13 Станция
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Юлия 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Кругами ада (рейтинг R, фандом "Ее звали Никита")
Кругами ада
ЮлияДата: Понедельник, 12.07.2010, 14:06 | Сообщение # 1
Боггарт Хвосторожки :-)
Группа: Администраторы
Сообщений: 170
Репутация: 1
Статус: Отсутствует
Название: Кругами ада
Автор: Ria
Бета: нет
Жанр: romance
Рейтинг: R
Диcклаймер: Все персонажи принадлежат Уорнер Бро. и другим правообладателям
Размер: макси
Разрешение на размещение- отправлено.
Часть 1
Никита вихрем влетела в квартиру; сумка и пальто полетели в разные стороны; очки удачно приземлились на подоконник.
Чёрт тебя подери, Майкл!.. Вместе с Отделом и Шефом. Да как ты мог?.. Дурацкий вопрос, совершенно спокойно. Как всегда.
Грэй в глубокой коме, его четырёхлетняя дочь в приюте - и только потому, что некий Майкл Сэмюэль, видите ли, взревновал!...
Никита яростно выкручивала диванную подушку. Жаль не Майклова шея. Разумеется, угроза благу Отдела. Планетарных масштабов как обычно. Это был наилучший выход, так он сказал? Хоть бы что поразнообразней придумал. Ну чёрта с два, Майкл. Хватит с меня твоих игр.
Никита вскочила и подняла пальто. Сегодня предстоит многое сделать.
... Она вернулась далеко за полночь в гораздо лучшем расположении духа. Дочка Грэя теперь в безопасности, Отделу придётся сильно постараться, чтобы её найти. Школа Майкла. Мог бы гордиться. Хотя он может найти что угодно... Ну это мы посмотрим.
Грэй под охраной. Пришлось повозиться, чтобы перевезти его в другую больницу, но деньги и оружие правят миром. По крайней мере их охраняют. Так спокойней.
Никита несколько недель упорно игнорировала Майкла, не замечая его долгих взглядов и будто случайных столкновений в коридорах Отдела. Внешне он оставался как обычно бесстрастен, но стал ещё более замкнутым, что раньше и представить было невозможно; говорить же перестал практически совсем.
Вальтер был одним из немногих, кто это заметил, и решительно приступил к Никите, когда она как обычно зашла к нему в Оружейку.
- Как у тебя дела, сладкая?
- Нормально, Вальтер.
Старик кашлянул. - А что, между тобой и Майклом кошка пробежала?
Никита изобразила удивлённую улыбку. - Почему ты спрашиваешь?
- Да ты посмотри на него! Ходит сам не свой, выглядит как неизвестно что. Он и вообще не разговорчив, сама знаешь, а теперь и клещами слова не вытащишь. Что ты с ним такого сделала?
- Я сделала?! Вальтер, да это он мне всё время что-то делает! - выпалила она.
Вальтер помолчал. - Всё из-за Грэя? - Перехватил изумлённый взгляд. - Не смотри на меня так, милая, это же Отдел, здесь ничего не утаишь. Биркофф видел план той операции.
Никита смотрела на старого оружейника во все глаза, ловя каждое слово.
- Шеф и Мэдлин решили, что твои отношения угрожают работе. В первоначальном варианте была ликвидация. Майкл вмешался... Не то чтобы я его защищал, но он сделал что мог... Помирись ты с ним, на вас смотреть больно.
Никита немного пришла в себя от услышанного.
- Нет, Вальтер. Это он за мной следил, он докладывал Шефу о моих отношениях, он сбил Грэя!
- Милая, он по тебе с ума сходит, - мягко заметил старик.
- Пусть сходит дальше, он это заслужил. - Она упрямо стояла на своём. - Увидимся, мне пора. - Никита чмокнула друга в щёку и направилась прочь. Вальтер только головой покачал.
Настроение Никиты грозило оказаться вконец испорченным, но она задвинула эмоции подальше. Надо съездить проведать Грэя (как ты там, хороший мой? Держись), и малышку тоже, успокоить её. Привезти гостинцев, она обрадуется. Шоколадного мишку, она любит, игрушек...
Никита погрузилась в эти мысли и почти врезалась в из ниоткуда возникшего перед ней Майкла. Она слегка отпрянула; Майкл преградил ей дорогу.
- Куда ты? - Он в своей обычной манере осмотрел её с головы до ног, остановился на лице.
Никита прищурилась. Начинается... Решил поиграть на нервах? Ну давай.
- Да так... Прогуляюсь. - Она наблюдала за выражением его лица. Никаких эмоций. Он чуть приблизился.
- Можем пойти вместе.
Раньше надо было думать. Никита приподняла бровь, пожала плечами.
- Да нет. У тебя наверняка много работы.
Она направилась к выходу, чувствуя на себе его взгляд.
На следующее утро Никита безнадёжно опаздывала на инструктаж. Когда проклиная дорожные пробки, всех террористов в мире, Отдел в общем и начальство в частности, она влетела в зал, брифинг, уже, разумеется, закончился.
Ну и ладно. Она перевела дух. Зато когда ещё удастся постоять в пробке. Пока всё нормально. И тут же столкнулась с Майклом, который явно ждал её.
Он подошёл почти вплотную.
- Ты опоздала.
- Ну так пробки на дорогах. Будешь распекать? - она воинственно обозрела его непроницаемое лицо.
- В мой офис.
Он развернулся, направляясь в свой кабинет. Никита поплелась следом, от души желая прожечь в нём взглядом дыру. Да, день начался хорошо.
Никита демонстративно прислонилась к стене и скрестила перед собой руки. Майкл подошёл к компьютеру. Его взгляд скользнул по разделяющему их столу, остановился на ней.
- Где ты была?
- Опаздывала. Я уже объяснила.
Он изучал её лицо. - Это недопустимо.
Никита тяжело вздохнула. - Поняла. Больше не повторится. Что с операцией?
- Профайл на твоей панели. Выезд через 2 часа. Ты в моей группе.
Ну кто бы сомневался. Она мысленно фыркнула.
- Хорошо. Я успею подготовиться. Это всё? - Она сделала движение к двери.
- Нет.
Разумеется. Решил продолжить избиение младенцев.
Никита повернулась. - Что-нибудь ещё?
Майкл набрал защитный код на панели. Она внутренне напряглась. Добром не кончится.
- Где ты была вчера?
- Гуляла. Ходила по магазинам.
- Где?
Никита взорвалась. - В городе, Майкл! Это допрос?!
Он приблизился к ней, положил ладони на стену по обе стороны её плеч.
- Не лги мне. - Он склонился на ней.
Никита задохнулась от возмущения. - Да как ты смеешь?! У тебя что, право собственности на меня? Пошёл к чёрту, Майкл, я не собираюсь перед тобой отчитываться!
- Никита...
Её понесло. - Если тут кто-то и лжёт постоянно, то это ты, уж извини за откровенность! Отойди от меня.
Он и не подумал; их лица почти соприкасались.
- Это не по моей воле. Ты знаешь причины. - Ему явно нелегко далась эта фраза, но Никита предпочла это проигнорировать.
- Да мне надоело их знать и понимать, Майкл! Оставь эти причины себе, а меня в покое! - Она оттолкнула его и вышла хлопнув дверью.
Майкл смотрел на эту дверь. Он с трудом подавил в себе желание выбить её одним ударом, догнать Никиту... Вместо этого глубоко вздохнул, разжал кулаки.
Ничего. Ей нужно время придти в себя. Она злится как ребёнок. Если бы так... Майкл чувствовал, что сейчас всё серьёзно. Никита может не простить на этот раз. Сколько же презрения в её глазах...
Он вспомнил, как она вела себя в последнее время. Избегала, конечно. Смотрела как на пустое место. Точнее, почти не смотрела, а если удавалось встретиться с ней взглядом, в неё читались ярость, бессилие, презрение. И равнодушие. Холодное равнодушие. И его становилось всё больше. Оно вытесняло другие эмоции. Это пугало больше всего. Майкл словно в зеркале видел свой пустой взгляд, которым он отгораживался как маской. А здесь маски не было.
Я теряю её. Эта мысль ударила его током.
Он привык считать её чувства чем-то само собой разумеющимся и постоянным. Никита всегда было готова пойти за ним. Даже когда сама этого не знала.
Всё изменилось. Если это последняя капля? Я слишком часто предавал её ради Отдела. Слишком часто. Не объясняя причин. Я не мог ничего сказать, Никита, ради твоего блага, но ты не хотела этого понимать. Тебе просто нужны были ответы. Теперь нет. Это видно по всему - внешнему виду, взгляду, поведению. Ты устала меня терпеть. Я осознал, как нуждаюсь в тебе. Всё боялся себе признаться. Поздно.
Никогда не думал, что способен так сильно ревновать. До галлюцинаций. Я вижу тебя в каждой женщине, Никита. Тебе нет дела... Это правда или игра? Мы поменялись местами... Как ты могла выносить это?..
Ты хочешь наказать меня? Или только делаешь вид? Но ты не умеешь лгать, Никита. Или я не знаю тебя.
Майкл заставил себя успокоиться. Надо сосредоточиться на операции. Шеф в последнее время решил отправлять меня на самые тяжелые задания. Проверка на прочность в стрессовой ситуации. Выдержу. А теперь ещё Никиту. Ей нужно было дать время придти в себя. По крайней мере, она будет со мной.
Никита хлопнула дверью, сильно желая, чтобы Майкл основательно оглох от этого звука. Истукан каменный. Ну хоть бы что-нибудь сделал!.. Кто другой на его месте давно бы уже по-человечески отреагировал. Будь это Грэй, они бы устроили бурный скандал. С бурным примирением... Никита мечтательно улыбнулась.
