13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Тихий Холм (Добро пожаловать в Сайлент Хилл. Рейтинг - NC-17, фандом: СХ)
Тихий Холм
13-stationДата: Воскресенье, 16.08.2009, 21:38 | Сообщение # 6
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 5

Быстро не получилось. Голова и плечи прошли без проблем, но дальше начались неприятности. Кончилось тем, что Хизер крепко застряла, наполовину высунувшись наружу. Упёршись в раму окна, она сделала несколько рывков, рискуя порвать любимую жилетку. Тело продвинулось не более чем на сантиметр. Поняв, что так не пойдёт, она отчаянно замахала ногами, стараясь ввинтиться обратно. Это оказалось и вовсе невозможно. Хизер замерла, и перед её глазами предстала захватывающая картина: дверь туалета распахивается, детектив, обеспокоенный долгим отсутствием девушки, заглядывает вовнутрь, и... Опаньки!
Немного придя в себя, Хизер решила, что двигаться вперёд всё же целесообразнее, чем пятиться назад. Закусив губу, она медленно толкала себя наружу. На щеках заблестели капельки пота. Но мучения были не напрасны: через минуту ощущение, что она пробирается сквозь канализационную трубу, исчезло, а ещё спустя некоторое время Хизер наконец коснулась ладонями шершавого асфальта. Почувствовав под собой твёрдую опору, она убрала ноги из окна. Свобода!
Свобода свободой, а мешкать не стоило. Скоро Картланд поймёт, что его провели. Пока этого не случилось, она должна успеть вернуться в станцию, спуститься в метро и сесть на поезд, отправляющийся на Берген-стрит. А там народу – о-го-го! Ищи свищи. Доберётся домой и всё расскажет отцу, а уж он-то постарается, найдёт детектива и вынет из него душу. Хизер в этом не сомневалась.
Аккуратно закрыв ставни, Хизер пошла вдоль красной кирпичной стены. Она вышла из станции со стороны двора, поэтому здесь никого не было. Туман вокруг сгустился до такой степени, что немного разъедал глаза. Когда Хизер вошла в торговый центр, на улице не было ни намёка на какой-либо туман. А теперь пожалуйста – она не могла разглядеть окрестности дальше, чем на пять шагов. Розовый туман обволакивал дома и деревья. Даже заходящего солнца не было видно. Там, где над горизонтом висело небесное светило, туман отличался нездоровым блеском. И всё.
Отмахав добрую сотню метров, Хизер наконец увидела дверь пожарного выхода. Через неё она наверняка попадёт в служебную часть помещения, куда, вообще-то, запрещено заходить... Ай, ладно. Невелика провинность.
Но всё-таки Хизер испытала облегчение, когда открыла дверь. Коридор действительно был служебный, и сейчас в нём никого не было. Значит, есть шанс прошмыгнуть незамеченной. Хизер спешно зашагала вперёд. Шаги эхом отражались от стен. По обе стороны тянулась череда безликих дверей с надписями: «СКЛАД». Склады были последовательно пронумерованы, и на всех дверях висели здоровенные замки. Сначала Хизер удивлялась, зачем так много складов в торговом центре, но потом с сарказмом напомнила себе, что товары тоже должны где-то храниться.
Вспомнив, что поезд на Берген-стрит отходит в полдевятого, она поднесла запястье к лицу. Стрелки показывали восемь пятнадцать. Время ещё было. Хизер уже почти успокоилась, когда заметила, что секундная стрелка на циферблате не движется. Она легонько встряхнула рукой. Стрелка по-прежнему не двигалась – она навечно застыла у цифры шесть. Должно быть, сели батареи... или что-то ещё.
Хизер досадливо тряхнула головой. Если она пропустит поезд, то ей придётся ждать следующий до половины десятого. Такая перспектива ей не улыбалась – причём то, что за неё будет беспокоиться отец, давило на Хизер даже сильнее, чем маячащий за спиной детектив. Нужно спешить. Часы остановились совсем недавно – должно быть, когда она выделывала кульбиты у туалетной комнаты. Они отстали ещё не сильно – минут на пять-шесть от силы. Значит, до отхода поезда осталось где-то десять минут. Успеть можно, но кое-кому придётся поднажать.
Дойдя до конца коридора, Хизер толкнула массивную железную дверь и оказалась на торговой площадке первого этажа. Здесь тоже не было ни души. Двери магазинов были наглухо закрыты, а вывески уныло извещали о том, что именно ЗДЕСЬ и именно СЕЙЧАС на все товары объявлена СКИДКА в десять процентов от стоимости. Похоже, продавцы считали, что посетители должны при виде объявления скакать по полу и хлопать в ладоши. Может быть, так всё и было бы, но для этого требовалось наличие на площадке хотя бы одного покупателя. А сейчас здесь стояла только Хизер, и она ничем поживиться не собиралась.
– Да куда это все подевались? – удивлённо спросила Хизер у пространства. Постояла немного, ожидая, что логика предложит какое-нибудь рациональное объяснение, но та предательски молчала. Зато вовсю заработала память, подсовывая ей на размышление факты из не столь далёкого прошлого. Пустые стойки в холле. Исчезнувшая – да-да, исчезнувшая, а как же ещё? – обитательница кабинки в женском туалете. Безлюдный служебный коридор. А теперь вот площадка. Хизер не хотела об этом думать, но создавалось впечатление, что все люди вдруг свалили из здания, как крысы с тонущего корабля.
Она представила себе Дугласа Картланда, который восседает в своей ужасной шляпе на мягком кресле главного офиса и говорит в микрофон внутренней связи: «Леди и джентльмены, я вынужден попросить вас покинуть помещение на час или даже полчаса, потому как мне очень нужно поговорить наедине с одной девушкой. Знаете, это очень важно – касается её рождения».
Хизер заставила себя улыбнуться. Юмористка.
Она прошла через площадку, опасливо косясь на пустующие стеллажи с манекенами. Её не оставляло чувство, что всё это какой-то нелепый розыгрыш, что сейчас ей в лицо ударит ослепительный свет фонаря, взорвутся разноцветные хлопушки и голос за кадром скажет: «Улыбнитесь, вас снимают скрытой камерой!».
Фонарь не зажигался, хлопушки не взрывались. Зато Хизер, уже протянувшая руку к двери холла, заметила краем глаза какое-то движение в магазине слева. Она остановилась, стараясь понять, что привлекло её внимание, но ничего особенного не увидела. Обычный магазин женской одежды. Над входом белые буквы на красном фоне гласили:

БУТИК «МАРГАРИТА»

Ничего вроде не изменилось. Но Хизер была уверена, что там, внутри, что-то шевельнулось. Но тогда... у неё единственный способ выяснить это наверняка, так?
Она подошла к застекленной двери магазина и посмотрела на разноцветные ряды блузок, кофточек и юбок. Серые манекены из папье-маше, скученные в углу, взирали на неё холодно и бесстрастно. Обои на стенах тускло мерцали в свете ламп. Вся картина отдавала затхлостью и безжизненностью. Хизер сокрушённо покачала головой. Наверное, она всё же ошиблась.
На полу лежал пистолет.
