсюду... Вот уже волк, огромный, устрашающий, имеющий все отличительные признаки оборотня, с трудом встал на лапы, тяжело рухнул и медленно пополз к воде... Достигнув ее, он принялся жадно пить. В тот же миг вода вспенилась, к волчьей морде протянулась мраморно-белая рука и попыталась схватить... Инстинкты и реакция не подвели зверя, рука оказалась в его пасти, ударом огромной тяжелой лапы он отбросил уже начавшего вставать живого мертвеца в воду, рука же осталась в зубах... Но бледные фигуры оживленных черной магией покойников со всех сторон подступали к зверю, оборотень заметался нанося удары во всех направлениях, несколько инферналов упало, но их место заняли новые. И вот уже почти по человечески верещащего волка волокут в воду... Гарри отвел взгляд и снял заклятье, дальше смотреть не хотелось... Сириус поступил так же.
Как раз вовремя, чтобы заметить трех покойников, выходящих из воды рядом с ними. «Энферфламио!» - воскликнуло два голоса, и две огненных струи обрушились на нападавших, те, уже полыхая, поспешили вернуться в воду. Гарри отступил назад к стене, вдвоем с Сириусом они поспешили туда, где находилась зачарованная дверь, а со стороны озера продолжали доноситься рычание и звуки схватки. Оборотень продолжал бороться за свою жизнь...
Еще несколько инферналов показались из воды, но были отброшены огнем, когда Гарри Поттер и Сириус Блэк достигли того места, откуда они вошли. Гарри, не раздумывая, полоснул себя ножом по ладони и заплатил за проход. Когда они уже прошли сквозь образовавшуюся дверь, особенно громкий рев донесся со стороны озера и потом резко прервался, проход закрылся через несколько секунд после этого. Не говоря ни слова, ибо это было просто выше их сил, они вернулись к лодке. Римус Люпин был отомщен...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:22 | Сообщение # 40
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 38.

Гарри смачно потянулся и в тот же миг обнаружил, что свободному потягиванию что-то мешает... Сдавленный вскрик показал, что этим чем-то оказалась Дженифер, которая... спала рядом. Оба, как по команде, сели и потянули на себя одеяло, что, впрочем, было необязательно, учитывая, что они оба были в пижамах.
- Ты что здесь делаешь?
- Ты что здесь делаешь?
Этот вопрос вырвался у них одновременно, и, не смотря на всю, скажем так, неожиданность ситуации, они улыбнулись, а улыбнувшись, успокоились, успокоились настолько, чтобы оглядеться. Это была ни комната Гарри, ни комната Дженифер, то есть они проснулись совсем не там, где вчера ложились спать. Но стиль, цвет стен и многое другое говорило о том, что они по-прежнему дома, на площади Гриммо.
- Итак, мы оказались в одной постели, в комнате, которая мне смутно знакома... Добавим, что вчера был Рождественский праздник... Что последнее ты помнишь?
- Ну, мы праздновали, мало что не до трех ночи... Потом эта мисс Бринтон, наконец, удалилась и мы разошлись спать... – Гарри кивнул. Сириус никогда не был обделен вниманием противоположенного пола, но его романы не длились сколько-нибудь долго. С сотрудницей отдела по связям с маглами, Памелой Бринтон они встречались уже месяца полтора, что было рекордом. - Хорошо помню, я попрощалась с тобой у дверей твоей спальни и направилась к себе.
- Да, я уснул сразу, поскольку натанцевались мы с тобой до упаду...
- Я тоже, едва влезла в пижаму и легла, как заснула. Так как же мы тут оказались и, вдобавок, где это - тут? Кстати, заметь, наша одежда тоже здесь.
- Да, что ж, по крайней мере, лунатизмом мы не страдаем. А как сюда попали... Есть у меня одно предположение. В любом случае, не вечно же здесь лежать, я отвернусь, а ты одевайся.
- Ой, какой скромный... Когда меня под Империусом раздевал, ведь не краснел!
- Ах, так! Хорошо, значит одевайся прям на виду, – Гарри решительно вскочил и протянул руки за штанами. Дженифер, хихикнув, последовала его примеру.