Может быть, Майкл чувствует себя виноватым, потому и терпит такое обращение. Может, и чувствует, но это не в его стиле. Он в два счёта ставит на место, и тогда уж мало не кажется. Она нахмурилась - вспомнились тренировки, потом всё остальное.
Хотя какая мне разница. Хватит уже. У меня есть Грэй. Сердце с болью сжалось при мысли о нём. Держись. Только держись. Ты придёшь в себя. Я сумею защитить тебя ото всех.
Она взглянула на часы. 1,5 часа до операции. Просмотрела файл. Западная Европа. Полевое задание. Как обычно - захватить команду противника в штабе. Нейтрализовать. Она даже не потрудилась запомнить название новоиспечённой угрозы. Не имеет значения. Все как пешки в игре без правил и без цели. Мне приказали - я выполню. И останусь в живых. Мне есть ради кого.
И может, даже удастся подремать в самолёте...
Часть 2
Надеждам подремать не суждено было сбыться - и дело было даже не в самолёте; при желании Никита могла бы заснуть где угодно, хоть на брифинге пред светлыми очами Шефа, - не грози это ликвидацией. Причиной всего был, конечно, Майкл, вопреки своему обычному поведению и остальным слегка недоумевающим оперативникам не сводивший с Никиты глаз.
Подобная нештатная, можно сказать, ситуация, её даже забавляла; с другой стороны, это решительно положило конец всем её мечтам о паре часов отдыха.
Эта самая пара часов прошла самым плодотворным образом: Никита успела заучить план операции почти до состояния безусловного рефлекса и обозреть все подробности внутреннего убранства самолёта вкупе с подробностями внешности всех участников группы, Майкла - в том числе. Его это, впрочем, не особо беспокоило - глаз он с неё так и не сводил, и такая игра в гляделки, судя по всему, нимало ему не наскучила; а вот у Никиты нервы начали слегка сдавать - она машинально разобрала и собрала своё оружие, снова начала разбирать. Майкл, глядя на эти опасные для окружающих муки творчества, пистолет отобрал. Никита готова была поспорить, что он гораздо охотнее упрятал её в мешок, а мешок - к себе домой, а там...
Так... Стоп. Нет уж. А то воображение у тебя, девочка моя, буйное, домечтаешься. А вот уже и выходить пора...
С такими жизнерадостными мыслями Никита и пошла на операцию. Эти же самые мысли и оставались в её голове во время задания - все реакции работали на автопилоте, рефлексы отточены до предела... Как мишени в тире: увидишь цель - стреляй, вопросы потом. А лучше без вопросов... По благословенной прихоти судьбы и, видимо, недосмотру Шефа, на сей раз Никиту поставили в прикрытие - лучший, можно сказать, вариант: так, отстреливаться время от времени, страховать своих... Майкл, как всегда, был на первых ролях и весь риск брал на себя. И как всегда с блеском с этим справлялся. Поэтому уже через 20 минут операция была завершена, штаб противника уничтожен, уцелевших ждала Белая комната, ... а Никиту ждал Грэй.
Она очень хотела верить, что и правда - ждал. Что пришёл в себя, открыл глаза... А если даже и нет - ничего, всё ещё впереди.
Прибытие в Отдел, отчёт после задания пролетели быстро - Никита была поглощена мыслями о Грэе и Кейси. Попрощавшись с Вальтером, она уже было направилась к выходу, как её вызвал к себе Шеф.
- Сэр, вы хотели меня видеть?
- Проходи, Никита. - Шеф испытующе посмотрел на неё, и Никита подумала, что сегодня явно лунное затмение или геомагнитные бури или ещё что-то, что влияет на мужчин: таких оптовых партий сканирующих взглядов в день от облечённых властью сотрудников Первого Отдела ей получать ещё не доводилось.
Медлин стояла чуть в стороне и слегка улыбалась с совершенно непроницаемым, тем не менее, видом.
Для полноты картины в кабинете обнаружился также Майкл, всем своим видом изображавший из себя, как обычно, мраморное изваяние.
- Никита, мои поздравления. Операция прошла успешно. Ты хорошо поработала. Твои показатели нас устраивают, - голос Медлин был как нельзя более медоточив.
- Спасибо.
Никита внутренне приготовилась. Похвала от руководства за рядовую операцию... Это был пряник.
Тут же воспоследовал кнут.
Шеф поправил очки.
- Никита, мы знаем о Грэе. Ты не подчинилась приказу и попыталась спрятать его. Это очень серьёзное нарушение, и ты знаешь, чем оно грозит. - В его обманчиво спокойном голосе появились стальные нотки.
Никита этих изменений в голосе начальства не уловила - у неё перед глазами промелькнуло лицо Грэя: открытый мягкий взгляд голубых глаз, тёплая улыбка...
- Что с ним? - Её голос был абсолютно ровным и лишённым эмоций. Обессиленным. Со стороны могло показаться, что сейчас она представляет собой женскую версию Майкла - та же маска беспристрастности, "пустой" взгляд. Только у неё он был - опустошённый. Разом.
Заговорила Мэдлин.
- Мы пришли к решению, что личные пристрастия не должны отражаться на твоей работе. Для Кейси найдены опекуны, она будет жить в хорошей семье. Что касается Грэя, то тебе лучше забыть о нём и не пытаться его найти. В противном случае, - Мэдлин подчеркнула эти слова, - пострадает девочка. Против тебя будут приняты самые решительные меры. Это и для твоего блага, Никита.
- Что с Грэем?
- Ты можешь идти, Никита.
- Что с ним?! - она почти кричала на Медлин, сама не замечая этого.
Та с тем же невозмутимым видом и лёгкой, почти материнской полуулыбкой на губах, которая никак не вязалась с выражением обманчиво спокойных каких глаз, смотрела на взвинченную молодую женщину перед собой. - С ним всё будет порядке. Но ты его больше не увидишь. Таково условие. Можешь считать это прямым приказом.
Пол счёл нужным самому поставить точку в разговоре.
- Ты всё слышала. Приказ не подлежит обсуждению.
Никита пристально смотрела на него - до неё с трудом доходил смысл услышанного, она отказывалась в это верить. Шеф мимолётно скользнул по ней взглядом и повернулся к Медлин, которая уже сосредоточилась на плане новой операции.
- Майкл, взгляни на этот прогноз. Мне хотелось бы знать твоё мнение.
- Разумеется.
Все трое как по команде перестали её замечать, видимо, считая, что Никита должна была уже исчезнуть из поля зрения. Или решили дать несколько минут прийти в себя, если у неё не хватило сил сразу покинуть кабинет. Или наблюдали за реакцией.
Ну нет. Чёрта с два.
Никита медленно, с грацией разъярённой пантеры, подошла к Майклу.
- Майкл?
- Он обернулся к ней. - В чём дело?
Казалось, и он, и Шеф с Медлин были искренне удивлены тем, что она всё ещё здесь.
- Это ты. - Не вопрос, просто констатация факта. Ей даже не хотелось знать, как он их нашёл, теперь это уже не имело значения. Уже ничего не имело значения.
Он ничего не ответил, просто смотрел в глаза. И молчал.
Никита ударила его. Звук пощёчины был неожиданно громким во внезапно наступившей тишине.
Этого было мало - вторая пощёчина оставила яркую отметину на его побледневшем лице.
Он перехватил занесённую для третьего удара руку - Никита с силой оттолкнула его, повернулась к Полу и Медлин.
- Я отказываюсь подчиняться. Делайте что хотите.
Она вышла не оборачиваясь, с поднятой головой.

Часть 3
... Никита открыла дверь даже не удосужившись посмотреть в глазок и именно потому что прекрасно знала, что в противном случае он войдёт сам.
- Майкл?
- Можно войти?
- Зачем?
Он молча смотрел на неё. Хотя в узкую щель мало что можно разглядеть в принципе, Никите на пару секунд стало не по себе от этого взгляда. Какого чёрта, одёрнула она себя. Скоро я освобожусь ото всего.
- Мы можем поговорить?
- Я тебя внимательно слушаю.
Майкл молча взялся за ручку двери и начал открывать её, и Никите пришлось приложить заметные усилия, чтобы удержать её.
- Впусти меня.
- Майкл, сейчас не время, я занята, - выпалила она.
- Чем?
- Не твоё дело, - огрызнулась девушка.
- Никита.
- Все претензии по почте. До свидания.
В ответ он рывком распахнул дверь, которая вместе с Никитой отлетела в сторону, и вошёл в квартиру.
- Какого чёрта ты себе позволяешь?! - прошипела она, держась за ушибленное плечо.
Он обвёл взглядом квартиру, прежде чем повернуться к ней.
- Что с тобой?
- Ничего. Говори что хотел и уходи, - выдала Никита и направилась к компьютеру. Майкл перехватил её за плечи и развернул к себе.
- Никита.
Она стряхнула с себя его руки и отошла на безопасное расстояние.
- Майкл, что ты хотел сказать?
- Что с тобой происходит?
- Я устала и хочу отдохнуть. Доволен? Что-нибудь ещё?
- Твоё поведение было недопустимо. Это нарушение субординации.
- Приношу извинения. - Она усмехнулась. - Теперь всё?
- Впредь это не должно повториться. - Он не сводил с неё взгляда.
- Не повторится, успокойся. - Никита с вызовом посмотрела на него, уперев руки в бока.
Майкл вплотную подошёл к ней; она смерила его взглядом снизу вверх.