Она быстро моргнула. Пистолет никуда не делся. Хизер могла поклясться на Библии, что секунду назад пол был пуст. А теперь на паркете лежал пистолет, и над стволом вился лёгкий дымок.
Сама не понимая, что делает, Хизер отворила дверь магазина, которая почему-то оказалась незапертой. Взгляд её был прикован к пистолету. Ей приходилось стрелять из подобного оружия – на курсах по самообороне инструкторшей была немолодая женщина необъятных размеров, звали её миссис Кабуто. Она научила Хизер биться руками и ногами, орудовать ножом, палкой и ещё тысячей других сподручных вещей. В программу курса входило также умение владеть огнестрельным оружием. Хизер вышла на первое место в группе по меткости и страшно этим гордилась. Отец с любовью смотрел на неё, когда миссис Кабуто похваливала Хизер за отличные достижения.
– Можете быть уверены, – сказала она, – ни один хулиган больше не проблема для вашей дочери.
Медленно, как во сне, Хизер приближалась к пистолету. Способность мыслить и вообще как-то воспринимать окружающее опять отключилась – она видела только смертоносное оружие, лежащее на клетке паркета. Нагнувшись, она медленно протянула руку и взяла пистолет. Металл был тёплый, даже горячий. Хизер машинально проверила положение предохранителя – взведено.
Ничего себе игрушка, а?
Сжав пистолет в ладони, Хизер огляделась. Кому бы могло это принадлежать? Ведь на площадке ни одного человека... если, конечно, пренебрегать манекенами.
Впрочем...
Хизер открыла рот, чтобы закричать. Но не смогла.
Справа от неё на полу распростёрся человек – судя по всему, мёртвый. Хизер поняла это, едва увидела обширную тёмную лужу крови под телом. Кровью было залито всё лицо. Волосы, ниспадающие на плечи, слиплись в мокрые красные пряди. В последний момент жизни человек сжал в кулак правую руку и поднял её вверх, чтобы нанести удар своему обидчику, и оскалился в жуткой усмешке.
«Обидчик» нависал над бездыханным телом и рвал зубами его щёки. С первого взгляда Хизер показалось, что это большое животное наподобие кабана. Но когда оно повернуло лицо
(морду?)
к ней, она увидела, что никакой это не кабан. Это вообще не было животное. Существо было уродливой карикатурой на человека, но в тоже время здорово смахивало на фонарный столб. Когда оно выпрямилось, голова коснулась люстры под потолком. По бутику «Маргарита» пронёсся чистейший звон хрусталя.
Непропорционально длинные ручищи чудовища свободно болтались у самого пола и оканчивались не кистями, а какими-то толстыми обрубками, напоминающими палицу. Из каждой палицы торчал большой костяной шип. На своих спичечных ножках чудовище сделало шаг в сторону девушки, одним махом сократив расстояние вдвое.
Хизер смотрела, как существо приближается к ней. Губы её задрожали, а пальцы так ослабели, что пистолет грозил вырваться из руки и шлёпнуться на пол.
Чудовище мелко задрожало вперёд-назад своей головой. Лица как такового на нём не было. На передней части продолговатого черепа был участок влажной кожи, который беспрестанно подёргивался, скручивался и снова разглаживался – как сенсорная мембрана, воспринимающая сигналы. Ни глаз, ни ушей, ни носа. Один только рот, в котором расположена по кругу армия мелких, но острых, как бритва, зубов, между которыми застряли красные ошметки. Несмотря на это, «лицо», судя по всему, неплохо заменяло органы чувств, потому как существо безошибочно двигалось в сторону Хизер. Одна из палиц качнулась назад, готовясь к удару.
Хизер, наконец, вновь обрела способность двигаться. Она подняла пистолет, дрожащими руками направила его в сторону чудовища и закричала:
– Стой на месте!
Что ты делаешь, дура? У него же нет ушей!
Есть или нет, но оно её услышало. «Лицо» дёрнулось, словно от резкого удара. Существо замедлило движение.
Ободрённая этим, Хизер крикнула снова:
– Не подходи ко мне!
На последнем слове голос сорвался и перешёл на визг. Существо снова начало двигаться к ней. Хизер поняла, что если она сейчас же не выстрелит, то через секунду тварь будет разрывать уже её щёки.
Она зажмурилась и дёрнула курок. Получай!
Пистолет повело в сторону при отдаче. Открыв глаза, Хизер увидела, что существо озадаченно разглядывает простреленную правую руку, из которой фонтаном хлестала кровь. Оно издало тонкое утробное хрюканье, удивительно напоминающее новорождённого поросёнка.
Оно снова посмотрело на неё, и магазин наполнил угрожающий рык. Существо сделало ещё один шаг, оказавшись прямо у её лица. В нос Хизер ударила вонь протухшего мяса вкупе с каким-то неизвестным ей горьким запахом, от которого першило в горле. В панике она нажала курок ещё раз в жуткой уверенности, что патронов больше нет. Но пистолет грохнул во второй раз, и рык оборвался. На этот раз пуля прошила «лицо» насквозь. Мембрана лопнула с громким треском, как воздушный шарик, вздутый сверх меры. За разорвавшейся тонкой плёнкой Хизер с ужасом увидела слизистую серую массу, крест-накрест искрещённую чёрными пульсирующими нитями.
Существо медленно повалилось набок с затихающим воем. Несколько секунд оно судорожно билось у ног Хизер, потом затихло.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Воскресенье, 16.08.2009, 21:41 | Сообщение # 7
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 6

Первое время Хизер ни о чём не думала – просто ошалело переводила взгляд с одного тела на другое, борясь с настойчивыми рвотными позывами. Болезненная аккуратность, которая царила в магазине минуту назад, была разрушена в один миг. Бутик напоминал сейчас скотобойню. Все стены и ряды одежд были забрызганы кровью – то ли чудовища, то ли его жертвы. Лишь манекены сохранили свои вечно надменные улыбки.
Когда пол перестал качаться, и картина перед глазами прекратила резать глаза неестественной чёткостью, Хизер внимательно посмотрела на только что убитого ею монстра. Определённо, это был не человек, так что бояться, что она нарушила божественную заповедь, не приходилось. Назвать существо животным было гораздо легче, но Хизер не была уверена, что это определение – высшая инстанция истины. Единственное слово, более или менее подходившее для описания того, что валялось перед ней – «монстр». Звучало безумно... ну так и само существо всяко не относилось к разряду нормальных вещей. Значит, монстр, решила она про себя. Ей стало немного легче.
А этот бедняга... Хизер не хотела подходить к трупу человека, который лежал на полу. Что она увидит хорошего? Ясный пень, ничего. Она не знала, кто этот человек и как он здесь появился – хотя в какой-то момент при взгляде на обезображенный труп её посетила мысль, что это вполне могла быть женщина, а не мужчина – не знала, как его зовут и какого цвета у него волосы (кровь не давала возможности разглядеть). Не знала и знать не хотела. Зато она знала, что у человека был автоматический пистолет, который не спас жизнь своему хозяину, но спас жизнь ей. Со всем остальным будет разбираться полиция. А что от неё сейчас требуется – сохранить рассудок и не позволить себе сойти с ума. Ну и ещё неплохо бы позвонить в полицейский участок. Да, с этого и нужно танцевать.