Одевание затянулось, так как его то и дело прерывали. В результате, в коридор они вышли только через полчаса, Гарри уже успел поделиться своими соображениями с Джени, и теперь они отправились разыскивать Сириуса. Крестный обнаружился в столовой, где он, как ни в чем не бывало, наворачивал овсяную кашу, которую эльфы ухитрялись делать настоящим объедением. Гарри хватило одного взгляда ему в глаза, чтобы убедиться в своей правоте. А Бродяга, похоже, и не думал это скрывать.
- Ну, как спалось? – неподражаемым голосом поинтересовался он.
- Отлично, сны были такие... Романтические... – протянул Гарри, внимательно вглядываясь в лицо крестного. Тот никак не отреагировал на эту провокацию, лишь в самой глубине глаз скрывались смешинки. Два дня после того, как они побывали в той пещере, Сириус почти не разговаривал и проводил кучу времени в комнате с семейным гобеленом, от которого в свое время не избавился. Он переосмысливал свое отношение к брату, а потом все вернулось на круги своя.
- Да, нам даже не хотелось просыпаться... – подыграла ему Джени. – Самое смешное, необычное... сказочное, это то, что нам снилось одно и тоже. А уж когда мы проснулись...
Тут Сириус не выдержал и рассмеялся. Гарри и Дженифер молча смотрели на него.
- Ну, все, признаюсь, да, моя работа... Пошутить в честь праздника захотелось...
- Бродяга, два вопроса: зачем? а главное - как? Я же сплю чутко, меня так просто не перенесешь!
- Гарри, домовики и не на такое способны... А мне захотелось посмотреть, чем дело кончится, правда, я полагал, что вы проснетесь попозже, и я смогу послушать за дверью, как вы там кричите... – Сириус опять зашелся от смеха.
Джени уже раскрыла рот, дабы выразить последнему Мародеру все, что она думает о нем в целом, и о его последней выходке в частности... Но тут заметила, что Гарри смотрит прямо перед собой безо всякого выражения. Сириус тоже осекся и с беспокойством уставился на крестника, тот словно пришел в себя, сел в первое же кресло и, сделав едва заметный жест, мол, «Я в порядке, не мешайте», закрыл глаза, сосредотачиваясь.

Джинни Уизли с некоторым трудом залезла в люк, про себя проклиная Сивиллу Трелони, которая нашла себе не самое легкодоступное место жительства. Вчера на празднике она смеха ради попросила школьную прорицательницу, которая, по ведомой ей одной причине, спустилась вниз, погадать ей, и та с радостью согласилась, но отказалась говорить результат, пригласив вместо этого к себе на следующий день. Уверенная, что все это не более чем показуха, Джинни все же решила прийти. Люк был откинут, похоже, предсказательница ждала ее появления.
Она, наконец, забралась в помещение и встала на ноги, здесь, на вершине Северной Башни, она еще ни разу не была, ибо не занималась Прорицаниями. Первым, что она увидела, было тело Сивиллы Трелони. То, что это именно тело, мертвое тело, было очевидно. Неестественная поза, раскинутые руки, широко раскрытые безжизненные глаза и перекошенное ужасом лицо... Первое и пока единственное, что она ощутила, был непередаваемый словами ужас, такой ужас, что его нельзя даже выразить криком... Именно этот ужас, пробивший все барьеры, и ощутил Гарри. А потом неизвестно откуда пришло спокойствие. Джинни ощутила необходимость внимательно все здесь осмотреть. Она, ловко лавируя между стеллажами, тюфяками и посудой, обошла все помещение, примечая подробности. Вот тут, по идее, должен был стоять хрустальный шар, но его тут нет, как нет нигде в помещении, похоже, это единственное, что пропало. Пол удостоился особого внимания. Осмотрев комнату, она вернулась к телу. Осторожно, едва касаясь, дабы не изменить положения тела, она ощупала лицо, шею, плечи покойной. Она делала это так же спокойно, как если бы пыталась нащупать провалившуюся за подкладку мантии монетку. Потом она таким же образом исследовала одежду и многочисленные амулеты, коими была увешана покойная. Наконец, закончив с этим и еще раз окинув внимательным взглядом все помещение, Джинни вернулась на свое прежнее место. В ее голове прозвучал тихий, но повелительный голос: «А теперь забудь, ты просто стояла тут, парализованная ужасом...» Джинни смотрела на лежащее перед ней на стуле тело преподавателя широко раскрытыми глазами, потом к ней вернулся голос, и она закричала...