- Я тебя не задерживаю, Майкл. У тебя наверняка много работы.
Он ответил таким же взглядом. - Я бы выпил кофе.
Никита даже рот открыла от такого.
- С чего вдруг?
- Люблю кофе.
Ответ прозвучал почти беспечно, если бы не его пронизывающий взгляд.
- Майкл, ты намёков не понимаешь? У меня нет времени.
- У меня есть. Я настаиваю.
Он коснулся её руки, и Никита тут же её отдёрнула. Пару секунд она оценивала ситуацию: силой его не выгнать. Жаль... Она вздохнула.
- А ты тогда уйдёшь? - Прозвучало наивно, но Никита почти потеряла надежду выставить его вон.
- Разумеется.
Одарив его напоследок испепеляющим взглядом, она поплелась на кухню.
Майкл ещё раз осмотрел квартиру, его фиксируя каждую мелочь. В глаза бросался необычный порядок. Граффити на стенах исчезли. Очки аккуратно разложены, а не висят больше на проволоке. На столе рядом с ноутбуком - пистолет.
Майкл быстро подошёл к компьютеру, просмотрел открытый файл.
Когда Никита вошла с кофе и сильным, прямо-таки исходящим от неё раздражением, Майкл сидел на диване и с невозмутимым видом перебирал её компакт-диски. Она водрузила перед ним дымящуюся, полную до краёв чашку, села напротив и воззрилась на него из-под длинной чёлки.
- Ну? - Никита приподняла бровь.
- Чудесный кофе. - Он спокойно сделал глоток, хотя напиток был обжигающим, она кружки-то с трудом донесла.
- Ну и замечательно. Ещё что скажешь? - Она скрестила руки на груди.
- Что ты хочешь услышать?
- Начинается... Я хочу услышать "До свидания, Никита, спасибо за кофе, спокойной ночи". Устраивает?
- Спасибо за кофе.
Никита закатила глаза. Оглядела неподвижно сидящего Майкла (уходить он явно не собирался), забралась с ногами на диван, подтянула к себе свою чашку, тарелку печенья и после этих манипуляций решила, что всё не так уж плохо. Пока.
- Ты так и будешь сидеть? - Она снова прищурилась на него.
- А чего ты от меня хочешь?
- А как ты думаешь?
- Я хочу узнать что ты думаешь.
- Чтобы ты ушёл.
- Нет.
Никита подняла бровь. - Что значит нет?
Майкл молча поднялся, обошёл столик. Бережно взял у неё горячую кружку, переставил. Никита удивлённо наблюдала за его действиями и даже не поняла, когда успела оказаться опрокинутой на своём диване. Майкл склонился над ней, руки завёл ей за голову.
Вопреки его ожиданиям, она не стала сопротивляться, но с интересом смотрела на него.
- И как это понимать?
- Что ты задумала, Никита?
Их лица разделяли несколько сантиметров, он говорил почти ей в губы, голос заметно охрип, глаза заблестели ярко-зелёным.
- Я? С чего ты взял? - Она невинно улыбнулась.
- Не играй со мной в игры, Никита. - Он усилил хватку.
- Это ты вечно в них играешь, Майкл, а я всегда оказываюсь пешкой. Выпусти меня.
В ответ он выпустил запястья, нашёл ладони, переплёл её пальцы со своими. Никита попробовала было дёрнуться, за что оказалась прижата к нему ещё теснее.
- Это ты пытаешься меня соблазнить, Майкл? Опять задание? Что на этот раз?
Его взгляд был прикован к её губам.
- Нет.
- Что нет? Не пытаешься? А что ты тогда делаешь?
- Это не задание, - едва слышные слова.
- Да что ты! Прекрати свои игры, Майкл, оставь меня.
Она снова попыталась высвободиться - с тем же успехом. Майкл только удобнее устроил её на диване и полностью прижал к себе. Их лица соприкасались.
- Дай-ка я угадаю. Ты приревновал и решил застолбить территорию? Поздно, Майкл.
- Не надо так.
- А как?!
Майкл взял её лицо в ладони, заглянул в глаза.
- Никита, это не выход, - выдохнул он ей в губы.
- Что не выход?
Он неожиданно выпустил её, подошёл к компьютеру и развернул экран к Никите.
- Вот это.
Там было несколько слов: "В моём некрологе сказано, что я умерла в тюрьме. В конечном счёте это оказалось правдой".
Она мельком глянула и понуро отвернулась.
- Это мне решать, выход или нет, - тихо проговорила она.
- Ты никого этим не вернёшь.
Мягкие интонации его голоса, в котором явно слышалось сочувствие, взбесили Никиту.
- Зато сама успокоюсь.
- Нет.
- Да что ты заладил, чёрт возьми! Вот что, Майкл, иди откуда пришёл. Оставь меня в покое.
- Я тебе не позволю.
Она одарила его убийственным взглядом, в одно движение схватила пистолет и навела его на Майкла.
- Убирайся.
Он сделал к ней несколько шагов.
- Никита. Отдай мне оружие.
- Майкл, не вынуждай меня. Уходи, - с нажимом повторила она.
Он не двигался с места и не сводил с неё глаз. Поняв, что это бесполезно, она приставила пистолет к собственному виску.
- Никита.
- Убирайся!! - крикнула она; в глазах стояли слёзы, её трясло, но рука твёрдо держала оружие.
- Никита, нет.
- Прощай, - прошептала она. И нажала на курок.
Ничего не произошло. Пистолет дал осечку.
Секунду она оцепенело смотрела на оружие - в следующую Майкл выбил его у неё из рук, отшвырнув подальше.
- Почему? - потерянно прошептала она.
- Я вынул пули.
Никита перевела на него взгляд - его глаза ярко блестели, он тяжело дышал.
- Ты... ты...
Она сделала движение - ударить, Майкл перехватил её руку и сжал Никиту как в тисках.
- Лжец... ты лжец, Майкл!!! Отпусти меня! - Она беспомощно извивалась в его руках, норовя вырваться. Не обращая на это внимания, он снова опрокинул её на тот же диван и отвёл руки.
- Успокойся. - У него тоже сбилось дыхание, и яростное сопротивление Никиты никак не способствовало его восстановлению.
- Никита! - Майкл ощутимо встряхнул её, и это подействовало. Она затихла и уставилась на него широко раскрытыми глазами.
- Так вот что ты задумал... Переспать со мной, чтобы я тебе поверила... Дать стимул для жизни... Так, да? - горько бросила она.
Он молча смотрел на неё.
- Зря стараешься, Майкл. Сейчас ты мне помешал, но ты не можешь остаться тут жить и следить за каждым моим шагом. Я подставлюсь под первую же пулю.
- Не подставишься.
- Это почему же?
- Ты временно отстранена от оперативной работы... в связи с последними событиями и твоим состоянием.
- О-о-о... Так меня скоро отправят в расход... Совсем чудесно. Видишь, все будут довольны.
Майкл сжал её руки; когда он заговорил, то смотрел в сторону - скрыть боль внутри.
- Ты слишком... ценный оперативник. У тебя большой потенциал. Было принято решение дать тебе время... восстановиться.
- Скажите как трогательно! С чего вдруг Шеф воспылал ко мне такой любовью? Или... это ты постарался?
Майкл проигнорировал этот вопрос; Никита фыркнула.
- Я буду наблюдать за твоим состоянием в это период. Мне предоставлены самые широкие полномочия.
- То есть? Облепишь меня датчиками?
- Майкл снова склонился к ней.
- У тебя есть неделя. На это время я могу приостановить оперативную работу и остаться здесь.
Никита открыла рот и тут же закрыла. - Короче, тебя приставили ко мне как няньку. Точнее ты сам вызвался. Это очень мило, Майкл, но не стоило беспокоиться. Можешь ходить за мной по пятам хоть 2 недели, я всё равно своего добьюсь, и меня никто не остановит.
- Я сказал нет.
- Да поди ты к чёрту, Майкл! Мне всё равно, что ты сказал!
Никита упрямо воззрилась на него.
- Это пройдёт, Никита.
- Майкл, ещё слово - и клянусь, я таки тебя убью! Выпусти ты меня наконец!
Она изловчилась оттолкнуть его и направилась в ванную. Он преградил ей дорогу.
- Что ты хочешь сделать?
- Принять душ, успокойся! Будешь проверять? Может, ещё спинку потрёшь? - съязвила она и тут же пожалела об этом, наткнувшись на его взгляд. - Это была шутка, я ничего не предлагаю, - сердито добавила она, обходя его.
- Никита, - окликнул он. - Не запирай дверь.
Она подняла бровь - "а больше тебе ничего не надо?".
- Я не собираюсь на тебя покушаться. Не задерживайся слишком долго.
Громкий хлопок дверью был ему единственным ответом.


Я профессионал, а не садистка...
 
ЮлияДата: Понедельник, 12.07.2010, 14:07 | Сообщение # 2
Боггарт Хвосторожки :-)
Группа: Администраторы
Сообщений: 170
Репутация: 1
Статус: Отсутствует
Часть 4
Никита шумно захлопнула за собой очередную многострадальную дверь. В ней бушевали эмоции. Преобладало сильное желание проверить навыки рукопашного боя - немедленно и на непосредственном наставнике. Экстраординарным усилием воли она с трудом совладала с собой, что, несомненно, спасло квартиру от абсолютного и неминуемого разгрома, близлежащие районы - от всеразрушительного торнадо "Никита", ну а Майкла - от перспективы это самое торнадо утихомиривать. Впрочем, он бы не возражал... А так пока обошлось лишь сломанной в порыве чувств дверной ручкой и разбросанной по всей ванной комнате косметикой вместе с полотенцами. Сущие, можно сказать, пустяки.