Хизер с величайшей осторожностью подошла к прозрачной двери выхода из бутика. Она боялась, что увидит на площадке марширующий взвод взявшихся из ниоткуда чудовищ. Но площадка была пуста и выглядела довольно мирно. Немного успокоившись, она повернула ручку. Дверь не поддалась. Хизер повторила попытку, навалившись плечом – с тем же успехом. Дверь то ли заклинило, то ли замок автоматически защёлкнулся, когда она сюда вошла.
Конечно, Хизер могла разбить стекло, но она сомневалась, что стоить это делать. Стекло было толстое, и для того, чтобы разбить её, понадобилось бы немало усилий... а она сейчас и так еле держалась на ногах. К тому же ей не хотелось начать крушить всё, что попалось под руку – так только конченые истерички поступают, а Хизер не считала себя конченой истеричкой. Нет, это плохая идея. Гораздо проще выйти из комнаты по чёрному выходу и попасть в холл оттуда.
Приятно удивлённая тем, что способность рационально мыслить не покидает её даже в таких, казалось бы, немыслимых обстоятельствах, Хизер прошла через служебную дверь, старательно обойдя стороной остывающие тела. То, что она увидела за дверью, тотчас заставило её вспомнить популярную песенку группы «Who» (Хизер любила старую музыку): Вот вам новый босс, такой же, как прежний. Вот тебе новый коридор, Хизер, такой же, как прежний. История повторяется. Опять двойной ряд запертых дверей и гулкие шаги в гулкой тишине. Хизер шла, пока не упёрлась в дверь с большой красной надписью «ВЫХОД». Собственно, её бы больше устроила надпись «В ХОЛЛ», но дарёному коню...
Так Хизер очутилась на лестничной площадке первого этажа. Здесь было очень тесно, потому что какой-то гений додумался выгрузить у лестницы фанерные ящики. В довершение всего маленькая лампочка, которая должна была освещать площадку, перегорела, и оттого Хизер чувствовала себя, как в склепе. Первый порыв у неё был немедленно вернуться в коридор, но ей не хотелось проделать всю дорогу ещё раз и снова пройти мимо трупов. Уж лучше подняться на второй этаж. Авось там есть кто живой.
Лавируя между грудами ящиков, она кое-как начала протискиваться наверх. Площадка второго этажа тоже была погружена во мрак. Хизер задрала голову и прищурилась. Лампа отсутствовала – на неё глядел пустой чёрный патрон. Ну это совсем уж никуда не годится. Она начала сомневаться в компетентности администрации торгового центра.
– Вот вам новый босс, – вслух сказала Хизер и открыла зелёную дверь.
– Такой же, как и прежний, – добавила она и рассмеялась. Смех многократно отразился от стен. Никого в коридоре не было.
Ну и что ты об этом думаешь?
Голос в голове был колким и насмешливым. Ей он не понравился. В насмешниках она сейчас нуждалась менее всего.
– Не знаю, – сказала Хизер. – Не имею понятия. А у тебя есть варианты?
Голос смолчал, и она порадовалась, как быстро ей удалось его заткнуть. Господа, не лезьте с комментариями к Хизер, когда она не в настроении.
Впрочем, радость была недолгой. Она длилась ровно до того момента, пока Хизер не осознала, что разговаривает сама с собой, стоя в пустом коридоре торгового центра. Неужто она уже чокнулась?
Спокойно, Хизер. Тут творится что-то неладное, но это не повод, чтобы выкатывать шарики за ролики.
Собравшись, она пошла вперёд и старалась ни о чём не думать. Думать в данных обстоятельствах было вредно для здоровья. Просто иди, и всё тут.
Дойдя до половины коридора, Хизер услышала шум. Шум исходил из-за одного из дверей. Установить, из-за какого, не составляло труда, потому что только эта дверь и не была закрыта на замок. С первого взгляда – самая обычная дверь с металлической табличкой «СКЛАД №45». Помешались, что ли, они на этих складах?
Хизер на цыпочках подошла к двери и прильнула ухом к замочной скважине. Звук не прекращался – будто там, за дверью, работает миксер в медленном режиме. Клокот, изредка нарушаемый глухим бульканьем. Хизер остановилась. Стоит ли открывать СКЛАД №45?
С одной стороны, раз что-то шумит, то, возможно, там могут быть люди. Но не менее вероятно, что там НЕ-люди.
А впрочем... Кто не рискует, тот не пьёт шампанское. Не будет же она сто лет кружить по этим коридорам.
Хизер открыла дверь не более чем на толщину волоска и поневоле напряглась всем телом, готовая бежать со всех ног.
Собака стояла спиной к двери и елозила полосатой перебинтованной спиной. Вокруг стояли большие фанерные ящики, аккуратно сложённые у стены. У подножия одного ящика в луже крови что-то краснело (кусок мяса?), и собака увлечённо вырывала от него большие куски, беспрестанно поскуливая от удовольствия.
Хизер вздрогнула и захлопнула дверь. Она попыталась убедить себя, что ничего не видела, что всю картину нарисовало её воображение. Но перед глазами упрямо маячила полосатая псина со странно раздвоенной головой. Словно не голова это вовсе, а тиски...
Не было ничего такого. Игра света и тени... Мало ли что привидится после той пьянки в бутике.
Правда, что ли?
Насмешливый голос ожил снова, но Хизер ничего ему не ответила. Просто пошла дальше и на двери больше не косилась. Почти дойдя до конца коридора, она поймала себя на том, что ощупывает боковой карман жилетки. В кармане что-то было. Что-то тяжёлое.
Секундой позже Хизер выудила из кармана пистолет, который не так давно спас ей жизнь. Она недоумённо смотрела на него, гадая, как он туда попал. Так... Она стреляла в ту тварь, а потом... потом... Хизер не помнила, куда дела оружие. Наверное, просто сунула в карман. Даже не потрудилась спустить предохранитель. Миссис Кабуто хорошенько выговорила бы её за такую вопиющую неосторожность.
Хизер вытащила обойму и увидела, что три дырочки из шести пусты. Один выстрел сделал тот бедняга на полу (интересно, всё-таки, мужчина это или женщина?), и скорее всего пуля ушла в молоко. Два выстрела на её счету. Осталось три. А сколько ещё чудовищ прячутся в недрах безлюдного здания?
Хизер щелкнула предохранителем и вернула пистолет в карман, повернув рукоятку таким образом, чтобы оружие легко было выхватить при необходимости. Раз уж тут такие правила, то нет смысла им перечить.
Картина маслом. Хизер, семнадцать лет, Девушка-с-пистолетом. Она захотела улыбнуться, но вместо этого хмуро покачала головой. Время шуток кончилось.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Воскресенье, 16.08.2009, 22:00 | Сообщение # 8
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 7

Торговая площадка второго этажа не преподнесла сюрпризов. Тут тоже было пусто, как после пожарной тревоги. Люстра под потолком исправно освещала пустые стеллажи, но даже электрический свет казался тусклым и бесцветным.