Гарри, наконец, открыл глаза и увидел склонившихся над ним Сириуса и Дженифер. Он помассировал виски, ибо удерживать такой тесный ментальный контакт - дело куда как не простое. Потом вновь посмотрел на присутствующих, чьи лица ясно говорили: «Не отстанем, пока не объяснишь!» - вздохнул, и с места в карьер...
- Сивиллу Трелони убили, – лица присутствующих вытянулись, они оба знали, кто она, но, как он только что сообразил, он ни разу не говорил им, чье пророчество решило его судьбу.
- Погоди... – Дженифер, похоже, и сама начала понимать, что к чему. – Уж не она ли...
- Именно, - Гарри даже не дал ей закончить. Видя недоумение на лице Сириуса, он пояснил: – Это она сделала то пророчество, про меня и Волдеморта, будь оно тридцать три раза проклято!
- Эта старая чокнутая крыса? Сделала настоящее пророчество? – лицо Сириуса потемнело.
- Оно стало настоящим, потому что Волдеморт узнал о нем и поверил в него. Но важно не это, важно то, что приспешники Темного Лорда, а может, и он сам нашли путь в школу.
- А как ты узнал?
- Джинни, это она нашла тело и была так напугана, что я почувствовал ее ужас, не смотря на все мои блоки и то, что, по идее, только я могу пользоваться этой связью... Я использовал представившийся случай, чтобы все внимательно осмотреть. Могу сказать одно, перед смертью ее пытали, и я уверен, что они сумели-таки добыть пророчество из ее сознания. И еще, тело в ее кабинете, если это место можно так назвать, но даю голову на отсечение, что ее пытали, а может, и убили не там!
Потом пошла обычная в таких случаях болтовня, выдвигались предположения, одно другого неожиданнее или, наоборот, правдоподобнее. Дискуссия завершилась единогласным решением последить за сообщениями в газетах. Таковые появились на следующий же день.
«Убийство в Школе Чародейства и Волшебства: подарок Темного Лорда на Рождество!» - гласил заголовок Ежедневного Пророка. Не многое можно было почерпнуть из этой статейки, но все сообщенные сведения были в полном соответствии с предположениями Гарри. Следователи говорили, что учителя, без сомнения, убили не в ее кабинете, но не могли сказать где, что и не удивительно.
Гарри принял за постулат следующее: во-первых, враг проник в Хогвартс, во-вторых, он узнал о пророчестве. Это, конечно, не меняет многого и должно еще больше убедить его решить все это в поединке. Гарри начал всерьез размышлять над возможностью захвата школы Пожирателями во главе с Хозяином. Он пообещал себе по возвращении в школу подумать над тем, как они могут попасть внутрь. А пока что жизнь продолжалась, чем ближе было окончание каникул, тем недовольнее становился Сириус, хотя это не шло ни в какое сравнение с той хандрой, что он испытывал в прошлый раз, будучи запертым в этом доме.

- И наша дорогая Долорес весь свой первый день на посту директора носилась по школе, отвечая на вызовы учителей, никто из которых не считал себя в праве бороться с этим нашествием... – голос Гарри потонул в хохоте, к которому он не замедлил присоединиться. Весь вечер Сириус смешил их рассказами о похождениях Мародеров, старательно при этом избегая упоминаний о Слюнавиусе. Потом Гарри, дабы не упасть в грязь лицом, начал описывать, как Фред с Джоржем мстили за Дамблдора. – Как она выглядела под конец дня... Не опишешь. Но это было только начало, самое интересное началось где-то через месяц, когда эти двое триумфально бежали из под ее носа и из школы заодно, – Гарри мечтательно покрутил головой - даже сейчас вспоминать об этом было приятно. – Так вот, тут началось настоящее буйство. Во-первых, они завещали Пивзу отомстить за них, и тот принял их всерьез... Не стану говорить, ЧТО он вытворял... Но самым явным показателем были уроки ЗОТИ. Все успели запастись забастовочными завтраками, и едва она входила в класс, как учеников начинало тошнить, лихорадить и тому подобное. Согласно версии учеников, это была «Хроническая форма Амбриджита»... – новый взрыв хохота потряс гостиную, где они устроились, но потом резко прервался. По дому прокатился тихий, мелодичный, но одновременно и тревожный звон.