Вот только кроме мебели страдала ещё и гордость. Никита включила воду в дУше, с грохотом задвинула дверцу в кабинке и опустилась на пол у стенки - обдумывать ситуацию.
Ближайшие 10-15 минут у неё было - это время Майкл точно не станет проверять её состояние. Можно было бы что-то успеть... Перерезать вены - благо работа в Отделе научила её знать подобные вещи более чем профессионально. Наглотаться таблеток - не вариант, у неё их и не было. Пистолет - куда более верное средство, но его на данный момент отобрал Майкл. Что ещё... Нет, вены не годится. С Майкла станется вернуть её с того света даже в состоянии глубокой клинической смерти. Ладно. Тогда остаётся просто принять душ и ждать первой удобной возможности. Даже и ночью - он если и не уйдёт, то по крайней мере уснёт.
Через 20 минут Никита вышла из душа и успела, что Майкл за это время успел вполне обосноваться в её квартире. В её сердце - уже давно, только ей и самой не хотелось себе в этом признаваться, а уж ему - и подавно.
Майкл, видимо, всё же подозревал об этом. Памятуя, что путь к сердцу женщины тоже лежит через желудок, он умудрился успеть приготовить ужин, и желудок Никиты, несмотря на весьма противоречивое состояние своей хозяйки, тотчас отреагировал на соблазнительные запахи - и в результате ноги сами подвели её к красиво сервированному столу.
Майкл, не дав ей опомниться, тут же усадил её за стол и водрузил перед ней полную до краёв тарелку.
... Да-а-а, это, нервное, решила Никита, уплетая вторую порцию жаркого и поглядывая то на десерт, то на не сводящего с неё глаз Майкла. Ну хоть наемся напоследок, решила она, доедая уже шоколадное мороженое, которое каким-то чудом уцелело в её холодильнике.
- Что, Майкл?!! - не выдержала она. - Хватит на меня смотреть!
- Ты против? - сказано было совершенно невозмутимо.
- Ну я, кажется, ещё не позеленела! - Никита решила съязвить.
- Нет. Ты очень мило покраснела.
Никита вскочила из-за стола и тут же была молниеносно перехвачена.
Он крепко обхватил её и все попытки вывернуться пресёк тем, что весьма ощутимо её встряхнул.
- Никита. Прекрати вести себя как ребёнок.
- А ты прекрати меня трясти! Я тебе не мешок с картошкой!
- Я знаю.
- Я смотрю, ты много всего знаешь.
Никита отошла к окну, делая вид, что нет ничего интереснее, чем квадратная красная вазочка на подоконнике.
- Никита... - Майкл подошёл сзади, его руки легли на её талию, он молча прижал её к себе. Она не стала вырываться, а просто позволила себе опереться на него и закрыла глаза, надеясь, что её слёзы - это просто дождь за окном...
Часть 5
Утреннее пробуждение в объятьях Майкла в любое другое время сделало бы Никиту самой счастливой женщиной на свете. Но в это утро она чувствовала себя какой угодно, но точно не счастливой. Скорее разбитой, уставшей и обессиленной. Обессиленной - далеко не в последнюю очередь из-за предшествующей ночи. Она попыталась выбраться из постели и поняла, что находится в крепких объятиях. Крепких буквально - руки Майкла по-хозяйски располагались на её груди и бёдрах, одна нога также весьма эффективно держала её ноги. Осторожно выдохнув, Никита принялась аккуратно освобождаться из его рук. В ответ хватка была усилена.
Майкл повернул её лицо к себе.
- Доброе утро.
Никита отвела взгляд. - Доброе.
- Как ты себя чувствуешь? - Майкл ласковым движением убрал чёлку с её глаз.
- Я вполне себя чувствую, Майкл. - Никита изобразила улыбку и попыталась убрать с себя его руки. Майкл эту попытку проигнорировал. Он развернул её, заставил посмотреть на себя.
- Я сделал тебе больно?
- Нет, всё хорошо.
- Никита. - Майкл прикоснулся к её губам, она уклонилась от его ласки.
- В чём дело? - Он взял её лицо в ладони, заглянул в глаза. - Ты... жалеешь об этой ночи?
- Какая разница, - Никита всё же отвернулась.
- Скажи мне.
- Это не имеет значения. Что произошло то произошло.
Он внезапно схватил её за предплечья, сильно сжал. Зелёные глаза его потемнели; в них появился опасный блеск. Майкл заговорил; голос его упал до хриплого прерывистого шёпота; сбившееся дыхание выдавало всю глубину бушующих у него внутри эмоций.
- Это не имеет для тебя значения?
- Что ты хочешь услышать? Признание в вечной любви? - Никита горько усмехнулась и устало прикрыла веки, не увидев, как на в эту секунду изменилось его лицо. - Прости, но я стала цинична и не верю в сказки. Это был просто секс, который ничего не меняет.
- Я не верю этому. - Он сильнее сжал её.
Никита поморщилась. - Майкл, прекрати. Будем считать, что ты выполнил задание - поставил меня на место и привёл в чувство. А теперь тебе пора. Ты незаменим в Отделе, не трать на меня время.
- Я никуда не уйду, - процедил он сквозь зубы, с трудом сдерживая себя.
Её губы изогнулись в холодной полуулыбке. - Вот как? Шеф этого не одобрит.
Быстрым, взбешённым движением Майкл опрокинул её на постель и прижал к себе. - Никита, это не ты. Что с тобой происходит?
Он почти утратил самоконтроль; глаза лихорадочно блестели; он тяжело дышал, горячие руки всё сжимали её ладони. Он жадно, пытливо всматривался в её глаза. Она молчала, с интересом рассматривая его.
- Ну надо же, сколько эмоций... - протянула она. - Майкл, ты ли это? Что тебя так задело? Шеф прочитал нотацию, что твой материал совсем от рук отбился?
Он закрыл ей рот яростным поцелуем. В нём было отчаяние, не сдерживаемая больше страсть, боль, желание вернуть её к жизни, желание вернуть её, желание... Он остановился только когда стало нечем дышать.
- Ну и дальше что? - Никита взирала на него с прежним цинизмом - как будто только что не отвечала на этот поцелуй, как будто между ними ничего не было. Как будто они были абсолютно чужими друг другу.
Майклу удалось овладеть собой в достаточной мере, чтобы никак не прореагировать на её реплику - ему до безумия хотелось целовать и любить её, пока она не забудет собственное имя. Окунуть с головой в холодную воду, хорошенько встряхнуть, привести в бешенство - всё что угодно, лишь бы вывести её из этого непробиваемого состояния. Только что-то подсказывало - это не поможет.
Он поднялся и отошёл к окну.
- Дальше ты идёшь в душ. Я приготовлю завтрак.
Никита посмотрела на него долгим, непроницаемым взглядом, медленно встала и вышла.
Через 20 минут перед ней предстала её безупречно убранная и опрятная спальня (которая обычно находилась в состоянии творческого бардака), завтрак и свежий кофе на столе. Полуодетый Майкл достойно завершал картину.
Она обратила внимание только на кофе. Не глядя на мужчину, взяла предложенную кружку, села на подоконник и отвернулась к окну. Он же коротко взглянул на неё и принялся за еду. Никита сидела в той же позе.
- Ты будешь что-нибудь?
- Я ничего не хочу. - Она смотрела в окно безразличным взглядом.
Майкл молча поднялся из-за стола, подошёл к ней. Никита соизволила повернуться к нему.
- Что?
Ни слова не говоря, он снял её с подоконника, перенёс и усадил за стол.
- Я тебе не кукла, Майкл! - она попыталась было встать, но за спиной мужчина с силой задвинул за ней стул и, наклонившись, сжал её плечи.
- Никита, хватит, - яростный горячий шёпот зазвучал над её ухом.
Она дёрнулась, и его пальцы тут же сильнее впились а кожу.
- Ты. Делаешь. Мне. Больно. - Ненависть, с которой она прошипела эти слова, будто полоснула его по лицу. К чёрту. По крайней мере это эмоции.
Он склонился ещё ниже, касаясь губами её волос.
- Ты тоже делаешь мне больно.
- Я? Тебе? Ты что-то путаешь. Убери от меня руки, Майкл.
Его руки оперлись на стол по обе стороны её плеч, не оставляя ей возможности выбраться.
- Сейчас ты успокоишься и съешь свой завтрак.
Майкл придвинул к ней тарелку. Никита продолжала сидеть неподвижно.
- Если, понадобится, Никита, я буду сам кормить тебя с ложки. Хочешь этого? - обманчиво тихий и хриплый голос заставил её сильно вздрогнуть.
- Не хочу. Просто оставь меня в покое! - она сорвалась на крик и, схватив кружку, с силой швырнула её в сторону. Ярко-красные осколки рикошетом брызнули от стены.
Майкл развернул её к себе, не особо церемонясь сгрёб в охапку и решительно направился в ванную, игнорируя её яростное сопротивление.
- Отпусти меня! Ты ненормальный! Ненавижу! - Никита яростно била кулаками по его спине, дёргалась и извивалась, норовя выскользнуть, что было непросто, поскольку Майкл забросил её себе на плечо и крепко держал её ноги.
Он практически затолкал её под душ, до отказа включил холодную воду и сильно встряхнул - для усиления эффекта.
- Никита, у тебя истерика. Успокойся.