Хизер не оставляло ощущение, что всё это сон. Словно она шла посреди огромной толпы и оттуда вдруг высунулась чья-то рука, схватила её и швырнула далеко-далеко в чёрную бездну. И теперь она летит, кувыркаясь, в эту внезапную пустоту.
Может, это один из моих кошмаров?
Вряд ли, решила Хизер. Страшные сны у нёе бывали очень яркими и красочными, но до такой галлюцинаторной реалистичности дело не доходило.
Чаще всего ей снилась детская карусель, где она была одна. Пластмассовые лошадки со стременами быстро кружились вокруг стержня, и на их нарисованных мордах было до того злобное выражение, словно они того и гляди оживят и набросятся на нёе с громким победным ржанием. Хизер чувствовала надвигающуюся опасность... но понимала, что она исходит не от лошадей. Она оглядывалась, стараясь что-либо различить между мельтешением разноцветных огней, но ничего не видела. А плохое предчувствие нарастало, как снежный ком. От подскока адреналина в крови начинало звенеть в ушах, её охватывала паника, ей хотелось бежать от этого жуткого аттракциона... но из карусели не было выхода.
Кошмар обрывался на самой высокой октаве, и Хизер вскакивала с постели вся в холодном поту, жадно вылавливая губами воздух. Потом она долго не могла заснуть, а утром чувствовала себя совершенно разбитой.
После того, как сон повторился три или четыре раза, она захотела рассказать об этом отцу, но в те дни он казался чем-то озабоченным и угнетённым. И очень старым. Достаточно было одного взгляда в его глаза, чтобы Хизер поняла – её жалобы отцу не нужны.
И этот последний кошмар... Сейчас Хизер уже плохо помнила, что ей снилось, но явно не Микки Маус со своей свитой. Впрочем, что касается мультяшек... Она смутно помнила розового плюшевого кролика, испачканного в крови, помнила смутные фигуры, мелькающие в темноте, и тающий гудок паровоза. Кажется, она была в каком-то парке развлечений, но карусели там не было – это единственное, что она могла утверждать наверняка.
Хизер меланхолично оглядела торговую площадку. Большинство магазинов были заперты (на двери обувной лавки висела категоричная табличка, написанная от руки: «ПРИХОДИТЕ ЗАВТРА!»). Свет горел только в одном помещении – там, где над входом красовалась готическая вывеска «МОИ БЕСТСЕЛЛЕРЫ». Судя по всему, это был книжный магазин. Хизер немного подумала и направилась туда. Вовсе не обязательно, что там кто-то есть, но свет – это всегда хорошо.
На полках стояли, лежали и просто валялись полчища книг, большинство в глянцевых обложках. Несмотря на название магазинчика, Хизер не была уверена, что бестселлерами является хотя бы половина из них. Она нагнулась и подняла вывалявшуюся с полки книжку. «ТАНЕЦ С НОЧНЫМ ВЕТРОМ», автор некто Г. Мейсон. Детективный роман?.. Отец любил детективы, забывался над ними часами. Неудивительно, ведь он сам подобные вещи и писал. Но его любовь к тайнам не передалась Хизер, и она небрежно кинула книгу на свободное место полки.
В магазине никого не было, зато задняя дверца – массивная, железная, с кодовым замком – была приоткрыта. За неимением лучшего варианта Хизер растворила её, приложив некоторое усилие. Она не надеялась кого-то увидеть. Логика проста – если уж в бутике «Маргарита» никого нет, то в «Моих бестселлерах» и подавно.
Тем больше было её удивление, когда она увидела женскую фигуру, стоявшую в тени в коридоре за кодовой дверью.
– Эй! – закричала Хизер и бросилась вперёд в страхе, что женщина окажется миражом, созданным её воображением. – Подождите!.. Что здесь происходит? Где все?
Женщина плавно скользнула вперёд и вышла на свет. Она была одета в свободный чёрный балахон или что-то вроде того. Высока ростом – на целую голову выше Хизер. Чем-то женщина напомнила ей большую крысу – возможно, потому, что лицо её было немного заострено спереди. Прямые волосы цвета ржавой меди свободно ниспадали ниже пояса, обрамляя не очень приметные черты лица. Глаза у женщины были узкими, крохотными и бегающими. Они показались Хизер отдалённо знакомыми. Где-то она точно видела эти серые глазки.
Женщина не ответила. Она чуть склонила голову набок и внимательно посмотрела на Хизер, которая ворвалась в коридор, точно буйнопомешанная. Впрочем, та сама успела понять экстравагантность своего появления и перестала размахивать руками. Лишь выдавила из себя:
– Все эти ужасные чудовища...
Женщина заговорила спокойным бесцветным голосом, не переставая любоваться на Хизер:
– Они пришли, чтобы стать свидетелями Начала – возрождения Рая Земного, ниспосланного на человечество.
О Господи, обречённо подумала Хизер. Единственный человек, который остался вместе с ней в торговом центре – свихнувшаяся религиозная фанатичка. Для полного счастья только мороженого не хватает.
Но всё-таки её прорвало не сразу.
– О чём вы говорите?
Женщина посмотрела на неё с явным замешательством. Наверное, Хизер должна была после её слов прийти в благоговейный трепет и пасть ниц на колени.
– Ты не знаешь? – спросила она. – Нужна твоя сила.
– Как я могу знать?
Хизер только сейчас заметила опасный блеск в серых глазах женщины. Обладательница таких глаз могла выкинуть любой номер. Вот собеседничек мне попался, с горечью подумала она. Уж лучше одной шляться по коридорам, кишащим монстрами, чем разговаривать с этой дамочкой. Рай Земной, видите ли! Нужна её сила! Речистая. А поговорить о её рождении ей не хочется?
О рождении?
Ну-ка, ну-ка... Что там тот сыщик говорил?
Послушайте, кое-кто желает с вами встретиться.
Мерный гудок телефона. Я нашёл вашу Хизер. Она в торговом центре Эшфилда, заперлась в туалетной комнате.
Рука непроизвольно скользнула в карман жилетки и легла на рукоятку пистолета.
Женщина нахмурилась – видно, ответ Хизер ей не понравился, – и наконец сочла нужным представиться:
– Меня зовут Клаудия.
Хизер это имя ничего не говорило.
– Ну и что?
Клаудия сокрушённо цокнула языком. Тяжёлый случай, говорила она всем своим видом.
– Тебе нужно получше вспомнить меня, – сказала она. – Меня и свою истинную сущность. Вспомни то, за чем ты была ниспослана. Осознай в себе ту единственную, которая поможет всем нам сбросить гнеты кровавой купели и обрести спасение.
Клаудия воздела руки к потолку, как хорошо подготовленный проповедник. Хизер наблюдала за ней с немым удивлением.
– Достаточно, – прервала она эту возвышенную речь. – Клаудия, да? Это вы всё сделали?
Она повела рукой в сторону пустой торговой площадки. Сложно представить, как всё это мог подстроить один человек, но Хизер была уверена, что при желании можно добиться всего, чего угодно.
Хоть даже перестрелять всех, кто находился в станции, и спрятать трупы в бесчисленных складских помещениях.
Но Клаудия отрицательно качнула головой:
– Это сделала длань Господня.