Каждый, кто жил в родовом поместье, в семейном гнезде, сразу узнает этот звук - так дом, в котором одна семья жила многие поколения и на который было наложено бессчетное количество заклятий, предупреждает тех, кто живет в нем, об опасности. Локальный проявитель врагов. Все кинулись к окну, но были достаточно благоразумны, чтобы не показываться на виду. На первый взгляд темная, почти ничем не освященная улица была пуста, но опытный глаз Гарри сразу различил полуразмытые, с трудом уловимые контуры, характерные для заклятья Хамелеона... Их было много! Короткий взгляд на остальных, Сириус явно тоже заметил незваных гостей, Дженифер никого не разглядела, но ясно понимала, что там, снаружи, кто-то есть.
- Влипли... – мрачно констатировал Гарри Поттер. – Их там десятки, откуда только берутся... Сириус, напомни мне, у этого дома ведь есть черный ход?
- Есть, но ведет за угол, а ты глянь туда, там то же самое... Нас обложили.
- Хорошо. Итак, давайте по порядку. Пожиратели нашли этот дом, как, пока не важно. Черный ход перекрыт, значит они знают, что тут и как. Глядите, они похоже борются с защитными и маскирующими чарами, которые защищают дом. Это у них займет минут двадцать, никак не меньше: и Министерство постаралось, да и я кое-что добавил. Камины они наверняка заблокировали, то же с порталами и аппарацией, так что бегство отпадает. Схватка тем более, их там никак не меньше пятидесяти, это даже для меня слишком. С десятком я еще могу совладать, особенно если условия на моей стороне, если очень повезет, я могу побороться и с двумя десятками, но не больше... Хорошо, первое, что надо сделать... Букля! Сириус, зови своих сов, чем больше пошлем, тем больше шансов, что они прорвутся, – Гарри уже размашисто писал на листе пергамента. Сириус, поняв его, делал тоже самое.
«На нас напали, просим помощи. Пожирателей больше полусотни. Гарри Поттер», – накарябал Гарри и взмахом палочки размножил это послание. Втроем они принялись подвязывать записки к лапкам сов.
- Мчитесь в Министерство! Доставьте это первому же сотруднику!
- Стоп, не так, вылетайте через чердак!
Совы тихо, понимая, что дело серьезно, улетели. Они остались втроем.
- Но даже если они прорвутся, то до Министерства больше часа лету! – воскликнула Дженифер. – Нам не продержаться столько... Разве что, ты не даром столько хвалился своей сокровищницей...
- Правильно! Там они нас вряд ли достанут... – кивнул Гарри. - Но если им таки удастся пройти мои ловушки, пусть даже выстилая дорогу своими трупами, то тогда мы окажемся в западне... Ну, конечно! Милада! В том озере они нас днем с огнем не найдут! За мной.
Сириус и Дженифер сразу смекнули, в чем состоит его план, и они втроем помчались к подземельям. Гарри водил их в свою сокровищницу, но вот дорога к озеру им была заказана, русалка имела точные инструкции: хватать всех, кроме хозяина, которого она ни с кем не спутает. Дверь, коридор, еще дверь, вот и развилка, направо сокровищница, налево люк к озеру.
- Ждите меня за этой дверью, я тут прикрою тылы, – Сириус и Дженифер послушно вошли в левую дверь.
Так, теперь связывающие заклятье между правой дверью и полом перед развилкой. Теперь, когда кто-нибудь приблизится к этому месту, он увидит, как правая дверь захлопывается, словно кто-то только что скрылся за ней. Это готово, следующий этап, пара мелких маскирующих заклятий на левую дверь, от профессионала не поможет, но сразу они ее заметить не должны. Пусть сперва зубы пообломают об его ловушки. Все, можно идти дальше.
Едва они вошли в помещение с люком, как русалка показалась из воды.
- Хозяин, - начала она, но тут же отвлеклась на Сириуса и Дженифер, приказ ее повелителя был четок: схватить любого постороннего, кто сюда войдет. Она собиралась выполнить его приказ...
- Нет, Милада, они со мной, это не чужаки, для них сделано исключение сегодня, их не надо захватывать.