- Да пошёл ты ко всем чертям, Майкл! Я ненавижу тебя! Я не могу так больше! Не могу! - она зашлась в рыданиях, медленно оседая на пол.
Не разжимая рук, крепко обнимая её, он опустился на пол вместе с Никитой.
- Отпусти меня. Я не хочу больше. Отпусти, - прошептала она; слёзы струились по её лицу, смешиваясь с водой.
- Я не могу этого сделать, - не глядя на Никиту, Майкл отвёл её спутанные светлые волосы с лица, отёр щёки.
- Почему?.. - она отвернулась от него. - Какая тебе разница? Меня легко заменить. Шеф будет доволен.
- Не говори так. - Он взял её лицо в ладони, заставляя посмотреть на себя. Он будто пытался проникнуть взглядом в её душу. - Для меня тебя нельзя заменить.
Никита закрыла глаза, блокируя его попытки найти с ней контакт. - Ты поздно вспомнил об этом.
- Посмотри на меня, Никита. - Что-то в его голосе помимо воли заставило её открыть глаза. - Слушай меня внимательно и запомни мои слова. Я не позволю тебе покончить с собой. Ты придёшь в себя и будешь жить дальше. Ты поняла меня?
- Ради чего - жить? Ради тебя? Не хочу.
Он закрыл глаза и опустил голову.
- Ради того что тебе дорого.
- А что мне дорого, Майкл? Ты так хорошо меня знаешь, просвети меня.
- Ты сама должна ответить на это вопрос.
- Я не хочу отвечать ни на какие вопросы. Я устала от этого, можешь ты понять?
- Я тебя понимаю, - тихо ответил он. - Я тоже от многого устал. Но мне есть что терять, и я от своего не отступлюсь.
- Что же ты можешь потерять?
Он посмотрел ей в глаза. - Ты знаешь.
- Не знаю. Скажи мне.
- Тебя. Я не хочу терять тебя. И не допущу этого.
Медленно, будто под гипнозом, она покачала головой.
- Хватит. Я приняла решение. Ты ничего не сделаешь.
- Я тебе этого не позволю.
- Твои проблемы, - с раздражением ответила она. - Знаешь, Майкл, у твоего обаяния вышел срок годности. На меня это больше не действует.
- Что на тебя ещё действует?
- Ни-че-го, - отчеканила она.
- Я так не думаю, - удерживая её взгляд, он начал развязывать пояс её халата.
- Она посмотрела вниз на его руки, снова на него.
- Нет.
- Да. - Он легко преодолел начинающееся сопротивление и теснее прижал её к стене.
- Майкл, прекрати. - Никита осознала силу его напора, и её начала охватывать паника - столько ярости и необузданности было в нём.
В ответ он резким движением сдёрнул распахнутый халат с её плеч...
Настойчивое покалывание струй холодной воды по обнажённой коже заставило её выйти из оцепенения и открыть глаза. Она дотянулась до крана и прибавила горячей воды, от смены температур по телу прошла дрожь; Никита чуть ближе подвинулась под согревающий поток. Более свободных движений она сделать не могла - Майкл крепко держал её даже в полусне, вплотную прижимая к себе; его голова покоилась у неё на груди. Её движение не прошло незамеченным - он инстинктивно усилил хватку, руки собственнически легли на её бёдра. Тёмные волосы курчавились от воды и закрывали его лицо; Никита поймала себя на желании взлохматить его шевелюру. Он что-то хрипло прошептал, пробуждаясь. Что-то похожее на "Je t'aime"... или так просто послышалось в шуме воды?
Он провел руками по её плечам, чуть приподнял Никиту, чтобы передвинуть их обоих под горячий душ, и посмотрел на неё.
- Совсем замёрзла?
- Нет, не очень. - По телу её прошла ощутимая судорога.
- Замёрзла. Я не подумал об этом. Сейчас согрею.
Он увеличил напор воды, чтобы наполнить ванную, отклонившись, взял мочалку и флакон.
Никите только оставалось наблюдать за этим. Майкл щедро плеснул ароматную вязкую жидкость на ладони и медленно огладил её плечи и руки, коснулся груди. У неё перехватило дыхание. Никита завороженно смотрела, как мочалкой он повторил только что проделанный по её коже путь, и вздрогнула, когда Майкл мазнул пеной кончик её носа. Она невольно улыбнулась, но потянулась от него под струи воды. Мужчина оставил лёгкий, бесконечно ласковый поцелуй на её губах и убрал с лица волосы; отстранился и помог подняться на ноги. Никита покладисто приняла его протянутые её руки, не сопротивлялась и стояла смирно, позволяя ему закутать себя в полотенце и отнести в комнату.
Он бережно опустил её на кровать и укрыл одеялом.
- Тебе нужно отдохнуть.
Она приподнялась на локте.
- А ты?
- Я буду рядом.

Часть 6
Когда Никита очнулась от глубокого сна, за окном уже было темно. Дверь на веранду была открыта, и ровный гул большого города сплетался с тихой ласковой музыкой. Майкл сидел на полу у кровати, уронив голову на руки. Никита осторожно тронула его за плечо, но он не пошевелился.
- Майкл, - тихо позвала девушка.
Безрезультатно.
Она выбралась из-под одеяла и наклонилась к нему.
Майкл крепко спал; волосы спутанными волнами закрывали лицо; он выглядел осунувшимся.
Затаив дыхание, она отошла от него, спустилась по лесенке и огляделась в поисках одежды, обуви и оружия. Одевшись, Никита на цыпочках прокралась к двери.
- Никита. - Голос Майкла заставил её замереть на месте.
Она повернулась, чтобы увидеть, как он медленно спускается и подходит к ней.
Приблизившись почти вплотную, он снова заговорил.
- Куда ты собралась? - Его голос был тих и угрожающе спокоен.
Она глубоко вздохнула, на секунду закрыла глаза и решительно взглянула на него.
- Это моё дело, Майкл. Оставь меня.
- Ты никуда не пойдёшь.
Неуловимо быстрым движением он прижал её к стене и вывернул из её руки пистолет. Никита вскрикнула.
- Мне больно, чёрт возьми!
- Никита. Не испытывай моё терпение. Я устал от этих выходок.
Он говорил с нажимом, и в голосе его звучала утомлённость... не будь это Майкл, это можно было бы назвать надломленностью.
- Эмоции, Майкл? - Никита насмешливо приподняла бровь. - Ты делаешь успехи.
Она окинула его быстрым холодным взглядом. - А теперь будь любезен отпустить меня.
- Куда ты пойдёшь, если отпущу? - нарушая молчание между ними, спросил он.
- Погулять, - процедила Никита.
Кончиками пальцев он коснулся её щеки, удерживая её взгляд, отступил.
- Если ты хочешь именно этого, иди.
Он поднял с пола пистолет и вложил в её опущенную руку.
Она застыла, с недоверием глядя на него.
- Ты... отпускаешь меня?
- Ты делаешь это сама.
- Понимаешь, что это значит? Я не вернусь. - Голос дрогнул, и Никита мысленно прокляла себя за это.
- Если ты решила твёрдо, я ничего не могу сделать. Удерживать тебя силой - не выход. Это только твой выбор.
- Разве у меня есть выбор? - Никита усмехнулась, но горькой и изломанной получилась эта усмешка.
- Твои жизнь или смерть тебе не принадлежат. Но только ты можешь решить, какими они будут.
- Это не жизнь, - Никита низко опустила голову. - Это не жизнь, почти неслышно прошептала она. Глубоко судорожно вздохнула, выпрямилась и сжала в руке оружие.
- Ты решила? - Голос Майкла был тих и бесцветен.
- Да, - чётко ответила она. - Я решила.
Никита вышла и тихо закрыла за собой дверь.
...Никита сомнамбулически брела по улице. Она не помнила, как спустилась на лифте и вышла из дома, и только у подъезда догадалась спрятать зажатый в руке пистолет. Она не разбирала направления и скоро забрела на маленькую улочку из старых кирпичных домов. Никита огляделась - название улицы ей ничего не говорило, но она поняла, что прошла пешком по крайней мере свой квартал. Обшарпанные здания лепились друг к другу, между ними притулилось крохотное кафе, ободранная вывеска которого гласила "У Пита". В окнах горели огни - на секунду у неё возникло странное ощущение другого времени. Вдруг подумалось - почему бы не зайти выпить кофе напоследок?
Она вошла в кафе. Посетителей почти не было, и Никита села за столик в дальнем углу; взгляд её упал на улицу за окном. Оно выходило на противоположную сторону, на оживлённую широкую дорогу в обрамлении узеньких тротуаров, на которых теснились крохотные магазинчики и обшарпанные жилые дома. Там, по ту сторону, деловито сновали прохожие, мелькали машины... глаза Никиты фиксировали эту картинку, а мысли были далеко.
Майкл отпустил меня, пульсировало в её мозгу. Если он знает, что я решила покончить с собой, - мысль лёгкой змейкой, острым холодком скользнула в сердце, - почему? Смирился или ему всё равно? Майкл не смиряется. Значит, всё равно. Ей стало горько. А чего ты хотела? Ты для него только проблемное задание. Туда тебе и дорога.
Никита зажмурилась, отгоняя слабость. Хватит страдать, приказала она себе. Решила - надо выполнять.
Она собралась было подняться, но взглядом наткнулась на выросшего перед столиком официанта. Хотя назвать этого персонажа официантом язык не поворачивался - всклокоченные рыжие вихры во все стороны, ярко-зелёная рубашка в красную клетку и объёмистый живот, в который поместился бы не один бочонок пива. И лицо - славное, улыбчивое, с юмором, оно сразу располагало к себе людей. Обычных людей. Никита быстро оценила стоящего перед ней человека с вежливой полуулыбкой.