Хизер открыла рот, чтобы достойно ответить на эту реплику, но тут произошло что-то странное. Коридор начал пропитываться ярко-алым оттенком и превратился в одно полыхающее пламя. Хизер услышала гудение в собственной голове – гудение, какое издают электрические провода на осеннем ветру. Она резко согнулась пополам и схватилась за голову, чувствуя на себе безмятежный взгляд Клаудии.
Клаудия
Она сказала, что её зовут Клаудия
Клаудия Вульф
Она сказала
Рай возвращается
Бог
Нужна её помощь
Алесса
Помощь Алессы

Калейдоскоп образов и мыслей наполнил голову. Они вылезали из всех щелей её сознания, вдавливались насильно, как подошедшее тесто рвётся вверх из посудины. В ушах зазвучал отвратительный треск разрываемой ткани.
– Прекратите! – закричала Хизер, утопая в кроваво-красном. Её охватил страх перед смертью – смерть была близка, слишком близка и заглядывала ей в глаза из красного марева, а ей даже не исполнилось восемнадцати. Отец обещал ей подарить в этот знаменательный день что-то особенное, и Хизер знала, что это в самом деле будет что-то особенное, потому что отец умел выбирать подарки.
– Остановите!
Уже визг, срывающийся в бездну отчаяния. Она не знала, кричит ли она на самом деле или это ей только кажется. Краснота пошла волнами, как реющий флаг, и Хизер поняла с леденящей ясностью, что сейчас она станет её частью, растворится в этой субстанции, как в кислоте, распадётся на мельчайшие...
Но тут всё прошло.
Хизер стояла на четвереньках в коридоре, опёршись руками на жёлтый паркет, точно пьяница, которого вот-вот вырвет. В голове ещё гудели провода, мокнущие под дождём, но звук быстро отдалялся, сходил на нет.
Подняв голову с огромным трудом, она увидела высокую фигуру в чёрном балахоне, которая сворачивала за угол.
– Подожди... – прохрипела Хизер, пытаясь встать. Это оказалось непросто. Руки и ноги так ослабели, будто их сдавили под прессом. Хизер долго не могла найти опору, два раза падала, и только третья попытка увенчалась успехом.
Что это было?
Наваждение? Нервный припадок? Вряд ли. У неё никогда не бывало ничего подобного. Конечно, после недавней прогулки кто угодно станет эпилептиком, но...
Значит, это та женщина. Кто её знает, может, она какая-то гипнотизёрша или что-то в этом роде.
Она сказала, что её зовут Клаудия. Клаудия Вульф.
Нет, фамилию она вроде не говорила. Тогда откуда...
Она сказала, что нужна её помощь.

Эти мысли пришли ей во время припадка (Хизер не хотела это так называть, но другое слово на ум не приходило). Словно кто-то шепчет тебе прямо в мозг, минуя уши. Ощущения, да...
Хизер поморщилась. Нет нужды вспоминать. Тухлятины и так хватает. Она напомнила себе одно из Правил Выживания в торговом центре со странностями: думать вредно для здоровья.
Но мысли всё равно лезли в голову, старательно обходя все барьеры.
Помощь Алессы.
Алесса. Имя не столько красивое, сколько оригинальное. Если бы когда-нибудь Хизер встречала какую-нибудь Алессу, то без проблем запомнила бы на всю жизнь.
Но она не знала. Правда, на какую-то долю секунду вкралась неуверенность, чувство, что она слышала это имя, и совсем недавно. Имя было знакомо... до того знакомо, что её бедная головка опять начинала отдаваться болью при мысли о нём.
Ладно, хватит. Может, Клаудии и нравится уходить по-английски, но Хизер не собиралась терпеть подобное издевательство. Теперь она была уверена на сто процентов, что за всем происходящим стоит эта странная женщина. Она казалась непробиваемой в своём религиозном фанатизме, но у Хизер был, как выражаются в вестернах, аргумент.
Хизер извлекла пистолет из кармана. Захотела снять с предохранителя, но потом передумала. Она не хотела стрелять. Стрельба подразумевала убийство. Одно дело – обороняться от животноподобных монстров, и совсем другое – наводить ствол на живого человека.
Хизер пошла вперёд, держа пистолет наизготовку. Кажется, ей сегодня предначертано ходить по коридорам. Дойдя до поворота, она подняла ствол оружия на уровень глаз и резко прыгнула вперёд. Стрельба в движении, учила миссис Кабуто, это для профессионалов, дилетантам не стоит баловаться этим – только патроны зря изведут. Впрочем, сейчас это был просто устрашающий маневр.
Но устрашать было некого. Клаудия скрылась.
Хизер плюнула в сердцах. Она её упустила! Что же – снова рыскать по всем этажам, рискуя нарваться на «фонарей» и «собак»? Увольте. Она побежала вперёд, надеясь настигнуть обидчицу, пока горячо. И правильно сделала – почти сразу увидела сбоку металлическую дверцу лифта.
Если Клаудия и сбежала, решила Хизер, то только через лифт. А лифт курирует только между первым и вторым этажами здания. Ошибиться... мудрено.
Хизер нажала на кнопку вызова. К её удивлению, двери раздвинулись сразу же, словно лифт никуда и не уезжал. Она засомневалась: по верному ли следу она собирается пойти? Но Клаудии было больше некуда деваться: дверь на том конце коридора была заперта. Хизер вошла в кабину и нажала на кнопку с цифрой 1.
Лифт плавно скользнул вниз, и до поры до времени всё шло нормально. Но где-то на половине пути кабина резко остановилась. Хизер почувствовала секундное утяжеление веса. Свет в кабинке погас, оставив её во тьме.
– Эй, что за шуточки? – закричала она. – Клаудия?
В голову пришла ужасная мысль: Клаудия собирается её убить. Сейчас она у пульта управления, отключает питание двигателя троса.
Хизер начала лихорадочно нажимать кнопки на панели в надежде, что лифт хоть как-то отреагирует. Но металлический коробок неподвижно висел между этажами, как закрытый гроб.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Воскресенье, 16.08.2009, 22:33 | Сообщение # 9
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 8

– Откройте!
Оставив кнопочную панель в покое, она забарабанила ладонью по двери. Дверь не открылась... зато на потолке откинулась вентиляционная решётка. Хизер с проклятиями отскочила в противоположный угол.
Она изо всех сил старалась что-либо разглядеть, но в кабине лифта было слишком темно. Хизер могла только слышать, как кто-то над потолком скребёт по снятой решётке. Воображение услужливо нарисовало очередное чудовище с яйцеподобной головой и кривыми когтями, заглядывающее в кабину лифта.
Хизер подняла пистолет и направила ствол вверх – туда, где, по её расчёту, была расположена решётка. Поразмыслила, стоит ли что-нибудь проорать, но решила, что молчать безопаснее.
Если что, сказала она себе, стреляю. Сердце гулко билось в ушах.
Постепенно скребущие звуки утихли, и теперь Хизер уже не была так уверена в том, что на потолке кто-то сидит. Она начала расслабляться и даже успела опустить руку, когда что-то сорвалось с потолка и треснулось об пол, просвистев рядом с лицом. Хизер вскрикнула и мгновенно вскинула пистолет. Впрочем, она быстро сообразила, что опасность прежде всего исходит от пришельца на полу, и прицелилась в место, куда упало нечто.
