13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 9 из 10«1278910»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Однажды он прогнётся под нас...
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 20:23 | Сообщение # 41
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 39

Они плыли в мутной воде, где ничего нельзя было различить на расстоянии двух-трех метров, к счастью, прямо перед ними плыла Милада, которая ориентировалась гораздо лучше. Гарри лишь смутно представлял себе, что они все ближе и ближе к северной стене... Которая именно в этот миг, появилась из сумрака прямо перед ними. В этой скале зияла небольшая пещерка, куда и направилась русалка. Пещера, скорее даже туннель, не отличалась шириной, поэтому там приходилось не столько плыть, сколько отталкиваться от стен. Впрочем, путь был недолог. Через пару метров туннель резко пошел вверх а потом завершился чем-то вроде мини-озерца по середине небольшой пещеры. Гарри первым выбрался на сушу и снял с себя воздушный пузырь. Странно, по его расчетам, они все еще находились ниже уровня воды, значит атмосферное давление тут должно бы быть больше, но оно явно не отличалось от обычного, наверное, магия. Не иначе, та же самая магия поддерживала воздух пригодным для дыхания...
Из воды выбрались Дженифер и Сириус. Последний, как-то по-собачьи отряхнувшись, взмахом палочки высушил всем одежду, о чем Гарри, слишком занятый своими мыслями, успел позабыть.
- Вы в порядке? – утвердительные кивки. – Хорошо, тут и переждем. Сильно сомневаюсь, чтобы они нашли озеро, им, наверное, просто времени не хватит, а если и найдут, то обшарить точно не успеют... Но на всякий случай, Милада, последи за люком и предупреди нас, если кто-нибудь еще полезет в воду.
- Повинуюсь, – и русалка скрылась под водой. Теперь оставалось только ждать.

Маргарита Кассан с ненавистью смотрела на дверь, которая преградила им путь. Эта дверь уже ассоциировалась у нее с тем, кто сделал из обычного коридора настоящую смертельную зону. После того, как погиб тот первый младенец, они стали очень осторожными и медленно шли вперед, расчищая себе дорогу взрывными, ударными и поисковыми заклятьями, которые крушили возможные ловушки. Они тщательно простреливали каждый участок пола, потолка и стен, прежде чем сделать еще один шаг, но уже через пять метров один из них, Майкл Буш, провалился прямо в пол, который сразу за этим вновь стал обычным камнем. Все их попытки вновь найти эту яму и помочь, возможно, еще живому Бушу оказались напрасны, камень оставался камнем. Они удвоили осторожность, но через восемь шагов из стены появилось лезвие и чуть не проткнуло еще одного, который оказался быстрее и отделался лишь порезом... Еще через два шага от тщательно перед этим проверенного потолка оторвалась плита и расколола череп Пожирателю, который шел прямо за графиней. И теперь коридор завершился вот этой дверью, за которой поди и укрываются эти ничтожества...
- Асидо-дусудио инсттансус! – воскликнула Маргарита. Она побоялась использовать взрывное заклятье, так как оно могло задеть ту шваль, что пряталась за дверью, их надо взять живыми...
Под действием магической кислоты, а скорее даже какого-то растворителя дверь оплыла, а потом и просто растеклась... И из проема ударила струя пламени... Маргарита инстинктивно, не раздумывая, даже еще не успев ничего осознать, выставила перед собой щит - видимо, подсознательно она ожидала чего-то подобного. Едва пламя опало, она огляделась. Похоже, почти все ее спутники, тоже успели принять меры, и первые ряды защитили тех, кто шел сзади, все остались целы... Все, кроме одного, который теперь представлял собой обгоревшую деревяшку, источающую тошнотворный запах... Только тут графиня вспомнила, что за дверью должны скрываться враги, и вскинула палочку, готовясь расплатиться с ними за все, но тут же опустила ее. За дверным проемом лежал коридор, точно такой же, как тот, по которому они только что прошли, оставив там трех своих, и можно было не сомневаться, что там их встретят не хуже...
- По-моему... – начал Джагсон, все посмотрели на него. Тот что-то обдумывал, а потом кивнул сам себе: – Да. Я знаю, что нам делать.

- Ненавижу вот так вот сидеть и ничего не делать! – Сириус мерил шагами пещерку. – Эти Пожиратели шастают по моему дому, а я тут отсиживаюсь, как трус!
- Сириус, ну вот ответь мне, а что нам, мне, тебе остается? Пойти их воевать? Это было бы подвигом, нас бы похоронили с почестями и на памятнике бы написали: «Втроем против пятидесяти». Ну, сомнут они нас, кому лучше будет?
- Да знаю я, - отмахнулся крестный. – Дураку понятно, что тут в драку соваться затея безнадежная, но это мало утешает... Да и вообще, мало ли что там твориться, а ну как найдут нас здесь.
- Ну, ежели найдут и сунутся сюда... То делать нечего, будем драться, но тут-то мы им вполне можем противостоять... Я полагаю, что в своей стихии Милада их всех в одиночку перебить может...
- Ну, не думаю, - подала голос молчавшая до этого Дженифер. – Стихия стихией, но они тоже не лыком шиты...
- Ты помнишь, как мы плыли сюда? Ни черта не видно в паре метров от тебя, вот и представь, как эти ребята тут плавают. Их в таких условиях, если сам все хорошо видишь, можно голыми руками брать... Нет, если они попрут в воду, то нам найдется, чем их встретить. А Милада, спусти я ее с цепи, еще и петь может...
- Спусти с цепи... – усмехнулся Бродяга. – Все-таки необычно видеть русалку, полностью покорную человеку... Хотя, знаешь, она не производит впечатления кого-то под проклятьем Империус.
- Я заметил и уже решил в будущем подумать над этим вопросом. В конце концов, сколько раз до меня это заклятье так применяли? С успехом, я хочу сказать. Во всей библиотеке Блэков я вычитал лишь о двух таких случаях, причем в обоих, по стечению обстоятельств, заклинатель умирал в течении нескольких дней. Так что этот вопрос не изучен, возможно, что это нормально, и это заклятье всегда так действует на русалок...
- Возможно... Этот вопрос и вправду не изучен, учитывая, как трудно подчинить их своей воле... Тем более, что одно отличие, от, скажем так, классического эффекта уже известно - оно постоянно.
- Именно. Ладно, хватит об этом. Прошло тридцать четыре минуты с тех пор, как мы послали за подмогой... еще рано.

- А чем, по-твоему, сейчас занимаются наши незваные гости? - минут через пять вновь заговорила Дженифер, которую, похоже, не прельщала перспектива ждать в молчании.
- Поди крушат мебель! – мрачно полупошутил Сириус.
- Ну, вряд ли, - с усмешкой откликнулся Гарри. – Они понимают, что ограничены во времени. Они, я думаю, уже перерыли дом сверху до низу и наткнулись на мой любимый коридорчик. Исходя из принципа, что самое важное хранится там, где больше охраны, они сейчас наверняка его штурмуют и гробятся на моих ловушечках... – Гарри хищно улыбнулся. – Не зря же я, в самом деле, столько времени там трудился.
- Хозяин! – из воды появилась голова Милады. – Десять человек в черных плащах вошли в озеро!

Мальсибер гордился собой. Пока эта ненормальная Кассан с поистине бараньим упрямством перла прямо на ловушки, которые, без сомнения, не охраняли ничего из того, зачем они сюда пришли, он догадался поискать тайные ходы. И пожалуйста, там же, где начинался этот смертельно опасный коридор, обнаружилась наспех замаскированная дверь. Что ж, этот Блэк не дурак, отвлек всех на эту полосу препятствий, которая, поди, осталась от предков и защищает семейные реликвии или там склеп, а сам укрылся здесь вместе с детьми. С этой Дженифер непонятного происхождения, которая зачем-то очень нужна Лорду, и с этим Поттером, о котором уже чего только не пишут. Уже и Люциус какой-то бред нес про то, что мальчишка невероятно силен, но это для того, чтобы попытаться скрыть собственную некомпетентность. Парень, конечно, не промах, но пятикурсник против опытного волшебника – пустое место.
И потому, пока Кассан и остальные взламывали ловушки, пустив вперед толпу инферналов на манер тарана, он с девятью друзьями втихаря направился сюда. И первым ступил в холодную воду, где, поди, и прятался Блэк. Он сам выполнит приказ Хозяина...

- Десять? Ты уверена? – недоверчиво переспросил Гарри.
- Да, господин, – немного растерялась Милада. – Я их сосчитала, прежде чем вернуться. Подумала, вам нужно знать их число, простите меня...
- Нет, ты молодец, – отмахнулся Гарри. – Просто странно, не думаю, чтобы все остальные полегли... Тем более... А как они плыли, как бы с пузырями воздуха на голове? – Милада кивнула. - Сириус, как думаешь, стали бы они разделяться?
- Если они нашли укрытый тобой проход, то им нет смысла распылять силы.
- Вот и я так думаю. Что же это значит? – Гарри перевел взгляд на Дженифер, та покачала головой, мол, спроси кого другого. – Не знаете, вот и я не понимаю. И это мне не нравится...
- Может, просто там кто-нибудь самый умный понял, в чем дело, и оставил остальных мучиться с твоими сюрпризами, дабы загрести всю славу и благодарность красноглазого? – подал идею Сириус.
- Из числа лучших? Во время сверх важной операции по захвату Поттера и не его одного? – с сомнением ответил вопросом на вопрос Гарри. Сириус покачал головой, признавая весомость контраргумента. – Это, конечно, возможно, но все может быть гораздо хуже. Например, они знают об этой пещере, и пока те десять нас отвлекают, остальные добираются сюда иным путем. – Гарри глянул на невысокий потолок пещеры.
- Если так, то нам нельзя здесь оставаться или, тем более, разделяться, – заявила Дженифер.
- Полностью с тобой согласен, но что тогда? Вылезать в те потемки? Слишком рискованно, тем более, что я вполне могу ошибаться, и угроза, если она есть, в другом... – Гарри провел рукой по волосом и досадливо стукнул кулаком об стену. – Эх, кабы жабросли были! Это бы увеличило наши шансы...
- Они есть, повелитель...
- Милада? Что ты сказала?
- Тут они растут совсем недалеко...
- Отлично! Быстрее, доставь нам три порции, каждая примерно на час! И еще, посмотри, что там с этими гостями, – русалка кивнула и вновь скрылась под водой.
- Ха, с жаброслями многие проблемы отпадают! – воскликнул Сириус. – Так мы будем быстрее их, да и с видимостью все будет в порядке!
- Именно, если только до нас не доберутся тем или иным способом до того, как вернется Милада...
Милада вернулась вовремя, доставив солидную горку растений, которые напоминали зеленоватые крысиные хвосты. Дозу поделили на троих и проглотили по очереди. И вот они уже пробираются по подводному туннелю.

Мальсибер начал понимать, что дело не выгорит, этот затопленный грот был просто колоссальных размеров, и обшарить его не представлялось возможным, тем более, что видимость оставляла желать лучшего. Было ясно, что вдесятером они тут ничего не найдут. Блэк оказался еще хитрее, чем он думал, это убежище было просто идеально... «Надо возвращаться за подмогой,» - пронеслось в голове сторонника Темного Лорда. В этот самый миг справа от него, там, где на самом краю видимости плыл один из его соратников, появилось красное облако...

Кто-то когда-то и, вероятно, не он один сказал, что мир - это то, как мы его воспринимаем. Это был яркий тому пример - теперь подземное озеро из грязной, мутной и кажущейся враждебной дыры обратилось в очень красивое и привлекательное место. Все, что портило красоту пейзажа, это десяток фигур в черных мантиях, которые крайне бестолково пытались обшарить водоем, у них явно были проблемы с ориентацией...
- Так, - забулькал Гарри, выпуская изо рта пузыри воздуха, - не знаю, как вы, а я считаю, что этим гадам тут делать нечего. Надо бы с ними разобраться, желательно быстро и так, чтобы никто не сумел отсюда выбраться. Эти ребята имели крайнюю глупость разделиться... Хотя все в мире относительно, их разделяет всего два-три десятка метров, но этого более чем достаточно. Милада, видишь вон тех четверых? Так вот, я бы хотел, чтобы ты их всех перебила, желательно тихо и так, чтобы они тебя не заметили. Сумеешь?
- Конечно, повелитель.
- Отлично, Сириус, вон там герой-одиночка, кто заплыл глубже всех, разберись, пожалуйста, с ним. Дженифер, тебе особое поручение, – девочка выжидательно на него посмотрела. – Спрячься где-нибудь около люка и проследи, чтобы никто отсюда не выбрался... Ну и, разумеется, если сюда попрут новые, то мчись к нам. Возражения есть? Предложения? – все покачали головами. – Хорошо, и последнее, желательно все сделать быстро, поэтому нападаем одновременно. Когда каждый из нас займет позицию, атакуем.
Гарри подобрался к основной группе Пожирателей на расстояние около семи метров. Те, похоже, уже и не знали, что им делать. Ему было отлично видно, как Милада кружит вокруг своей четверки, Сириус также был готов взяться за последнего, Дженифер скрылась в какой-то расщелине над ними. «Пора!» - Гарри энергично замахал рукой и выкрикнул, вернее пробулькал: «Сектумсемпра!» - здесь, в воде, такое заклятье оказалось самым впечатляющим. Разглядеть сами раны Гарри не успел - уже через пару мгновений фигура Пожирателя оказалась скрыта облаком хлеставшей из множества ран крови. Гарри поспешил сменить позицию, хотя и знал, что никто из врагов не в состоянии его увидеть. Попутно он огляделся. Милада подобралась сзади к одной из своих мишеней, она плавно опустила руки ему на плечи, что-то прошептала на ухо, потом нежно обняла... и ласковым движением свернула ему шею. Жертва при этом даже не пискнула, а русалка уже скрылась из зоны видимости остальных... Сириус же завязал бой со своим Пожирателем, похоже, будучи истинным гриффиндорцем, он не захотел нападать исподтишка на одинокого врага. «Что же, у каждого свой метод...»
Против него остались четверо Пожирателей, которые явно запаниковали при виде облака крови, поглотившего их товарища. Но Гарри не дал им времени в полной мере оценить весь ужас произошедшего. «Эклопус!» - это обычно безобидное заклятье, которым выдавливают прыщи, заставило лопнуть воздушный пузырь на голове одного из Пожирателей. Мало того, что он лишился своего источника кислорода, так его, похоже, еще и оглушило... Короче, он без движения начал опускаться на дно, кто-то кинулся ему на выручку, но получил еще одну «Сектумсемпру».
Милада тем временем поплыла обниматься со следующим смертожранцем, который не замедлил разделить судьбу товарища. Русалка действовала тихо и эффективно, не пользуясь своим волшебным голосом. Сириус, которому, похоже, достался серьезный противник продолжал сражение, в котором у него, что ни говори, были все преимущества. Временами Бродяга оглядывался по сторонам, чтобы убедиться, что с остальными все в порядке.
Перед Гарри остался лишь один противник, который его таки заметил, о чем свидетельствовал зеленый луч, пролетевший в достаточно опасной близости. «Непростительные заклятья – непростительным заклятьям рознь! Блин, что это меня на такие шуточки потянуло?» - подумал и сам себе изумился Гарри, но все-таки ответил своему недругу Круциатусом. Судя по раскрытому рту, тот бешено вопил от боли, но его крики не проходили через воздушный купол окружающий его голову. Его корежило, руки его не слушались и палочка, выпав из них, устремилась ко дну, и в тот же миг... боль исчезла. Пожиратель, тяжко вздохнув, поднял взгляд на мальчишку, который владел заклятьем пытки не хуже Темного Лорда. А в следующий миг с громким хлопком Пузырь воздуха лопнул...
Гарри отвернулся, чтобы не видеть перекошенное ужасом лицо задыхающегося человека. Врагов не осталось, все четверо были мертвы. «Четверо... О Мерлин, их же было пятеро!» Гарри лихорадочно огляделся. Вон Милада обнимается с последним из четырех Пожирателей, вон Сириус, наконец, одолев в честном бою своего врага, изо всех сил спешил вверх... «Вверх? А что там?»