- Кофе, мадмуазель? - осведомился он неожиданно приятным глубоким баритоном.
- Нет, благодарю. В другой раз.
- Вы извините, что подошёл, но вы сидели и сидели одна, а посетителей нет, сами видите, - он широко развёл руками и улыбнулся, - вот я и решил кофе предложить или ещё чего. Меня Пит зовут. - Толстяк закончил свою бойкую тираду и улыбнулся ещё шире.
Никита подавила тяжкий вздох. Сегодня ей было наплевать на все правила приличия.
- Пит, вы здесь официант?
- Нет, мадмуазель, я тут хозяин. - Ему и в голову не пришло обидеться; он довольно похлопал себя по животу. - Официантов не держим, размах не тот. - Его улыбка стала слегка виноватой. - Извините, уболтал я вас. Так прикажете чего?
Чёрт с ним, решила Никита. На тот свет я и так успею.
- Хорошо, Пит. Несите кофе.
- Вот и славно, - он так и просиял. - Один момент!
Чашка с горячим напитком и вправду появилась перед Никитой через несколько секунд, видимо, заранее им приготовленная.
- А позволите мне с вами присесть? А я то мотаюсь тут день-деньской, то маюсь вот от безделья.
Никите было уже всё равно.
- Садитесь.
Пит проворно сел напротив, и вторая чашка появилась перед ним будто из воздуха.
Никита рассеянно отпила глоток, устремив невидящий взгляд в окно, а её неожиданный собеседник между тем смотрел на неё, а на его лице всё расцветала широкая улыбка. Никита наконец глянула на него и вежливо улыбнулась в ответ. Несколько минут прошли в молчании, и Пит не выдержал.
- Да вы пейте кофе, мадмуазель, а то остынет. А пирога яблочного не желаете? У нас лучший яблочный пирог в округе, - не без хвастовства прибавил он.
- Нет, спасибо, - ответила она и снова повернулась к окну, давая понять, что разговор окончен.
Её словоохоливый сосед умолк и сосредоточился на созерцании своей чашки; впрочем, скоро ему надоело это занятие.
- А знаете, мадмуазель, я вас тут раньше не видел. А то вы такая красивая, я бы запомнил, - смущённо прибавил он и тут же с энтузиазмом продолжил. - А вы недавно в наши края переехали или живёте тут неподалёку?
- Живу, - эхом откликнулась Никита.
- Вот хорошо, - мечтательно ответил он. - А я, знаете, только 2 года как переехал, и гляди ж ты, у меня уже и дело тут своё, и я сам себе хозяин, - с безхитростной гордостью пустился рассказывать он. - А я сам из Ирландии буду, из Килларни, это на юге, слышали, может?
- Никита сделала неопределённое движение, и приободрённый Пит продолжил.
- Мы-то хорошо там жили, дом свой был, хозяйство...
- Вы? - машинально переспросила Никита.
-Жена да двое детишек, Сара и Джеймс, - пояснил Пит, и его жизнерадостное лицо затуманилось.
Никита внимательно посмотрела на него.
- А где они сейчас? - осторожно спросила она.
Пит трудно сглотнул.
- Поехали мы в Дублин как-то на выходные, ярмарка там была. Дети с женой моей, Кэтлин, мороженого захотели, в кафе пошли, а я машину заправить. Отошёл я, а в это время у кафе машина одна и взорвалась... Говорили потом, это террористы какие-то... - Голос мужчины оборвался, он опустил голову.
Никита коснулась его руки.
- Мне очень жаль, Пит.
Он вздрогнул и слабо улыбнулся.
- Да уж... Ну что поделать... Погоревал я, а потом продал всё да и перебрался сюда. Не мог там жить. Вот и кафе открыл, чтоб как память о них. Люди сюда заходят, а мне и радостно. Вы уж не серчайте, мадмуазель, что убалтываю я вас, а только уж больно вы мне Сару мою напомнили...
- Ничего, Пит, всё будет в порядке, - других слов у неё не нашлось. Никита попыталась ободряюще ему улыбнуться; против воли подкатывали слёзы.
Он поднял на девушку глаза, и только сейчас Никита заметила, какого они пронзительно-синего цвета.
- Да вы не расстраивайтесь, мадмуазель. Моему горю уже не помочь, а вы молодая, всё у вас хорошо будет. - Его взгляд был добрым, тёплым.
- У меня и так всё хорошо.
- Воля ваша, да только вид у вас, как, скажи, на смерть собрались.
Никита замерла, поражённая его словами.
- А если и собралась? - с трудом, но чётко произнесла она.
Пит устремил на девушку открытый ясный взгляд; казалось, он читает в её душе как в открытой книге, и на Никиту накатило крайне редко посещавшее её чувство беззащитности.
- Рано тебе, дочка. Ты сильная, всё выдержишь. - Его тон неуловимо переменился, став напряжённым и серьёзным.
- Простите, Пит. Мне пора. - У Никиты не было ни малейшего желания вести душеспасительные беседы с совершенно незнакомым человеком.
- А, так я не первый вам это говорю, мадмуазель?
- При всём уважении, Пит, это не ваше дело, - сквозь зубы процедила Никита.

Не серчай, дочка. Дело-то может и не мое, да мне на тебя смотреть больно. Не убегай, успеешь еще, послушай лучше старика.
Она изобразила улыбку и скрестила руки на груди. Ну что ж, это будет даже интересно...
- И что? - протянула она, выгнув бровь.
- Ступай домой, девочка.
Ее улыбка стала еще более натянутой; лицо стало бледной застывшей маской.
- Тебе лет сколько? - тихо спросил Пит.
Никита такого вопроса не ожидала и с удивлением ответила:
- 24, но какое это...
Он перебил ее:
- Сильно тебе досталось, по глазам вижу... Но не жила ты почти еще...
- Послушайте, Пит, спасибо за заботу, но я сама разберусь! - выпалила она.
- Вижу я, как разбираться-то собралась... Тебя ждут?
- Простите? - Этот вопрос она не поняла совсем.
- Тебя кто-нибудь ждет дома?
Она замерла и низко опустила голову.
- Я не знаю... он... наверное...
Пит осторожно коснулся ее холодной руки.
- Значит, ждет. Иди к нему.
В голосе мужчины было нечто такое, что заставило ее поднять голову и посмотреть ему в глаза.
- Я запуталась, - прошептала она.
- Девочка, девочка... - пробормотал Пит, - в какие жернова ты попала... Возвращайся к нему.
В ней проснулась неведомо откуда взявшаяся ярость.
- Я только и делаю, что возвращаюсь к нему! А он отталкивает меня, я так больше не могу, от меня ничего не зависит... - начала она, но осеклась под его взглядом.
- Я тебе так скажу, милая, - начал мужчина. - Ты сильная, молодая, знаешь, как тебе поступать в жизни и что делать... Не мое дело, что с тобой случилось, и банальностей говорить не хочу... только я думаю, тебе есть ради чего бороться.
- Я уже не знаю, Пит, я уже ничего не знаю...
- А не надо знать, дочка. Ты просто чувствуй. И живи этим.
- Если бы всё было так просто... Вы не понимаете...
- Может, и не понимаю, но видеть - вижу. Ступай домой.
Несколько тягучих, тяжелых и соленых, как капли крови... как капли слез... секунд, - и Никита встала.
- Вы правы. Спасибо...
- Ну что ты, дочка, - улыбнулся он, на пару мгновений задержав ее руку в своих теплых ладонях. - Доброго пути, благослови тебя Бог.
Его следущие слова догнали ее уже у дверей.
- А яблочный пирог у нас все равно лучший в округе, милая! В следующий раз непременно угощу тебя на славу!
И Никита вышла на улицу с улыбкой на губах.
Когда девушка подходила к своему дому, от улыбки не осталось и следа. На душе было и тяжко, и легко одновременно. Жить... надо жить... просто чувствовать, так он сказал, кажется? Просто... а всё совсем непросто. К черту эту софистику, решила она, поднимаясь на свой этаж. Что будет, то и будет... по крайней мере сейчас.
Она тихо открыла дверь и вошла в квартиру, надеясь, что Майкл уже ушел... или его там и не было...
Но надежды надеждами, а реальность реальностью... Майкл в ее квартире определенно был и, более того, был точно там же, где и до ее ухода, - в гостиной.
- Ты вернулась, - в темноте встретил ее его тихий голос. Он зачем-то занавесил окна, подумала она. Зачем, ведь ничего не видно... Никита потянулась было к выключателю и была остановлена его словами.
- Не включай свет.
Когда он успел так охрипнуть, и почему нельзя свет, отстраненно удивилась она. Не важно... так даже лучше... надо отдохнуть...собраться с мыслями... остальное подождет... Она осторожно, наощупь пошла к спальне, но уже на третьем шаге наткнулась на него, рефлекторно попыталась оттолкнуть и вскрикнула - Майкл стиснул ее в объятьях так, что дыхание перехватило.
- Ты придушить меня собрался? - от боли прошипела Никита. - Хватит меня так сжимать!
- Никита... - прошептал он. - Я так боялся...
Она замерла в его руках. Обволакивающе-темную, тесную тишину нарушало лишь их дыхание и сбивчивый, кажущийся оглушительно громким стук сердец.
- Ты... боялся? Чего? - голос покинул ее, слова вышли бестелесными и призрачными.
- Что ты оставишь меня... навсегда.
- Майкл, я... не знаю что делать... я думала что ты...