То, что свалилось в лифт, не двигалось. Оно было или неживое, или таковым притворялось.
С весёлым жужжащим звуком зажглись лампы. Кабину резко качнуло вместе с Хизер. Предмет, лежащий у её ног, нещадно швырнуло в угол. Раздался звук работающего двигателя, со скрипом натянулся трос... и лифт как ни в чём не бывало продолжил путешествие.
Восстановив равновесие, Хизер прежде всего обратила внимание на потолок. Там зияла дыра в четверть от всей площади – кто-то сорвал решётку и унёс с собой. Сейчас там никого не было. И на том спасибо. Хизер взглянула на предмет, валяющийся в углу. Радиоприёмник, всего лишь чёртов карманный радиоприёмник. Пластмассовый корпус, проволочная антенна, динамик, ручка настройки – всё как положено. Радиоприёмник, и ничего такого.
Хизер осторожно взяла приёмник и нажала на кнопку с надписью «ON/OFF». Над кнопкой зажёгся жёлтый огонёк, но динамики по-прежнему молчали. Хизер попробовала повертеть ручки настройки и громкости. Но нет, радиоприёмник однозначно был сломан: молчали все частоты.
Ну и какой в этом смысл? Какой смысл подбрасывать сюда эту вещицу?..
Смысла не было никакого. Но если уж на то пошло, то смысла было лишено всё, что происходило с ней последние сорок минут. Так что Хизер решила пока не ломать над этим голову. При желании она могла как-то зацепиться за края проёма и высунуть голову над потолком лифта, чтобы узнать, кто там был и какие следы оставил, но острого желания сделать это не ощущалось. Она положила приёмник в свободный карман жилетки. Весил аппарат немного, а оставлять его здесь не было повода. Скорее наоборот – кто-то подбросил ей радио, и для этого ему понадобилось на ходу заскочить на крышу лифта. Номер, достойный Гудини. Вряд ли кто-то сделал бы это для праздного прикола.
Лифт остановился, и двери бесшумно разошлись. Увиденное не добавило оптимизма: весь первый этаж был погружён в кромешную тьму. Клаудии не было видно – как, впрочем, и кого-либо другого.
Это не был первый этаж. И это не был торговый центр. Это было... что-то другое.
Дорогая, не повернуть ли тебе назад, пока ещё жива-здорова?
Насмешливый голос вернулся, но на этот раз он прозвучал на удивление рассудительно.
Ладно, подумала Хизер. Не будем лезть в пекло. Бог с ней, с Клаудией. Нажав кнопку с цифрой 2, она с удивлением увидела на кончике пальца стружки ржавчины.
Лифт не отреагировал. Свет горел, двигатель исправно вертелся, но лифт не хотел подниматься обратно.
Хизер нажала кнопку ещё раз. Ничего.
– Ох, Клаудия, смотри у меня, – вырвалось у неё. Она даже испугалась собственной злости. Хизер никогда не считала себя вспыльчивой или злопамятной, но сейчас чувствовала – будь эта крысоподобная женщина в пределах досягаемости, здесь пролилась бы чья-то кровь.
Она снова приказала себе успокоиться – раньше это неплохо действовало. В который раз попыталась убедить себя, что ничего страшного ещё не случилось, что вот-вот она проснётся или, на худой конец, окажется среди обычной магазинной толпы.
Ничего страшного? Совсем-совсем ничего?
Ну...
Брось, милая. Взгляни туда, в коридор – при условии, конечно, что это вообще коридор. Скажешь, что ни капельки не страшно?..
– Не страшно, – упрямо заявила Хизер и в доказательство своих слов шагнула из лифта в темноту. Но не успела пройти и трёх метров, как наткнулась на решётку, перегораживающую дорогу. Она оглянулась и увидела с обеих сторон такие же решетчатые загородки. Толстые железные прутья, в каких держат хищников в зоопарке. Что за...
Поражённая догадкой, она обернулась. Так и есть – двери лифта спешно захлопывались, отрезая последние лучи света. Хизер протянула руки к двери. Что-то удержало её от самой естественной реакции – броситься назад, в сторону закрывающейся двери. Как оказалось, не зря: секундой позже перед лифтом с грохотом бухнулась выдвижная решетчатая стена, заключив девушку в решетчатый куб. Если бы она стояла чуть ближе, то стена могла раздавить её, оставив только мокрое место.
Хизер находилась в классической охотничьей ловушке. Капкан захлопнулся, охотнику оставалось только прийти и забрать добычу.
Темнота. И сразу после её наступления – звуки. Звуки окружили её со всех сторон. Они не были однородными – Хизер различала в общей гамме шипение, вой, гогот и стон, и в них во всех слышалось злобное торжество. Звуки исходили со всех сторон, незаметно подкрадываясь ближе. Хизер прижалась спиной к стене и закрыла глаза, сползая вниз. Шипение стало громче, оно перекрывало все остальные звуки, обретая знакомую до боли окраску. В какой-то момент Хизер показалось, что тот, кто издаёт шипение, сидит у её ног, и открыла глаза, брезгливо отдёрнув ногу. Пусто... но в кармане она увидела мигающий жёлтый огонёк.
Радиоприёмник!
Ну конечно! Не шипение, а эфирные помехи. Белый шум. Она забыла выключить радио. Хизер на ощупь выискала кнопку питания. Огонёк погас, звуки разом стали тише. Они не ушли совсем, но без главенствующего шипения звучали не столь зловеще.
Почему заработал приёмник? Он же вроде был сломан...
Хизер почувствовала сильный толчок и упала, хорошенько приложившись лбом об пол. С глаз посыпались разноцветные искры. Сознание затуманилось – не полная отключка, как при обмороке, но очень близко к этому. Она не могла двигаться, не могла думать и что-либо чувствовать... но продолжала чётко воспринимать то, что её окружало.
Покачивание – ловушка начинает опускаться. Металлический лязг цепей и звон – клетка ударяется о стену. Вонь заплесневелого машинного масла, оранжевый отблеск на полу – рядом источник света, сияющий, как угольная топка.
Когда в глазах прояснилось, она оторвала голову от пола и увидела за прутьями клетки копошащуюся живность. Когда клетка опускалась мимо, существа поднимали морды и с интересом смотрели на Хизер. Некоторые рвались вперёд, к ней, но решётка заставляла их быстро умерить пыл. Хизер оставалось только радоваться, что она надёжно защищена от их посягательств – по крайней мере, пока. Несколько мелких шустряков провалились в чёрную бездну, пытаясь просунуться между прутьями.
Почти все твари были искажёнными копиями нормальных земных зверей. Некоторых она уже видела. Вот собака с раздвоенной головой. Вот «фонарный столб», нелепо размахивающий своей палицей. Странное пупырчатоголовое существо, свисающее с потолка вниз головой и беспрестанно трясущее всеми членами. И ещё мириады уродливых созданий, которым место в больном воображении какого-нибудь душевнобольного.
Всё-таки я сплю, подумала Хизер, не пытаясь встать. Сплю, и всё тут. Когда наконец наступит пробуждение? А то этот бесконечный сон уже как-то начал надоедать.