Мальсибер изо всех сил греб, стремясь как можно скорее покинуть это жуткое место, где он безо всякого сомнения угодил в засаду... Кто бы ни напал на него и его людей, эти нападавшие свое дело знали. Он уже почти достиг люка, когда откуда-то сверху, из мало заметной расщелины, показалась человеческая фигура, то что это не один из его подчиненных было ясно. Здесь, рядом с люком, вода была попрозрачней, и еще через мгновение он с изумлением узнал эту пресловутую Дженифер, за которой они сюда, собственно, и явились... «Вот это удача! Теперь-то ты пойдешь со мною, детка!» Судя по внешнему виду, девчонка приняла жабросли, вот чем объяснялась нечеловеческая скорость и ловкость нападавших... «Ну, это не проблема, пара заклятий ей устроят водный пузырь вместо воздушного, пока она не примет нормальный облик...» Девчонка, надо сказать, время не теряла, ему пришлось отвлечься на то, чтобы отбить несколько направленных в него заклятий, в том числе и Режущие. Но потом...
- Имерио! – выдохнул он свое любимое заклятье, даже Лорд признавал в нем мастера по подчинению... Эта девчонка уже однажды покорилась ему, и лишь чье-то вмешательство помешало ей выполнить его приказ. В этот раз, такого не повторится...
Девица замотала головой, ее палочка опустилась... Мальсибер приблизился, намереваясь схватить ее, но тут она подняла на него взгляд, в котором не было ни следа покорности, а лишь ярость. Она поборола его заклятье, ее палочка взметнулась в пугающе знакомом движении...

Гарри изо всех сил работал руками и ногами, стремясь туда, где Дженифер осталась один на один с Пожирателем. «Если с ней что-нибудь случиться, я не прощу себе!» - он оставил ее там, прежде всего, дабы она держалась подальше от схватки... «И чем это кончилось?! Тем же, чем у Дамблдора!» Пожиратель, в котором он узнал Мальсибера, наложил заклятье, в котором по движение палочки узнавалось Империо... Потом, уверенный в успехе он приблизился к Джени... И полыхнуло зеленым.
Гарри еще быстрее понесся вверх, где только что было применено Смертельное Проклятье... Ему навстречу опускалось безжизненное тело в черной мантии, а Дженифер, до которой уже было рукой подать, остановившимся взглядом провожала поверженного врага... Потом она точно так же уставилась на свои руки и палочку.
- Дженифер! – Гарри буквально налетел на нее и схватил за плечи.
- Г-Г-Гарри... – пролепетала девочка. И опала ему на руки.
Тут подоспел Сириус, он проводил взглядом опускающийся на дно труп, перевел глаза на Гарри с Джени на руках.
- Это она? – только и спросил он, да и то вопрос был явно риторическим. – Ей же лишь четырнадцать...
- Вспомни, чья она дочь. Не удивлюсь, что любящая мама лет с пяти вдалбливала в будущую наследницу Хозяина его любимое заклятье... – тут Дженифер застонала и пошевелилась. – Ты как?
- Я... я действительно сделала это? – даже булькающие пузыри из ее рта не могли скрыть тот ужас, с которым были произнесены эти слова.
- Да, - Гарри почувствовал, что ему сейчас предстоит речь на тему «Тут или ты или тебя» и все такое прочее. Так и оказалось, хотя дочь Волдеморта пришла в себя гораздо быстрее, чем кто-нибудь другой на ее месте.

Прошло уже около часа с тех пор, как они послали за помощью. Она уже, наверное, пришла, но им еще нужно было дождаться, пока закончится действие жаброслей. Они кружили неподалеку от люка, создавая совместными усилиями свою версию событий. По этой версии, никто кроме них в этот водоем не заходил, они тут и сидели все это время, благо у них был большой запас жаброслей. После краткого обсуждения было решено, что все заслуги по созданию той смертельно опасной полосы препятствий принадлежат предкам Сириуса. Было уже понятно, что больше никто из Пожирателей сюда не явится, вероятно, это Сириусов вариант со своеволием объяснял появление тут Мальсибера и компании. Помимо прочего каждый из них использовал по несколько десятков заклятий типа «Люмос», «Акцио» и тому подобного на случай, если кому-нибудь придет в голову проверить их версию и посмотреть последние заклятья, который они использовали.
В этот самый миг в люке показался человек, он не был похож на Пожирателя, более того на нем была форма Мракоборца Министерства. Гарри ему радостно помахал, а потом указал на жабры, мол, погодите, сейчас это пройдет, и мы поднимемся. Мракоборец кивнул и обежал взглядом Гарри, Дженифер и Сириуса. Милада в это время сидела в засаде в той самой щели, где раньше укрывалась Джени, у нее был приказ нападать лишь по команде, поэтому она осталась незамеченной. Сотрудник Министерства махнул рукой и скрылся, видимо, отправившись доложить о своей находке. Гарри направился прямиком к Миладе, по его расчетам им оставалось под водой минут десять, и надо было отдать распоряжения.
- Милада, - русалка повернулась в ожидании приказов к своему господину. – Я хочу чтобы ближайшие два дня ты не появлялась рядом с люком, тебя могут заметить, а мне это не нужно. Вообще спрячься и не показывайся никому на глаза, даже если они пойдут в воду.
- Повинуюсь.
- Это не все, еще необходимо спрятать тела. Я хочу чтобы ты нашла все десять трупов и закопала их где-нибудь на дне, подальше от дворца. Ты поняла?
- Да, повелитель.
- Хорошо, тогда приступай, – русалка кивнула и, не мешкая, направилась ко дну.

Сначала жабры пропали у Сириуса, через пару минут наступил черед Гарри, сразу за ним из воды показалась и Дженифер. Они не торопливо вышли туда, где располагается развилка, не забыв высушится. Им навстречу спешила целая толпа Министерских Сотрудников, во глава с Кингсли Бруствером.
- Сириус! Господи, как вы нас напугали! Вы все в порядке?
- Да, они нас так и не нашли... Мы как раз размышляли на тему, выбираться нам из воды после исчезновения жабр или нет, когда вы нас обнаружили и все стало ясно, – ответил Сириус, как официально тот, кто все это придумал.
- Мы получили ваши послания и примчались почти сразу, смотрим, а дверь выбита, защитные чары разрушены. Ну, думаем, дело плохо, хотя Метки над домом не появилось. А внутри сущий кавардак, похоже, они тут целый обыск устроили, а вас нигде нет... А потом находим это побоище в коридоре...
- А, значит сумасшествие моих родственничков все же принесло пользу?
- Ну, если ты обо всех этих ловушках, то да, там настоящая гекатомба, десятки, может сотня трупов...
- Сотня? – не смог сдержать изумления Гарри.
- Да, а то и больше, мы только начали там разбираться, думали, может, вы где-то там и укрываетесь, только вот идти вперед как-то не решились... А коридор, особенно после второй двери, просто завален трупами. Судя по всему, это были, главным образом, инферналы, но и тела Пожирателей тоже попадаются... Если хочешь, пошли посмотрим, но вот детям лучше остаться здесь, зрелище то еще...

Они вдвоем с Дженифер сидели в салоне, к ним сначала пришел психолог, дабы спасти их от ужасного стресса, который они, без сомнения, сейчас переживали. Но психолог оказался настоящим профессионалом и быстро понял, что в его услугах никто не нуждается. Гарри вообще был в полном порядке, а Дженифер переживала вовсе не из-за нападения, а из-за своего заклинания, но сотруднику Министерства об это знать не полагалось.
Министерские работники шастали по дому всю ночь и почти весь следующий день, Сириус улаживал какие-то финансовые, правовые и тому подобные проблемы. В Пророке появилась статья о произошедшем, но там все было переврано так, что Гарри бросил читать почти сразу. Наконец, все было улажено, сотрудники Министерства перерыли весь дом, унесли все тела и обыскали все на предмет улик, после чего все-таки отправились восвояси. Усталый Сириус явился в столовую, где как раз ужинали остальные обитатели дома.
- Ну, Гарри, могу сказать одно, в том коридоре ты зря времени не терял!
- Сколько? – подчеркнуто буднично, словно интересуясь ценой на мороженное, спросил Гарри.
- В общей сложности насчитали сто двадцать четыре тела, из них девять Пожиратели, все остальные – инферналы, которых пустили вперед как таран... – Сириус помотал головой. – Надо признать, что зрелище и правду не из приятных. До первой промежуточной двери, как ты ее называешь, лежало три или четыре тела, а вот потом... Похоже, они отчаялись продвинуться вперед, снимая твои чары, и решили поступить более грубо. И пустили живых мертвецов перед собой на манер щита, только даже это не до конца оградило их от потерь. Короче, после этой двери, пола просто не было видно - все покрыто раздавленными, сгоревшими, порубленными и расчлененными телами... Где время от времени мелькнет тело в черной мантии и с маской... Но как бы то ни было, они даже не дошли до твоей сокровищницы, то ли времени не хватило, то ли инферналы закончились... Бррр. В общем, не добрались они до конца твоей полосы препятствий, а когда Мракоборцы сюда ворвались, то никого не нашли.
- Что ж, не могу отрицать, получились содержательные каникулы... – Гарри провел рукой по волосам. – Послезавтра в школу, и чую, что развязка близка.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 22:26 | Сообщение # 42
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 40.

Последние дни каникул прошли спокойно. Они некоторое время обсуждали, каким образом Пожиратели смогли добраться до их дома. Все сошлись во мнении, что тут не обошлось без утечки из Министерства, которое, что ни говори, было в курсе, тем более, что часть заклятий было наложено по личному приказу Министра. Еще одним предположением была важная роль Нарциссы Малфой, в девичестве Блэк, во всей этой истории. Гарри также задал Миладе вопрос о том, как она узнала о нападении. Вопрос, казалось, сильно удивил русалку, а ее ответ заставил Гарри хохотать до колик над собственной глупостью. Разумеется, не они же одни слышали тревожный сигнал!
Хогвартс сильно изменился. Если две недели назад, когда они уезжали, царящую здесь атмосферу вполне можно было назвать радостной или по крайней мере спокойной, то теперь в замке царил страх. Убийство преподавателя прямо в этих стенах не прошло незамеченным ни для кого... Большая часть учеников была подавлена, Гарри заметил, что теперь никто, или почти никто не покидает гостиных вечером. Еще одним индикатором всеобщего страха и уныния было отличное настроение Драко Малфоя, он, слегка поутихший после произошедшего на дуэли, вновь вернулся в норму.
- Что, Поттер, рад вернуться сюда, под крылышко к директору? – в своем неподражаемом стиле поинтересовался он вечером первого же учебного дня. - Наслышан я, как вы там дрожали в грязной канаве, молясь, чтобы вас не нашли... Даже странно, вам же там самое место, а никто не догадался там поискать.
Гарри несколько секунд смотрел на белобрысого, а потом расхохотался, чем, похоже, крепко выбил Малфоя из колеи. Гарри уже, было, собрался достойно ответить и помянуть в частности тот пинок под зад, что получил его отец в Министерстве, но тут заметил, что Драко больше не смотрит на него... Его глаза были устремлены левее, а лицо бледнело... Оглянувшись, Гарри сразу понял причину: слева от него стояла Дженифер, ее пронзительно синие глаза впивались в глаза Малфоя... Что бы Драко там не разглядел, это в одно мгновение сбило с него всю спесь, и потомок древнего рода поспешил убраться. Дженифер выразительно глянула на Гарри и ушла из гостиной, ее взгляд был ясен - она хотела поговорить, и это было для нее очень выжно. Гарри выждал минут пять и отправился следом. Дверь Комнаты-По-Желанию была открыта, Гарри тихо вошел и закрыл ее за собой.
Дженифер сидела в кресле, она еще не подняла голову, но Гарри уже точно знал, что глаза у нее красные от сдерживаемых слез. Гарри тихо опустился рядом с ней. Она молча прижалась к его плечу и, теперь уже, ясно и громко всхлипнула.
- Гарри, я... Я вот только после слов Малфоя поняла в полной мере, что... Я ведь теперь убийца, я убила в четырнадцать лет, и я...
- И ты спрашиваешь себя, чем же ты лучше своего отца? – Гарри прекрасно ее понимал, хотя сам и не проходил через эту стадию.
- Да... – Дженифер умоляюще посмотрела на него, и Гарри ясно понял, что простых утешений тут будет недостаточно.
- Что я могу сказать тебе, Джени... На эту тему говорить можно сколько угодно, можно сказать, что ты убила Пожирателя, маньяка, и тем самым спасла многие жизни... Другие же скажут, что не тебе решать, заслуживает он смерти или нет. Могу сказать только одно, Дженифер. То, что ты сидишь тут, потрясенная осознанием этого факта, что ты плачешь, что тебе не все равно – вот, что отличает тебя от Тома Реддла... Господи, послушаешь меня, так впечатление, что Дамблдор говорит!
- Да? – Дженифер подняла на него взгляд, где уже было меньше отчаяния.
- Ага... – Гарри усмехнулся. – Помнишь, в Тайной Комнате Реддл из дневника говорил мне, что мы похожи? В первый раз было так же, и тогда Дамблдор сказал мне, что я отличаюсь от Волдеморта своим выбором, выбором не идти в Слизерин, хотя уже тогда Шляпа всерьез мне это предлагала. И вот тут я с ним согласен, я уже однажды говорил тебе это... Ты выбрала не идти по стопам своего отца, как когда-то я, несмотря на частичку Волдеморта во мне, не пошел в Слизерин... – Гарри ясно чувствовал, что заговаривается, но сейчас ему было все равно. Дженифер лежала у него на плече, и он говорил, говорил, а ее всхлипы становились все реже... – Могу еще многое сказать... Что ты была в стоянии стресса, даже аффекта, что на тебя перед этим наложили заклятье Подвластия... Полагаю, тебя бы даже оправдали, дойди все это до Министерства и Визенгамота. Но это не так важно, повторю, уже то, что тебе не все равно, что ты переживаешь, отличает тебя от Тома Нарволо Реддла...