- Повинуюсь.
- Слушай, в озере есть место, где присутствует воздух?
- Да, один небольшой грот не затоплен.
- Отлично, тогда ты должна отвести нас туда.
- Да, хозяин, ваши враги не найдут вас там, и вы сможете переждать опасность... – с этими словами русалка нырнула освобождая им проход. – Так, Дженифер, Сириус, применяем заклятье Головного Пузыря и вперед.
Гарри первым нырнул в весьма прохладную и мутную воду, что ни говори, а Головной Пузырь, это тебе не жабросли. И вода кажется холодной, и видно не далеко, да и плывешь совсем не так быстро... Милада уже ждала его. Как теперь Гарри имел возможность убедиться, заклятье Империус возымело на нее странный эффект. Обычно подверженный ему не ведет себя так. Это заклятье обращает того, кто ему подвергнется, в безвольную марионетку, которая без приказов кукловода не сделает и шагу. Если бы все было так, то она не стала бы успокаивать его, говоря, что здесь враги его не достанут, кстати, как она узнала об этом? Не стала бы она и называть его, ни хозяином, ни повелителем. Она бы просто стояла и ждала приказов, которые бы потом молча и бездумно выполняла... А с Миладой... По-видимому, заклятье сохранило ее, как личность, и лишь внушило безграничную преданность ему, Гарри: она готова выполнить любой его приказ, но и способна сама принимать решения, если этих приказов нет. Как в тот момент, когда он доставил ее сюда, тогда он не задумался над этим, но сейчас другое дело... По идее, подверженный Империусу не додумался бы нырнуть в воду, даже если бы задыхался, Милада же догадалась... Надо будет как-нибудь изучить всю эту историю. А пока они втроем плыли за русалкой, которая указывала путь.

Маргарита Кассан первой ворвалась в дом, когда перекрывающие дорогу заклятья, наконец, были взломаны. Хозяин приказал доставить ему Дженифер живой, с остальными поступать по обстоятельствам. Это недостойное порождение посмело отвернуться от своего Хозяина, она посмела не придти тогда, первого сентября. Она осталась с этим недоноском со шрамом, который из-за своей феноменальной везучести сумел несколько раз встать на пути Лорда... Она заплатит за это, Лорд накажет ее так, как она того заслуживает, и тогда его наследница поймет свои заблуждения и примет Его Знак... Глаза графини горели маниакальным, торжествующим блеском - эти ничтожества, что живут тут, в ловушке и бежать им некуда. Этот предатель своего рода Блэк поплатится за свою глупость жизнью, Поттер, его они возьмут живым... Они уже почти у них в руках...
Только вот в доме никого не оказалось. Разделившись на группы, они обыскивали этаж за этажом, комнату за комнатой, и никого... Маргарита уже собиралась убить на месте того, кто отвечал за блокировку средств передвижения, когда откуда-то снизу донеслось: «Они здесь, в подвале!» Все помчались вниз, коридоры, двери, двери, еще двери... наконец, дверь, а перед ней неподвижно застыл один из этих молокососов, кто совсем недавно заслужил честь носить Метку.
- И где? Что застыл? – рявкнула она. Нет ответа, тот стоял совершенно неподвижно, его рука лежала на рукоятке...
Кто-то положил ему руку на плечо... И точно так же застыл без движения.
- Ловушка! Эти ничтожества укрываются там, надеясь, что это помешает нам выполнить приказ Хозяина! – взвизгнула графиня Кассан, одним взмахом палочки отрывая парализованных от двери и друг от друга. Те с деревянным стуком ударились об стену и остались лежать в тех же неестественных позах... Кто-то склонился над ними.
- Живы, сердца бьются... – сказал, пощупав пульс.
– Энервейт! – безрезультатно...
– Что же это с ними?
– Фините Инкантатем! – то же самое...
- Оставь их, раны ничто для хозяина, заберем, когда доберемся до этих ничтожеств... Раважио! – дверь разнесло на куски: графиня умела пользоваться взрывными заклятьями.
- Вперед! – один из молодых кинулся вперед очертя голову, впереди всех, сделал пару шагов по очередному коридору... И рухнул, как подкошенный. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он мертв...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 8 из 10«12678910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017