- Всё, не надо. - Его теплая ладонь накрыла ее губы. - Главное что ты вернулась.
По-прежнему крепко прижимая ее к себе, он поднял Никиту на руки, отнес в спальню и, осторожно уложив, укрыл одеялом.
- Отдыхай, - прошептал он, отстраняясь.
Никита поймала его за руку.
- Что с тобой, Майкл? Что у тебя с голосом? Почему так темно?
Он промолчал, и она осторожно прикоснулась к его лицу. Майкл резко отшатнулся:
- Не надо.
Она успела почувствовать капли влаги на своих пальцах; это ощущение заставило ее похолодеть.
- Что с тобой? - Никита лихорадочно схватила его за руки.
- Всё в порядке. Тебе надо отдохнуть. - Его голос упал до едва различимого.
Она вскочила с кровати и рывком дернула тяжелые шторы в сторону.
Разноцветные городские огни показались чересчур ярким после почти полной темноты и резанули по глазам, но Никиту это не волновало. Ее взгляд был прикован к Майклу.
Он стоял перед ней... Никите пришлось усилием воли сдержать рвущийся из горла стон.
Майкл выглядел так, будто прошел несколько кругов ада, - осунувшееся лицо, глубокие темные круги под глазами.
Она не могла и представить, что когда-нибудь увидит его таким... почти сломленным... уязвимым... из-за нее.
Эта мысль стала для нее откровением; сердце пропустило несколько ударов; Никита кинулась к нему и изо всех сил обняла.
- Майкл... прости... я... прости, - сквозь слезы выдохнула она.
Он медленно, будто не веря, прижал ее к себе и спрятал лицо в ее волосах. Она ощутила, как он пытается сдержать дрожь, и попыталась посмотреть на него, но он избегал ее взгляда.
Что же я с ним сделала, остро пронзила ее сознание мысль; Никита почувствовала, как к глазам подступили слезы и закружилась голова.
Она крепче обняла его и исступленно начала целовать спутанные волосы, плечи, руки...
- Всё хорошо, - шептала она между поцелуями, не замечая собственных слез. - Всё уже прошло.
Никита прижала его ладонь к своим губам.
- Майкл... посмотри на меня...
Он ниже опустил голову, его пальцы сжали ее плечи.
- Не сейчас... пожалуйста... не сейчас.
Она молча коснулась губами его склоненного лба - голос покинул ее, горло сжал горький спазм, и так трудно стало дышать...
Никита осторожно, как ребенка, подвела его к кровати и помогла сесть.
- Тебе нужен сон, ложись.
Она потянулась за одеялом; Майкл тут же схватил ее за руки, прижался головой к ее животу.
- Не бросай меня, - вырвалось у него.
- Майкл... - она опустилась перед ним на колени. - Я с тобой... я не уйду.
Слова, произнесенные прежде, чем она успела осознать их...
Он взял ее лицо в ладони, засталяя посмотреть на себя, и всё сжалось у нее внутри.
В неверных, рваных отблесках, в гротескной, сумасшедшей игре теней его глаза казались черными, и в их темноте бились отчание и опустошенность... и сломленность... и где-то на дне, безумными зелеными огоньками, - надежда...
Глаза в глаза... боль от боли...
Дыхание исчезло... слова растворились... не помня себя, Никита смогла лишь беззвучно, одними губами прошептать обещание.


Я профессионал, а не садистка...
 
ЮлияДата: Понедельник, 12.07.2010, 14:08 | Сообщение # 3
Боггарт Хвосторожки :-)
Группа: Администраторы
Сообщений: 170
Репутация: 1
Статус: Отсутствует
Часть 7
Их разбудила настойчивая электронная трель. Звонил телефон Майкла, и по его бесстрастному ответу Никита и в полудреме поняла: что-то произошло. В подтверждение этого он повернулся к ней:
- Нас вызывают в Отдел, обоих.
- Уже? А как же обещанная неделя на мою реабилитацию?
- Я не знаю в чем дело, нам приказано приехать. Собирайся.
В Отдел они явились через полчаса после звонка.
Пол Вульф встретил пару в молчании. Вместо приветствия он затенил окна кабинета и зажег сигару. И только после этого обратился к неподвижно стоящим перед ним агентам.
- Майкл, Никита. Я попросил вас прийти вдвоем, поскольку этот разговор не относится к текущим миссиям, - начал он.
- Ваши персональные отношения зашли слишком далеко, чтобы с этим можно было справиться привычными методами, - криво усмехнулся Шеф. - Под методами я имею в виду ликвидацию как минимум одного из оперативников, но... с вами это не сработает. Вы оба слишком полезны для Отдела.
Пол сделал паузу и посмотрел в лица молодых мужчины и женщины. Майкл был бесстрастен как всегда, а Никита смотрела в пол.
- Поэтому мы приняли следующее решение. Отныне вы оба будете жить в Отделе. Ваши отношения не будут официально пресекаться до тех пор, пока они не влияют на эффективность вашей работы. Скажу сразу, что это предложение Мэдлин, и я его не одобряю. А потому вы будете под пристальным наблюдением. При первой же серьезной ошибке к вам будут приняты меры - это понятно? - с металическими нотками закончил он.
- Да, сэр.
- Да, сэр.
- Можете идти. Жилой отсек уже подготовлен. Все данные на ваших компьютерах.
Оба развернулись и синхронно вышли из кабинета, провожаемые долгим взглядом, и так же молча направились в кабинет Майкла.
Затянувшуюся паузу первой нарушила Никита.
- Ты тоже не знаешь, что происходит?
Майкл поднял голову от компьютера - он проверял систему безопасности.
- Нет.
Она глубоко вздохнула.
- Ну хорошо. Чем это грозит?
Он подошел к ней и положил руки на плечи.
- Возможно, проверка. Нас будут держать под наблюдением. Для чего - я пока не знаю.
Никита склонила голову, обдумывая его слова.
- И что будем делать?
- Сыграем по их правилам.
Им выделили просторные апартаменты на одном из уровней, о существовании которого Никита и не знала, - это был 11й уровень, отведенный под жилье для оперативников. Она с удивлением услышала, что где-то здесь была квартира Биркоффа, Вальтера, веселой молодой оперативницы Жанин, с которой Никита познакомилась пару недель назад.
- Майкл, но разве многие живут прямо тут? Я думала, Отдел предоставляет квартиры агентам.
- Не всем. Медицинский персонал, программисты, аналитики должны быть здесь круглосуточно. Но людей не хватает, поэтому Отделу удобнее, чтобы они всегда были на месте.
- Понимаю, - тихо проговорила она. - Никакой самостоятельности, личного времени, ничего. Тотальный контроль... Теперь и наша очередь.
- Пока у нас нет никакой информации об этом, - прервал он ее. - Идем смотреть новую квартиру.
Она оказалась на удивление просторной и удобной. Здесь была гостиная с мягкими диванами и даже камином, спальня, кухня, ванная комната, и даже, к удивлению обоих, небольшая сауна. Видимо, ехидно подумала Никита, это дань должности Майкла... привилегия, так сказать. Она неторопливо обошла комнаты, осматриваясь... нет, придраться было не к чему. Кроме того, что в глубине, рядом со спальней, обнаружилось еще одно помещение. Его стены были оклеяны обоями с мишками, радугами и облачками, полки шкафов занимали игрушки, а в углу притулилась разукрашенная кружевом кроватка.
Никита в оцепенении смотрела на все это и повернулась к Майклу.
- Что это значит? Майкл, что это такое? Зачем тут детская?!
Он успокаивающим жестом коснулся ее щеки.
- Никита, я знаю не больше чем ты.
- Но этому должно быть объяснение! Чего они хотят от нас?!
- Тише, успокойся.
- Нет, Майкл, нужно выяснить!
- Я всё выясню, - пообещал он. - А сейчас отдохни, подумай, какие вещи тебе надо перевезти сюда. Я скоро вернусь.
Легко поцеловав ее в лоб, Майкл вышел, а Никита устало опустилась на диван и закрыла глаза, пытаясь не думать о том, какие еще эксперименты им уготованы.
- Проходи, Майкл. Выпьешь чаю? - Мэдлин приветствовала оперативника милостивым кивком и улыбкой.
- Нет, спасибо, - тихо ответил он.
На несколько секунд между собеседниками воцарилось молчание, и Мэдлин прервала его.
- О чем ты хотел поговорить?
- Я хочу знать, что означает распоряжение жить в Отделе.
Главный стратег чуть опустила голову и изящно сделала глоток из тонкой белоснежной чашки, будто бы сдерживая улыбку.
- Оно означает то что означает: ты с Никитой отныне будете жить в Отделе.
- Зачем это нужно? - голос этого мужчины был как всегда тих и лишен эмоций, но по едва заметным признакам (слишком прямая осанка, слишком прямой взгляд) Мэдлин отметила, что он с трудом сдерживает себя. Это было ново; она мысленно сделала пометку - он стал более уязвим. Хорошо.
- Я полагаю, ты догадываешься, Майкл. Ты и Никита нарушаете установленные правила, - мягко сказала она. - Ваши отношения напрямую влияют на эффективность работы. Это недопустимо, - в ее голосе зазвенели стальные нотки. - Применять к вам стандартные протоколы невыгодно для Отдела. Поэтому мы приняли решение, о котором сообщил вам Шеф, - закончила Мэдлин.
- Это не вся информация, - тихо ответил Майкл. - Я хочу знать больше.
Она помолчала.
- Очень хорошо, Майкл. Каково твое мнение по этому приказу?