Прошло две недели после окончания каникул, на должность преподавателя Прорицания так никто и не поступил. На Зельях Снейп устроил жуткий разнос Невиллу, который каким-то непостижимым образом ухитрился обратить совершенно безобидное зелье против ночных кошмаров во что-то совершенно жуткое, что проело котел, а потом сделало солидную дырку в полу. На УЗМС Гарри, к своему ужасу, убедился, что благотворный эффект от головомойки, которую он устроил Хагриду на третьем курсе, подходит к концу. И теперь они изучали Исландских Пингвинов, созданий еще относительно мирных, но уже способных, если их напугать, нанести своими клювами серьезные раны... Как и следовало ожидать, Гойл ухитрился не только испугать своего пингвина, но и передать панику всем остальным существам. В результате, урок чуть было не перерос в самое настоящее сражение, но Гарри предотвратил возможное смертоубийство звуковым ударом, от которого птички, все как одна, попадали без чувств. Дин Томас, которому перед этим чуть было не выклевали глаз, был, казалось, готов на коленях благодарить его. Гарри тихо отвел полувеликана в сторонку и объяснил, в чем была его ошибка. Правда, он не был уверен, что это сработает.
На одном из уроков Трансфигурации профессор МакГонагалл дала задание превратить стол в свинью, как она когда-то сделала в качестве демонстрации. Гарри то ли перестарался, то ли еще что случилось, но его стол обратился в настоящего боевого борова, который немедленно кинулся на остальных свиней. Вся эта компания перевернула весь кабинет прежде, чем их удалось утихомирить, превратив обратно в предметы мебели. В результате все закончилось малыми потерями в виде разгромленного класса и десяти очков, которых лишился Слизерин.
На Заклинаниях стоял жуткий, совершенно невыносимый шум-гам: они как раз отрабатывали хорошо знакомое заклятье «Силенцио», жабы и вороны, которым зачастую на заклятье было плевать, орали, как ненормальные. Гарри, заставив замолкнуть свое животное, поспешил наколдовать себе наушники. Тут тоже не все прошло гладко, Кребб ухитрился обратить своего ворона в филина, который, совершенно ошалев от такой перемены в себе, принялся носиться по классу, а в довершение нагадил Пенси Паркинсон на голову.
На занятиях ЗОТИ Долиш рассказывал про вампиров, среди которых встречались как мирные, так и самые настоящие маньяки, каковых было большинство. На этой почве отрабатывали огненные чары, а также специальное заклятье «Солелумис». Оно вызывало из палочки луч солнечного света, который не по душе любому вампиру, если же ты особенно силен в этих чарах, а кровосос попался дохленький, то заклятье вполне может быть смертельно для него... Также продолжались попытки научить их вызывать Патронуса, более того, эти попытки стали интенсивнее, и слова Долиша в начале года, что они не станут особо напирать на это, казались несоответствующими действительности. Гарри мог сделать только один вывод - была опасность появления дементоров здесь.
За все это время Гарри и Дженифер обследовали все мыслимые и немыслимые пути в замок. Они осмотрели все тайные ходы, что вели внутрь, все те, что были доступными, Гарри проверил чары, защищающие замок от порталов и аппариции. Все чары были в полном порядке, их никто не взламывал и не восстанавливал, и было ясно, что никто не пользовался этими тайными ходами, соединяющими замок с окрестностями, уже немало времени. А потом они спустились в Тайную Комнату, так как у Гарри появилось подозрение, что Слизерин мог организовать там какой-нибудь способ попасть внутрь Хогвартса. Все поиски были тщетны, никакого туннеля, никаких постоянных порталов или чего-либо в этом роде. Зато кое-что они все-таки там нашли. В Комнате было немало свежих следов, более того, создавалось впечатление, что из Комнаты что-то тащили. Об этом говорил широкий след на полу, выделяющийся тем, что там слой грязи был на порядок ниже. Потом след пропадал, словно груз взвалили на руки или подняли заклятьем... У Гарри в памяти всплыла мантия покойной Трелони, на которой виднелось большое количество странно расположенных пятен грязи. Словно бы она была извожена целиком и полностью, а потом частично очищена магией...
- Теперь мы знаем, где была убита Сивилла Трелони... – произнес Гарри по завершении осмотра.
- Похоже на то, – подтвердила Дженифер, с которой он поделился своими наблюдениями. – Но, по-моему, это не столько отвечает на вопросы, сколько еще сильнее все запутывает...
- Полностью с тобой согласен, я никак не могу сложить все это в мало-мальски логичную цепочку. Мы обыскали тут все, и либо я ничего не смыслю в магии вообще, и методах Салазара Слизерина в частности, либо тут нет никаких потайных ходов ни обычных, ни волшебных. Стало быть, жертва и убийца пришли со стороны школы... А значит, среди них был змееуст, но таковых, насколько я знаю, трое на весь мир: ты, я и Волдеморт. Мы с тобой, и тому есть свидетели, в это время были далеко отсюда... Значит, Волдеморт нашел способ проникнуть в школу, только не понятно, какой, незамеченным тут побродил, никого не трогая, потом нашел Трелони, уговорил ее спуститься сюда, где убил, а потом опять отнес труп наверх...
- Думаю мы с тобой сойдемся во мнении, если охарактеризуем такую версию, как бред... – закончила за него Дженифер.
- Совершенно верно, главный вопрос - почему Волдеморт, однажды проникнув в школу, не устроил тут побоища, не захватил ее?.. Вообще почему он явился один и вел себя так тихо?.. Не понимаю. Опять же, зачем тащить Трелони аж досюда, а потом назад? Если он хотел получить текст пророчества, а это, по-моему, единственное, что могло его заинтересовать в этой стрекозе, то он мог получить это и наверху. И проще, и быстрее, и риску меньше... – Гарри как-то беспомощно посмотрел на Дженифер.
- Не знаю, скорее всего, мы не располагаем всеми данными или ищем не в том направлении... – глубокомысленно заметила Дженифер.
- Это-то понятно... – Гарри помотал головой. – Ладно, тут нам больше делать нечего, пошли назад. Надо будет еще раз все, как следует обмозговать в более спокойной обстановке, я напишу обо всем Сириусу. Как говорится, две головы хорошо, но и третья не помешает...
- Знаешь, что самое противное? - вновь заговорил Гарри, когда они уже покинули саму комнату и шли по темному туннелю. – Это то, что все это крепко напоминает мою прошлую жизнь! – Гарри усмехнулся. – Опять загадка, туча разрозненных, не связанных, а то и противоречивых фактов... И я... мы не можем понять что к чему, и, ты совершенно права, мы наверняка идем в неправильном направлении, мы наверняка что-то упустили, что-то важное и при том очевидное... И это меня бесит!

Северус Снейп сидел в своем кабинете. Он уже закончил проверять домашние работы учеников, и стопки исчерканных, покрытых саркастическими замечаниями и плохими отметками пергаментов были уже отложены в сторону. Северус Снейп размышлял над своим уже довольно давно любимым вопросом под заглавием «Загадка Гарри Поттера». Мысли текли плавно, по уже накатанной дорожке.
Гарри Поттер, который владеет высшей магией и окклюменцией, который знает такие вещи, какие знать не должен в принципе... Поттер, который встречается с дочерью Темного Лорда! У Северуса не было тому доказательств, но он был готов голову дать на отсечение, что Поттер знает, кто она, более того, он не только встречается с ней, но он еще и, без сомнения, перетянул ее на свою сторону. Именно на свою, ибо, опять же, без сомнения, в этой войне Поттер был, как бы сам по себе... Порой Снейпу казалось, что эта девчонка знает тайну Поттера, ему иногда даже хотелось добиться ответа через нее, но его останавливало... Приличие? Закон? Страх? Да, скорее всего, страх. Он, бывший шпион Ордена Феникса, побаивался Поттера, ибо до сих пор не сумел понять, что же он собой представляет...
Еще его беспокоил услышанный им в кабинете директора разговор, тогда Поттер говорил о мести Сивому, который пропал, и вот уже два полнолуния, как от него ни слуху, ни духу. Поттер тогда говорил, что ему не в первой убивать. В принципе, на это же он намекал и ему самому, когда упоминал о «Сектумсемпре», заклятье его изобретения... Этот Поттер, которого побаивается Альбус Дамболдор, который, похоже, и впрямь убил Фенрира Сивого...
Этот Поттер словно играет с ним, иначе почему он столько раз подбрасывал ему дополнительную пищу для размышлений? Та боевая стойка Пожирателей, которую он принял во время дуэли, словно в насмешку, знание этой редчайшей комбинации, многое другое... Порой казалось, что Поттер знает вообще все, хотя это, конечно же, было не так. Но знает он многое, причем до начала этого года, нет, скорее до конца предыдущего, он словно бы знал все наперед... Словно он из будущего...
Северус застыл в своем кресле, ему внезапно показалось, что тучи застилающие его видение вещей начали рассеиваться. Еще ни разу ему в голову не приходила эта идея... Если Поттер из будущего, то это объясняет его знания, навыки, силу... Приняв это за основу, можно найти объяснение его странному поведению, отношению к директору... в принципе, так можно объяснить все, что угодно. Только даже у этой версии были свои недостатки, не говоря уже о чисто техническом моменте, ибо в голову не шло ни единого способа перенестись во времени в свое тогдашнее тело. Но главное даже не это, неувязка была в том, что Поттер, казалось, не следовал определенному плану относительно Темного Лорда, а его возможная победа представлялась единственной по-настоящему важной причиной такого путешествия... Ибо трудно найти цель, ради которой взрослый человек обречет себя на существование в теле ребенка... Но все-таки эта мысль – это прорыв, шаг вперед, и надо будет все еще раз обдумать и ждать... ждать следующего озарения.

Дни шли. В мире борьба то затихала, то вновь начинались нападения, главным образом дементоров, которые стали показывать себя в полную силу. Были многочисленные жертвы, например, в Ольстере эти твари успели высосать души у нескольких сотен человек. Но Министерство в большинстве случаев успевало адекватно отреагировать и вмешаться до того, как начнется настоящее побоище. Кроме того, было крупное нападение на Ланкастер, в котором кроме Пожирателей Смерти участвовали еще и великаны. Вот тут дело переросло в самую настоящую кровавую баню. Министерство и Орден подоспели не сразу, но уже и магловские полицейские смогли оказать кое-какое сопротивление. Были взрывы, пожары, катастрофы, в частности, разбились два самолета.
Было также несколько задержаний, к примеру, схватили одного из Пожирателей, участвовавших в нападении на дом на площади Гриммо. На допросе он рассказал, кроме всего прочего, что Волдеморт был в страшной ярости после очередного провала при попытке схватить Гарри Поттера. «И своей дочери,» - закончил про себя Гарри. Что ж, надо полагать, тому, кто командовал этой операцией, не поздоровилось, мало того, что у них ничего не вышло, так они вдобавок не досчитались двадцати человек - примерно трети от всей группы.
Полнолуние прошло почти спокойно, и один из сторонников Сивого был убит при попытке нападения на семью маглов. Но в тоже время в маленькой деревеньке на другой стороне Англии другая семья была вырезана целиком...
А тридцать первого января в Ежедневном Пророке появилось сообщение о гибели главы Отдела по обеспечению магического законодательства Амелии Боунс. По заявлению министра, это убийство было, вероятно, совершено непосредственно Темным Лордом. Гарри был полностью согласен с этим мнением: не каждый способен проникнуть в ее хорошо защищенный дом и одолеть эту могущественную колдунью... История повторилась. Сьюзен Боунс бродила по школе, как привидение, почти не реагируя на внешние раздражители. Когда перед Историей Магии, совместной для Слизерина и Пуффендуя, Малфой попытался пройтись по этой больной теме, она даже не посмотрела на него. Впрочем, Малфой тоже очень быстро заткнулся, получив под дых от Монтегю и пощечину от Блейз Забини. Потом Пуффендуйцы при поддержке Гарри «утихомирили» его прихлебателей.
На Зельях Снейп стал как-то по-новому смотреть на Гарри, и Мальчик-Который-Выжил решил, что зельевар пришел к какой-то теории относительно него и теперь пытается ее проверить.

На следующий день, второго февраля, за завтраком директор поднялся с места:
- Администрация школы и Совет Попечителей решили организовать праздничный бал в честь Дня Святого Валентина! – жизнерадостно, натянуто жизнерадостно, воскликнул Дамболдор. – Весь день четырнадцатого февраля будут происходить необычные, истинно волшебные вещи, ибо любовь – это величайшая магия в мире! Профессор Снейп будет лично отвечать за раздачу Любовных Эликсиров! На него также возлагается обязанность провести лекцию среди учеников на эту тему! - Гарри перевел взгляд на Северуса Снейпа. Судя по выражению лица, тот представлял себе, как варит зелье или суп из директора, а потом силой вливает его в глотку Локонса, который первым подал такую идею три года назад. – А вечером пройдет праздничный бал, и все уроки на следующий день отменяются! Форма одежды парадная, если кто-нибудь решит придти в маскарадном костюме, это будет только приветствоваться! И наконец, в полночь всех ожидает приятный сюрприз!
Гарри и Дженифер переглянулись.
- Нет, я конечно не прочь потанцевать... – протянула дочь Тома Реддла. - Но все это выглядит, как пир во время чумы... По-моему, они просто хотят повысить настроение учащихся, так как моральный дух ниже некуда со всеми этими нападениями...
- Полностью с тобой согласен, остается только надеяться, что чума не воспользуется балом, чтобы проникнуть внутрь... Но, черт возьми, лучше и близко не подходить к Снейпу, он может кусаться! Что же такое стукнуло нашего директора по головушке, что он решил последовать совету Локонса?..


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 22:27 | Сообщение # 43
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 41.