Снизу потянуло горячим воздухом. Хизер различила сквозь железные прутья лопасти огромного вентилятора, вделанного в кирпичную стену. Вентилятор мерно вращался, осушая и без того раскалённый воздух. Хизер увидела, как какую-то мелкую птицу (а птицу ли?) засосало горячим потоком, увидела брызнувшую во все стороны кровь. Несколько капель попали ей на жилетку. Она вскрикнула и машинально потёрла ладонью место, куда попала кровь, но ткань быстро пропиталась тёплой жидкостью. Не смыть, не вывести. Когда
(если)
она вновь вернётся в нормальный мир, жилетку придётся выбросить. Жаль. Хизер увидела, как концы лопастей окрасились в багровый цвет. Кровь стекала по ним тоненькими чёрными струйками, напоминающими вспухшие вены наркомана.
Вечность и ещё несколько тысячелетий Хизер лежала, а ловушка опускалась. Но всё когда-либо кончается – кончилось и это жуткое путешествие. Клетка плотно легла на пол с завершающим лязгом. Наступила тишина – столь внезапная, что Хизер подумала: ну вот я и проснулась.
Но она не проснулась. Перед ней был низкий коридор, словно сошедший со страниц средневековых готических романов – именно такой, каким представляла их себе Хизер. Темнота, пыль, ржавчина, покрывающая стены, и марля паутины по углам. При всём при этом коридор сохранял отдалённое гротескное сходство со вторым этажом торгового центра. Во всяком случае... Планировка поворотов и боковых дверей совпадала точь-в-точь.
Ловушка лежала в конце коридора. Выдвижная стена со скрежетом ушла вправо, подарив Хизер свободу.
Господи, осенило её. Это же... это лифт!
На лифт клетка была похожа меньше всего. То есть похожа ровно настолько, насколько этот коридор был похож на первый этаж торгового центра.
Хизер потёрла указательным пальцем лоб. В голове витали какие-то полезные мысли, не давая себя поймать. Что-то подобное она уже видела...
Есть!
Это был фантастический фильм – из тех, что показывали по третьесортным телеканалам глубоко за полночь. Хизер посмотрела его в одну из ночей беспричинной бессонницы. В нём речь шла о путешественниках, попавших в другой мир, параллельный с настоящим, но в котором не было ни одного человека. А были – какие-то ужасные существа, пожирающие время и пространство, уничтожая всё. Лано... Ланго... Хизер не помнила названия, она смотрела очень давно.
Параллельный мир, значит?
Да ну тебя, Хизер. Параллельных миров не бывает. Уж лучше бы детективы читала, чем смотреть всякий мусор. От них хотя бы крышу не рвёт.
Но лифт?.. Но коридор?! Они претерпели какую-то чудовищную трансформацию, в результате которой чопорное офисное помещение превратилось чёрт знает во что. В трущобы, кишащие несусветными монстрами. Это ли не факт?
Факт.
Нет, это не-воз-мож-но. Скорее просто ты свихнулась. А что? Такие болезни бывают. Человек живёт в мире, созданном своим воображением. Таких обычно держат в белых-белых домиках и одевают в рубашки с длинными-длинными рукавами. Чем не вариант?
– Я не шизофреничка, – твёрдо сказала Хизер и прикоснулась к прутьям лифта-ловушки, желая найти подтверждение своим словам. Холодный металл под пальцами казался вполне реальным. Такое нельзя было выдумать. Грандиозная панорама, которая выстраивалась перед ней, неспособна была храниться в мозгу одного человека. По крайней мере, она так думала.
Параллельный мир.
Ладно, примем эти два слова за рабочую гипотезу. От них ни жарко ни холодно, а объяснение они дают – какое-никакое, но немножко так обоснованное.
А сейчас ей нужно решить, что лучше: сидеть в лифте или пойти по коридору в поисках лучшей жизни. Лифт казался безопасным, а закоулки лжецентра таили в себе множество неведомых опасностей. С другой стороны, сидеть в лифте можно было долго – пока с голоду не помрёшь. Хизер решила попытать счастья и осторожно перемещаться по зданию. Должны же где-то быть люди, пусть их в этом мире и немного. Хотя бы потому, что те твари, которых она видела, явно не были способны построить что-то вроде торгового центра.
Значит, в путь?
Хизер выглянула из клетки. Пусто. Можно идти.
Ушла она недалеко. Сделав десяток шагов, она наткнулась на труп. В ртутном отблеске, просвечивающем сверху, она увидела, что на полу валяется небольшое существо, похожее на самоходную пушку. Пара куриных ног, на них куриное же тело, но покрытое чешуёй и переходящее спереди в нечто, очень напоминающее... задницу?
Хизер поддела тело ногой, держа пистолет наготове. Существо не дёрнулось, не хрюкнуло, не подало никаких признаков жизни. Адское создание было мертво.
Внезапно её разобрал смех. Странный мир, очень странный мир. С вылезающими из окна туалета девушками, с радиоприёмниками, падающими с потолка лифта, с бо-о-ольшими рыбокурицами, у которых задница вместо головы. Всё это было бы смешно, если наблюдать за этим откуда-то издалека – скажем, с другой стороны экрана.
Как только Хизер ненароком вспомнила о радиоприёмнике, она услышала надтреснутое шипение в кармане. Жёлтый огонёк зажёгся и начал мигать: система пыталась найти нормальную волну.
Хизер задумчиво повертела аппарат в руке. Почему это вдруг приёмник решил заработать? Она вспомнила случай в лифте, когда радио тоже начало выдавать помехи ни с того ни с сего.
Ну то есть не совсем ни с того ни с сего. Когда появились эти полчища монстров...
А ведь правда – шипение началось, когда рядом с ней появились монстры, до этого приёмник тихо-мирно лежал в кармане и молчал, несмотря на все попытки извлечь из него какие-либо звуки. И вот теперь перед ней снова чудовище, пусть и мёртвое, и радио опять включается само собой.
Один раз – случайность, два раза – совпадение. Чтобы окончательно быть уверенным в правоте, нужно провести ещё один эксперимент.
Хизер отошла назад в лифт. На расстоянии пяти шагов от тела шипение стало тише, а на десяти шагах и вовсе утихло. Жёлтый огонёк светил ровно, как кошачий глаз. Помех больше не было.
Она сделала шаг вперёд. Едва различимый треск в эфире. Ещё шаг – характерный шумовой фон. Ещё – и игнорировать сигнал уже нельзя. Итого получается, что приёмник может запеленговать опасность с расстояния семи шагов. Неплохо.
Хизер вернула аппарат на место. Что ж, теперь она не безоружна перед теми, кто поджидает её в темноте. Кто предупреждён – тот вооружён.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
13-stationДата: Воскресенье, 16.08.2009, 22:42 | Сообщение # 10
Великий Волхв
Группа: Администраторы
Сообщений: 4207
Репутация: 666
Статус: Отсутствует
Глава 9

Следующий час (или около того) вылился для Хизер в сплошной нечёткий водоворот. Она постоянно куда-то шла, ни на секунду не останавливалась, открывала одинаково ржавые двери, попадала в новый коридор и шла дальше. По обыкновению, она не позволяла себе ни о чём думать. Получалось хорошо, потому что все мысли у неё словно заморозились – если они и были, то все какие-то вялые, заторможенные. Она чувствовала себя сомнамбулой, отправляющейся в очередное ночное путешествие.