Он взвешивал свой ответ доли секунды:
- Мне понятно, что Вы хотите нас контролировать. Я хочу знать детали.
- Что ж. Срок действия этого приказа не ограничен. Ваши параметры будут тщательно отслеживаться. Мы полагаем, что возможность... не скрывать от нас личную привязанность благотворно скажется на результатах работы. С этой целью вы получили новые апартаменты и достаточный лимит средств на валютных счетах. - Мэдлин широко улыбнулась. - О, кстати. Как вам понравилась новая квартира?
- Я хотел спросить об этом. Для чего там устроена детская комната?
Мэдлин невозмутимо поставила чашку на блюдечко.
- Во все времена, Майкл, детские комнаты устраивают для детей. В вашем случае мы бы хотели, что у вас с Никитой появился ребенок. - Женщина подняла на него серьезный, не терпящий возражений взгляд. - Об этом не было сказано сразу, чтобы избежать лишних эмоций со стороны Никиты. Я думаю, ты смошешь убедить ее в необходимости этого шага, - многозначительно заметила она. - Отвечая на твои вопросы, я могу сказать, что Отдел весьма заинтересован в ребенке таких выдающихся оперативников. Кроме того, он поможет вам... быть более собранными и лояльными, - закончила она. - Можете считать это настойчивым пожеланием.
- Пожеланием, - медленно повторил мужчина.
- Напутствием к действию, - медоточиво произнесла Мэдлин.
- Что будет, если мы не сделаем этого? - глядя ей в глаза, спокойно спросил он.
- В таком случае, Майкл, мы можем прибегнуть к стандартным методикам, - твердо ответила она.
- Если этот ребенок появится на свет, что его ждет?
- Ты задаешь СЛИШКОМ много вопросов. Всему свое время. А теперь я бы хотела вернуться к работе.
Мужчина медленно поднялся и вышел, а Мэдлин повернулась к компьютеру.
Ход сделан. Партия началась...
Этот разговор не занял и 20 минут, но за время отсутствия Майкла Никита буквально извелась от неизвестности. Когда он бесшумно отворил дверь, она вскочила навстречу.
- Ну что? - она схватила его за руку и взволнованно заглянула в глаза.
Не ответив, он подвел ее к дивану.
- Сядь, Никита.
Она сжала руки и смотрела, как он снимает пиджак и садится рядом.
Майкл на мгновение закрыл глаза, готовя себя к предстоящему разговору.
- Я был у Медлин. Приказ жить вместе нужен для того, чтобы им было легче наблюдать за нами.
Она внимательно посмотрела на него.
- Нет, это не всё... Что ты не договориваешь, Майкл?
Он нежно прикоснулся к ее щеке, удерживая взгляд.
- Никита... Они хотят чтобы у нас был ребенок. Вот почему в этой квартире есть детская.
Он ожидал бурной вспышки эмоций, но она просто потрясенно молчала.
- Но зачем? - прошептала Никита.
- Я не знаю, родная, - с горечью ответил он. - Мэдлин сказала, что тогда мы будем более лояльны. Я не знаю, зачем им нужен ребенок от нас и какие планы они на него строят.
- Мы можем отказаться?
- Нет. Она дала мне понять, что тогда кто-то из нас либо оба... отправятся в расход, - Майкл заставил себя произнести эту фразу.
До Никиты в полной мере начал доходить смысл происходящего.
- Нет, нет, нет!!! Я не хочу! Не буду рожать чтобы отдать ребенка Отделу!
Он взял ее лицо в ладони.
- Шшш, успокойся, - он крепко обнял молодую женщину. - Скажи мне... Ты хотела бы родить ребенка от меня? Если бы не было Отдела и мы были свободны?
Майкл напряженно вглядывался в ее лицо, боясь и желая услышать ответ.
Она потянулась к нему, сцепив руки на его плечах.
- Да, Майкл... да.
Он выдохнул, не скрывая охватившей его дрожи, и крепче сжал объятия.
- Спасибо. - Его губы нежно коснулись ее лба.
- Мы обязательно что-нибудь придумаем, - тихо пообещал он, целуя ее ладонь. - Обязательно...
Часть 8
За день до этого в Отделе
Мэдлин с неизменной вежливой полуулыбкой наблюдала за меряющим кабинет шагами Полом, который в этот момент более всего напоминал ей старого тигра в клетке, изо дня в день одурачиваемым неутомимым ловким дрессировщиком.
- Я не понимаю, зачем это нужно! - раздраженно выдохнул он вместе с дымом сигары. - Если сделать как ты предлагаешь, Мэдлин, они начнуть крутить любовь прямо на заданиях!
"Они так и делают", мысленно усмехнулась главный стратег, и терпеливо повторила то, Шеф Первого отдела не желал слышать.
- Пол, кто из оперативников, на твой взгляд, больше всего подходит в качестве твоего преемника и заместителя?
Тот воззрился на нее с неподдельным удивлением:
- Разумеется, ты.
- Спасибо, - улыбка темноволосой женщины стала чуть теплее, - но я имею в виду всех агентов Отдела. Кто из них?
Он резким движением бросил сигару в пепельницу.
- У нас всего 3 оперативника 5 уровня. Из них подходит только Майкл.
- Прекрасно. Но пока он оперативник 5 уровня, им нужно управлять. До появления Никиты он был безупречно лоялен. Но теперь он... - она помолчала, выбирая слово, - заботится о ней. Это чревато не только снижением его эффективности, но и угрожает его работе. Примеры этого мы уже видели, - многозначительно добавила она. - Теперь Никита. Очень перспективный агент, но плохо управляема, как ты знаешь. После разрыва с Греем - эмоционально нестабильна. Контролировать ее лучше всего может только Майкл.
Женщина сделала паузу, давая Полу время обдумать эти сведения.
- Я считаю, что этот балаган с их отношениями надо прекратить! - выдал Пол.
- Возможно, - мягко ответила Мэдлин. - Но это не так просто. Мы можем отдать прямой приказ, но Майкл не подчинится. Они будут встречаться тайно.
- Но мы не можем разрешить им встречаться! Это нарушение протокола! Да тогда весь отдел превратиться в дом свиданий! - рявкнул Шеф.
- Пол, это особая ситуация. Майкл твой потенциальный преемник. Мы должны знать о нем абсолютно всё. И отношения с Никитой - лучший способ сделать это. С учетом последних обстоятельств я предлагаю поставить их под круглосуточное наблюдение. Они временно будут жить вместе, в Отделе. Это даст нам возможность всегда быть в курсе ситуации. Они не смогут ничего скрыть. В будущем же... они должны быть полностью зависимы от Отдела.
- Это каким же образом? - подозрительно спросил Шеф.
- Единственный способ полностью подчинить Майкла и Никиту Отделу - это поставить их в такие условия, при которых они не смогут ничего нам противопоставить. Если Никита родит от Майкла ребенка, такая ситуация будет создана.
Пол несколько секунд недоверчиво смотрел на Мэдлин, все еще не в силах осознать столь шокирующую перспективу.
- Насколько я помню, ты совсем недавно выступала резко против их отношений. А теперь предлагаешь это! Что изменилось, Мэдлин?
Женщина чуть склонила голову.
- Я проанализировала перспективы их отношений. Есть несколько вероятностей. Первая и наименее возможная - что они расстанутся. Вторая - они будут продолжать встречаться тайком. Это несомненно будет влиять на эффективность их работы, что недопустимо. Третья и нежелательная для нас - ликвидация одного из них, что равносильно потере обоих и в наших условиях тем более недопустимо.
- А ребенок на эффективность работы влиять не будет? - ехидно поинтересовался Шеф.
- Конечно, - невозмутимо ответила Мэдлин, - но только на первых порах. - Как только они поймут, что у них нет выхода - они подчинятся.
- Никита не сможет работать по-прежнему.
- Несколько месяцев, - возразила Мэдлин. - В это время ее можно задействовать в тактическом отделе.
- И все же я не согласен, - покачал головой Шеф. - Что нам делать с их ребенком? Менять пеленки и петь колыбельные, пока родители на очередном задании? - сардонически усмехнулся он.
- Пол, - медленно произнесла она. - Это пара наиболее успешных оперативников Отдела. Ребенок с их наследственностью, воспитанный в Отделе... будет очень полезен нам... особенно в закрытых проектах. Например - "Возрождение". Как ты знаешь, в третьем Отделе проводилась подобная разработка, с участием двух пар агентов. Центр возлагал на них большие надежды. Но проект провалился и был заморожен. Мы можем завершить эту работу.
Он помолчал, обдумывая ее слова.
- Рискованно. Но в случае успеха у нас будет карт-бланш на его продолжение... А эта парочка будет связана по рукам и ногам.
- Да. - Главный стратег улыбнулась.
- Ну что ж, хорошо. Начинай подготовку, Мэдлин.
Часть 9
Хлопоты с переездом помогли Никите немного успокоиться и прийти в себя, хотя она всё еще не могла осознать, что в полной мере означает для них этот новый приказ руководства. Майкл же никак не комментировал всё произошедшее - он был как обычно замкнут и сосредоточен. Казалось, между ними пролегла первая, но не последняя полоса отчуждения - так подумалось Никите, когда они в полном молчании собирали ее вещи и переносили их в его машину.
Их было не так уж много - все поместилось в 3 чемодана - очки, одежда, диски, стопка книг. И теперь Никита стояла в спальне их нового дома, смотрела на ворох вещей.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Я профессионал, а не садистка...
 
Вокзал » Поезд творчества » Макси-вагон » Кругами ада (рейтинг R, фандом "Ее звали Никита")
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017