Была ли идея праздника пиром во время чумы или нет, но цели своей она добилась: всех, ну или почти всех учеников охватила предпраздничная лихорадка, все только об этом и говорили. Гарри же вся эта история доставила проблем, ибо даже тот факт, что он уже пригласил на бал Дженифер не останавливал соискательниц такого знатного партнера, как он. Гарри приходилось отказывать мало что не десятку девчонок в день, причем многие, из принципа, что ли, делали по одному предложению в день. Кроме прочего, кто-то, и Гарри всерьез подозревал близнецов Уизли, принялся развешивать омелу по коридорам. Были ли там нарглы, не было ли их там, но количество парочек, целующихся посреди коридора, превысило все когда-либо виденное Гарри. Надо заметить, что все это происходило при явном попустительстве со стороны директора.
О балу судачили все, кому не лень, а те кому лень просто переводили дух. Пары распределялись, и эти пары в очередной раз доказывали, что Слизерин больше не является как бы государством в государстве, отрезанным от остальных факультетов. Например, Блейз Забини собиралась идти с Дином Томасом, и надо было видеть лицо Драко, когда эта девушка из чистокровной семьи объявила, что идет на бал с маглорожденным! Она не была единственной, хотя, что ни говори, слизеринцы все же сторонились уж совсем маглорожденных волшебников. Многие, очень многие, собирались идти на бал в сопровождении учеников с других факультетов, но в большинстве своем это все-таки были выходцы из волшебных семей. Но тут Гарри ни в чем не мог их обвинить: воспитание есть воспитание, да и сам он, право, не подавал пример.
Праздничное настроение захватило школу, и под конец удалось растормошить даже Сьюзен Боунс, но все-таки один человек оставался в стороне и ходил неприкаянным. Гарри неоднократно ловил на себе робкие взгляды Джинни Уизли, пару раз она даже приближалась к нему, словно желая заговорить, но потом уходила, так и не решившись... Гарри сперва усмехался, потом это стало его раздражать, но потом ему просто стало жаль эту девочку, которая, несмотря ни на что, сохранила свою детскую влюбленность...
- Эта Джинни... В моем прошлом она, начиная с этого, нет, даже с прошлого года, стала все-таки жить своей жизнью, начала встречаться с другими парнями, а главное, перестала заикаться и все ронять в моем присутствии. А тут не происходит даже этого... А ведь когда-то я, наверное, любил ее... Мне больно смотреть, как она вот так мнется, – признался он Дженифер девятого февраля.
- Может быть, тебе следует поговорить с ней начистоту? Мол, прости, но у нас с тобой точно ничего не выйдет! Раз и навсегда, это наверняка будет для нее больно, зато быстро, и она, наверно, сумеет сделать выводы, но пока у нее остается пусть даже призрачная надежда, она хватается за нее... и продолжает страдать. Полагаю, тебе следует положить этому конец, так будет лучше и тебе и ей...
- Вновь надо кому-то помочь, кому-то, кого я ненавидел...
- Ненавидел?
- Да, у меня же новая, совершенно другая жизнь, полагаю, боль все-таки переболела, а ненависть выгорела... почти сама по себе. В конце концов, никто из них уже не тот, кто когда-то предал меня, и продолжать цепляться за ненависть к ним – глупо. Все они изменились, я их всех изменил, всех... кроме, пожалуй, Рона, он по-прежнему сильно похож на самого себя, но что взять с этого кретина? Ладно, давай попробуем, и я рассчитываю на твою помощь!

После урока ЗОТИ у четверокурсников Дженифер отозвала Джинни в сторонку, где подчеркнуто грозно поинтересовалась, какого черта та заглядывается на «ее парня»? Доведя собеседницу до нужной кондиции, она резко сменила тон на участливый, и разъяснила ей что и как, и что ей рассчитывать не на что. Тут, словно на шум, подтянулся Гарри, поняв, о чем идет речь, он подтвердил слова Дженифер и посоветовал Джинни жить собственной жизнью, намекнув по пути, что на нее заглядывался Майкл Корнер. По ходу беседы Гарри чувствовал себя странновато, какое-то непонятное тепло исходило у него из центра груди, словно бы внутри некая сила пришла в движение. И Джинни их поняла и согласилась с ними удивительно, даже подозрительно быстро...
Как бы то ни было, после этой беседы Джинни действительно перестала бросать полные боли и тайной надежды взгляды на Гарри и, по слухам, приняла приглашение Майкла.

Наконец, наступило четырнадцатое февраля, то есть среда. Гарри встал вместе со всеми, и они с Дженифер спустились в Большой Зал. Памятуя об обещанных директором «необычных, истинно волшебных вещах», они были настороже, готовясь, ежели что, отбиваться от орды агрессивно настроенных купидонов... Впрочем, в зале их не встретили стрелами, что уже приятно. Нет, все-таки у директора было побольше вкуса и изобретательности, чем у незабвенного Локонса... Никаких тебе ярко-розовых цветов, никакого сердечкоподобного конфетти, как три года назад. Вместо этого - букеты алых и ярко-красных роз на стенах, столах и даже потолке. Директор и не подумал облачаться в мантию розового цвета, на нем было его обычное одеяние, и он, как всегда, широко улыбался. Настроение сидящих рядом учителей было различным. МакГонагалл, например, была вполне весела, очевидно, ее настроению способствовала перспектива увидеть дражайшего коллегу, декана Слизерина, за раздачей любовного напитка. Флитвик и вовсе широко улыбался и что-то рассказывал на ухо профессору Стебль. А вот Долиш был явно не доволен, похоже, ему все это представлялось крайне неудачной шуткой. Гарри склонен был с ним согласиться по поводу шутки, а вот удалась она или нет, это он еще не установил... Лицо Северуса Снейпа было, без сомнения, самым запоминающимся - на нем застыла, нет, не злоба, и даже не немая угроза, нет, на нем читались скорее безысходность и покорность судьбе. Похоже, зельевар долго и безуспешно сопротивлялся, но в конце концов смирился с тем, что его ожидало... Но Гарри все равно ни за что не обратился бы к нему с таким заказом, ибо велик риск получить помимо Эликсира еще и Смертельное Проклятье промеж глаз в качестве бонуса от фирмы.
Гарри и Дженифер осторожно сели, словно бы ожидая, что под ними что-нибудь взорвется - вся атмосфера в зале была праздничная, даже чересчур. А слишком праздничная атмосфера была просто обязана разразиться какими-нибудь розыгрышами... Но пока все было тихо. Тарелки наполнились едой, Гарри положил себе тостов, намазал их маслом и вареньем, налил сока... И в этот самый миг его с двух сторон поцеловали Дженифер и Блейз. И хотя он уже заподозрил, в чем тут дело, но не успел остановиться и сделал небольшой глоток соку. В следующий миг он обнаружил себя, целующимся взасос с Джени, которая через пару мгновений словно пришла в себя и отпрянула. Гарри, было, продолжил поцелуй, но потом отпустило и его. Он с отвращением отодвинул в сторонку кубок с соком и осмотрелся. По всему залу ученики исступленно целовались, либо с непосредственными соседями, либо через стол. Похоже, этот милый напиток толкал целовать ближайшего представителя противоположного пола, и чем больше ты выпьешь, тем дольше действие. Поэтому временами творились удивительные вещи, порой все было нормально, и двое целовались друг с другом, но иногда выстраивались самые настоящие цепочки. То есть девочка целует мальчика, который целует другую девочку, которая целует другого мальчика... За столом Пуффендуя, например, такая цепочка насчитывала семнадцать учеников. Но отличился, как всегда, Невилл Долгопупс: он по тем или иным причинам оказался в окружении девчонок, и теперь его, покрасневшего до корней волос, целовало со всех сторон пять учениц сразу... А близнецы Уизли вместе с Анжелиной и Алисией образовали этакий любовный четырехугольник, где каждый целовал соседа...
Гарри перевел взгляд на учительский стол, там творилось то же самое... Не устоял даже директор, и единственный, кто был в норме - это великий зельевар, который оглядывал Зал и особенно своих коллег с мстительным удовольствием. Сразу стало понятно, чьих рук это дело. Похоже, профессор Зелий, видя, что от Эликсира ему не отвертеться, решил повернуть ситуацию по-своему. Надо заметить, что это ему удалось...
Тем временем любовная лихорадка, что охватила Большой Зал, сходила на нет, уже почти все ученики пришли в чувство и обнаружили себя в чьих-то объятьях. Залом очень быстро овладело всеобщее смущение, но за ним проглядывалось и некое подобие веселья, похоже, шуточка Снейпа была хорошо оценена... Даже странно. Из всех учеников лишь двое все еще находились под воздействием сока, это, разумеется, были Кребб и Гойл, которые разом опрокинули в себя по целому кубку... И сейчас эти два обормота с двух сторон наседали на несчастную, многострадальную Пенси Паркинсон, которая не знала, как вырваться из этих медвежьих объятий...
Тем временем ученики, которые на своей шкуре испытали, что будет, если выпить соку, с опаской поглядывали на еду... Потом все те же братья Уизли переглянулись и начали есть, как ни в чем не бывало, они, видимо, исходили из принципа «чему быть, того не миновать». Никаких видимых последствий еда не имела, и остальные учащиеся мало-помалу последовали их примеру...
- Знаешь... – обратился Гарри к Дженифер. – Не вериться мне, что тут без подвоха, пойдем-ка в Комнату-По-Желанию, время у нас еще есть, там и поедим, – Дженифер согласно кивнула.
Они зашли даже дальше: в целях безопасности они вызвали Добби, который и доставил им завтрак прямо с площади Гриммо. Потом, то ли вследствие остаточного эффекта сока, то ли просто так, но они все-таки оказались друг у друга в объятьях, но сумели вовремя остановиться и не опоздать на уроки. По началу все шло спокойно, пока в один прекрасный момент Миллисента Булстроуд не полезла целовать опешившего Нотта... Поцелуй длился секунд тридцать, но потом это колоссальная девочка пришла в себя. МакГонагалл, на чьем уроке это случилось, списала все, было, на произошедшее за завтраком, но вскоре та же история повторилась с Терри Бутом... И пошло... В течение всех дообеденных занятий ученики, ни с того ни с сего, кидались в объятья друг друга, порой это находило на одного, порой на нескольких сразу. После приступа наступала передышка, но никто не знал, когда на него вновь накатит... Ли Джордан на глазах у Гарри в течение пяти минут трижды кидался целоваться... Единственными, кроме учителей, кого это не затронуло, были Гарри и Дженифер, так что сомнений не было: Снейп подмешал что-то и в еду!
В итоге, на обед все ученики сходились несколько ошалевшие, и по возможности старались сесть подальше друг от друга, что впрочем не помогало. В результате, сдавшись, ученики вновь сели вместе, что, по крайней мере, избавляло их от необходимости бегать к ближайшему представителю противоположенного пола...
За учительским столом царила напряженность, но напряженность неоднородная. Снейп, Гарри был готов в этом поклясться, изо всех сил скрывал ехидную улыбку, большая часть преподавателей была скандализована, Долиш поглядывал на директора, словно говоря: «Вот, смотрите, к чему привела ваша затея!». Дамболдор, впрочем, сиял и, дождавшись, пока ученики рассядутся, встал и попросил тишины.
- Итак, все утро мы были свидетелями истинных чудес! Признаюсь, это были не совсем те чудеса, какие я ждал, но так оно даже лучше! – Гарри буквально слышал, как все присутствующие в зале выпадают в осадок от такого заявления. – Профессор Снейп дал мне слово, что в обеде ничего особенного нет. Он также заверил меня, что действия его Эликсиров завершатся до шести часов вечера, поэтому ничто не помешает Балу! Спасибо за внимание!
Дамболдор сел, по-прежнему широко улыбаясь, и кинул себе в рот несколько лимонных долек. Гарри успел заметить странный взгляд, которым Мастер Зелий проводил эти самые дольки... Директор резко вскочил, его глаза чуть было не вылезли из орбит, взмахом палочки он создал внушительных размеров гитару. Пробежавшись по струнам, он неожиданно сильным басом затянул что-то по-немецки. Гарри был готов многое отдать, чтобы понимать, о чем он поет, но к сожалению, он очень плохо владел этим языком. Но, судя по обилию слов «Liebe» и его производных, речь там шла, конечно же, о любви. Эта песня резко повысила настроение учеников, которое было далеко не праздничное, после всех этих целовательных треволнений. Последние куплеты, а песня была очень длинная, в исполнении директора встречали аплодисментами, а когда он, закончив выступление, вновь пришел в себя, его смущение потонуло в хохоте всех присутствующих, в том числе и учителей. Гарри, не в силах совладать с собой, повалился на стол, хохоча до слез, он видывал директора веселым и разъяренным, лукавым и грустным, он видел его растерянным... но таким смущенным он не видывал его еще ни разу! «Снейпу надо памятник поставить! Так отомстить Дамблдору, нет, Принц-Полукровка все-таки гений!»
Тем временем сам виновник торжества поднялся со своего места, кинув один единственный взгляд на Зал, он добился тишины.
- Вы только что прослушали лекцию о создании и применении Любовных Эликсиров, и смею надеяться, что это краткое, но содержательное послание оставило хоть какие-то следы в ваших мозгах, – Гарри подавил усмешку: «Ага, интересно, сколько человек поняли хотя бы несколько слов из песни?» – Помимо прочего, я подтверждаю слова директора, вы можете смело обедать, и ничто не помешает вам на Балу!
Эта короткая речь была встречена молчанием. Фред и Джордж по-новому смотрели на профессора, похоже, теперь они видели в нем возможного конкурента. А Гарри, как ни в чем не бывало, принялся за еду, тут он поверил Снейпу на слово, тот ничего не добавлял в обед...
После обеда все пошло по-прежнему. На Зельях Снейп, наверно специально, велел им варить зелье, очищающее кровь, которое требовало постоянного внимания. И как следствие, никто не сумел приготовить чего-либо мало-мальски пристойного, ибо учеников то и дело отвлекали очередные приступы любви к ближнему. Даже Гарри, которого это не касалось, не сумел добиться желаемого, потому что в один из моментов его кинулись целовать три девушки сразу, и он пропустил мгновение, когда следовало добавить ингредиент...
- Что ж, результаты можно охарактеризовать, как провальные. Полагаю, у вас на уме было что-то другое, пока вы это готовили... – заявил Снейп по окончании занятия. – С каждого из вас по свитку пергамента с точным описанием приготовления и свойств этого зелья, все свободны... – что примечательно, за весь урок он не снял ни одного балла...
Как и было обещано, действие подправленной Снейпом еды завершилось ровно в шесть. Это было очень показательно, так как ровно минуту до этого все, без исключения, жертвы данного Эликсира, то есть все ученики кроме Гарри и Дженифер, кинулись целоваться, а потом, как по команде, остановились. И дальше приступов не было, немного успокоившись, все все-таки пошли готовиться к Балу, хотя многие, похоже, опасались этого мероприятия: в конце концов, если во время учебного дня творилось ТАКОЕ, то что начнется на празднике?