Иногда начинал трещать динамик радиоприёмника, и тогда Хизер тут же хваталась за пистолет и пятилась назад, пока помехи не исчезали. Она не представляла, как ей удалось бы выжить в этих трущобах без спасительной коробочки, напичканной электроникой. И она чувствовала – хотя из всех сил старалась убедить себя в обратном, – неосознанную благодарность тому, кто остановил лифт и скинул ей радиоприёмник.
Впрочем, один раз ей таки пришлось грохнуть из ствола. Когда Хизер открыла какую-то дверь, обитую разодранной кожей, ей показалось, что оттуда на неё стремительно набросилась какая-то тварь. В панике она выпалила из пистолета в темноту. Мгновенная яркая вспышка озарила пустую комнату с большим зеркалом на противоположной стене. Поверхность зеркала на долю секунды вспучилась там, где попала пуля, и разлетелась тысячей мелких осколков. Но Хизер их не увидела, потому что вспышка выстрела уже погасла.
В низких коридорах почти не было источника света, но Хизер повезло хотя бы с этим. Вскоре после посещения комнаты с зеркалом она попала в небольшую каморку, в которой стояли грубые деревянные этажерки. На них были какие-то книги, но Хизер заинтересовали не они. Комната отличалась от десятков других только одним важным обстоятельством: в ней было электричество. Хизер не знала, что за аномалия здесь приключилась, почему в этой комнате работали электроприборы, но факт оставался фактом: под потолком сияла стоваттная лампа, в углу тихо шелестел кондиционер. По сравнению с остальными улочками здесь была просто-таки Земля Обетованная. Хизер просидела в комнате долго – может, десять минут, может, двадцать. Потом взгляд случайно наткнулся на листок бумаги, приколотый на стене у выключателя. Написанные от руки строки гласили:

ВНИМАНИЕ!
Перед тем, как выйти из помещения, УБЕДИТЕСЬ, что свет ВЫКЛЮЧЕН! Если вы этого не сделаете, то это будет очень невыгодно для ВАС!

Хизер предупреждение показалось излишне пафосным и напыщенным. Правда, оно честно делало своё предназначение – она и сама не заметила, как рука потянулась к выключателю. В последний момент она спохватилась, но потом снова посмотрела на листок, грозно извещавший:

... это будет очень невыгодно для ВАС!

– Напугали, – громко сказала Хизер и нажала выключатель. Свет погас... но на одной из полок этажерки рдяно засиял белый конус электрического света.
Фонарь.
Хизер подошла к этажерке и вынула несколько книг. Так и есть – за полкой завалялся плоский ручной фонарик. Незаменимая вещичка в блужданиях по тёмным коридорам. Фонарь был включён – он светил и раньше, но тогда бледные лучи не были заметны в потоке, изливаемом стоваттной лампой. Хизер забеспокоилась о заряде батареек – если фонарь пролежал достаточно долго, заряд мог истощиться. Но фонарь светил мощно и ровно, батареи не собирались отправиться на пенсию. Как если бы...
Как если бы кто-то включил фонарь аккурат перед тем, как она сюда вошла.
Хизер навела фонарь на белый листок у выключателя, посмотрела на буквы, написанные наспех от руки, и по её спине прошла дрожь. Всё, как написано. Она УБЕДИЛАСЬ, что свет ВЫКЛЮЧЕН, и поняла: если бы она этого не сделала, то это было бы очень невыгодно для НЕЁ.
Бред.
Но очень уж осмысленный бред. Все умные мысли отдыхают.
Хизер закрепила фонарь на грудном кармане жилетки, чтобы он освещал дорогу, мрачно подумала: Всё, теперь у меня заняты все карманы, и вышла в коридор. Энергии хватало только на освещение участка дальностью в два-три метра, но даже это было совсем другое дело.
Впрочем, как оказалось, свет таил в себе и некоторые опасности. Хизер убедилась в этом на собственной шкуре буквально через минуту.
Она шла по очередному коридору, когда затрещал приёмник. По обыкновению Хизер достала пистолет и медленно пошла назад, как вдруг из темноты на неё набросилось что-то с развёрзшейся пастью, из которой торчали острые белые клыки. Это случилось так неожиданно, что Хизер не успела нажать на курок. Тварь в мгновение ока оказалась у её правой ноги и с торжественным воем впилась в кожаный сапожок. Материал легко разошёлся в слюнявой пасти, как масло, и Хизер почувствовала острую боль. Почти не соображая, что делает, она резко подняла руку с пистолетом и с размаху опустила на голову того, что сидело у ног. Оно ойкнуло совсем по-человечески и подняло рыло. В свете фонаря Хизер увидела злые глаза, сверкающие жёлтым пламенем. Колючая черная шерсть покрывала волчье тело, заострённые уши были расположены слишком близко друг от друга. Почему-то эти уши напугали Хизер более всего. Чудовище улыбнулось – да, это была улыбка, не оскал, а именно улыбка – и напрягло лапы, готовясь оттолкнуться от пола и повалить девушку на пол...
Хизер выстрелила ему прямо в рыло. Потом она наблюдала за тем, как существо бьётся в судорогах, и коротким пинком в основание шеи заставила его угомониться навсегда. Она не чувствовала страха или отвращения. Простой инстинкт самозащиты, и ничего особенного. Работала программа, намертво зашитая с рождения в бессознательное. В данных обстоятельствах жестокость – единственно верная линия поведения... иначе это будет очень невыгодно для ВАС.
Когда чудовище умерло, Хизер нагнулась и направила луч фонаря себе на ногу. Сапожок был прокушен. Нога немного кровоточила в том месте, где впились зубы чудовища – слава Богу, неглубоко. Рана даже не мешала ходить. Хизер беспокоило другое: она видела, как пасть существа наполнялась прозрачной слюной, и ей пришла в голову зудящая мысль, что слюна могла быть отравлена... скажем, содержать возбудитель бешенства.
В любом случае, она не могла ничего предпринять. Дезинфицирующих средств у неё не было. Оставалось только уповать на Бога. Но Хизер не была уверена даже в том, что Бог вообще знает о существовании этой изнанки мира.
Немного поколебавшись, Хизер выключила фонарь. Свет слишком хорошо заметен в здешней мгле – расстояние в семь шагов, которое позволял радиоприёмник, становилось ниже критического. Она не хотела задаром рисковать своей жизнью... тем более что в магазине остался последний патрон. Последний...
Для себя?
Заткнись, взмолилась Хизер. Ради Бога, заткнись. Без тебя тошно.
А ты подумай. Это не такое безумство, как кажется на первый взгляд.
С этими словами голос горделиво удалился.


С уважением, Администрация.
13 Станция - (с) Гришин Игорь, 2008-2011.
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Тихий Холм (Добро пожаловать в Сайлент Хилл. Рейтинг - NC-17, фандом: СХ)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017