Гарри вновь стоял в гостиной Слизерина, ожидая свою пару. Поскольку отправиться за покупками самим было невозможно, они послали заказы Сириусу, но послали каждый отдельно, так как решили выбрать себе наряды независимо друг от друга и посмотреть, что получится. Он, верный своим привычкам, вновь заказал себе помесь магловского костюма и мантии, только в этот раз серебристый, более облегченный и без плаща. Он все-таки знал кое-что о наряде Дженифер, которая одолжила у него диадему, доставшуюся от родителей. Исходя из этого, Гарри добавил в свое одеяние рубиновую заколку отца. На его указательном пальце красовался фамильный перстень, а в кармане лежало кольцо Гриффиндора, он решил надеть его, если на Дженифер будет небезызвестный медальон... Она появилась одной из первых. На ней было шикарное пронзительно красное платье, чего никак нельзя было ожидать от слизеринки. У этого платья было энное количество разрезов в самых интересных местах, и Гарри сразу отметил, что оно облегченное и хорошо подходит для латиноамериканских танцев, так же как ее туфли, и так же как его собственный костюм. Помимо прочего, поверх красного платья висел как-то хитро закрепленный медальон, видя это, Гарри не замедлил надеть кольцо. Но особого внимания заслуживали ее волосы, заплетенные в совершенно неописуемую прическу, в которых сверкала алмазами диадема, через которую так же были пропущены пряди.
Да что там говорить, Дженифер была великолепна, Гарри признался сам себе, что сейчас он выглядит несколько блекло по сравнению с ней. Впрочем, судя по взглядам, которые на него бросали остальные девчонки, они не разделяли его мнения, да и сама Дженифер смотрела на него с почти неприкрытым обожанием... Они вместе прошествовали в Большой Зал, который был закрыт и опечатан последние два часа, там в это время, надо полагать, шла интенсивная подготовка к предстоящему действу. Надо заметить, что подготовка не прошла зря, Зал вновь разросся, вместо факультетских столов появилось множество мелких столиков на двоих, четверых или шестерых... Окинув зал взглядом, Гарри обнаружил внушительную, пока пустую, эстраду, преподаватели устроились неподалеку от нее.
Они с Дженифер устроились за маленьким двухместным столиком и с любопытством оглядывались по сторонам. По залу порхали самые настоящие купидончики, к счастью, без луков. Гарри присматривался к парам, Седрик был вновь с Чоу, Джинни и впрямь пошла с Майклом. Особого внимания заслуживали держащиеся вместе юные сторонники Волдеморта, общим числом в четырнадцать человек, среди которых было лишь четыре девушки... В результате, выглядели они весьма комично и угрюмо.
- Прошу минуточку внимания! – пока он рассматривал окружающих, директор поднялся с места. – Сам бал начнется приблизительно через час, а пока – праздничный ужин! И, право, я не знаю, что может вас ожидать внутри...
Гарри перевел взгляд на пустую тарелку, и лежащее рядом меню...
- Ну, не танцевать же на голодный желудок, впрочем, на набитый - это тоже не самая лучшая идея... Посмотрим, что нас ждет. Салат с козьим сыром! – заказал он тарелке.
Их еда точно так же, как и у всех остальных, прерывалась неожиданными поцелуями, объятьями и признаниями в любви, как в прозе, так и в стихах... Причем, судя по всему, в этот раз это даже не было делом рук профессора Зелий, которому тоже досталось. Ему даже пришлось поцеловать ручку опешившей МакГонагалл. Впрочем, в этот раз это уже не вызвало такого шока, за этот, прямо скажем, необычный день все успели привыкнуть к подобному, и все ждали начала бала, похоже, затея директора, подправленная зельеваром, была успешной.
Наконец, ужин завершился, и все встали, столики отъехали в сторону, а на сцену поднялись... инструменты, да, музыкальные инструменты, похоже, собрались играть сами по себе. И дивная, незабываемая в своей сложности мелодия латиноамериканского Румба разлилась по залу.
Гарри и Дженифер вновь были одними из первых, кого танец захватил и понес с собой... Они кружили, их движения были синхронны, они понимали друг друга без слов... Румба был, воистину, танец любви. Танцевали все, кто умело, кто нет, некоторые, похоже, и вовсе не имели представления о Латино, но музыка повела с собой всех... Потом, наступила очередь Танго, и дерзкая мелодия перемежалась с решительными действиями танцующих... Похоже, этот танцевальный вечер был посвящен Латинской Америке, Гарри и Дженифер не прогадали со своими нарядами, не то что многие... После наступила очередь самых быстрых и знойных танцев, сперва стремительная Самба, а потом Джайф, любимый танец их обоих. Вокруг них, вновь лучшей пары этого вечера, уже давно образовалось некое пространство, а тут и вовсе все глаза обратились к ним, но сейчас им было, право, не до того. А когда наступило время Пасадобля... Они кружились по всему залу, она была быком, он тореадором... И так дальше, они просто не могли остановиться.
Наконец, музыка умолкла, и они, тяжело дыша, остановились. Дамболдор, явно очень довольный вечером, снова взял слово.
- Итак, приближается полночь, а значит пришло время, для нашего главного сюрприза! Сегодня, в школу были приглашены неоспоримые знатоки любви, пожелавшие остаться инкогнито, и они составили беспристрастное жюри, которому было поручено выбрать прекраснейшую пару нашего Бала! И они единогласно избрали мистера Гарри Поттера и мисс Дженифер Реддл! – бурные аплодисменты, никто, похоже, не оспаривал решение судей. – Победителей просят на эстраду!
Гарри одарил директора злобным взглядом, тот чуть заметно развел руками, мол, я тут не причем, это все они... «Ага, как же, опять ты тут белый и пушистый... Ну, надеюсь, игра стоит свеч!» Вместе они поднялись наверх, все взгляды скрестились на них, по большей части восторженные, немало завистливых и несколько ненавидящих...
- Но перед вручением приза, судьи настояли на последнем тесте! От наших победителей требуется спеть! Песня, разумеется, должна быть о любви... – Гарри опять злобно оглянулся на Дамблдора, тот ждал этого и заранее приготовил невинное лицо. «Этот старикашка играет с огнем, а ну как я озверею...» – От их выступления зависит приз! Прошу вас!
Гарри и Дженифер перегнулись, у них полное взаимопонимание, оба уже горько сожалели о том, что впутались в это...
- Ладно, отступать некуда, так хоть удивим всех, а то вон, Малфой с компанией уже злорадствуют... – прошептал Гарри.
- Да, и, у меня есть идея относительно песни, – заявила Дженифер, и в тот же миг, повинуясь ее мыслям, заиграла знакомая Гарри мелодия, а в нужный момент они запели на два голоса, глядя друг другу в глаза:

Et si tu n existais pas
Dis-moi pourquoi j existerais
Pour trainer dans un monde sans toi
Sans espoir et sans regret

Et si tu n existais pas
J essaierais d inventer l amour
Comme un peintre qui voit sous ses doigts
Naître les couleurs du jour
Et qui n en revient pas

Et si tu n existais pas
Dis-moi pour qui j existerais
Des passantes endormies dans mes bras
Que je n aimerais jamais

Et si tu n existais pas
Je ne serais qu un point de plus
Dans ce monde qui vient et qui va
Je me sentirais perdu
J aurais besoin de toi

Они остановились, давая мелодии поиграть одной, но потом вновь последовали за ней:

Et si tu n existais pas
Dis-moi comment j existerais
Je pourrais faire semblant d etre moi
Mais je ne serais pas vrai

Et si tu n existais pas
Je crois que je l aurais trouve
Le secret de la vie, le pourquoi
Simplement pour te créer
Et pour te regarder

Новая пауза после последнего куплета, и, наконец, последние строки, повторяющие начало:

Et si tu n existais pas
Dis-moi pourquoi j existerais
Pour trainer dans un monde sans toi
Sans espoir et sans regret

Et si tu n existais pas
J essaierais d inventer l amour
Comme un peintre qui voit sous ses doigts
Naître les couleurs du jour
Et qui n en revient pas

(От автора: если кто не понял, это оригинал хорошо известной песни «Если б мир был без тебя...». Если хотите послушать исполнение, то вот ссылка: http://lesablierdecharlotte.com/Chansons/Si_Tu_Nexistais_Pas.htm )

Песня закончилась, а Гарри и Дженифер все стояли на эстраде, глядя друг другу в глаза. Им сейчас было, право, глубоко наплевать на то, что все их видят, уже через мгновение они самозабвенно целовались, и лишь громкие овации привели их в чувство. Директор, побывавший за кулисами, вернулся, держа в руках по флакончику.
- Жюри выразило свое восхищение и установило приз по 48 часов удачи каждому! – с этими словами он протянул по флакону Гарри и Дженифер, в их золотистом содержимом Гарри признал «Феликс Фелицис». – А теперь продолжим наш Бал!
Бал продлился до трех часов ночи, потом все стали мало-помалу расходится, и лишь уже в постели Гарри понял одну вещь: праздник и впрямь удался, и это был воистину день влюбленных. И еще: он был воистину счастлив.

На следующий день Гарри проснулся много позже обычного, но почти одновременно с Дженифер. Спустившись в Большой Зал, они проследовали к своим обычным местам, многие провожали их взглядами. Переглянувшись, они демонстративно поцеловались, в конце концов, после произошедшего вчера пытаться скрывать или отрицать их отношения было просто глупо. Гарри обежал взглядом присутствующих, все были, явно, очень довольны вчерашним, ученики оживленно галдели, правда, отсутствие близнецов настораживало... «Наверняка наплевав на запреты, они пошли в Хогсмид готовить повторный кутеж.» Директор сиял, учителя, даже Долиш и Снейп, выглядели довольными, Гарри припомнил, как учитель ЗОТИ кружил по залу в паре с профессором Синистрой. Снейп был доволен ровно настолько, насколько может быть доволен Северус Снейп, при этом он то и дело кидал задумчивые взгляды на Гарри.
Профессор обдумывал вчерашнее выступление Поттера и Реддл, они пели друг другу: «Если бы тебя не существовало...» Могло ли это иметь некое отношение к его тайне, что если Поттер, и правда, из будущего и раньше он не был знаком с мисс Реддл...
Гарри вовсю наворачивал завтрак, когда по его телу пробежал чуть заметный холодок, кто угодно другой не придал бы этому значения, но человек, проведший десять лет в Азкабане, узнает это чувство сразу. Он почувствует их приближение за милю и даже раньше, и он ощутит это когда угодно. Дементоры были рядом, много дементоров, как гиены, они в большом количестве собрались здесь, где вчера счастье, любовь и веселье были щедро разлиты окрест. Вероятно, они были здесь даже без приказа и ведома Волдеморта, и эта атака, вполне возможно, была их собственной инициативой. Гарри вскочил со своего места и устремился к выходу из Зала, он мчался к ближайшему окну...
Туман наползал на Хогсмид, наползал с юга и с востока, похоже, этих тварей тут были многие сотни... Предстояла нешуточная схватка, в деревне их приближение уже заметили, и расквартированные там мракоборцы уже подняли тревогу, похоже, они собирались укрыть жителей в замке... «Разумно... но их отрежут отсюда задолго до того, как они успеют добраться даже до границ Хогвартса. А значит, необходимо расчистить им путь...» Тем временем в Большом Зале уже раздался голос директора, который тоже ощутил что-то неладное...
- Твой личный кошмар... – раздался рядом голос Дженифер. Она, оказывается, шла за ним по пятам, а он и не заметил.
- Да, но в тоже время и возможность свести счеты с этими тварями... Вряд ли они прорвутся в замок, но снаружи будет жарко... Снаружи... Черт! Ведь этих Уизли как раз понесло в деревню, а вон, Сладкое Королевство уже недосягаемо... Похоже, у меня на роду написано выручить из беды всех до единого Уизли...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Вторник, 11.08.2009, 22:28 | Сообщение # 44
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 42.

- Ладно, идти надо не через главный вход... Ты действительно хочешь со мной?
- Конечно, где же я еще получу такой шанс потренироваться на живых дементорах? – Дженифер ответила с истинно слизеринским юмором.
- Хорошо... Я не стану повторять ошибок нашего дорого директора и требовать, чтобы стояла в сторонке... от этого только хуже. Акцио Молния! – Метла явилась на зов всего через несколько секунд, Гарри высунулся из окна и удобно устроился на древке. – Забирайся!
В тот самый миг, когда они вылетали, из-за поворота показались спешащие к воротам преподаватели во главе с директором, они что-то успели крикнуть им в след, но Гарри их не расслышал. «Надеюсь они догадаются не кидаться в бой сломя голову, а то Том, возможно только этого и ждет, чтобы появиться в школе...» - пронеслось в голове Гарри. Оглянувшись, он заметил чуть задержавшегося у окна Северуса Снейпа, и немедленно, используя глазной контакт, послал ему мысленное послание на эту тему. И они понеслись к деревне, Дженифер, среди талантов которой полеты не числились, изо всех сил прижалась к нему.
В самой деревне уже вовсю шло сражение, мракоборцы, похоже, отбросили идею отступления к школе, и сейчас баррикадировались в северной части деревни, то есть в районе Зонко и «Трех Метел». Там же собирались и все жители, Гарри удивился, было, почему они не аппарируют или не уйдут через камины, но тут же ощутил вражеские чары. Все-таки эта атака не была чисто инициативой дементоров, их поддержали Темные Маги и отрезали потенциальным жертвам пути к отступлению... Так же стала ясно, что зона действия заклятий блокирующих перемещение не распространяется дальше границы Хогсмида. Мракоборцы тоже это поняли, но пока все их силы уходили просто на то, что придержать наступающих тварей, более того, новые дементоры уже подходили как с севера, так и с востока. Деревню уже почти окружили, это была настоящая загонная охота, другие твари уже подступали к границе Хогвартса...
- Это будет жарко! Ни о какой победе пока и речи быть не может! – Проговорил Гарри, зависнув пока на некотором отдалении. – К школе явно не пробиться, а если они попытаются, то оторвутся друг от друга, и потом их перецелуют по одиночке... Необходимо открыть проход за пределы антиаппариционных чар, в потом... дело пахнет осадой!
- Полагаю, нам следует зайти с севера... Так ближе всего до «осажденных», к тому же дементоры явно не ждут удара в тыл... – Подала голос Дженифер.
- Согласен, атаковать нужно как можно скорее, тут время работает против нас... Держись поближе ко мне, а то потеряемся, совсем худо будет!
Они приземлились у первого, сейчас пустого дома, Гарри, одним движением палочки, закинул метлу на крышу, там с ней ничего не случится, и она будет под рукой...
- Ну вперед! – Гарри взмахнул рукой, воздух уже ощутимо похолодел, но пока было рано призывать Патронусов, не следовало выдавать себя так сразу...
Где-то впереди слышались голоса выкрикивающие заклятья, мелькали разноцветные вспышки, время от времени даже раздавались взрывы. Холодный туман был очень низок и довольно плотен, сверху ничего не было видно где-нибудь в пяти метрах, но можно было ориентироваться по низу и по ногам. Преодолев пару кварталов они стали натыкаться на тела, люди недвижно лежали на земле, приложив руку к шее одного из них, Гарри нащупал пульс. Высосали душу, поцелуй дементора... не каждый пожелает такого даже врагу. Так же маленькие кучки черного пепла указывали на места гибели этих тварей, частенько рядом лежали лишившиеся души мракоборцы.
Они миновали еще один дом и температура как-то сразу упала до нуля и ниже, по параллельной улице к ним приближалось трое дементоров... так для разминки.
- Вот теперь пора! – Завопил Гарри, взмахивая палочками. – Экспекто Патронум! – Когда эти твари уже рядом, нельзя терять ни мгновения, ибо чем дольше ждешь, тем больше шанс впасть в отчаяние и потерять саму волю к борьбе...
Пришел ответ на вопрос Гарри относительно двух палочек и этого заклятья, и ответ был: нет, даже так получается лишь один Патронус. Яркий светлый шар появился перед ним, разгоняя туман и очищая голову от уже начавших звучать там предсмертных криков... Почти сразу, ему вторила и Дженифер, которой его Патронус вернул веру в себя. Святящийся Феникс выплыл из ее палочки, защитники имели некую полусознательную связь со своими создателями. И теперь птица сделал круг вокруг дементоров, отступающих перед шаром Гарри, два Патронуса с двух сторон зажали тварей. Те, сгрудились, вжались в стену, но создания положительной силы, воплощения человеческого желания жить продолжали надвигаться, их близость стала невыносимой для дементоров и они, один за другим вспыхнули синим пламенем и осыпались пеплом. Все описанное не продлилось и десяти секунд. Но холод не уходил, хотя Патронусы вновь приблизились к своим создателям, ответ пришел сразу, позади них, по той самой улице, по которой они только что прошли скользили новые дементоры, их были десятки.
- Так, Фламио-Мюрайус! – взмахом палочки Гарри прочертил линию по земле, и стена огня поднялась на всю ширину улицы, временно отрезав их от дементоров, но пламя сразу начало слабеть. – Комбустио Ренфорсус! – Гарри вдохнул больше силы в этот огонь. – Это их чуть придержит, мы здесь не для того, чтобы воевать с ними всеми. Вперед!
Они кинулись вперед, по пока чистой улице, туда, где уже за следующим домом раздавались шум боя, выкрики заклятий и непременный атрибут всех сражений в истории человечества: черная брань. Своих Патронусов они погасили, поддерживать их пока нет непосредственной опасности было бы пустой и глупой тратой сил, а они им еще понадобятся. Пара десятков шагов и на них откуда-то, как с неба, сваливается дементор...
- Авада Кедавра! – Опередив Гарри, Дженифер без колебаний положила конец существованию этого создания. Применять это заклятье против этих тварей, явно не тревожило ее совесть.
Дементор осыпался пеплом, еще несколько шагов, поворот и вот оно, маленькая площадь вокруг Зонко. И схватка вокруг.
Темная масса дементоров напирала на сомкнувшихся людей, костяк тут составляли мракоборцы, поддерживающие большинство Патронусов, многие из которых не были особо яркими, а то и вовсе представляли собой светлый туман. Простые жители прятали за их спинами, пытаясь по мере сил внести свою лепту, кое-кто тоже владел заклятьем Патронуса, другие создавали как можно больше огня... На глазах у Гарри немолодой волшебник, в котором он признал одного из владельцев Сладкого Королевства испепелил дементора огненным шаром. Но было очевидно, что силы совершенно не равны, и дементоры вот-вот сметут тонкий заслон из Патронусов и доберутся до людских душ...
- Вместе! – Гарри и Дженифер выкрикнули это одновременно, и следом за этим дуэтом применили заклятье. – Экспекто Патронум! – Оба в этот миг вспоминал Бал, и то как они вместе пели и глядели друг другу в глаза...
Два ослепительно ярких Патронуса, в которых они вложили все, что только могли, обрушились на дементоров с тыла. Несколько тварей, оказавшись, как между молотом и наковальней, рассыпались, остальные разделились пытаясь оттеснить так некстати появившуюся парочку... Но защитники собрав все силы ударили по тем, кто продолжал наседать на них. В таких случаях, когда ты чувствуешь, что проигрываешь, воодушевление от осознания того, что пришла помощь, может, подчас, сделать больше, чем сама помощь. Не выдерживая натиска с двух направлений, дементоры чуть раздались в стороны, тут Гарри собрал все свои силы и не гася Патронуса на несколько мгновений зажег огнь почти в центре группы стражей Азкабана. Это окончательно дезорганизовало противника, в кольце образовалась брешь, волшебники и их Патронусы устремились наружу окружая и уничтожая одиночных тварей... Ситуация с этой стороны резко поменялась, с противоположенной стороны обращенного в опорный пункт Зонко дементоры продолжали наседать. Группа дементоров вынырнула из переулка и собралась, было, обрушиться на людей, и вновь повернуть удачу в свою сторону, но Гарри и несколько мракоборцев встретили их потоками огня и заставили отступить... Дженифер чуть в стороне, вместе с несколькими магами, сдерживала другое скопление тварей...
Гарри устремился к пожилому бойцу, явно руководившему обороной, тот, в свою очередь, поспешил навстречу тому, кто прибыл на помощь. Лицо мракоборца вытянулось, когда он признал в спасителе школьника.
- Так, эти твари прут ото всюду, дорога к замку перекрыта, нам долго тут не продержаться! Нужно вырваться за переделы чар, что мешают аппарированию и уходить, всем! Учитывая сколько их, у нас нет шансов, а вот в Хогвартс им не ворваться!
- Да кто ты вообще такой... – начал мужчина, но Гарри оборвал его.
- Я Гарри Поттер, а главное, я тот, кто пробился к вам, через немалое количество дементоров, и кто видел происходящее сверху, так что делайте, что говорю! – Начальственным ноткам в голосе Гарри позавидовал бы сейчас Министр. – Передайте всем людям, чтобы собрались вместе! Чем дольше мы тут остаемся, тем меньше у нас шансов вырваться! Пробиваться лучше всего на восток, ибо я шел с севера, а они шли за мной!
Пожилой мракоборец кинулся отдавать распоряжения, полностью забыв, что выполняет приказ юнца... Гарри же вновь сотворил Патронуса, погасшего, пока он ругался с командиром. Дементоры перестроились и вновь наседали, но сейчас их удавалось удерживать в переулках, где они не могли в полной мере реализовать свое число, и не допускать до площади. Ситуация стабилизировалась, ни дементоры, ни Патронусы не уступали друг другу, тем временем к ним подтянулись остальные волшебники, которые защищали магазин с другой стороны, среди них Гарри заметил близнецов Уизли в компании с Ли Джорданом...
- Гарри, а ты, как тут оказался?
- Вас, недоумков вытаскивать пришел! Блин, начнешь и потом никак не закончишь! - Рявкнул на них Гарри. – Мне теперь только Билла, Чарли и Молли осталось спасти для полного комплекта... – прошептал он себе под нос.
- И как нам отступать? – Налетел на него старый мракоборец. – Эти твари перекрыли все пути, не прорвешься, а позиции мы, по твоей милости уже сдали!
- Будем уходить так, как от нас не ждут! – Крикнул в ответ Гарри разнося на куски стену ближайшего дома. – Сквозь стены! За мной! – И он первым устремился в пролом, за ним пошли без разговоров...
Волшебники быстро втянулись в пролом, что ни говори, а уходило почти полторы сотни человек, многие не были сегодня в деревне по случаю вчерашнего праздника, другие успели бежать до того, как пути спасения были отрезаны, третьи уже лишились своих душ... Шедший замыкающим мракоборец догадался восстановить за собой стену.
Гарри прошел дом насквозь, добрался до противоположенной стены и вновь, открыл себе проход самым радикальным способом. По другую сторону его уже ждали дементоры...
Худшие воспоминания его жизни, которых он успел накопить огромное количество обрушились на него, но теперь они не вызывали у него отчаяния, как у остальных, кто шел за ним. Все, что он ощутил это неистовую ярость, и он выплеснул эту ярость в одном единственном слове:
- Енферфламио! – неистовый поток огня ударил в стоящие напротив темные фигуры, что уже тянули свои жуткие лапы к нему. Трое ближайших вспыхнули и осыпались остальные успели раздаться в стороны.
Дальше они бежали, окруженные своими Патронусами, отгораживаясь огнем, и расчищая себе путь Взрывными заклятьями. Дементоры сконцентрировавшиеся до этого вокруг площади, где они держали оборону, не успели перестроиться и должным образом перекрыть им дорогу. Гарри старался держаться поближе к Дженифер, что было нетрудно, ибо она сама старалась не отдаляться...
Они вырвались за переделы зоны, где аппарация была невозможна, это ощутили все. Мракоборцы поспешили образовать защитный круг, бойцов министерства оставалось немного, всего два десятка, ибо это они принимали грудью основной удар... Остальные волшебники спешили аппарировать прочь, тем, кто не мог сделать это сам, помогали другие. Последними уходили мракоборцы, а самым последним их командир, он схватил за руки стоящих рядом Гарри и Дженифер... А тот вырвался, и девочка немедленно последовала его примеру.
- А вы? – крикнул боец, ощущая накатывающийся страх, дементоры вновь были рядом.
- А мы знаем, что делать! – Перекрывая начавшие звучать в голове голоса, рявкнул Гарри. – Уходите!
- Но... – Элементарное чувство долга не позволяла ему бросать детей вот так на съедение, это же дети...
Гарри же схватив за руку Дженифер аппарировал сам, ровно за секунду да того, как из темноты налетели дементоры, и даже там, куда они перенеслись, на берегу озера, во многих сотнях метров оттуда, они услышали последний крик теряющего душу человека... Он слишком долго колебался...
- Проклятые твари... – Сквозь зубы прошипел Гарри. – Все надо уходить от сюда. – Дженифер еще не пришедшая в себя после произошедшего молча пялилась туда, где только что кричал человек, чью душу высасывал дементор... – Джени очнись! – Гарри буквально встряхнул ее, приводя в чувство. – Ему уже не помочь...
- Он... он просто не хотел бросать нас... и его... он ведь умер из-за этого...
- Да, часть вины лежит на нас... И все, что я могу ответить, так это то, что перед этим мы спасли больше ста человек. А сейчас, если хотим спастись сами, нельзя терять время! Акцио Молния! Прорываемся назад, к школе!
В этот раз метлу пришлось ждать с пол минуты, за это время какой-то одинокий дементор оказался поблизости. Дженифер, с какой-то особой яростью, зажарила его, воспламенив почву у него под... тем, где у человека располагались бы ноги. В этом огне удалось разглядеть других тварей надвигающихся на них со всех сторон, это от части напоминало конец его третьего курса, когда на него, Гермиону, и уже потерявшего сознание Сириуса. Это и происходило где-то в этих местах, около озера, но сегодня, он никак не мог рассчитывать на появление спасителя в виде себя самого, нужно разбираться так...
Два их Патронуса закрыли их с двух сторон, а тут как раз поспела метла, Гарри вскочил на нее одним движением, буквально закинул себе на колени Дженифер и взмыл вверх, как можно выше... Дементоры сами не могли его преследовать, но этого никак нельзя было сказать о воспоминаниях, от которых не могли защитить даже два Патронуса, что летели с ними бок о бок.
Вновь эти крики... «Только не Гарри! Нет...», «Уйди глупая девчонка!», «Авада Кедавра!» и еще «Авада Кедавра» и смерти и боль и мучения и вновь смерти... Дженифер металась у него на коленях, ему приходилось держать ее руками, рискуя при этом сам свалиться с метлы, но они летели, и дементоры вместе со внушаемым ими отчаянием не могли поспеть за его метлой. Школа приближалась, Дженифер окончательно пришла в себя, Гарри всматривался в окружающую замок территорию. Ворота были закрыты, Дементоры... их было немало и вокруг школы, но они ничего не смогут им сделать, теперь когда они в воздухе, они просто пролетят над ними...
Словно в ответ на эти размышления, метла начала резко терять скорость и высоту, еще через пару мгновений это перешло в самое настоящее падение... Гарри яростно сжал зубы и попытался хоть как-то выровнять метлу. Тщетно, Молния, как видно, потеряла все свои полетные свойства... в голове Гарри пронеслись слова сказанные когда-то Римусом Люпином: «Дементоры высасывают из волшебника магические способности, если он надолго остается в их власти...». Возможно, тоже происходит с предметами наделенными магическими свойствами... Другого объяснения в голову не приходило.
- Держись! Перед самой землей я попытаюсь затормозить, дальше прорываемся к воротам! – Заорал Гарри, мало помалу теряя самообладание. Они продолжали падать...
До земли метров двадцать, десять... «Лиовиосо Партерус!» - закричали они на два голоса, последнее время они понимали друг друга без слов. В паре метров от земли, словно могучая, но мягкая ладонь подбросила их вверх. Две противоположенные силы встретились и погасили друг друга, они почти мягко упали на землю, но сразу же вскочили. сейчас промедление было смерти подобно... Впрочем, действие тоже не делало выживание чем-то обязательным... Дементоры наступали со всех сторон, они упали в очень не удачном месте.
- Экспекто Патронум! – вновь, уже в который раз за последние полтора часа, закричали они, тесно прижавшись друг к другу.
Феникс и Золотой шар зависли рядом с ними, сейчас им надо было продержаться, они недалеко от ворот Хогвартса, их заметили и придут на помощь. Они очень хотели на это надеяться...
- Инсидниоволус! – Огненный шар срывается с палочки Дженифер и сметает парочку дементоров.
- Енферфламио! – из обеих палочек Гарри вырывается по струе огня, та что бьет из палочки с пером Фоукса, на порядок мощнее. Пламя заставляет дементоров отступать, но там где огня нет они подходят все ближе, Патронусы слабеют... А поддерживать огонь в холоде, что сейчас окружает их становится все труднее...
Феникс исчезает, Дженифер со сдавленным стоном без сил опускается на землю, и обхватывает голову руками... Гарри уже почти не видит ничего вокруг, все застилают картины убийств, пыток и разрушений... Короткий взгляд на потерявшую сознание Дженифер, - «Экспекто Патронум!» и новый шар еще более яркий заменяет тот, что потускнел. Мир становится яснее, дементоры повсюду, и им остается преодолеть всего несколько метров... «Енферфламио!» - огонь держится всего несколько секунд, но он столь силен, что пятеро или шестеро фигур в черных плащах опадают пеплом... в ушах все так же не смолкают крики, перед глазами кровь и разруха... Но он смотрел все это годы напролет, и с тех пор ничего нового к его самым страшным воспоминаниям не прибавилось. За годы тюрьмы он пережил все отчаяние, какое только может пережить человек, и сейчас стоя в окружении дементоров, и вновь видя все это, он оставался чужд отчаянию. Все, что эти воспоминания вызывали в нем лишь ярость... «Енферфламио!» - вновь выкрикнул он, выжимая из себя все соки и уничтожая еще несколько тварей, которых он ненавидел наверное больше, чем Волдеморта и Дамболдора вместе взятых. Сейчас он уже пересек ту границу, где человек способен бояться, впадать в отчаяние и думать о собственной жизни, сейчас он мог лишь думать о том, как захватить с собой побольше врагов... Но где-то на краю начавшего помрачаться сознания, всплыла мысль о Дженифер, об этой девочке, которая из-за своей любви к нему пошла сюда, и которая погибнет вместе с ним... Он не мог допустить этого. Сделав паузу в вылетающих с невероятной скоростью и частотой чарах, он взмахнул палочкой, не создавая боевого заклятья... Бесчувственное тело Дженифер сорвалось с места, пролетев над дементорами оно довольно мягко упало перед открытыми воротами Хогвартса... Проводив ее затуманенным взглядом, Гарри краем глаза заметил людей спешащих к нему... Но сейчас ему было все равно, он сражался...
Никогда во всей своей жизни, ни до, ни после не колдовал Гарри быстрее и лучше, его заклятья вылетали с частотой недоступной ему ранее, он вертелся волчком отражая врага со всех сторон сразу. Эта была та степень безумия, которую порой сравнивают с гневом Божьим, ни одно из его заклятий не пропадало, не унося минимум одного врага...
Енферфламио, один гад подобрался слишком близко, Авада Кедавра, теперь левее, еще одно Енферфламио... Его ноги уже подкашивались, потом он упал на колени, но даже не заметил этого, все, что сейчас имело значение, это палочки в его руках, и очень сузившееся пространство перед глазами, которое сейчас было шире всей вселенной...
Гарри так и не понял, что произошло просто в один прекрасный момент, в этом пространстве перед глазами не оказалось ни единого дементора... вместо этого перед ним появилось лицо Минервы МакГонагалл... Чьи-то руки подхватили его и помогли подняться с колен, на которых он, оказывается, сидел. Гарри понял что должен что-то подумать, может быть сказать или сделать, но вместо этого он обмяк на руках профессора ЗОТИ и мастера зелий.

Северус Снейп сидел в Больничном крыле и просто смотрел на двух лежащих на койках ребят. Хогвартс был в осаде, похоже, вокруг замка собрались едва ли не все дементоры, это конечно было преувеличение, но их там были тысячи... Камины непрерывно блокировались, деблокировались совместными усилиями всех преподавателей, но их почти сразу блокировали вновь, времени хватало лишь но короткие переговоры с внешним миром. Министерство пока никак не могло собрать достаточно сил, чтобы попытаться прорваться к ним на помощь, сейчас они были одни. Но не это сейчас волновало бывшего шпион Ордена Феникса, он почти неотрывно смотрел в лицо, столь похожее на физиономию его школьного врага... Из головы не шла картина, вот он вместе с другими преподавателями мчится из замка на подмогу тем, кто упал так близко от входа, в тумане было не различить, кто это... Вот над их головами проносится бесчувственное тело, а тот, кто остался в окружении двух сотен дементоров продолжает борьбу... Им понадобилось немало времени, чтобы оттеснить дементоров, за это время он уже успел узнать Поттера. Тот творил нечто невообразимое, отбиваясь о тварей так, что они, хотя и нападали со всех сторон, никак не могли его настичь, в эти мгновения парень превосходил все виденное зельеваром... Но даже не это больше всего потрясло Снейпа, а то, что дементоры, казалось, не воздействовали на Поттера... Его лицо... на нем была печать бешенства, неистовой ярости, и никаких следов отчаяния, казалось, то, что он сейчас переживает худшие моменты своей жизни, его ни коим образом не смущает, а лишь злит.
Северус Снейп хорошо помнил свои две недели в Азкабане, куда он попал за пару месяцев до первого падения Темного Лорда из-за серии случайностей и недоразумений, Дамболдору потребовалось время, чтобы вызволить его оттуда. Снейп хорошо помнил, какого это, сидеть в окружении этих существ, и это при том, что они никогда не подходили к узникам вплотную, по крайней мере не стояли. Но уже самого их присутствия хватало, чтобы рухнуть без сил... Но то, что тебя не убивает, делает тебя сильнее, и после этого заключения, многое из того, что раньше приводило его в ужас теперь стало раздражать или просто смешить. Ко всему можно привыкнуть, даже к страху... Но привыкнуть к дементорам?!
Дальше думать не хотелось, так как все это приводило к одному единственному заключению... которое объясняло не только это, но и многое другое. Похоже он понял, в чем главная тайна Гарри Поттера, а еще он понял, что никому, никогда не скажет об этом ни слова... Северус Снейп тихо поднялся и отправился к себе в подземелья, ему еще предстояла куча дел.

Дженифер открыла глаза, последнее, что она помнила, это как, не выдержав, она рухнула без сознания у ног Гарри. «Так, если я еще что-то помню, значит поцелуй не состоялся! Уже хорошо...». Не шевелясь она поводила глазами из стороны в сторону, пытаясь понять, что же произошло, и, самое главное, где она находится. Это помещение со светлыми стенами, было, без сомнения, Больничным крылом. Успокоившись, она, наконец, позволила себе пошевелиться, повернула голову, и первое, что она увидела, это бесчувственный Гарри на соседней койке.
Она поспешно, не раздумывая вскочила, ей в голову даже не пришла возможность того, что она не устоит на ногах. Впрочем, все было в порядке, тело ее вполне слушалось, она в мгновение ока оказалась рядом с ним. Он был бледнее обычного, а коснувшись его лба, она ощутила, что его тело на несколько градусов холоднее ее собственного. Но сердце билось, ужасная догадка всплыла в ее сознании...
- Мисс Реддл, вы еще слишком слабы, вам нельзя вставать! – В помещение ворвалась мадам Помфри. – Извольте немедленно лечь!
- Как он? – Дженифер даже не сделала вида, что собирается сделать хоть шаг к своей кровати.
- Немедленно в кровать! – Помфри налетела на нее, и буквально затолкала под одеяло. – А с ним все будет в порядке! Эти проклятые создания высосали из него все силы, но он идет на поправку невероятно быстро. Профессор Снейп принес свои лучшие зелья, и он уже, наверное, скоро проснется... Никогда не видела, чтобы человек поправлялся от такого потрясения столь быстро! Вы бы видели его всего три часа назад, когда вас сюда доставили! Белый как сама смерть, и температура тела не превышала двадцати градусов... Я, было, подумала, что все... Но он словно годы прожил в обществе этих существ, и немного притерпелся к ним...
Дженифер побледнела и вновь вскочила, медсестра, как нельзя более точно, охарактеризовала то, что произошло с Гарри. Только теперь, сама ощутив воздействие дементоров, она могла представить, что перенес Гарри, и она теперь лучше понимала ту ненависть, что он питал к директору...
- Но, не волнуйтесь! – Мадам Помфри, видно, по своему интерпретировала ее реакцию. – С ним все будет в порядке! Я тоже сперва испугалась, даже подумала о Поцелуе... Но все будет хорошо, тем более, что он еще был в сознании и отбивался, когда его нашли... По словам мистера Долиша, это было нечто совершенно удивительное! А теперь, вернитесь, все-таки, в свое кровать, вы этого возможно не замечаете, но вы совершено обессилены, вам обоим нужно будет восстановиться. К счастью, стараниями мистера Снейпа, это займет всего одну ночь... Директор хотел вас расспросить, едва вы очнетесь, но я костьми лягу, но никого сюда не допущу!
Дженифер послушно легла, но не в свою постель, а рядом с Гарри. Медсестру чуть было не хватил удар от такого, но она, видно смирившись с неизбежным, махнула рукой, и начала пичкать ее всевозможными снадобьями, кое-что перепадало и Гарри.

Гарри Поттер очнулся уже среди ночи, он чувствовал себя просто бесподобно, а когда он обнаружил себя в Больничном Крыле, и Дженифер, с которой тоже все было в порядке рядом с собой, он просто уснул, хотя его последней мыслью было: - «Вот тебе и попраздновали!».
На следующее утро они оба проснулись полные сил, и не успели еще обсудить произошедшее, как и вызвал к себе директор. Тот их внимательно расспросил, а потом отпустил, его явно распирало желание побранить их за то, что они так безоглядно кинулись, но он просто не решился.
Когда они вошли в Большой Зал, в сопровождении директора, все взгляды вновь поворотились к ним, но сейчас им все равно. Они просто сели и начали завтракать, тем временем Дамболдор со своего места завел речь о происходящем, о том что замок осажден, но он так же говорил, что они здесь в полной безопасности, ибо темные силы никак не смогут проникнуть сюда...
- Я бы не был так уверен в себе, Старикан! – Раздался голос. В Большой Зал школы чародейства и волшебства Хогвартс, в сопровождении Пожирателей смерти, с видом хозяина положения, вошел Лорд Волдеморт...


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Среда, 12.08.2009, 19:52 | Сообщение # 45
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 43.

Гарри попытался вскочить, просто приподняться, но с изумлением и, пожалуй, ужасом обнаружил, что не может: он просто прилип к сиденью. Руки его слушались, а вот ноги нет... Все тело ниже пояса было парализовано, и встать он не мог, более того, руки тоже наливались тяжестью... Судя по скованным и несмелым движениям учеников и учителей, то же самое происходило со всеми, даже директор не мог двинуться...
- И не пытайтесь... – даже как-то ласково проговорил Темный Лорд. – Никто из вас не сдвинется с места, пока я этого не пожелаю... Сама ваша обожаемая школа помогает мне в этом...
«Ты повторяешь ошибку злодеев из магловского кино или книг, ты слишком много болтаешь! И выбалтываешь ты важные сведения!» - Гарри внимательно вслушался в магические токи в этом помещении, теперь он знал, что искать...
- Давненько не бывал я в этом Зале... – издевательски, чуть нараспев протянул Волдеморт.
- Чего ты хочешь, Том? – даже сейчас директор сохранил спокойный тон, но вот называть имя ему, пожалуй, не следовало.
- Не называй меня так, Старик! А хочу я все того же - избавить эту школу от всей этой набившейся в нее грязи... И теперь-то уж я позабочусь, чтобы тут не осталось тех, кому не место в этих стенах...
«Давай, давай, болтай подольше... А я сейчас соображу, как избавится от твоих заклятий!» - Гарри уже нащупал чары Волдеморта, тот использовал в своих целях заклятья, наложенные еще Финеасом Найджелусом, прапрадедом Сириуса и самым непопулярным директором школы во все времена. Тот, дабы укрепить свою власть, наложил на Зал чары, позволяющие, если что, приклеить всех учеников к своим сиденьям... Только тут Томми добавил и кое-что свое, так что теперь сам директор школы не разберет... Нет, кому-нибудь постороннему, извне, разбить чары не составит труда, если он сам не затронут, а вот освободится от этих чар, мог бы, пожалуй, только Волдеморт, сам их и составивший. Ну, и еще Гарри, детально знающий его методы и уже узнавший большую часть использованных заклятий... «Предстоит попотеть...»
- Весь Хогвартс просто смердит от обилия грязнокровок, а уж о полукровках и говорить не стоит... Аааа, какая мерзость... – Волдеморт обходил Зал кругом вглядываясь в лица бледнеющих студентов. В это время его ПСы выстраивались в круг. – Всего несколько достойных... – Темный Лорд остановился рядом с Драко и его прихлебателями. – Люциус, ты все же не до конца разочаровал меня, ты смог достойно воспитать своего сына...
- Да, мой Лорд... – донесся голос Люциуса Малфоя из-под маски одного из Пожирателей.
- Не то, что некоторые... – Волдеморт нарочно миновал Гарри и остановился перед Дженифер. – Ты разочаровала меня, дочь. – Почти весь зал ахнул, свое изумление не сдержали даже многие из Пожирателей. – Общаться с таким отребьем...
- Так я тебе все-таки дочь?! – Дженифер сумела саркастически усмехнуться. – Дочь, а не наследница, из которой пытками предстоит сделать хорошую подстилку для ног, вроде того, чем служит тебе моя мать, рептилия? – Гарри мог сейчас гордиться своей девушкой, но если он сейчас быстро не найдет, как освободится, все это очень плохо кончится.
- Как ты смеешь, жалкое отродье? И я носила тебя в своем чреве! Как смеешь ты так отвечать своему Хозяину?! – исступленно завопила графиня Кассан с другой стороны Зала.
- Молчать! Круцио! – Волдеморт обрушил свой гнев не на непокорную дочь, а на ее мать. – Это ты позволила такому произойти, ты не сумела вырастить из нее кого-то достойного не то, что наследовать мне, но даже пойти за мной! Ты сделала из нее маглолюбку! Круцио!
Графиня с криками боли металась по полу, а Гарри, наконец, нашел, как подступиться к связывающим его чарам. Освободить всех было ему не силам, но вернуть свободу движений самому себе не так уж и трудно, в конечном счете. «И очень кстати, что Том отвлекся...» - палочки скользнули Гарри в руки, к счастью, он сидел спиной к стене и потому, это осталось незамеченным. Том тем временем продолжал бушевать. Пока доставалось в основном тем Пожирателям, чьи дети не выглядели сейчас особо осчастливленными тем, что Лорд попал в замок. Преодолевая онемение в кистях, Гарри творил свои заклятья, последний штрих... и тело вновь свободно.
- Хорошо сказано, Джени... Ты временно направила энергию своего папочки в общественно полезное русло, – Гарри чуть заметно наклонился к ней и зашептал: – Я сейчас тебя освобожу, но ты не подавай виду. А когда я привлеку к себе все внимание, тихо прокрадись к учителям и освободи их, скажи Дамблдору, чтобы не вмешивался, пока я буду общаться с твоим отцом, и послал за помощью, мне плевать, как он это сделает, но Министерство и Орден должны знать. Поняла? – Гарри коснулся ее палочкой и прошептал: – Фините... – и Дженифер почувствовала себя свободной, да, такое простое заклятье срабатывало.
Тем временем Волдеморт закончил изливать свой гнев на своих же слуг и, похоже, решил перейти к следующей стадии программы.
- А теперь начнем, сперва... приведите эту изменницу своей крови, что посмела иметь дело с... грязнокровкой! – и он указал на сидящую рядом с Гарри Блейз. – Да, Лорд Судеб Волдеморт все знает! Она понесет наказание... – и Волдеморт демонстративно отвернулся от стола Слизерина.
Точно так же поступили и все ПСы, кроме одного, который с палочкой в руках направился к затрепетавшей Забини. Гарри напрягся - начинается...
Его левая палочка вернулась в рукав, а ее место занял призванный прямо со стола нож, который он наскоро заточил заклятьем...

Альбус Дамболдор был не в силах смотреть, как сейчас будут мучить его студентов, он зажмурился, чтобы не видеть, как один из приспешников Тома протягивает руку, дабы схватить Блейз Забини за волосы. Старый волшебник слабел с того самого дня, как он узнал то, что скрывал от него Гарри. Его твердость в убеждениях, его гордость, его дух, все мало-помалу оставляло его, и сейчас он трусливо, он сам признавал, что трусливо, зажмурился, чтобы не видеть это. Он бы зажал себе уши, если бы только мог, чтобы не слышать девичьего визга... который внезапно оборвался, и раздался голос, голос невозмутимый и гордый:
- Сперва сразись со мной, Том.
Дамблдор распахнул глаза, Гарри Поттер перекатом преодолел стол Слизерина и мягко встал на ноги. Рядом с ним оседал на пол Пожиратель смерти с перерезанным горлом, Гарри сжимал в левой руке окровавленный нож, а его палочка была нацелена на Тома Нарволо Реддла - того, кто убил его родителей.
Все происходило, как при замедленной съемке, все медленно поворачивались к Гарри, Пожиратели навели, было, палочки, но остановились по жесту Волдеморта... Ученики и, наверное, учителя, только их директору было не видно, таращились на него. Дженифер, дочь Темного Лорда, грациозно, почти по змеиному, соскользнула со своего сиденья... А Гарри спокойно шел к центру зала, он даже почти опустил палочку...

- Ну так что, Том, не желаешь решить вопрос, который касается нас обоих? – Гарри медленно приближался к Темному Лорду. Ему надо было выиграть как можно больше времени, и одним из способов было заговаривание зубов.
- Поттер... Ты вновь встал у меня на пути... – казалось, Волдеморт просто констатирует неприятный факт.
- Так уж у меня на роду написано... Помнишь? «Ни один из них не сможет жить спокойно, пока жив другой.» Предлагаю решить эту проблему.
- Что ж, почему бы и нет, давно пора продемонстрировать, что ты, мальчишка, ничто рядом со мной.
- Ага, ничто, которое лишило тебя сил четырнадцать лет назад, которое вновь помешало тебе четыре года назад, которое оставило тебя в дураках в прошлом году...
- Щенок! Ты заплатишь за эти слова! Круцио!
- Том, это же неприлично, – Гарри без труда избежал атаки. – Этак я могу подумать, что ты просто головорез какой-то. Мы с тобой солидные люди, или хулиганье какое-нибудь? Все надо делать по правилам... – и Гарри, с вызовом, поднял палочку на уровень глаз.
- Что ж, я всегда ценил храбрость... Мальчишка, тебя ожидает честь быть убитым самим Лордом Судеб! – Волдеморт ответил на приветствие, они чуть склонились друг другу...
– Деспампа!
- Солидус Оссус! – Гарри блокировал темное заклятье, которое бы переломало ему все кости, оставив беспомощным перед его врагом. – МалиоАиро Разоарус!
Лезвия, созданные из ставшего острым, как бритва, воздуха, устремились к Лорду Тьмы. Тот одним заклятьем вернул воздуху его обычное состояние. Ни он, ни Гарри пока не двигались с места, два противника проверяли друг друга, но вместо множества мелких заклятий они применяли отдельные сильные чары...

Дамболдор неотрывно смотрел, как Гарри и Том лениво перебрасываются мощнейшими чарами Высшей магии. Он никак не мог понять, чего же добивается Гарри, казалось, он всеми силами стремиться растянуть этот поединок как можно дольше... «Фините...» - раздалось у него за спиной, и он тут же почувствовал, что свободен.
- Тихо... – проговорил голос мисс Реддл. – Не привлекайте внимания, Гарри будет отвлекать их столько, сколько сможет, но когда он закончит, тут уже должны быть мракоборцы, иначе будет настоящее побоище.
Дамблдор напряженно соображал, так, теперь ясно, чего добивается Гарри... Дженифер в это время одного за другим освобождала учителей, все напряженно смотрели на происходящее в центре зала, где ни один из противников еще не сделал ни одного шага. Дочь Темного Лорда, выполнив свою задачу, тихонько вернулась на свое место за столом, все прошло незаметно для окружающих, поглощенных схваткой. А в его голове шла напряженная работа: как же предупредить внешний мир?

- Скажи мне, Том, а как вы проникли сюда? Я проверял все способы, какие мне только приходили в голову... безрезультатно, – закрывшись от потока зеленого сияния сотворенным из воздуха щитом, Гарри решил продолжить беседу.
- Давно... мой верный Хвост рассказал мне о тайных ходах в замок, о которых никто не знает... – Волдеморт не мог устоять перед соблазном всем поведать о том, какой он хитрый.
- Но я их знаю все, и я их проверял, все пути ведущие наружу, кроме... – Гарри запнулся на полуслове. – Мерлин, какой же я кретин! Вам же ничего не стоит убрать тот обвал! Как я не сообразил?! – Гарри мог сказать лишь одно в свое оправдание: с третьего курса, когда он впервые получил Карту Мародеров, в нем утвердилась мысль о том, что этот путь перекрыт и все равно, что не существует.
- Он самый, туннель за зеркалом на пятом этаже... – Волдеморт с усмешкой подтвердил его слова, нет, определенно, для будущего повелителя мира он был слишком болтлив. – Конечно, ты же живешь с Блеком, он тебе все секреты рассказал.
- Да, вот, что значит утвердившееся мнение... – Гарри замолк на долю мгновения... – Тутурнул! – рявкнул он, срываясь с места. – Инфаламио! Дижамбус!
Волдеморт отреагировал сразу, его любимый серебреный щит был наготове и защитил его, из-за него вылетели одно за другим десяток невербальных заклятий. Гарри с ходу выставил, так называемый, подвижный щит, очень мощный, он защищал лишь с одной стороны, но не требовал, чтобы создатель оставался на месте. Какие бы заклятья не послал в него Реддл, щита они не пробили, а Гарри отвел свою палочку назад и взмахнул ей, как хлыстом. Как во время того памятного боя в министерстве, огненная струя из палочки обвила, было, щит из серебра... Но поток воды из-за щита ударил ей навстречу, две силы встретились и уничтожили друг друга. Впрочем, щит тоже опал. Через мгновение Темный лорд его восстановил и выслал целую серию заклятий, которые Гарри все благополучно парировал.
Теперь пришла пора драться всерьез и узнать, чего стоят все его знания о техниках Волдеморта, вот, например...
- Лансул! – его любимое ударное заклятье, как в гонг, ударило в щит, который выдержал, но потом шло... – Файяарусс! – и сразу за ним: - Разоагласос!
Огненный шар, а следом за ним ледяное копье обрушились на шит Волдеморта. Чем этот щит был хорош, так это тем, что его можно было модифицировать и адаптировать к тому, что в него вот-вот воткнется. Темный Лорд подготовил свою защиту для огня, и пламя бессильно растеклось по серебру, сразу за этим щит уже был готов для того, чтобы принять лед. Ледяное копье точно так же разбилось, но именно в этот миг в щите образовалась крохотная лазейка там, куда на его сферу указывал кончик палочки Волдеморта, последствия градиента скорости адаптации щита... Это было вызвано тем, что защите пришлось последовательно отражать две противоположенные силы...
Гарри не замедлил воспользоваться этой возможностью, крохотная лазейка перед тем, как закрыться, приняла в себя невербальное «Секо», и на левом плече Темного Лорда появился кровавый порез... Сразу за этим Гарри пришлось уйти в глухую оборону, отражая бешенную атаку разъяренного Лорда. Но пока Волдеморт не применял Смертельное проклятье, а именно этого дожидался Гарри.
- Раважио! – Гарри, едва услышав первый слог этого заклятья, сиганул, стремясь оказаться как можно дальше от того места, где он только что был... В полу появилась воронка, ударная волна взрыва его не достала, но вот осколки... Один ударил в плечо, еще один вскользь задел голову... Гарри приземлился на левое плечо и ладонь, мягко перекатился, одновременно выпуская серию мелких заклятий, ибо в этот миг Волдеморт был без своего щита, и это могло его придержать...
Да, его заклятья заставили Волдеморта отвлечься, и это дало ему ту секунду, которой нет цены, этой секунды хватило на то, чтобы вскочить и выставить щит... Волдеморт пошел в наступление, Гарри отчаянно парировал, дожидаясь мига, когда...
- Вентрикюлос-Инибос! – то, чего он ждал - заклятье сердечного приступа. Волдеморт всегда вплетает его в такие массированные наступления...
- Корпус Рефорсус Интерно! – выкрикнул Гарри и, продолжая движение палочкой, добавил: - Ойюусос малус, – малоизвестное заклятье, от которого хоть и нетрудно защититься, но контр-заклятье требует движения, которое совсем не согласуется с тем, что только что завершил Лорд.
Не успев защититься, Волдеморт в полную силу ощутил все прелести этого заклятья: его левый глаз заплыл черным так, что не имел никакой возможности открыться.
- Ну как, Том, неплохо, для мальчишки? – Гарри как-то расслабился, даже чуть приспустил палочку.
- Должен признать, ты меня поражаешь... Ты, действительно, достиг очень многого в своем возрасте... Даже жалко тебя убивать, точно так же, как когда-то мне не хотелось убивать твою мать... Присоединяйся ко мне Поттер, чтобы твоя мать не умерла зря! – все-таки Волдеморт порой производил впечатление зацикленного на своем. Правда, говоря это он приводил в порядок свой глаз, а Гарри словно ничего не замечал. – Ты же ученик Слизерина, встань рядом со мной и ты достигнешь истинных высот!
- Каких еще высот? – Гарри словно окончательно расслабился, его поза больше не была напряженной, так что он не сумел бы увернуться, ежели что... – Таких же высот, что достигают все эти дворняги, что пресмыкаются у твоих ног и служат тебе подстилками? Уж если собственная дочь отвернулась от тебя, то чего ты ждешь от меня? Что ты можешь предложить мне, рептилия?
Гарри откровенно валял дурака, поддевая своего противника так, как только мог, провоцируя его на одно единственное заклятье... «Ну, давай же, зверей, вот он я, молодой, самодовольный оболтус, который совершенно потерял бдительность, ты видишь, что я не смогу увернуться, так давай, примени же свое заклятье. Чего ты ждешь? Вот он я!» - мысленно молил Гарри своего врага.
- Я не животное, Том, в отличие от некоторых. Я не собираюсь лизать чью бы то ни было задницу... Я еще имею гордость...
- Авада Кедавра! – раздалось столь ожидаемое заклятье, но его выкрикнул не Лорд Волдеморт, нет, его выкрикнул кто-то стоящий справа от Гарри.
Хотя он и не смог бы уклониться от направленного ему в лицо заклятья, с лучом летящим сбоку была другая история. Гарри наклонился вперед и буквально ощутил, как смертоносный луч прошел в сантиметре от тела... И лишь задним числом до него дошло, что там, куда сейчас летит луч, находится стол его факультета. Женский крик: «Нет!» - потом выкрик: «Мама!» - подозрительно знакомый голос, кстати... Звук падения тела и еще один крик, полный ярости: «Авада Кедавра!» Гарри еще не восстановил равновесия и понимал, что сейчас не сумеет увернуться... Только заклятье предназначалось вовсе не ему...
Зеленый луч пролетел так далеко, что стало ясно: его целью был вовсе не Гарри, и еще одно тело падает замертво... Гарри, наконец, вернул себе равновесие и смог оглядеться, первый взгляд он бросил в сторону стола Слизерина, сейчас он обращал мало внимания на Волдеморта, который тоже оглядывался, дабы понять происходящее. Около стола Слизерина, перед уставившимся в никуда Драко Малфоем, лежало тело светловолосой женщины в черном плаще Пожирателя смерти. Нарцисса закрыла собой своего единственного сына... Еще один Пожиратель, в котором Гарри, несмотря на плащ и маску, признал Рудольфуса Лестрейнджа, лежал мертвым, а с другой стороны Зала застыл с поднятой палочкой и перекошенным лицом, с которого упала маска, Люциус Малфой. В следующий миг он, наплевав на все и вся, кинулся к телу своей жены...
- Да, дисциплина-то хромает, Том, эдак они все друг друга поубивают... – Гарри продолжил валять дурака, теперь надо было поспешать, а то ситуация может стать совсем непредсказуемой... Уже этой атаки Рудольфуса он никак не ждал, хотя мог бы и догадаться, что тот захочет отомстить за свою жену...
Впрочем, большего и не потребовалось: Том и сам понимал, что теперь надо заканчивать как можно быстрее, и он сделал то, к чему Гарри его подстрекал все это время.
- Авада Кедавра! – несущий смерть зеленый луч вырвался из палочки Лорда Тьмы и устремился к окончательно утратившему бдительность мальчишке.
То, что произошло потом навсегда осталось в памяти каждого, кто присутствовал здесь и остался жив. На ничтожную долю мгновения на лице Поттера проступило удовлетворение, и он крикнул, не меняя позы: - «Экспеллиармус!» - его палочка была в опущенной руке, но ее конец по-прежнему указывал на Волдеморта. Красный луч пересекся с зеленым, когда последний уже почти достиг парня... И зеленый и красный лучи исчезли, их заменил золотой, вернее даже не луч, а некая нить, которая словно расщепилась на множество тоненьких лучиков, что начали сплетать купол вокруг двоих противников... В ушах у всех заиграла дивная музыка, а вынырнувший из ниоткуда Фоукс вторил этой песне. На лице молодого Поттера удовлетворение сменилось спокойной уверенностью.
Гарри добился своего. С самого начала он хотел, чтобы условия столкновения их палочек были прежними, ибо явление «Приори Инкантатем» было мало изучено. Уже тот факт, что до этого они сражались на обычной дуэли, атакуя и отражая, говорил, что не всякое заклятье, вернее пара заклятий, может произвести нужный эффект. Поэтому он дожидался этого момента, чтобы вновь встретились заклятья, одно и которых было фатальным и направлено прямо на владельца палочки, а другое воздействовало непосредственно на палочку его противника... Возможно, все это было излишним и два любых встречных заклятья бы произвели тот же эффект, а может, и нет, Гарри этого просто не знал. Но главное, что сейчас это сработало.
Они стояли посреди зала, таким образом, что им даже не пришлось перелетать на другое, свободное пространство, звенела песнь Феникса, и Фоукс, нарезая круги над ними, ей вторил. Волдеморт явно ничего не понимал в происходящем, на соединяющем их палочки луче вновь появились золотистые бусины. Правая рука Гарри прилипла к палочке, его ноги приклеились к полу, точно так же как и ноги Темного Лорда. Пора.
Гарри спокойно достал из рукава свою вторую палочку, которая до этого лежала без дела всю эту схватку.
- Прощай, Том, – Гарри стремительно навел свою вторую палочку на своего врага. - Авада Кедавра!


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Однажды он прогнётся под нас... (Шанс поменять ВСЁ, рейтинг - R, фандом - ГП.)
Страница 9 из 10«1278910»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017